Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Россия и АТЭС: перспективы сотрудничества

Версия для печати

Избранное в Рунете

Андрей Иванов

Россия и АТЭС: перспективы сотрудничества


Иванов Андрей Владимирович – старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и Шанхайской организации сотрудничества Института международных исследований МГИМО (У) МИД РФ.


Россия и АТЭС: перспективы сотрудничества

Для других стран Азиатско-Тихоокеанского Форума экономического сотрудничества Российская Федерация оставалась до последнего времени менее интересным торговым партнером, чем они для нее. Проведение в 2012 году саммита АТЭС во Владивостоке дает России шанс утвердиться в новом качестве. Но за оставшееся время необходимо понять, что именно Россия может предложить Форуму, чего она хочет от него и каковы вообще перспективы этой организации.

До момента, когда Россия примет у себя саммит Азиатско-Тихоокеанского Форума экономи­ческого сотрудничества (АТЭС), остается менее двух лет. За это время необходимо не только построить всю необходимую инфраструктуру в районе Владивостока, но и понять, что Россия может пред­ложить Форуму, чего она хочет от него, и вообще, каковы перспективы этой организации.

Что касается вопроса о перспективах Форума, то попытка ответить на него была предпринята, в частности, на саммите АТЭС, проходившем 14—15 ноября 2009 г. в Сингапуре. Поскольку он почти совпал с 20-летием создания АТЭС, не обош­лось и без подведения итогов. Так, представлявший на саммите Россию президент Д. А. Медведев в статье «АТЭС: на пути к стабильному, безопасному и процветающему сообществу», опубликованной в СМИ стран-участниц Форума накануне встречи в Сингапуре, отметил, что АТЭС стал «мощным двигателем интеграции на азиатско-тихоокеан­ском пространстве и генератором свежих идей, со­действующих региональному развитию», а также «превратился в самостоятельный и крайне важный фактор глобальной экономики и политики». Объяс­няя причины успеха АТЭС, Д. А. Медведев отослал читателей к итоговому документу Первого ми­нистерского совещания АТЭС, состоявшегося в но­ябре 1989 года в Канберре. В нем говорится, что «объединение будет строить сотрудничество на та­ких принципах, как признание различий в соци­ально-экономических системах и уровнях развития экономик Форума, добровольность, привержен­ность открытому диалогу и консенсусу, уважение мнения каждого участника. Сочетание таких подходов позволяет АТЭС стимулировать инвес­тиционное сотрудничество, реально содействовать решению вопросов международной и региональ­ной торговли и многих других» [1].

Создание АТЭС стало, в значительной степени, ответом стран региона на усиление европейской экономической интеграции. В 1991 году в Сеульской декларации АТЭС целями организации были названы поддержание экономического роста стран региона, укрепление взаимной торговли и ликвидация ограничений на передвижение между странами товаров, услуг и капиталов сог­ласно нормам ГАТТ/ВТО.

Отсутствие у АТЭС специального администра­тивного аппарата, полномочий правопринуждения при разрешении конфликтов, жесткого пла­нирования перспектив эволюции Форума, а так­же сложившаяся в организации практика со­трудничества на основе консенсуса и невмеша­тельства во внутренние дела членов организации и безусловном признании незыблемости госу­дарственного суверенитета, сделали Форум чрез­вычайно привлекательным клубом для обсужде­ния региональных и даже глобальных проблем. Поэтому в начале XXI века участниками Форума стала, по принятой в АТЭС терминологии, 21 эко­номика: Австралия, Бруней, Вьетнам, Гонконг (как особая зона Китая), Индонезия, Канада, КНР, Республика Корея, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Перу, Россия, Сингапур, США, Таиланд, Китайский Тайбей (Тайвань), Филиппины, Чили, Япония. По данным 2008 года, на этих территориях проживает 2,7 млрд. человек, то есть почти половина (43,8%) населения планеты. Совокупный валовой внутренний продукт превышает 20 трлн. долларов (почти 55% мирового ВВП). На долю стран АТЭС приходится 49% ми­ровой торговли товарами и услугами и 40% пря­мых иностранных инвестиций.

С другой стороны, те же факторы, что способ­ствовали росту привлекательности Форума, ста­ли причиной чрезвычайно низкой практической эффективности АТЭС, закрепившей за ним ярлык «говорильни», «клуба болтунов» и т.п.

Самое главное, что под большим вопросом остается создание Азиатско-Тихоокеанского эко­номического сообщества как зоны свободной торговли и инвестиций. Этот курс был зафикси­рован в Богорской декларации 1994 г. и в Манильской программе действий 1996 г. Вхождение в Сообщество намечено к 2010 г для промышленно развитых стран-участниц и к 2020 г. для разви­вающихся стран. Однако перспективы реализации этих планов остаются туманными.

Главная причина такого положения заключа­ется в том, что даже внутри каждой из двух обоз­наченных выше групп стран (промышленно раз­витые и развивающиеся) нет единства по поводу скорости формирования зоны свободной торго­вли. В частности, США, как и Австралия и еще ряд стран, заинтересованы в ускорении этого про­цесса и открытии рынков стран Восточной Азии. В то же время Япония и Республика Корея хотели бы этот процесс притормозить, поскольку не спешат пустить конкурентов на свои рынки, на­пример, рынок сельскохозяйственной продук­ции. Аналогичную Японии и Корее позицию за­нимают и входящие в АТЭС страны АСЕАН, боль­ше заинтересованные не в либерализации тор­говли, а в развитии научно-технического со­трудничества, которое помогло бы им умень­шить технологический и экономический разрыв с развитыми странами.

Правда, разразившийся в конце 1990-х годов азиатский финансовый кризис, выявивший не­способность АТЭС выработать механизмы, по­буждающие располагающие значительными ва­лютными резервами страны помогать оказав­шимся в худшем положении соседям, вызвал на саммите в Куала-Лумпуре в 1998 г. предложе­ния активизировать процесс экономической и фи­нансовой интеграции в рамках АТЭС. Однако в свя­зи с достаточно быстрым преодолением кризиса эти идеи не получили развития.

Зато популярность приобрели идеи создания азиатской валюты или Азиатского валютного фонда и поиска новых форм внутрирегиональной интеграции по типу АСЕАН+ или двусторонних торговых соглашений.

Сохраняются и расхождения в представлениях о целях интеграции, существующих у США и Ав­стралии, с одной стороны, и у стран Восточной и Юго-Восточной Азии, с другой. Поэтому начиная с Шанхайского саммита 2001 г. набирает попу­лярность идея о приоритетности для АТЭС про­граммы экономического и технического сотруд­ничества (ЭКОТЕК).

Пробуксовка процесса либерализации торго­вой и инвестиционной деятельности, а также то обстоятельство, что АТЭС стал все больше напо­минать формальную организацию, принимаю­щую каждый год декларации, не дающие никаких конкретных результатов в экономической области, привели к снижению интереса членов АТЭС к сотрудничеству в рамках этой организации.

Осознание проблем, с которыми сталкивается АТЭС, заставило участников саммита в Сингапу­ре заговорить о необходимости реформ.

В итоговых документах саммита-2009 в Син­гапуре среди главных направлений реформ АТЭС были отмечены поддержка и развития малых и средних предприятий; повышение занятости, прежде всего в новых и растущих отраслях и ак­тивизация сотрудничества в решении социальных проблем в процессе глобализации; и другие.

Чтобы облегчить условия создания и функ­ционирования бизнеса в рамках АТЭС участники саммита в Сингапуре поставили целью к 2015 году снизить стоимость, продолжительность и число процедур, которые необходимо осуществить предпринимателям для открытия бизнеса, по­лучения кредита, выполнения контракта, полу­чения необходимых разрешений и проведения трансграничной торговой операции [2].

Юбилейный саммит в Сингапуре наметил своей целью на будущий год принять «на вооружение комплексную долговременную стратегию роста, направленную на более сбалансированное раз­витие наших экономик и региона в целом, а так­же на расширение доступа к преимуществам эко­номического подъема для более широких слоев населения и на защиту окружающей среды» и стремление «к увеличению потенциала роста пу­тем внедрения инноваций и становления эконо­мики, основанной на знаниях» [3].

Следующие два саммита АТЭС пройдут в Япо­нии и США. Ожидается, что на них могут быть при­няты какие-то важные решения, касающиеся ре­формирования АТЭС, причем, не исключено, ре­шения, имеющие более высокую обязывающую силу. В связи с этим пока достаточно сложно предположить, как может измениться стратегия развития АТЭС, и что вообще будет представлять собой эта организация к 2012 году, когда Россия, как председатель форума, будет принимать сам­мит АТЭС во Владивостоке.

Россия была принята в АТЭС 1998 году, а заявку она подала еще в 1995 году, когда форум был на подъеме, а входящие в него страны демон­стрировали заметные успехи в экономическом развитии.

В то время экономика России переживала не лучший период. По этой причине первые годы членства в АТЭС российское участие в деятель­ности форума было не слишком заметным, даже несмотря на то, что в ноябре 1998 г. по инициативе МИД РФ был сформирован «Деловой клуб АТЭС» (ДКА) - неформальное объединение представителей российских деловых кругов, ориентиро­ванных в своей деятельности на азиатско-тихоо­кеанский регион.

В ноябре 2000 г. президент России одобрил «Концепцию участия России в Форуме Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС)» и положения «Концепции внешней по­литики Российской Федерации», в частности, предусматривающие возрастающее значение Азии во внешней политике России как евроази­атской державы.

С тех пор Россия последовательно наращива­ла активность своей деятельности в рамках АТЭС. Обильным на события, связанные с российским со­трудничеством с АТЭС стал 2002 г.: в мае в Москве прошел Форум по деловому сотрудничеству в сфе­ре инновационного предпринимательства, в ав­густе - заседание рабочей группы АТЭС по теле­коммуникациям, 4—7 сентября во Владивостоке состоялся Седьмой инвестиционный симпози­ум АТЭС, а 9—12 сентября там же - Третья инвес­тиционная ярмарка АТЭС. А в 2005 г. во Влади­востоке состоялось ежегодное заседание Тран­спортной группы АТЭС.

Повышению весомости участия России на сам­митах АТЭС способствовало расширение их по­вестки дня за счет политических вопросов. Эта тенденция проявилась еще в 1999 г., когда на саммите в Окленде было согласовано решение об отправке войск ООН в Восточный Тимор, и была закреплена в 2001 г., когда на саммите в Шанхае была принята резолюция, осуждающая терроризм.

На саммите в Сантьяго в 2004 г. Россия сов­местно с США «протолкнула» инициативу о внед­рении принципов контроля за перемещением в ре­гионе АТЭС переносных зенитно-ракетных комп­лексов (ПЗРК). По настоянию России в итоговых документах саммита была отмечена необходи­мость опоры контртеррористической активнос­ти АТЭС на соответствующие международно-пра­вовые документы, в частности, резолюцию 1566 СБ ООН, а также важность активизации взаимо­действия Форума с профильными международ­ными организациями и институтами.

Кроме того, Россия выступила одним из ини­циаторов создания в рамках АТЭС механизма со­трудничества в области повышения готовности го­сударств региона к чрезвычайным ситуациям.

Впрочем, Россия выступала и с экономически­ми предложениями. На том же саммите в Сантьяго по ее инициативе в рамках АТЭС был создан Диа­лог по цветным металлам (ДЦМ), где за Россией было закреплено место сопредседателя сов­местно с Чили. Россия неоднократно предлагала свою помощь в формирования новой энергетической конфигурации в АТР и, прежде всего в Вос­точной Азии путем создания системы нефте- и га­зопроводов, поставок судами сжиженного при­родного газа из восточных регионов России, где имеются значительные запасы углеводородов.

Однако до последнего времени Россия оста­валась для стран АТЭС гораздо менее интересным торгово-экономическим партнером, чем они для нее (доля России во внешнеторговом оборо­те стран АТЭС составляет примерно 1%, в то вре­мя как доля стран АТЭС во внешнеторговом обо­роте России превышает 15%). Причина проста: Рос­сия пока может предложить региону, главным об­разом, лишь сырье, в то время как саму ее интересует в первую очередь высокотехнологичная продукция, производимая в странах АТЭС. Что ка­сается российских производителей сложной тех­нологической и наукоемкой продукции, то они пока слабо представлены в АТЭС.

Исправление такой ситуации вполне соответ­ствует озвучиваемым в последние несколько лет стремлениям руководства России избавить ее экономику от зависимости от экспорта сырья и сделать более современной и конкурентоспо­собной. Однако следованию в этом направле­нии, видимо, в какой-то степени помешал новый финансовый кризис, с которым в 2008 году столкнулся мир, и который отвлек внимание от других тем. Борьбе с кризисом был, в основном, посвящен саммит 2008 г. в Лиме. Россию там представлял президент Д. А. Медведев.

Перед саммитом, 21 ноября 2008 г, СМИ стран-членов АТЭС опубликовали его статью «К упро­чению динамичного равноправного партнерства в Азиатско-Тихоокеанском регионе». В ней он отметил, что в период борьбы с мировым фина­нсовым кризисом укрепление международного со­трудничества становится «ключом к решению первоочередной задачи - формирования много­полярной международной финансово-экономи­ческой системы». При этом, подчеркнул Президент России, именно АТР в условиях сохранения мно­гими государствами региона высоких темпов ро­ста может стать «тем локомотивом, который в перспективе обеспечит устойчивое развитие мировой экономики».

Разделяя озабоченность членов Форума коле­банием цен на энергоносители, Медведев заявил о намерении России «содействовать созданию та­кой системы энергообеспечения в Азиатско-Ти­хоокеанском регионе, которая позволит потре­бителям энергоресурсов диверсифицировать географию импорта, обеспечить надежные и бесперебойные поставки».

В качестве направлений возможного участия Рос­сии в деятельности АТЭС он выделил такие сферы как энергетическая безопасность, защита окру­жающей среды, решение продовольственной проб­лемы, развитие партнерства между государством и частным бизнесом, повышение социальной ответ­ственности корпоративного сектора АТЭС, обес­печение безопасности, совместные действия в чрез­вычайных ситуациях и борьба с коррупцией.

Д. А. Медведев отметил также, что Россия придает большое значение укреплению про­мышленной кооперации и сотрудничеству в об­ласти передовых технологий, в реализации тран­спортных проектов, включая создание «сухопут­ного моста» для транспортировки грузов между АТР и Европой, и признал, что расширение межрегиональных связей важно прежде всего для Си­бири и Дальнего Востока России [4].

Однако и спустя год главной темой очередно­го саммита, на этот раз в Сингапуре, стал кризис и его преодоление.

Тем не менее, в опубликованной накануне саммита статье «АТЭС: на пути к стабильному, бе­зопасному и процветающему сообществу» Д. А. Медведев вновь привлек внимание к тому вкладу, который Россия может сделать в разви­тие региона АТЭС: «Россия заинтересована в том, чтобы Сибирь и Дальний Восток были самым непосредственным образом вовлечены в регио­нальную интеграцию. Мы пришли в АТЭС не с пус­тыми руками. Нам есть, что предложить партне­рам. Это не только богатейшие запасы нефти, газа и других полезных ископаемых, биоресурсы и пресная вода. Не менее конкурентоспособным активом является научно-технологический, производственный и интеллектуальный по­тенциал нашей страны, в том числе ее восточ­ных регионов» [5].

Выступая в Сингапуре, Д. А. Медведев пообе­щал, что Россия сделает «все необходимое, что­бы саммит АТЭС во Владивостоке прошел ре­зультативно и на высоком уровне» [6].

Идею превратить Владивосток в место встреч глав государств и министров иностранных дел стран АТР еще в конце 1980-х годов высказывал М. С. Горбачев. А в 2006 году на саммите в Ханое губернатор Приморского края С. М. Дарькин в неофициальном порядке предложил провести одну из будущих встреч лидеров АТЭС во Владивостоке Спустя год, на саммите в Канберре, лидеры стран АТЭС поддержали предложение России провести саммит 2012 года во Владивостоке. С тех пор Россия начала подготовку к этому мероприятию.

Его значимость определяется не только во­просами престижа. Владивостокский «слет» ли­деров региона, который в ближайшие десятиле­тия станет локомотивом развития всей планеты, может дать шанс для решения многих проблем российского Дальнего Востока и Сибири, о раз­витии которых так много говорится в последние годы на самых разных уровнях.

Хорошо известно, что с 1990-хгодов в Приморье, на Дальнем Востоке и в Сибири начала склады­ваться тяжелая экономическая ситуация. После ли­шения этого региона дотаций и льгот, привле­кавших рабочую силу в советские годы, начался от­ток населения. Регион начал все больше отставать от стремительно развивающихся прилегающих районов Китая. Коррумпированность местных ру­ководителей, высокий уровень преступности, не­разбериха в российском экономическом законо­дательстве делали Дальний Восток непривлека­тельным для иностранных инвесторов. По этой причине не услышанными оказывались призывы развивать экономическое сотрудничество с дальневосточными российскими территориями, об­ращенные к Китаю, Японии, Южной Корее.

Ситуация начала исправляться в последние годы, после того как правительство России приняло комплексную программу развития Сибири и Даль­него Востока, продемонстрировав потенциаль­ным инвесторам, что оно не на словах, а на деле ду­мает о будущем этого региона и готова приложить усилия и средства для его развития.

В частности, на проведение саммита АТЭС-2012 во Владивостоке предполагается выделить на раз­витие городской инфраструктуры более 6 млрд. долл. Проект «Большой Владивосток», рассчитанный на 2008—2012 годы, предусматри­вает реконструкцию международного аэропорта, развитие автодорожной сети, портовой и инже­нерной инфраструктуры, коммуникаций, соору­жение многофункционального административно-делового центра, включающего гостиницы и меж­дународный конференц-центр на 7 тыс. человек. На острове Русском предполагается открыть туристско-рекреационную зону и технопарк. После саммита несколько возведенных здесь гостиниц планируется использовать для проживания сту­дентов нового федерального университета, в том числе иностранных.

Однако не менее важной, чем сооружение объектов инфраструктуры, является содержа­тельная часть мероприятия.

Известно, что пока японских, южнокорейских, ки­тайских и других инвесторов на Дальнем Востоке интересуют, в основном, проекты, связанные с по­лучением доступа к российскому сырью: углеводам, металлам, лесу, рыбе и морепродуктам. Разумеется, саммит АТЭС во Владивостоке может и должен стать трибуной для представления сырьевых и энергетических проектов в рамках концепции «Россия - надежный поставщик партнерам по АТЭС нефти и газа». Но необходимо готовиться и к про­паганде других, например, транспортных проектов - «Россия - транспортный мост между Азией и Европой», а также проектов, связанных с развитием производственной и научной базы Дальнего Вос­тока, нацеленных на преодоление зависимости от экспорта сырья и энергоресурсов.

Одной из важных тем на саммите-2012 может стать тема, примыкающая к теме развития эко­номического сотрудничества Дальнего Востока и АТЭС - охрана окружающей среды. Ее важность Россия прочувствовала после ряда экологиче­ских катастроф на предприятиях КНР, ставших при­чиной серьезного загрязнения рек, текущих с ки­тайской на российскую территорию. А бесконт­рольная и, чаще всего, преступная, то есть осу­ществляемая компаниями, связанными с крими­нальными структурами, вырубка лесов, как на Дальнем Востоке России, так и в странах-членах АТЭС, подсказывает темы ресурсосбере­жения, борьбы с преступностью и коррупцией. Од­нако, сложность в том, что сделать обсуждение этих тем на саммите во Владивостоке предметным и результативным Россия сможет лишь в том слу­чае, если еще до 2012 года продемонстрирует не только решимость, но и хотя бы какие-то успехи в борьбе с указанными выше проблемами.

Успешности саммита-2012 в немалой степени могла бы поспособствовать и демонстрация Рос­сией умения решать сложные региональные проб­лемы. Например, связанные с Северной Кореей. Известно, что сейчас Пхеньян, разгневанный по­литикой и неосторожными высказываниями ны­нешнего президента Республики Корея Ли Мен Бака и, вероятно, в какой-то мере разочарованный позицией Пекина и Москвы, осудивших последние ядерные и ракетные испытания КНДР, свернул по­литические отношения с Сеулом и отказался вер­нуться за стол шестисторонних переговоров.

Очевидно, что Пхеньян делает ставку на адми­нистрацию Барака Обамы, которая дала повод се­верокорейскому руководству надеяться на воз­вращение Вашингтона в той или иной мере к по­литике в отношении КНДР, которую в конце свое­го президентского срока занял Билл Клинтон. Но пока эти надежды не сбылись, на Корейском по­луострове сохраняется напряженность, которая ме­шает реализации ряда совместных проектов, в част­ности, соединения Транскорейской железнодо­рожной магистрали с Транссибирской, которая могла бы стать частью рекламируемого Россией проекта транспортного моста Азия-Европа.

Сейчас трудно представить, что случится с Се­верной Кореей до 2012 года. Однако саммит АТЭС во Владивостоке дает прекрасную возмож­ность поспособствовать нормализации ситуации вокруг КНДР и внутри нее. Если северокорейское руководство получит приглашение принять учас­тие в саммите-2012 и примет его, в выигрыше бу­дут все. Пхеньян получит шанс выйти из между­народной изоляции и подключиться к интеграционным проектам, которые благотворно ска­жутся на экономике страны. Соседи КНДР по­чувствуют снижение угроз, связанных с северо­корейской ракетной и ядерной программами. Ну а России «приручение КНДР» помогло бы по­высить ее авторитет в глазах партнеров по АТЭС и, кроме того, создать условия для реализации вы­годных проектов, требующих участия КНДР или, хотя бы, реальной нормализации ситуации на Ко­рейском полуострове.

Саммит-2012 дает России прекрасную воз­можность и для решения проблем, связанных с та­кими ее соседями по Дальнему Востоку, как Ки­тай и Япония.

Привлечение инвесторов и экономических партнеров из АТЭС на Дальний Восток и в Сибирь позволит не только решить проблему развития этих регионов, но и сделать это так, чтобы не создавать угрозы их «наводнения» трудовыми ресурсами из КНР, что не только усиливало бы зависимость России от одного партнера, но и повышало бы опасность утраты этого региона. Здоровая и честная конкуренция стран АТЭС за право помогать России в освоении природных богатств Дальнего Восто­ка и Сибири и, параллельно, развитии этих ре­гионов, пойдет России только на пользу.

Саммит во Владивостоке можно использовать для того, чтобы обеспечить привлечение богатых тайваньских инвесторов и предпринимателей. Хорошо известно, что до сих пор российские по­пытки сделать это оказывались не слишком ус­пешными не только из-за низкой привлекатель­ности России, «прославившейся» коррупцией и преступностью (эти болячки, худо-бедно, по­степенно лечатся), но и из-за противодействия Пе­кина. Высокопоставленные российские чинов­ники и политики, оглядываясь на Пекин, до сих пор, например, блокируют открытие нужного российским и тайваньским предпринимателям и туристам прямого авиасообщения между Мо­сквой и Тайбэем, или Владивостоком и Тайбэем. Однако поскольку Тайвань в качестве «экономической территории» является таким же равно­правным членом АТЭС, как КНР, присутствие тай­ваньской высокопоставленной делегации во Вла­дивостоке не может быть оспорено нашими друзьями из КНР. А ее появление будет способ­ствовать налаживанию взаимовыгодных связей между Дальним Востоком в частности и Россией в целом и Тайванем.

Саммит во Владивостоке, как и вообще разви­тие сотрудничества России со странами АТЭС, мож­но использовать и для дальнейшего стимулиро­вания наших отношений с Японией. Отрадно, что в последние годы осознание японскими предпринимателями и инвесторами выгод от сотруд­ничества с Россией привело к резкому росту при­сутствия на российской территории японских компаний, строительству японцами крупных пред­приятий, в том числе по сборке автомобилей. С российской стороны зазвучали высказывания, что развитию взаимовыгодных российско-япон­ских отношений теперь уже не мешает отсутствие мирного договора и нерешенность территори­альной проблемы. Динамика роста активности японского бизнеса в России вроде бы подтверждает эти мысли. Однако в Токио так не считают. При­нятые в Японии законы блокируют участие япо­нских граждан в хозяйственном освоении Южных Курил. Конечно, в нынешней ситуации вряд ли можно опасаться, что руководство Японии пойдет на какие-то политические или дипломатические шаги, которые могут нанести серьезный ущерб ус­пешно развивающемуся российско-японскому экономическому и деловому сотрудничеству - слишком большие деньги на кону, слишком велики интересы японских компаний. Тем не менее, не­решенность территориальной проблемы - а япон­ская сторона не демонстрирует готовности к ком­промиссам, которые могли бы помочь решению этой проблемы - может остаться в какой-то мере тормозом в развитии двусторонних отношений. В этих условиях активизация экономического со­трудничества России с другими странами АТЭС, увеличение активности их предпринимателей на российской территории, в первую очередь на Дальнем Востоке и в Сибири, создало бы для японцев дополнительный стимул активизи­ровать свою экономическую деятельность в этом регионе, чтобы не отстать от других и не потерять выгодные контракты.

Новые перспективы развития японо-россий­ского сотрудничества в рамках АТЭС открывает вы­сказанная премьер-министром Японии Юкио Хатоямой идея создания Восточно-Азиатского со­общества. Хотя пока она недостаточно конкретна, уже ясно, что эта идея является одним из ключе­вых элементов политики кабинета Хатоямы, наряду с достижением большей независимости от США. России стоит предложить премьеру Японии свое посильное содействие в проработке и реализации идеи Восточно-Азиатского сообщества.

Наконец, саммит-2012 должен стать мощным средством повышения престижа России в АТЭС. Он поможет ей решить и еще ряд проблем, перспек­тивы появления которых различимы уже сегодня. В частности, речь идет об укреплении позиций Рос­сии в условиях возможного обострения отношений между Китаем, с одной стороны, и укрепляющим­ся сейчас военно-политическим союзом США, Япо­нии и Южной Кореи. Или в условиях чрезмерного укрепления отношений между Китаем и США и соз­дания «Большой двойки», если, благодаря стара­ниям и дипломатическому искусству Вашингтона, движение в таком направлении станет реальным. При условии, если Россия будет играть в АТЭС ве­сомую роль, она сможет либо избежать развития событий по любому из приведенных выше сцена­риев, либо хотя бы минимизировать их негативные последствия, используя механизмы АТЭС.

Примечания:

[1] http://news.kremlin.ru/news/5981.

[2] http://www.apec2009.sg/index.php?option=com_content&view=article&id=311:2009-leaders-declaration-qsustaining-growthconnecting-the-regionq&catid=39:press-releases&Itemid=127.

[3] http://www.apec2009.sg/index.php?option=com_content&view=article&id=311:2009-leaders-declaration-qsustaining-growthconnecting-the-regionq&catid=39:press-releases&Itemid=127.

[4] http://news.kremlin.ru/transcripts/2143/print.

[5] http://news.kremlin.ru/news/5981.

[6] http://news.kremlin.ru/news/5981.

Вестник МГИМО, №1 (10), 2010

Читайте также на нашем сайте:

«Пекин выбирает «ось удобства» Борис Пядышев

«Русские Курилы и японские аппетиты» Аджар Куртов

«20 лет российско-китайского межрегионального и приграничного сотрудничества» Мария Александрова

«Три основы экономической стратегии России в Восточной Азии» Вячеслав Балакин

«Япония - 2007: внутриполитическое и международное (российско-японское) измерения» Сергей Лузянин

«Россия-Китай: опыт сотрудничества, достижения и проблемы» Информационно-аналитический Центр МГУ


Опубликовано на портале 14/04/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика