Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Регионализация Восточной Азии: истоки и основные модели

Версия для печати

Избранное в Рунете

Галина Костюнина

Регионализация Восточной Азии: истоки и основные модели


Костюнина Галина Михайловна – доктор экономических наук, профессор кафедры международных экономических отношений и внешнеэкономических связей МГИМО(У) МИД РФ.


Регионализация Восточной Азии: истоки и основные модели

В отличие от практики Европы и Северной Америки, где интеграционные процессы начинались с торговой либерализации, в Восточной Азии отправной точкой стало финансовое сотрудничество в рамках Чиангмайской инициативы. Однако современный финансовый кризис показал, что, несмотря на очевидные успехи региона, межгосударственное сотрудничество здесь развито слабо, неразвиты финансовые и политические институты, и координация их действий все еще слаба.

Динамичный экономический рост, рефор­мирование экономической структуры и трансформация из отсталого региона в развитый регион за исторически корот­кий период в 50 лет стимулировали превращение Восточной Азии в глобальную промышленную фабрику и активизировали в ней интеграцион­ные процессы. И все это - несмотря на нехватку природных ресурсов и высокий уровень бед­ности. Немалая роль в указанных процессах принадлежит Японии, которая оказала эконо­мическое содействие в становлении и развитии промышленной базы и научно-технической сфе­ры многих стран Восточной Азии. В том числе и благодаря переводу отдельных видов произ­водств японских ТНК сначала в Сингапур, Гон­конг, Республику Корею и Тайвань - азиатские НИС первой волны, впоследствии - в Малайзию, Таиланд, Филиппины, Индонезию - НИС второй волны, обладавшие дешевой и одновременно квалифицированной рабочей силой.

Такая модель «догоняющего» развития полу­чила название «стаи дикиМИД Российских гусей» (wild flying geese), когда во главе стаи находится Япония, а далее с определенным (а именно, вре­менным) интервалом летят другие «гуси» - стра­ны Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии.

Рыночные механизмы стимулировали ин­теграционные тенденции в Восточной Азии на основе формирования региональной производственной цепочки стран с использованием их конкурентных преимуществ и укрепления взаим­ного экономического сотрудничества. В отличие от практики Европы и Северной Америки, где интеграционные процессы начинались с торго­вой либерализации, в Восточной Азии отправ­ной точкой стало финансовое сотрудничество в рамках Чиангмайской инициативы. Подписана сеть своп-соглашений для противостояния фи­нансовым кризисам, объем которых изначально составлял 70 млрд.долл., затем увеличился в два раза. В регионе не раз поднимался вопрос о фор­мировании «иенового» блока с введением единой валюты, была разработана модель азиатской ва­лютной единицы - ACU (Asian currency unit) по аналогии с европейским ЭКЮ, применявшимся в рамках Европейской валютной системы.

АСЕАН как центр интеграционных про­цессов в Восточной Азии

В течение несколь­ких десятилетий в регионе действовало только одно интеграционное объединение - Ассоциа­ция стран Юго-Восточной Азии (Association of South East Asian Nations, ASEAN) в составе 5 стран (Сингапур, Малайзия, Филиппины, Индонезия, Таиланд), в последующие годы присоединились еще 5 государств (Бруней, Вьетнам, Лаос, Кам­боджа, Мьянма). АСЕАН была создана в 1967г. в целях формирования таможенного союза и ста­билизации военно-политической обстановки в Юго-Восточной Азии.

До начала 90-х годов ХХ века интеграцион­ные успехи АСЕАН были минимальными: была создана зона преференциальной торговли с мно­гочисленными исключениями и небольшим охва­том товаров взаимной торговли, а также развива­лось взаимное производственное сотрудничество в рамках компенсационной схемы (совместного использования имеющихся у стран-участниц ре­сурсов). Начиная с 1992 г., когда были приняты решения Сингапурского саммита о зоне свобод­ной торговли АСЕАН-АФТА (ASEAN Free Trade Area), интеграционные процессы интенсифици­ровались.

Это привело к формированию зоны свобод­ной торговли в 2000 г. для шести государств и в 2003 г. - для Вьетнама, либерализации взаимных инвестиций, развитию экономического и неэ­кономического сотрудничества. В 2003 г. было принято решение о реализации амбициозного проекта по созданию АСЕАНовского сообщества как трех сообществ - экономического, политиче­ского и социокультурного. Основные документы по формированию АСЕАНовского сообщества - Стратегические рамки Инициативы по интегра­ции в АСЕАН на 2009-2015 гг. и Дорожная карта по формированию Сообщества АСЕАН на 2009­2015 гг.

Экономическое сообщество призвано со­здать единый рынок и производство, содейст­вовать формированию конкурентоспособного экономического региона в Юго-Восточной Азии, глубоко интегрированного в мировую экономику. В рамках формирования экономического сооб­щества намечено:

1. полностью ликвидировать таможенные пошлины к 2015г. для стран Индокитая (Лаоса, Камбоджи, Мьянмы);

2. ликвидировать в том числе на основе принципа стэндстил и повышения прозрачности, нетарифные барьеры к 2010 г. для АСЕАН-5, к 2012 г. - для Филиппин, и к 2015 г. - для остальных стран-участниц,;

3. либерализовать торговлю услугами к 2013 г. на основе полной отмены ограничений в отно­шении четырех форм торговли услугами, а также в отношении транспортных услуг, медицинских и туристических услуг, электронной коммерции к 2010 г. и остальных сфер услуг - к 2013г.;

4. в отношении свободных инвестицион­ных потоков - содействовать формированию инвестиционной зоны АСЕАН, либерализовать перемещение инвестиций и капитала на основе устранения ограничений;

5. достичь свободного перемещения лиц квалифицированного труда на основе:

· упрощения процедур получения виз и раз­решений на работу;

· укрепления связей между университетами в целях усиления мобильности студентов и профессорско-преподавательского состава в рамках Юго-Восточной Азии;

· разработки четких компетенций и квалифи­кационных требований в отношении рабочей силы в приоритетных отраслях - к 2009 г. и в остальных отраслях - к 2010-2015 гг.

Политическое сообщество нацелено на укре­пление безопасности, демократии и мира в ре­гионе, поддержку верховенства законов и прав человека. Социально-культурное сообщество АСЕАН должно привести к укреплению соли­дарности и единства народов, формированию социально ориентированных государств, способ­ных успешно решать социально-экономические проблемы населения стран-участниц. В 2007г. был подписан Устав АСЕАН, который вступил в силу с 15 декабря 2008 г. на основе ратификации государствами-членами. В Уставе зафиксирована в качестве основных целей организации реали­зация всех трех вышеупомянутых сообществ.

Один из основных показателей достигну­того уровня интегрированности стран Ассоци­ации - доля взаимного экспорта в совокупном экспорте. Она возросла с 15% в 1980 г. до 25,5% в 2008 г. Хотя показатель существенно уступает показателям в ЕС, НАФТА или даже АТЭС, но это самый высокий уровень среди интеграционных объединений с участием только развивающих­ся государств. За 1987-2009 гг. совокупный ВВП АСЕАН увеличился с 264,3 млн. долл. до 1.499,4 млрд.долл., за 2005-2009 гг. среднедушевой ВВП в текущих ценах - с 1.606 долл. до 2.534 долл. [1]

АСЕАН является центром экономической интеграции в Восточной Азии. В активизации восточноазиатского регионализма большую роль играют соглашения о зонах свободной торговли, подписанные АСЕАН и другими государства­ми региона. Если рассматривать этот процесс в хронологическом порядке, то первое согла­шение подобного рода было подписано в 2004 г. между АСЕАН и Китаем (ASEAN-China FTA, ACFTA) как соглашение о торговле товарами. Ему предшествовали соглашение 2001 г. и Рамочное соглашение о комплексном экономическом со­трудничестве 2002 г. Их цели состояли в:

— укреплении экономического, торгового и инвестиционного сотрудничества;

— проведении прогрессивной либерализации и содействии торговле товарами и услугами;

— формировании прозрачного и либерального инвестиционного климата;

— активизации включения стран Индокитая в интеграционные процессы на основе по­степенного сокращения разрыва в уровнях экономического развития.

С 2007 г. вступило в силу соглашение о тор­говле услугами, которое предоставляет нацио­нальный режим услугам и поставщикам услуг, и с 2010г. - инвестиционное соглашение, призванное сформировать прозрачное пространство взаим­ных инвестиций и либерализовать инвестици­онный климат стран-участниц.

Соглашение о зоне свободной торговли между АСЕАН и Республикой Корея (ASEAN-Korea FTA, AKFTA) действует с июня 2007г. (для Таиланда с 2009 г., после подписания Протокола о присоединении). В соответствии с нормами соглашения, таможенные пошлины были ликви­дированы в отношении 90% товаров взаимной торговли, на другие товары они будут снижены на 20% к 2012 г. и до 0-5% к 2016 г. Еще 40 товар­ных позиций были исключены из либерализационных списков. Соглашение также регулирует:

— проблемы доступа на рынки на основе прин­ципа взаимного признания;

— таможенные процедуры;

— правила определения страны происхожде­ния товара;

— разрешение взаимных споров.

В отношении услуг было подписано отдель­ное соглашение, которое вступило в силу с мая 2009г., как и инвестиционное соглашение между АСЕАН и Республикой Корея.

В 2009 г. состоялось подписание соглаше­ния с Австралией и Новой Зеландией о создании зоны свободной торговли ААНЗФТА (ASEAN-Australia-New Zealand FTA, AANZFTA), которое в силе с 2010 г. для Австралии, Новой Зеландии и 7 стран АСЕАН (Брунея, Вьетнама, Малайзии, Мьянмы, Сингапура, Таиланда и Филиппин). Данное соглашение носит комплексный и все­объемлющий характер, является единственным соглашением так называемого высокого стандар­та, которое подписала Ассоциация со странами-партнерами по диалогу. Оно охватывает товары, услуги, мобильность физических лиц и инвести­ции. Цели рассматриваемого соглашения:

— либерализация торговли товарами и услу­гами;

— стимулирование взаимных инвестиционных возможностей на основе формирования бла­гоприятного инвестиционного климата;

— разработка рамок сотрудничества по укре­плению, диверсификации и расширению торговли, инвестиционных и экономических связей между сторонами;

— предоставление специального и дифферен­цированного режима странам АСЕАН, пре­жде всего, государствам Индокитая.

В торговле товарами предусмотрена лик­видация таможенных пошлин, взаимное при­знание в отношении доступа на рынки, общие правила происхождения, регулирование тамо­женных процедур. В рамках торговли услугами гарантируется режим не менее благоприятный, чем режим, предусмотренный и согласованный в рамках особых обязательств (в отношении бизнес-услуг, телекоммуникационных, строи­тельных, образовательных, дистрибьюторских, экологических, финансовых, туристско-рекреационных и транспортных услуг). Инвестици­онные нормы включают:

— проведение либерализации инвестицион­ных режимов;

— предоставление национального режима, компенсацию убытков, беспрепятственный перевод инвестиций;

— регулирование экспроприации и компенса­ции; порядок разрешения инвестиционных споров.

Одна из отличительных черт зоны свобод­ной торговли ААНЗФТА связана с вопросами мобильности физических лиц, участвующих в торговле и инвестициях; с упрощением формаль­ностей при предоставлении права на временную резиденцию для физических лиц стран-участниц, въезжающих на территорию другого государ­ства-партнера. Еще один существенный аспект рассматриваемого соглашения - регламентация прав интеллектуальной собственности и их за­щита в соответствии с международными норма­ми, предусмотренными в соглашениях ТРИПС, Международной конвенции о промышленной собственности и т.д. Данная зона свободной тор­говли в итоге сформирует крупный потребитель­ский рынок с 600 млн. потребителей и объемом совокупного ВВП в 2 трлн. долл.

В 2009 г. вступило в силу соглашение о зоне свободной торговли между АСЕАН и Японией (ASEAN-Japan FTA, AJFTA), подписанное еще в 2003 г. С момента вступления в силу документа были ликвидированы таможенные пошлины на 91% товаров взаимной торговли. В соглашении также были определены вопросы правил проис­хождения товаров, взаимного признания, разре­шения споров.

С июня 2010 г. действует соглашение о зоне свободной торговли АСЕАН-Индия (ASEAN-India FTA, AIFTA), пока в усеченном составе для Индии, Сингапура, Малайзии, Таиланда, Вьетна­ма и Брунея. Предусмотрена ликвидация пошлин на 80% товаров взаимной торговли к 2013 г. и 2016 г. (для Филиппин - к 2018 г.). Исключение касается чувствительных и высокочувствитель­ных товаров, в отношении которых ставки сокра­тятся на 25-50% к концу 2019 г. и на 5% к 2016 г. соответственно. Данное соглашение охватывает только торговлю товарами.

Все соглашения о зонах свободной торгов­ли АСЕАН с отдельными восточноазиатскими странами, таким образом, вступили в силу. В их рамках создан (с Китаем) или продолжается процесс формирования зон свободной торговли (с Японией, Республикой Корея, Индией, Авс­тралией и Новой Зеландией). Ликвидированы таможенные пошлины на подавляющую часть товаров (в объеме 80-90% товарных позиций). Все соглашения регулируют либерализацию тор­говли товарами, что касается других сегментов формируемых общих рынков, то здесь имеют­ся отличия. Вопросы либерализации торговли услугами отсутствуют в рамках зоны свободной торговли АСЕАН и Японии, АСЕАН и Индии. Инвестиционное регулирование не предусмо­трено в соглашениях АСЕАН с Республикой Корея, Японией и Индией. Мобильность фи­зических лиц и упрощение формальностей в отношении перемещения лиц из одной страны в другую страну, а также политика по правам интеллектуальной собственности определена условиями только одного соглашения о зоне свободной торговли - ААНЗФТА (АСЕАН с Австралией и Новой Зеландией).

Таблица 1. Зоны свободной торговли между АСЕАН и отдельными странами Восточной Азии [*]

Интеграционная практика Восточной Азии отличается применением так называемых Син­гапурских вопросов, как всех четырех, так и отдельных при подписании соглашений о зоне свободной торговли. Еще на Министерской кон­ференции ВТО в Сингапуре (1996 г.) были раз­работаны направления глубокой экономической интеграции в рамках модели ВТО+, - инвестиции, конкурентная политика, государственные закуп­ки и содействие торговле. Но из-за разногласий между странами в повестку дня Дохийского раун­да переговоров вошло только одно направление -содействие торговле, остальные были исключены.

Зоны свободной торговли высокого стан­дарта (или глубокой экономической интеграции) стимулируют углубление интеграции на основе всех четырех направлений «Сингапурских вопро­сов». В зависимости от количества этих направле­ний, в мире различают зоны свободной торговли высокого стандарта (включены все четыре на­правления), умеренные зоны свободной торгов­ли (включены 3 направления) и зоны свободной торговли ограниченные (1-2 направления).

Если проанализировать многочисленные соглашения о зонах свободной торговли или об экономическом партнерстве, подписанные восточноазиатскими странами, то они не отличаются т.н. высокими стандартами. Как известно, прави­ла ВТО разрешают развивающимся государствам отступать от норм статьи XIY ГАТТ на основе «развязывающей оговорки» и не охватывать всю или почти всю взаимную торговлю. Исключением является японская интеграционная практика, где подписаны соглашения высоких стандартов, хотя часто исключает из взаимной либерализации сфе­ру сельского хозяйства.

Современный этап восточноазиатской регионализации

Восточная Азия вступила на путь развития интеграционных процессов го­раздо позднее других регионов мира (не считая АСЕАН, созданной во второй половине 60-х го­дов). Данный процесс активизировался с рубежа 1990-2000-х годов. Согласно данным Азиатского банка развития, количество интеграционных объединений возросло с 3 в 2000 г. до 54 в 2007 г., из них 40 объединений реально функционируют, еще 78 соглашений находятся в стадии перего­ворного процесса. Если подсчитать количество интеграционных объединений в расчете на одно государство, то данный показатель плотности ин­теграционных объединений составляет 3,4 в Азии и, для сравнения, в Америке - 2,2 [2]. Наиболее ак­тивны в создании региональных интеграционных объединений такие государства региона, как Син­гапур (18 соглашений), Япония (11) и Китай (10).

Таблица 2. Региональные интеграционные соглаше­ния в Восточной Азии

Источник: ADB FTA Database. Электронный ресурс: www.aric.adb.org/ 15 January 2010.

Из числа основных факторов, содейству­ющих динамике интеграционных инициатив в Восточной Азии, можно выделить:

— динамичный экономический рост в госу­дарствах региона;

— показательный эффект успешности интег­рационных процессов в Европе и Северной Америке;

— последствия азиатского финансового кри­зиса конца 90-х годов;

— сложности торговой либерализации на мно­гостороннем уровне в рамках ВТО. Немаловажную роль в усилении восточноазиатского регионализма сыграл диалоговый меха­низм АСЕАН+3 в составе стран АСЕАН, Японии, Республики Корея и Китая, который иницииро­вал формирование Восточноазиатского саммита. В 2005 г. состоялся первый Восточноазиатский саммит (East Asia Summit, EAS) в столице Ма­лайзии, г. Куала-Лумпур в составе 16 государств АСЕАН-10, Японии, Китая, Республики Корея, Австралии, Новой Зеландии и Индии. Статус наблюдателя имеет Российская Федерация. На саммите было принято стратегическое решение о формировании Восточноазиатского экономи­ческого сообщества - ВАЭС (East Asian Economic Community) к 2020г. Разработаны несколько мо­делей ВАЭС, в том числе по формулам АСЕАН+6, АСЕАН+3, АСЕАН+1+1+1.

Модель АСЕАН+3 предполагает создание Восточноазиатской зоны свободной торговли (East Asia Free Trade Agreement, EAFTA) в составе 10 государств АСЕАН, Японии, Китая и Респу­блики Корея на основе поэтапного подписания соглашения между АСЕАН и отдельными страна­ми Северо-Восточной Азии (которые уже подпи­саны и вступили в силу). Предусмотрено также подписание общего соглашения об интеграции. Другой возможный вариант - формирование зоны свободной торговли в Северо-Восточной Азии между Японией, Китаем и Республикой Корея, и в последующем - подписание соглаше­ния между северо-восточноазиатскими и юго-восточноазиатскими государствами об общей зоне свободной торговли. Первый вариант более предпочтителен с учетом больших политиче­ских противоречий между Японией и Китаем и сложности достижения консенсуса о северо-восточноазиатской зоне свободной торговли (в обмен Япония требует от Китая подписания двустороннего инвестиционного соглашения). Правда, данный фактор может быть ослаблен за счет двусторонних зон свободной торговли. В таких соглашениях заинтересован Китай ради расширения рынков сбыта и снижения торговых барьеров в отношении динамичного китайского экспорта, а значит, в повышении роли и росте конкурентоспособности КНР в мировой эко­номике. Зато Япония и Республика Корея про­являют в данном вопросе сдержанность. Что касается их двусторонних соглашений, то в их отношении сохраняются нерешенные проблемы, в частности, связанные с:

— конкурентоспособностью сельского хозяй­ства и рыболовства Республики Корея для Японии;

— конкурентоспособностью японской про­мышленности и сферы высоких технологий;

— риском роста дефицита взаимного торгово­го баланса для Республики Корея;

— повышением зависимости корейской эко­номики от китайского рынка и др.

В целом, в соглашении предполагается исхо­дить из успешной мировой практики, а не толь­ко из торговой либерализации (что характерно для классического определения зоны свобод­ной торговли), и затронуть инвестиционную либерализацию, содействие торговле в рамках сокращения трансакционных издержек, активи­зации взаимных экономических связей в разных областях. То есть, речь может идти о формирова­нии широкоформатной модели зоны свободной торговли (так называемой модели НАФТА или НАФТА+). По оценкам, формирование Восточноазиатской зоны свободной торговли по мо­дели АСЕАН+3 будет стимулировать прирост совокупного ВВП стран-участниц на 1,2% пункта в среднем ежегодно. При этом большего эффекта достигнут страны АСЕАН - рост составит 3,6%, тогда как для трех стран Северо-Восточной Азии - 0,9% в среднем ежегодно [3].

Модель АСЕАН+6 предполагает подписание соглашения о сближении экономического сотруд­ничества в Восточной Азии (Closer Economic Partnership in East Asia, CEPEA) в целях создания зоны свободной торговли среди 16 государств-участниц Восточноазиатского саммита. Модель основана на подписании отдельных соглашений между АСЕАН, которая признается центром региональной интеграции, и шестью другими странами ВАС. На данный момент подписаны со­глашения между АСЕАН, с одной стороны, и от­дельными странами-участницами ВАС - Китаем, Японией, Республикой Корея, Индией, Австра­лией и Новой Зеландией. По оценкам, АСЕАН+6 сформирует интеграционное объединение, на долю которого придется 26% мирового ВВП и 49,6% населения мира (3 млрд.человек). Торговая либерализация в 16 странах будет содействовать ежегодному приросту их совокупного ВВП на 1,3%, а в странах АСЕАН - на 3,83%.

Рассмотренные модели АСЕАН+3 и АСЕАН+6 взаимосвязаны и предполагают на первом этапе формирование Восточноазиатской зоны свободной торговли в составе 13 (АСЕАН+3) государств, на втором этапе - подписание согла­шения о сближении экономического партнерства между 16 государствами (АСЕАН+6) ВАС в целях создания Восточноазиатского экономического сообщества. По оценке ВАС (о чем было заявле­но на втором саммите в Себу в 2007 г.), ведущей концепцией считается модель АСЕАН+3. Но и она, как и другие модели формирования Восточноазиатской зоны свободной торговли, не имеет в качестве основы политику объединения региона Восточной Азии, что было характерно для Европы в первые послевоенные годы, когда была на­стоятельная необходимость подъема европейских экономик, пострадавших от фашистской агрес­сии. По мнению известных экономистов А. Танака и А. Фукушима, между финансовыми (в рамках Чиангмайской инициативы) и торговыми ини­циативами отсутствует координация, поэтому в Восточной Азии наблюдается регионализация без политики регионализма [4].

В 2009 г. на встрече министров экономики АСЕАН была подтверждена решимость создать крупнейшую в мире зону свободной торговли на поэтапной основе:

— на первом этапе: подписать соглашения и создать зоны свободной торговли между АСЕАН и отдельными странами Восточной Азии, а также Австралией, Новой Зеланди­ей и Индией, и завершить формирование АСЕАНовских сообществ к 2015г.;

— на втором этапе: образовать Восточноазиатскую зону свободной торговли в рамках АСЕАН+3;

— на третьем этапе: сформировать Восточноазиатское сообщество в рамках АСЕАН+6 на основе соглашения о сближении эконо­мического партнерства.

Показателем, определяющим уровень эко­номической взаимной зависимости региона, является доля внутрирегиональной торговли в совокупном товарообороте, а также темпы роста внутрирегионального товарооборота. Именно доля последней в совокупном товарообороте на­иболее четко показывает достигнутый уровень взаимозависимости, ее соотношение с внерегиональной торговлей. В последние десятилетия данный показатель быстро растет по сравнению с показателями других регионов. Уже в 2006 г. Азия обогнала Европу как основной регион по динамике интеграционных процессов. Это ха­рактерно для действующей АСЕАН и для моде­лей АСЕАН+3, АСЕАН+6, что связано с моделью «стаи диких гусей», созданием региональной про­изводственной цепочки и расширением экспорта.

За последние четыре десятилетия Восточная Азия отличается динамичным ростом торговли и на внутрирегиональном уровне, и на внерегиональном уровне, в том числе с ЕС, НАФТА и МЕРКОСУР. За 1967-2007 гг. товарооборот Вос­точной Азии и Евросоюза возрос с 2% до 8% восточноазиатского ВВП, торговля ВА и НАФТА - с 4% до 9% и торговля с другими азиатскими госу­дарствами - с 3,5% до 11% соответственно. Что касается инвестиционной взаимозависимости, то она находится на высоком уровне и составляет 64%, незначительно отстает от показателя Евро­пейского союза (75%) и при этом быстро растет. В целом, рост региональной взаимозависимости в Восточной Азии происходит одновременно с углублением интеграции региона в глобальную экономику.

По многочисленным экспертным оценкам, сложившийся уровень торгово-политического сотрудничества в Восточной Азии соответствует уровню Евросоюза в начале 80-х годов ХХ века, сотрудничество динамично развивается, причем более быстрыми темпами по сравнению с Евро­пой или Северной Америкой. Однако сохраняется очень важное «но» - глубина интеграционных со­глашений (охват сфер взаимного сотрудничест­ва) в Восточной Азии, несомненно, ниже, чем в Европе или Северной Америке. Восточная Азия значительно отстает от ЕС по уровню развития межгосударственного сотрудничества и регио­нальных институтов. Если европейские государ­ства отличаются однородностью, то восточноазиатские страны, напротив, разнородностью по историческим, политическим, экономическим и культурологическим факторам и националь­ным приоритетам. Именно это является основ­ными барьерами на пути формирования новых региональных институтов, консолидации стран региона, интенсификации сотрудничества и интеграционных тенденций в Восточной Азии. Опыт Евросоюза доказал важность политических, социальных и культурологических факторов, их преобладающую роль в наведении мостов между разными государствами региона.

Следует заметить, что по мере развития различия в показателе политической схожести постепенно выравниваются, что особенно ха­рактерно для АСЕАН. Данный показатель для Восточной Азии в конце 2000-х годов был выше по сравнению с показателем в странах ЕС в 1980-е годы.

ВАЭС и ФТААП

Восточноазиатское Сооб­щество может стать действенным инструментом формирования более крупного интеграционного объединения - зоны свободной торговли в Азиат­ско-Тихоокеанском регионе (АТР) в рамках кон­цепции ФТААП (Free Trade Area for Asia Pacific - FTAAP). В 2004 г. Консультативным советом АТЭС был предложен проект Азиатско-Тихооке­анской зоны свободной торговли (ФТААП), глав­ными сторонниками которого стали США при поддержке Японии, Австралии, Канады и Мек­сики, то есть государств, которые традиционно поддерживают внешнюю политику американской администрации в Азиатско-Тихоокеанском реги­оне на протяжении многих лет. Эта инициатива была утверждена на Ханойском саммите АТЭС в 2006 г.

Каковы причины разработки концепции ФТААП? Основными из них представляются следующие:

- быстрый рост новых интеграционных объе­динений в АТР на субрегиональном уровне и в двусторонних рамках, которые в пер­спективе можно объединить в более широ­кое интеграционное объединение. Именно по этому пути идут многие развивающие­ся регионы мира, прежде всего, Латинская Америка;

- сложности завершения первого раунда мно­госторонних торговых переговоров в рам­ках ВТО, известного как Дохийский раунд;

- благоприятная политическая и экономическая ситуация для формирования интег­рационной архитектуры в форме «триады» ЕС, НАФТА и зона свободной торговли в АТР. Подобная концепция была озвучена на рубеже 80-90-х годов прошлого века и даже заслушивалась в Конгрессе США;

- сохранение важности АТЭС в качестве единственного многостороннего форума, связывающего государства по обе стороны Тихоокеанского бассейна и для США, и для ведущих восточноазиатских государств.

Каковы основные инструменты возможной реализации, пожалуй, самого популярного про­екта? Есть разные предложения, одно из самых реалистичных и активно поддерживаемых - Со­глашение о Транстихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве (Transpacific Strategic Economic Partnership Agreement, TSEPA), кото­рое было подписано в 2005 г. и включает 8 госу­дарств - США, Австралию, Сингапур, Бруней, Чили, Перу и Вьетнам. Второй вариант форми­рования ФТААП - сделать акцент на Восточноазиатской зоне свободной торговли или модели Восточноазиатского соглашения о сближении экономического сотрудничества, которая пока так и остается концепцией, но с определенной датой реализации - 2015 г., и продолжающимися исследованиями ее экономической эффективно­сти для стран-участниц.

Каждая из двух основных моделей имеет свои «плюсы» и «минусы», сторонников и про­тивников. Американская модель, опирающаяся на «транстихоокеанское партнерство», невыгод­на для стран Восточной Азии, прежде всего, для АСЕАН как интеграционного объединения, ибо ведет к снижению его роли в АТР. На данный момент в «транстихоокеанское партнерство» входят три государства АСЕАН - Сингапур, Бру­ней и Вьетнам, а Малайзия и Таиланд выразили готовность присоединиться при положитель­ном решении данного вопроса в рамках АСЕАН. Вступление наименее экономически развитых стран Ассоциации - Лаоса, Камбоджи и Мьянмы представляется крайне проблематичным из-за их уровня экономического развития (да и они не входят в состав АТЭС). Еще более проблематич­ным представляется присоединение ведущих го­сударств - Японии и Китая, что также вызывает немалые сомнения в жизнеспособности данного проекта и его способности объединить в рамках зоны свободной торговли государства по обе стороны Тихоокеанского бассейна.

Для восточноазиатских государств и стран юга Тихоокеанского бассейна более предпочти­тельна вторая модель, ибо она:

— позволяет консолидировать функциониру­ющие интеграционные объединения вокруг АСЕАН;

— обеспечивает создание Восточноазиатской зоны свободной торговли как первого этапа формирования к 2020 г. Восточноазиатского экономического сообщества, куда войдут не только государства региона, но и Индия, Австралия и Новая Зеландия, имеющие вы­сокую степень экономической взаимозави­симости и взаимодополняемости с государ­ствами региона;

— приводит на завершающемся этапе, уже в рамках ФТААП, к подписанию соглашения о зоне свободной торговли между ВАЭС и США, другими странами на востоке Тихого океана.

Позиции стран Восточной Азии в отноше­нии перспектив экономической интеграции

Экономический лидер Восточной Азии - Япо­ния поздно вступила на путь интеграционных процессов (первое соглашение было подписано в 2002 г. с Сингапуром). В этом сказываются и военно-политические причины вероятного не­согласия ряда государств региона на то, чтобы Япония стала лидером экономической интег­рации в Восточной Азии (Китай, Республика Корея, Индонезия). Но для Японии важно со­хранить лидирующие позиции в будущей ин­теграционной архитектуре Восточной Азии, не допустить усиления политического влияния Китая. Именно с этой целью Япония настояла на включении в состав ВАС Австралии и Индии как противовесов КНР. До 2000-х годов Япония придерживалась отрицательной позиции аме­риканской администрации по формированию подобного объединения в Восточной Азии (в частности, отказавшись на рубеже 80-90-х гг. возглавить, по предложению М. Махатхира, Восточноазиатскую зону свободной торговли). Но уже в 2000-е гг. она выступила с собственной концепцией формирования чисто азиатского интеграционного объединения.

Японское правительство предпочитает ис­пользовать в этой связи термин экономическое партнерство, а не зона свободной торговли. По­следний считается узким и недостаточно полно определяющим суть подписанных двусторонних соглашений. В Токио разработана модель согла­шения об экономическом партнерстве. Такого рода соглашения действуют в экономическом со­трудничестве с Сингапуром (2002 г.), Малайзией (2004 г.), Мексикой (2004 г.), Филиппинами (2006 г.), Индонезией (2007 г.), Чили (2007 г.), Таилан­дом (2007 г.), АСЕАН (2008 г.) и Вьетнамом (2008 г.). Ведутся переговоры с Австралией и Индией, намечается подобный процесс и в отношении Ре­спублики Корея, Китая, Лаоса и Камбоджи. Всего Японией подписаны 13 соглашений со странами АТР об экономической интеграции.

Одна из крупнейших экономических держав мира в целом и Восточной Азии, в частности, - Китай активно использует региональные интег­рационные объединения в качестве инструмента торговой политики, что вызвано необходимо­стью расширить рынки для динамично растущей промышленности. При этом в стране достаточно скептически относятся к идее формирования об­щерегиональной Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Руководство страны стре­мится расширить количество интеграционных соглашений с азиатскими развивающимися стра­нами, от реализации которых можно получить большие по объему и более быстрые экономи­ческие преимущества, по сравнению с ФТААП, укрепить свой политический вес в регионе.

Другие причины активности КНР связаны:

— с возможным участием Тайваня в перегово­рах по ФТААП;

— с приверженностью руководства страны к моделям зоны свободной торговли, которая не требует широкой либерализации взаим­ных экономических связей и включения чувствительных отраслей национальной экономики;

— с опасениями в отношении укрепления ли­дирующих позиций США в рамках такого объединения.

Китай подписал 15 соглашений о зоне сво­бодной торговли, в том числе с АСЕАН (2002 г.), Гонконгом (2002 г.), Макао (2003 г.), Таиландом (2003 г.), Чили (2006 г.), Новой Зеландией (2008 г.), Перу (2008 г.), Сингапуром (2008 г.). Переговоры ведутся с Австралией и Тайванем. Для усиления роли Китая в интеграционных процессах в реги­оне огромное значение имеет подписание согла­шения с АСЕАН о зоне свободной торговли как начальный этап формирования экономического противовеса США и Японии с огромным по ем­кости внутренним рынком в 1,7 млрд. потреби­телей. Зона свободной торговли АСЕАН - Китай функционирует с 2010 г. для шести государств Ассоциации и Китая, а с 2015 г. - еще для четырех других государств.

С большинством стран АТР у КНР сложи­лось отрицательное сальдо торгового баланса в силу сохраняющихся торговых ограничений и роста числа торговых споров. Китайская эко­номика нуждается в расширении рынков сбыта вследствие динамичных темпов экономического роста и темпов роста экспорта, что позволило стране выйти на первую позицию в рейтинге ми­ровых экспортеров по итогам 2009 г. Пекин будет вынужден присоединиться к крупным государ­ствам региона, если они поддержат концепцию ФТААП. Но вместе с тем китайский аналитик Ченг Бинь отмечал, что если концепция ФТААП провалится, то Китай пойдет по пути подписа­ния двусторонних соглашений о зонах свободной торговли, в том числе с Бразилией, Мексикой и Россией.

В сентябре 2010 г. было подписано Рамоч­ное соглашение об экономическом сотрудниче­стве между Китаем и Тайванем, которое имеет чрезвычайную важность для обеих сторон. Ибо оно позволяет им обсудить структуру и цели будущих обязательств (при условии его рати­фикации). Намечено с января 2011 г. провести либерализацию взаимной торговли товарами (их список согласован сторонами) на основе снижения таможенных пошлин в течение трех лет. По оценкам, вступление в силу соглашения увеличит взаимный товарооборот до 110 млрд. долл. ежегодно.

Можно отметить, что подход китайского ру­ководства к концепции региональных интегра­ционных объединений претерпевает изменения: в первых объединениях (например, с АСЕАН или Чили) применялся поэтапный процесс либера­лизации взаимной торговли товарами, затем торговли услугами и сферы инвестиций. В сов­ременных же интеграционных соглашениях (с Сингапуром или Новой Зеландией) зафиксиро­вана комплексная одновременная либерализация и товаров, и услуг, и инвестиций.

Страны Восточной Азии обеспокоены ро­стом политического и экономического влияния и амбиций Китая. Если страны АСЕАН в 90-е годы выступали против членства США в том или ином азиатском интеграционном объединении, то сейчас нередко на высоком уровне подчерки­вается необходимость развития транстихооке­анских связей, сохранения роли США в регионе в качестве противовеса Китаю. Инструментом расширения подобных связей мог бы стать АТЭС, который и задумывался в подобном качестве, но так и не смог осуществить многие поставленные перед ним цели и задачи.

Еще одна динамично растущая азиатская экономика - Индия, строго говоря, не относится к Восточной Азии, но имеет немалый полити­ческий и экономический вес в регионе, активно участвует в региональных объединениях, в том числе имеет статус партнера по диалогу с АСЕАН в рамках АСЕАНовского форума региональной безопасности. Географическая близость и тради­ционность развития экономических, политиче­ских и культурных связей с соседними государ­ствами Южной Азии стимулировали подписание соглашений об интеграции именно с данными го­сударствами, из числа таких соглашений следует выделить Ассоциацию регионального сотрудни­чества стран Южной Азии (СААРК, 1985 г.). Но в последние полтора десятилетия Индия интенсив­но развивает сотрудничество и с государствами Восточной Азии. Основные причины подобной политики, как и в Китае, связаны со стремлением стимулировать торговлю и инвестиции в рамках Юг-Юг на основе формирования зон свободной торговли и как первой ступени формирования более широкого интеграционного объединения с восточноазиатскими государствами.

Выводы

Усиление экономической взаимо­зависимости стран Восточной Азии стимулирует развитие региональной стоимостной цепочки, финансовых потоков, синхронизацию бизнес-ци­клов и других форм взаимных экономических и социальных связей. Страны Восточной Азии до­стигли немалых успехов на пути экономической регионализации, в том числе в рамках АСЕАН и АСЕАН+1. Однако межгосударственное сотруд­ничество развито слабо, неразвиты финансовые и политические институты, сохраняется слабой и координация их действий. Это подтвердил и современный финансовый кризис в отношении совместного противостояния финансовым по­трясениям.

Страны Восточной Азии продолжают про­цесс формирования общерегионального интег­рационного объединения на поэтапной основе, при этом в рамках первого этапа есть реальные достижения - подписание соглашений о зонах свободной торговли между АСЕАН, с одной сто­роны, и странами Восточной Азии (Японией, Республикой Корея, Китаем).

«Вестник МГИМО», №1 / 2011

Примечания:

[1] Рассчитано на основе данных Секретариата АСЕАН. Электронный ресурс: http://www.aseansec.org/19226.htm; http://www.aseansec.org/18135.htm.

[2] Kawai M., Wignaraya G. Asian FTA's: Trends and Challenges. ADBI Working Paper Series. #144 August 2009.-P.4.

[3] Там же.-С.12.

[4] См.Fukushima A. (2006).Japan's Perspective on East Asian Regionalism. CSIS WP. November, 2006. Tanaka A. (2006). Prospects for East Asia Community. In Challenges to Trilateral Cooperation: The Trilateral Commission. Tokyo Plenary Meeting 2006. April 22-26.

[*] Примечания: Достаточно быстрая таможенная либерализация – ликвидация пошлин на 85% тариф­ных позиций в течение 2-5 лет; постепенная либерализация – постепенно ликвидировать или сократить ставки пошлин в течение более длительного периода времени.

По услугам: комплексное покрытие – включены все пять ключевых сфер услуг в соответствии с ГАТС (бизнес и профессиональные услуги, коммуникационные услуги, финансовые услуги, транспортные услуги, мобиль­ность рабочей силы).

По углубленной интеграции – ограниченная зона свободной торговли предусматривает либерализацию только торговли услугами, или определенных сфер услуг, или охватывает одну из 5 ключевых сфер услуг. ЗСТ «новой эры» содействуют углублению интеграции и включают все четыре Сингапурских вопроса и положения по экономическому сотрудничеству. Умеренная ЗСТ охватывает три сингапурских вопроса; ограниченная зона свободной торговли включает 1-2 сингапурских вопроса, независимо от наличия или отсутствия положения о взаимном экономическом сотрудничестве.

Читайте также на нашем сайте:

«Россия и АТР: перспективы сотрудничества» Александр Лукин, Андрей Иванов

«Россия и АТЭС: перспективы сотрудничества» Андрей Иванов

«Три основы экономической стратегии России в Восточной Азии» Вячеслав Балакин

«Азиатские головоломки» Андрей Володин


Опубликовано на портале 15/03/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика