Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Реакция в странах Латинской Америки на события в Крыму и вокруг Украины (в контексте российско-латиноамериканских отношений)

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

Реакция в странах Латинской Америки на события в Крыму и вокруг Украины (в контексте российско-латиноамериканских отношений)


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, профессор Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова.


Реакция в странах Латинской Америки на события в Крыму и вокруг Украины (в контексте российско-латиноамериканских отношений)

Латинская Америка – не одномерная геополитическая и геоэкономическая реальность, а сообщество стран, отличающихся друг от друга идеологической направленностью правящих режимов и далеко не всегда совпадающими интересами на мировой арене. Поэтому неслучайно, что регион дал довольно противоречивые ответы на вызовы, брошенные украинским кризисом, а также интенсивным развитием событий в Крыму и последовавшей за этим эскалацией российско-украинского конфликта.

Реакция на события на Украине и в Крыму в Латинской Америке стала производной целого ряда факторов и обстоятельств экономического, геополитического, военно-стратегического и правого характера. В их числе:

– наблюдаемое в последние годы расширение торгово-экономического и политического взаимодействия значительного числа латиноамериканских государств с Россией (в том числе в оборонной сфере), в продолжении и углублении которого заинтересованы латиноамериканцы [1];

– давление со стороны США, по инерции рассматривающих многие страны к югу от Рио-Гранде в качестве своих клиентов (что в целом ряде случаев все еще соответствует действительности);

– пример Китая, мощно наращивающего экономические позиции в регионе и проводящего самостоятельную международную линию;

– географическая удаленность стран Латинской Америки от района российско-украинского конфликта, их, как правило, неполная осведомленность (на массовом уровне) о глубинных причинах и сути событий;

– приверженность большинства латиноамериканских элит принципу территориальной целостности государств;

– в целом исторически укоренившаяся латиноамериканская традиция уважения основополагающих принципов международного права и так далее.

Вместе с тем следует иметь в виду, что Латинская Америка – отнюдь не одномерная геополитическая и геоэкономическая реальность, а сообщество различных стран, отличающихся друг от друга идеологической направленностью правящих режимов и далеко не всегда и не во всем совпадающими интересами на мировой арене. Поэтому неслучайно, что регион дал довольно противоречивые ответы на вызовы, брошенные украинским кризисом, а также интенсивным развитием событий в Крыму и последовавшей за этим эскалацией российско-украинского конфликта.

Украинский кризис в интерпретации латиноамериканских СМИ и экспертного сообщества

Не будет большим преувеличением констатировать, что разнообразные материалы, касающиеся событий на Украине и вокруг Крыма, получили в латиноамериканской печати и в других СМИ стран региона беспрецедентно широкое хождение. Количество публикаций исчисляется тысячами, что не слишком характерно для международных сюжетов, напрямую не затрагивающих коренные экономические и политические интересы государств Латинской Америки. При этом показательно вот что: информационный поток с течением времени практически не сокращается, и ведущие латиноамериканские печатные и электронные СМИ продолжают сравнительно оперативно реагировать на новости, регулярно поступающие из Киева, Москвы, восточных и южных районов Украины и с Крымского полуострова.

Весь информационный массив, касающийся украинского кризиса, можно разделить на три группы: 1) сообщения информационных агентств; 2) комментарии и аналитические статьи собственно латиноамериканских авторов; 3) перепечатки (в переводах) материалов, опубликованных в СМИ США и Западной Европы и, как правило, написанных известными западными аналитиками или политическим деятелям. Эту картину дополняют российские материалы на испанском, английском и португальском языках, к которым, при желании, имеют доступ латиноамериканские читатели, зрители и слушатели. В сумме население стран региона получает достаточно полную и многомерную информацию, позволяющую составить представление о причинах, тенденциях и перспективах развития кризисных явлений на Украине.

Если обратиться к магистральным публикациям именно латиноамериканских экспертов, то можно прийти к следующим наблюдениям и выводам. Во-первых, из среды политических обозревателей стран региона выделилась группа авторов, которые стали регулярно анализировать эволюцию событий на Украине и развитие российско-украинского конфликта. В качестве примера можно упомянуть обозревателя ведущей колумбийской газеты «El Tiempo» Абеля Вейгу Копо, колумниста популярной мексиканской газеты «La Razón» Рафаэля Рохаса и перуанского исследователя-международника Фарида Кахата, выступающего на страницах влиятельного журнала «América Economía».

Во-вторых, определились приоритетные темы комментариев и аналитических статей латиноамериканских авторов, в целом адекватно отражающие генезис и эволюцию украинского кризиса. И, в-третьих, характерно стремление латиноамериканских публицистов максимально органично «вписать» проблемы российско-украинского конфликта в глобальную тематику, разглядеть в них приметы большой геополитической игры, свидетельства новых явлений и процессов, развивающихся на мировой арене и затрагивающих экономические и политические интересы всех без исключения стран и народов.

Латиноамериканские авторы, в своем большинстве, согласны с тем, что уход в прошлое идеологической биполярности наложил сильный и во многом положительный отпечаток на международные отношения в целом и в Латинской Америке, в частности. Но прекращение длившейся десятилетия непримиримой конфронтации идеологий, по мнению латиноамериканцев, не привело к «концу истории», не означало окончания борьбы мировых и региональных держав за сферы военно-политического и финансово-экономического влияния. «Не то, чтобы холодная война возвратилась, она никогда и не заканчивалась, если воспринимать ее не в идеологических, а в геополитических понятиях», – отмечал Р. Рохас [2].

Попытку выявить глубинные корни политики Москвы в «крымском вопросе» и в целом в отношении Киева предпринял Ф. Кахат. После развала СССР, пишет автор, Россия не сумела противостоять продвижению НАТО и Евросоюза на восток, не смогла помешать включению в состав этих организаций бывших восточноевропейских союзников Советского Союза и стран Балтии. Однако, как считает Ф. Кахат, российские власти рассчитывали, что Запад не перейдет «красную черту» и не предпримет действий, направленных, по сути, на политический и экономический отрыв от России ее ключевого партнера на постсоветском пространстве – Украины. Когда этот курс все же приобрел реальные очертания, В. Янукович был смещен с поста президента, а новые власти в Киеве выбрали прозападную ориентацию, Москва сыграла на опережение и в считанные дни аннексировала Крым, чтобы «уменьшить ущерб, вызванный потерей Украины» [3]. Но и само украинское государство, фактически порвав с Россией, оказалось в крайне деликатном положении. По мнению А. Вейги Копо, «реальность состоит в том, что Украина перестала быть хозяйкой своей собственной судьбы, она даже не отдает себе отчет в том, куда движется…» [4]. Согласно оценке этого политического обозревателя, «жребий брошен», и страна «катится по наклонной плоскости» [5]. Масла в огонь подливает аргентинский журналист Рубен Гильеми, который на страницах респектабельной столичной газеты «La Nación» напоминает, что государственные границы Украины носят «искусственный характер» и не соответствуют исторически сложившимся реалиям национального состава проживающих на ее территории граждан [6].

Значительное внимание латиноамериканские СМИ уделяют геополитическим аспектам российско-украинского конфликта. Рассматривая историю возвращения Крыма в состав России, Ф. Кахат отмечает, что в данном случае президент В. Путин проявил себя «непревзойденным мастером» realpolitik. Но «безупречная тактическая находчивость» российского лидера «сочетается со стратегической близорукостью», поскольку, присоединив к РФ Крымский полуостров, Кремль унаследовал немалое количество сложных экономических, политических и гуманитарных проблем, решение которых ляжет на Россию тяжелым бременем. Кроме того, подчеркивает автор, запустив механизм антироссийских санкций, Запад «предъявит Москве счет», что в обозримом будущем может ощутимо ухудшить финансовое и хозяйственное положение страны и в итоге подорвать ее социально-политическую стабильность [7].

Анализируя геополитические последствия российско-украинского кризиса, Р. Рохас, в свою очередь, высказал достаточно нетривиальное соображение, что «враждебная политика России в отношении Украины объединяет Соединенные Штаты и Европу в альянс, который еще несколько месяцев назад был немыслим из-за шпионских скандалов, вызванных разоблачениями Эдварда Сноудена» [8]. В итоге, делает вывод мексиканский журналист, России придется в одиночку противостоять кризису, который, если и не закончится войной, но в любом случае приведет к ослаблению российского влияния и российских позиций на Украине и в целом в Восточной Европе. Такова, считает Р. Рохас, будет цена присоединения Крыма к Российской Федерации и попыток Кремля оказать воздействие на внутриполитические процессы, развивающиеся в восточных и южных районах Украины.

Иначе считает аргентинская журналистка Луиса Коррадини. Она пишет, что санкции, согласованные Вашингтоном и Брюсселем, «не слишком беспокоят Россию». По мнению Л. Коррадини, причина уверенной позиции Кремля объясняется более чем значительными финансовыми ресурсами российского государства, которые «позволяют ему противостоять западному бойкоту». Но, продолжает автор, ситуация для России может серьезно ухудшиться, если Соединенным Штатам и Европейскому союзу в будущем удастся существенно сократить импорт углеводородов, составляющих основу российского экономического благополучия [9].

С точки зрения целого ряда представителей латиноамериканского экспертного сообщества, события на Украине и вокруг Крыма можно рассматривать как пример нарастающего противостояния России и Запада в лице США и Евросоюза. В частности, нередко подчеркивается, что каждая из вовлеченных в конфликт сторон поставила целью включить Киев в орбиту собственных геополитических планов, главное – добиться присоединения Украины к одному из двух интеграционных проектов: Европейскому союзу или Евразийскому союзу. Так, по мнению аргентинского политолога Оскара Оньятивии, подготовившего специальное исследование, посвященное украинскому кризису, Украина была центральным звеном в «Восточном партнерстве» не только потому, что является крупнейшей страной Восточной Европы, но и в силу ее значимости с точки зрения геополитических интересов России [10]. «Русские, – писал мексиканский эксперт Абель Перес-Рохас, – рассматривают события на Украине как европейское (читай – американское) вторжение на их задний двор, как провокацию, на которую нельзя не ответить» [11]. (При этом замечу, что латиноамериканские авторы зачастую вспоминают известный тезис Зб. Бжезинского о том, что «без Украины Россия перестает быть империей, а с Украиной автоматически превращается в империю.)

По мнению профессора Института международных исследований Университета Чили Хильберто Аранды, Москва, вернув Крым под свой контроль, одержала крупную геополитическую победу, которую западные государства должны будут «переварить». «Сегодня Крым является частью Российской Федерации и форпостом этой страны на Черном море. Это – реальность, которую, нравится вам или нет, но следует принять, поскольку обратной дороги нет» [12]. Эту оценку разделяет и маститый мексиканский аналитик, бывший министр иностранных дел Хорхе Кастаньеда, который, в частности, отметил: «Судя по всему, международное сообщество примирилось с проведенным президентом России Владимиром Путиным «захватом земли» в Крыму, как назвал это вице-президент США Джо Байден. Раз Путин решил, что он принимает на себя последствия этих действий, то Соединенные Штаты, Европейский союз и ООН мало что могут сделать» [13].

Некоторые латиноамериканские политологи и специалисты-международники, анализируя генезис российско-украинского конфликта, главное внимание уделяют будущему отношений России и Украины, строят прогнозы их дальнейшего развития. Довольно распространенной является точка зрения, что Москва, получив Крым, неизбежно утратит влияние на политику Киева, оттолкнет от себя не только местные элиты, но и большую часть украинского населения, «подвинет» украинцев к более решительному сближению с Европейским союзом и НАТО. Кроме того, эскалация противостояния с Украиной может негативно сказаться на отношениях РФ с некоторыми другими странами СНГ, особенно теми, где проживает значительное количество этнических русских [14]. С другой стороны, отмечается тот факт, что Украина, оказавшись фактически зажатой между двумя полюсами региональной интеграции, совершит стратегическую ошибку, если пойдет на свертывание сотрудничества с Россией. В сложившихся условиях от Киева требуется то, что Р. Рохас очень точно назвал «геополитическим рационализмом» [15].

В конце марта 2014 г. на базе Института юридических исследований ведущего мексиканского университета UNAM был проведен коллоквиум с участием мексиканских юристов и их российских коллег, представлявших Московский государственный юридический университет им. О.Е. Кутафина (МГЮА). В ходе коллоквиума затрагивались различные аспекты правового поля России: конституционное и финансовое право, положение с правами человека, регулирование предпринимательской деятельности, вопросы участия и взаимодействия двух стран в ВТО, развитие процессуальной сферы и уголовно-правовая наука и так далее. Особое внимание было уделено российско-украинским отношениям. Как отметила первый проректор МГЮА Е. Грачева, «мексиканцы показали знание проблемы» и поддержали позицию РФ в том, что Крым – часть российского государства [16].

Этот пример указывает на то, что представители экспертного сообщества стран Латинской Америки готовы обсуждать с российскими коллегами острые вопросы международных отношений, включая и многогранную проблематику нынешнего кризиса на Украине. Видимо, данное обстоятельство целесообразно использовать для более активного продвижения в регионе точки зрения России на происходящие события.

Политико-дипломатическая позиция стран региона: разброс мнений

Институционально-политический кризис на Украине в правящих кругах большинства латиноамериканских государств вызвал заметную озабоченность и заставил местные элиты так или иначе прореагировать на это событие, обозначить свою позицию.

Политические настроения, царящие в верхних эшелонах власти стран Латинской Америки, сравнительно точно отразили результаты голосования 27 марта 2014 г. на Генеральной Ассамблее ООН по проекту резолюции № A/68/L.39 «Территориальная целостность Украины» [17]. Голоса 33 государств региона распределились следующим образом:

– резолюцию поддержали: Багамы, Барбадос, Гаити, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-Рика, Мексика, Панама, Перу, Тринидад и Тобаго, Чили (итого – 13 стран);

– проголосовали против: Боливия, Венесуэла, Куба, Никарагуа (4). Другими словами, из 10 государств – членов ООН, поддержавших Российскую Федерацию, почти половину составили страны Латинской Америки;

– воздержались: Антигуа и Барбуда, Аргентина, Бразилия, Гайана, Доминика, Парагвай, Сальвадор, Сент-Китс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины, Суринам, Уругвай, Эквадор, Ямайка (14). В данном случае доля латиноамериканских государств в общем числе воздержавшихся (58 стран) вплотную приблизилась к 25%, что существенно превышает удельный вес региона в общем количестве членов ООН – 33 из 193, или 17%;

– отсутствовали при голосовании: Белиз, Гренада (2).

Таким образом, в целом голосование латиноамериканских стран было для России более благоприятным, чем голосование представителей государств других районов мира, что само по себе весьма показательно. Теперь более детально рассмотрим соответствующие позиции отдельных стран региона.

С точки зрения долговременных стратегических интересов Москвы на латиноамериканском пространстве ключевое значение имеет позиция по основным международным вопросам «большой тройки» – Аргентины, Бразилии и Мексики, являющихся членами «группы двадцати», где эти страны осуществляют активное политико-дипломатическое взаимодействие с Россией [18]. Удельный вес «тройки» в экономике Латинской Америки трудно переоценить. Достаточно отметить, что на ее долю приходится 70% регионального ВВП и порядка 70% совокупного объема внешней торговли [19].

Но не только это определяет выдающуюся роль крупнейших латиноамериканских стран в региональных и шире – мировых делах. Аргентина, Бразилия и Мексика (разумеется, каждая по своему) входят в число восходящих государств с мощными формирующимися экономиками, играют заметную роль в глобальной торговле и стремятся шире раздвинуть границы своего регионального и международного влияния. По сути, без активного (и конструктивного) взаимодействия с этими странами крайне сложно добиваться усиления позиций России в Латинской Америке и в других развивающихся регионах.

Особый взгляд Аргентины

На позицию Аргентины в российско-украинском конфликте влияют три фактора: многолетний спор с Великобританией за суверенитет над Фолклендскими (Мальвинскими) островами; сравнительно высокий уровень сотрудничества с Россией, в том числе в ключевой торгово-экономической сфере; наличие в стране довольно многочисленной украинской общины, часть которой заражена антироссийскими настроениями.

Аргентинский представитель в Совете Безопасности ООН 15 марта 2014 г. проголосовал за непризнание результатов референдума в Крыму, что вполне логично вытекало из позиции официального Буэнос-Айреса, не признающего проявленного на референдуме 2013 г. волеизъявления населения Фолклендских (Мальвинских) островов, желающего остаться в составе Соединенного Королевства. По существу аргентинские власти не хотели, чтобы «крымский казус» каким-то образом легитимизовал итоги голосования островитян. Но вслед за этим президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер, находясь с визитом во Франции, скорректировала позицию своей страны и подвергла критике политику двойных стандартов, проводимую западными державами. 19 марта после встречи с президентом Франсуа Олландом она заявила собравшимся журналистам: «Мы настаиваем на том, чтобы, когда мировые державы говорят о территориальной целостности, это было бы применимо ко всем государствам. Почему по отношению к моей стране Великобритания нарушает принцип территориальной целостности? Великие державы, Соединенные Штаты и Великобритания, признают итоги референдума на Мальвинских островах, которые находятся в 13 тысячах километров от Лондона, и в то же время отказываются признать результаты референдума в Крыму, который расположен в непосредственной близости от России. Нельзя применять одни стандарты к территориальной целостности Крыма, а другие – по отношению к Мальвинским островам». И далее К. Фернандес де Киршнер подытожила: «Либо будут соблюдаться одинаковые принципы для всех, либо мы будем жить в мире без законов, где своего добивается сильнейший» [20].

25 марта состоялся телефонный разговор В. Путина с К. Фернандес де Киршнер, в ходе которого лидеры двух стран обменялись мнениями по ситуации вокруг Крыма и на Украине. Обе стороны отметили близость позиций, прежде всего в оценках неприемлемости использования отдельными западными государствами и объединениями политики двойных стандартов; особый акцент был сделан на важности комплексного учета национальных, исторических и культурных традиций народов [21].

Бразилия: партнерство по БРИКС

Разумеется, и Россия, и ведущие государства Запада, и страны Латинской Америки ожидали реакции на события вокруг Украины и Крыма со стороны Бразилии – экономического и политического лидера латиноамериканского региона, претендующего на роль глобальной державы. Такая реакция последовала в виде сообщения для прессы министерства внешних связей от 19 февраля 2014 г. под названием «Положение на Украине» [22]. В документе говорилось, что «бразильское правительство с беспокойством наблюдает за ухудшением политической и институциональной ситуации на Украине…», и выражалась надежда на урегулирование кризиса самими украинцами.

Подобного рода сдержанная позиция откровенно разочаровала Вашингтон и Брюссель, которые предприняли активные дипломатические шаги, чтобы добиться от бразильских властей осуждения политики России. По сообщению хорошо информированной газеты «O Estado de S.Paulo», накануне голосования в ООН проекта резолюции «Территориальная целостность Украины» высокопоставленные представители западных держав зачастили в бразильское внешнеполитическое ведомство, стремясь убедить правительство Дилмы Руссефф занять в отношении Москвы более жесткую позицию, по сути – встать в один ряд с США и Евросоюзом в деле разрешения «одного из самых серьезных кризисов после окончания холодной войны» [23].

Бразилия не уступила нажиму и уклонилась от участия в организованной Западом антироссийской международно-политической кампании, очертив тем самым круг своих приоритетных интересов на мировой арене, видное место в которых занимает взаимодействие с Россией на двусторонней основе и в формате БРИКС.

Мексика: синдром территориальных аннексий

Мексика относится к тем государствам Латинской Америки, которые после обретения политической независимости от Испании (первая четверть XIX в.) стали жертвами вооруженных агрессий со стороны США и европейских держав. Пожалуй, Мексика пострадала больше других, поскольку в результате войны 1846–1848 гг. с северным соседом лишилась половины своей территории. Неудивительно, что на мировой арене мексиканские элиты настойчиво декларируют твердую приверженность принципу территориальной целостности государств и крайне болезненно воспринимают факты его нарушения. Под этим углом зрения правительство Мексики и отнеслось к движению большинства населения Крыма за отделение от Украины и присоединение к России. Еще до проведения референдума в Крыму 4 марта 2014 г. мексиканский МИД (без упоминания России) выразил «глубокую озабоченность» происходившими событиями и подчеркнул необходимость соблюдения территориальной целостности Украины в существующих и международно признанных границах. Одновременно внешнеполитическое ведомство призвало украинские власти гарантировать безопасность и права всех этнических групп, проживающих на территории Украины [24].

Вместе с тем барометр общественного мнения указывает на то, что подавляющая часть мексиканского населения рассматривает кризис на Украине как событие, происходящее в удаленном и плохо знакомом регионе и не затрагивающее интересы Мексики. Согласно данным опросов, только 16% мексиканцев в той или иной степени следят за событиями в Крыму и вокруг Украины, а 72% считают, что правительству их страны не следует вмешиваться в российско-украинский конфликт. В то же время 56% опрошенных высказались в пользу уважения права жителей Крыма на самоопределение и присоединение к России, а 57% полагают, что введенные США и Европейским союзом санкции не смогут серьезно влиять на политику Москвы [25].

Латиноамериканские сторонники и противники Майдана

Реакция на украинские события других государств латиноамериканского региона характеризовалась различной степенью озабоченности и варьировалась от во многом «дежурного» выражения «тревоги за судьбу Украины как самостоятельного и независимого государства» до более активной и определенной дипломатической позиции, содержащей оценки действий сторон, участвующих в конфликте.

Так, драматические события в Киеве, завершившиеся отстранением от власти В. Януковича, вызвали беспокойство в политических кругах Колумбии, но официальная реакция ограничилась коммюнике министерства иностранных дел от 20 февраля 2014 г., в котором правительство этой страны «выражало глубокую озабоченность ситуацией на Украине и сожаления в связи с имевшими место актами насилия…». В документе также содержался призыв к украинским властям «гарантировать безопасность граждан и соблюдение фундаментальных свобод и прав человека». «В сложившейся ситуации, – подчеркивалось в коммюнике, – важно, чтобы стороны, вовлеченные в конфликт, прибегли к диалогу и смогли выработать дорожную карту выхода из кризиса» [26].

Ряд латиноамериканских государств заняли критическую позицию в отношении действий России в Крыму и на Украине. Одной из первых стран региона, отреагировавших по дипломатическим каналам на события в Крыму, была Коста-Рика. В заявлении МИД Коста-Рики от 4 марта 2014 г. подчеркивалось, что ее правительство «чрезвычайно озабочено» нарушениями суверенитета и территориальной целостности Украины, совершаемыми «иностранными вооруженными силами, находящимися в Крыму». По мнению костариканских властей, такие действия нарушают принципы международного права и дестабилизируют обстановку на полуострове [27]. Подтверждая свою позицию, правительство Коста-Рики стало одним из соавторов (вместе с Германией, Канадой, Литвой, Польшей и Украиной) проекта уже упомянутой резолюции ООН о территориальной целостности Украины. Выступая на заседании Генеральной Ассамблеи, представитель Коста-Рики Э. Улибарри повторил сформулированную ранее позицию властей своей страны и охарактеризовал события вокруг Украины как «серьезный двусторонний кризис с глобальными последствиями» [28].

Наиболее логичным объяснением дипломатической активности костариканских властей является то обстоятельство, что у этой страны сохраняется давний территориальный спор с соседней Никарагуа по поводу национальной принадлежности острова на реке Сан-Хуан, по фарватеру которой проходит граница между двумя центральноамериканскими государствами. Размещение на острове никарагуанского военного подразделения вызывает болезненную реакцию Коста-Рики, что, несомненно, наложило отпечаток на ее оценку российско-украинского конфликта.

Как уже отмечалось, четыре латиноамериканские республики (Боливия, Венесуэла, Куба и Никарагуа) оказали Российской Федерации прямую и действенную политико-дипломатическую поддержку, проголосовав в ООН против проекта резолюции № A/68/L.39. Общим знаменателем официальных заявлений, прозвучавших со стороны этих стран, стал тезис о том, что кризис на Украине был спровоцирован западными державами, которые действовали по сценарию, опробованному в Ливии и Сирии. Исходя из этого, новые украинские власти признавались нелегитимными и неспособными обеспечить территориальную целостность и устойчивое демократическое развитие Украины.

Прилагая украинские события к венесуэльской действительности, президент Николас Мадуро в интервью английской газете «The Guardian» 8 апреля 2014 г. отметил, что правительство США стремится установить контроль над нефтяными богатствами Венесуэлы и провоцирует антиправительственные выступления в этой стране с целью организации государственного переворота подобного тому, который имел место на Украине [29].

К «группе поддержки», по сути, примкнул Эквадор. Его представитель при голосовании на Генеральной Ассамблее 27 марта воздержался, что само по себе можно рассматривать в качестве позитивного для России решения. Более того, президент Рафаэль Корреа выступил с заявлением, в котором категорически отказал в легитимности властям Украины. «Нынешнее правительство (украинское. – П.Я.) – это продукт негодного механизма. Оно было немедленно поддержано западными державами, известными своими двойными стандартами. Эквадорское государство будет иметь дело только с законно избранным руководством Украины» [30].

Дипломатическая дуэль на латиноамериканском пространстве

Политическое противостояние Москвы и Киева стремительно вышло далеко за пределы двух соседних государств и дало о себе знать в самых отдаленных уголках планеты. Не осталась в стороне и Латинская Америка. Здесь столкновение позиций российской и украинской дипломатий приобрело острый характер и выразилось в различных формах. Например, в престижном Аргентинском совете по международным отношениям (CARI) были организованы выступления послов России и Украины В. Коронелли [31] и Ю. Дудина [32], во многом противоположная аргументация которых позволила аргентинским политикам, дипломатам, экспертам-международникам и работникам СМИ представить достаточно сложную и противоречивую картину кризисных событий более объемно и всесторонне.

Лейтмотивом выступлений и публикаций в прессе украинских представителей в Латинской Америки стал тезис о необходимости подвергнуть критике действия Москвы не только в отношении Украины, но и в других регионах мира, в частности, на обширном латиноамериканском пространстве. Так, попытка дипломатического наступления была предпринята украинской стороной в странах Центральной Америки. И это неслучайно, поскольку с некоторыми из центральноамериканских государств (прежде всего, с Никарагуа) у России налажено тесное сотрудничество в самых различных областях, включая военно-техническую. В результате целью Киева стало вбить клин в отношения между партнерами РФ и соседними республиками. «Союзники России в Латинской Америке могут проявлять неуважение к границам другого государства. Оказывая поддержку Москве, они соглашаются с ее действиями и в какой-то момент также могут выразить желание вернуться к границам XII в.», – заявил посол Украины в Мексике (а также по совместительству в Гватемале, Белизе, Коста-Рике и Панаме) Р. Спирин [33]. Украинский дипломат намеренно сделал данное заявление в Коста-Рике, желая «подогреть» подозрительность правящих кругов этой страны в отношении Никарагуа из-за застарелого территориального спора.

Одновременно посол Р. Спирин выступил в роли торгового агента украинских предприятий и отметил, что они могли бы поставлять на центральноамериканский рынок удобрения, сталь, фармацевтическую и агропромышленную продукцию. Помимо этого Украина стремится сотрудничать с Мексикой в сфере космической деятельности и начала переговоры с Панамой о строительстве на территории этой страны сервисного центра по обслуживанию военно-транспортных самолетов семейства «Ан», выпускаемых в Харькове и эксплуатируемых в Латинской Америке. «Мы заинтересованы в диверсификации экономических связей. После утраты российского рынка в связи с конфликтом мы нуждаемся в новых площадках здесь, в Америке, так же как и они (российские компании. – П.Я.), я уверен, тоже в этом заинтересованы после утраты украинского рынка», – подчеркнул Р. Спирин [34].

Нужно заметить, что в разгар событий в Крыму и эскалации российско-украинского политического противостояния «в плюс» сработало посольство РФ в Мексике, организовавшее ряд своевременных информационных акций, разъясняющих позицию российского руководства. В частности, в местных СМИ (в ведущих газетах и на телеканалах) были опубликованы и организованы интервью российского посла Э. Малаяна, где он разъяснял причины и последствия сложившейся ситуации [35]. Кроме того, 15–16 апреля 2014 г. в ходе рабочей поездки в Мексику заместитель министра иностранных дел РФ С. Рябков провел встречи с первым заместителем министра иностранных дел Мексиканских Соединенных Штатов К. де Икасой и заместителем министра иностранных дел Х.М. Гомесом Робледо, во время которых была подробно рассмотрена ситуация на Украине. Как сообщалось в информации, распространенной российским посольством, «беседы прошли в откровенной и дружеской обстановке, характерной для российско-мексиканских отношений» [36].

Одним из сильных ответных ходов российской дипломатии стала поездка министра иностранных дел России Сергея Лаврова по четырем государствам Латинской Америки (Куба, Чили, Перу и Никарагуа) в конце апреля 2014 г. Разумеется, выбор этих стран был неслучаен, особенно в свете российско-украинского конфликта. Куба и Никарагуа поддержали Россию, проголосовав в ООН против проекта резолюции № A/68/L.39 «Территориальная целостность Украины». Чили и Перу проголосовали «за», но в Москве учли ряд обстоятельств, характеризующих нынешний этап российско-чилийских и российско-перуанских связей.

Чили – один из значимых партнеров РФ в латиноамериканском регионе и в рамках АТЭС, где у двух стран накоплен позитивный опыт сотрудничества. В Сантьяго-де-Чили С. Лавров обсудил вопросы совершенствования договорно-правовой базы российско-чилийских отношений и ускорения процесса подготовки к подписанию ряда новых двусторонних документов. Кроме того, организуя визит главы внешнеполитического ведомства в Чили, Москва принимала во внимание следующие немаловажные обстоятельства: в текущем году исполняется 70 лет дипломатическим отношениям между нашими государствами; в марте к исполнению своих обязанностей приступила новый президент Чили Мишель Бачелет, которая уже занимала этот пост и показала себя последовательным сторонником развития связей с Россией; Чили избрана членом СБ ООН на период 2014–2015 гг., что расширяет возможности российско-чилийского взаимодействия на международной арене [37].

Визит в Перу был нацелен на дальнейшее продвижение всего комплекса двустороннего сотрудничества, включая политический диалог, торгово-экономические, научно-технические, военные и гуманитарные связи. В ходе встречи С. Лаврова с президентом Перу О. Умалой и переговоров с министром иностранных дел Э. Ривас стороны рассмотрели широкий круг актуальных вопросов российско-перуанских отношений, уделив особое внимание торгово-экономической составляющей. По мнению представителей двух стран, приоритетными задачами здесь видятся увеличение и диверсификация торговли, стимулирование роста взаимных инвестиций, придание импульса взаимодействию в таких перспективных областях, как нефтегазовая и горнорудная, энергетика и машиностроение, рыболовство, участие российских компаний в развитии в Перу железнодорожной и портовой инфраструктуры. Было с удовлетворением отмечено, что набирает обороты взаимодействие в космической сфере. Так, Россия и Перу сотрудничают в выводе на орбиту перуанского наноспутника «Часки-1» и более крупного спутника «Часки-2». В числе других приоритетных направлений – расширение контактов в атомной энергетике, здравоохранении, сельском хозяйстве, высшем образовании [38].

Анализируя итоги переговоров российского министра с руководителями Чили и Перу, латиноамериканские наблюдатели отметили одну общую черту – готовность России в практическом ключе обсудить вопрос о заключении с этими динамично развивающимися странами двусторонних соглашений о свободной торговле. Таким образом, как специально отмечалось на информационном портале «Infolatam», Россия отвечает на те финансово-экономические и торговые санкции, которыми ей угрожают США и Евросоюз [39].

Доверительный характер носили встречи и обмен мнениями С. Лаврова с деятелями высшего политического руководства Кубы и Никарагуа. Стороны обсудили весь комплекс вопросов двустороннего взаимодействия и ключевые проблемы международной и региональной повестки дня, представляющие взаимный интерес. Кубинские лидеры подтвердили поддержку позиции России в связи с событиями на Украине, категорически высказались против двойных стандартов и санкций, выразили стремление к дальнейшему укреплению российско-кубинских связей в русле стратегического партнерства [40].

Предваряя переговоры с президентом Никарагуа Даниэлем Ортегой, С. Лавров заметил, что в российско-никарагуанских отношениях сложилась «богатая, насыщенная и увеличивающаяся повестка дня» [41]. В ходе встреч, прошедших в духе упрочения дружбы и партнерства, никарагуанский лидер подчеркнул неизменную позицию своей страны в поддержку линии Российской Федерации на мирное решение конфликтных ситуаций в различных районах земного шара, включая Украину. Д. Ортега подтвердил категорическое неприятие Манагуа политики двойных стандартов и санкций и объявил о намерении направить представительную делегацию деловых кругов на Петербургский экономический форум для обсуждения перспектив более тесного взаимодействия предпринимательских сообществ двух стран [42].

Давая общую оценку целям и результатам поездки С. Лаврова, латиноамериканские эксперты подчеркивали, что Россия искала в регионе дипломатическую поддержку и стремилась продемонстрировать всему миру наличие у нее союзников и партнеров [43].

* * *

При всех имеющихся противоречиях, нюансах и оттенках, реакция стран Латинской Америки на драматические события, связанные с кризисом на Украине и российско-украинским конфликтом, стала еще одним убедительным доказательством того, что однополярный миропорядок ушел в прошлое. На его месте происходит формирование полицентричной системы мироустройства, в рамках которой латиноамериканский регион получает возможность не идти в фарватере политики других государств, а отслеживать собственные международные интересы. С учетом данного обстоятельства Россия объективно заинтересована в том, чтобы латиноамериканский регион стал одной из мощных опор новой глобальной архитектуры.

И последнее. Сегодня уже очевидно, что значительные усилия, предпринятые в последние годы российским руководством на латиноамериканском направлении, приносят ощутимые экономические и политические плоды, начинают «работать» на укрепление международного авторитета Москвы и снижение эффектов антироссийских информационно-политических кампаний и финансово-экономических санкций.

Примечания:

[1] Подробнее см. на портале «Перспективы»: Петр Яковлев. Россия – Латинская Америка: новый этап (14.05.2010); его же. Россия и Латинская Америка на траектории взаимного сближения (11.12.2013).

[2] R.Rojas. La misión de Lavrov. – La Razón. México, 4.05.2014.

[3] F. Kahhat. Crimea no es el fin de la historia. 03/23/2014. – http://www.americaeconomia.com/analisis-opinion/

[4] A. Veiga Copo. Crimea, entre la farsa y los hechos. – El Tiempo. Bogotá, 17.03.2014.

[5] A. Veiga Copo. Ucrania: la pendiente incierta. – El Tiempo. Bogotá, 17.03.2014.

[6] R. Guillemi. Los secretos rusos que Occidente no entiende. – La Nación. Buenos Aires, 10.05.2014.

[7] F. Kahat. Otra Crimea? 04/20/2014. – http://www.americaeconomia.com/analisis-opinion/

[8] R. Rojas. La misión de Lavrov. – La Razón. México, 4.05.2014.

[9] L. Corradini. Occidente cierra el cerco sobre el Kremlin con más sanciones. – La Nación, Buenos Aires, 29/04.2014.

[10] O. Oñativia. Ucrania: La Bisagra entre Occidente y Oriente. – http://www.geic.com.ar/2010/2014/04/02/

[11] A. Pérez Rojas. La crisis Rusia – Ucrania. 09 mar 2014. – http://cyrveracruz.com/principal/la-crisis-rusia-ucrania/

[12] Profesor Gilberto Aranda analiza crisis en Crimea. Miercoles 26 de marzo de 2014. – http://www.iei.uchile.cl/noticias/99895/

[13] J.G.Castañeda. Latin America’s Ukraine. Mar 26, 2014. – http://www.project-syndicate.org/

[14] O. Oñativia. Ucrania: La Bisagra entre Occidente y Oriente. – http://www.geic.com.ar/2010/2014/04/02/

[15] R. Rojas. De Crimea a las Malvinas. La Razón. México, 3.04.2014.

[16] Мексиканские юристы поддержали позицию России по Крыму. – http://www.embrumex.org/ru/

[17] Резолюции 68-й сессии, принятые без передачи в Главные комитеты. – http://www.un.org/ru/ga/68/docs/68res_nocte.shtml

[18] См. на портале «Перспективы»: Петр Яковлев. «Группа двадцати»: от Мексики к России (к итогам саммита в Санкт-Петербурге), 08.10.2013.

[19] Подсчитано по: Comisión Económica para América Latina y el Caribe. – http://www.eclac.org/

[20] Francisco Peregil. Putin agradece a Cristina Fernández su postura sobre Crimea. – El País. Madrid, 25.03.2014.

[21] Телефонный разговор с Президентом Аргентины Кристиной Фернандес де Киршнер. 25 марта 2014 года. – http://www.kremlin.ru/news/20640

[22] Situação na Ucrânia. Nota à impresa no 43, 19 de fevereiro de 2014. – http://www.itamaraty.gov.br/

[23] Lisandra Paraguassu. G-7 cobra posição firme do Brasil na crise ucraniana. – O Estado de S.Paulo. São Paulo, 15.03.2014.

[24] México manifiesta su profunda preocupación por el deterioro de la situación en Ucrania. Martes, 04.03.14. México, D.F., Comunicado 074. – http://saladeprensa.sre.gob.mx/index.php/es/comunicados/3772-074

[25] El 72% de los mexicanos creen que su país no debe intervener en conflicto de Crimea. 03/31/2014. – http://www.americaeconomia.com/

[26] Comunicado del Ministerio de Relaciones Exteriores sobre la situación en Ucrania. Jueves, 20 Febrero, 2014. – http://www.cancilleria.gov.co/newsroom/publiques/2014-02-20/8785

[27] Costa Rica aboga por diálogo en Ucrania. Ministerio de Relaciones Exteriores y Culto de Costa Rica. Martes 4 de marzo de 2014. – http://www.rree.go.cr/

[28] Integridad y autodeterminación en Ucrania. Ministerio de Relaciones Exteriores y Culto de Costa Rica. Jueves 27 de marzo de 2014. – http://www.rree.go.cr/

[29] Venezuela protests are sign that US wants our oil, says Nicolas Maduro // The Guardian. London, 8 April 2014.

[30] Ecuador considera “ilegítimo” al gobierno de Ucrania. 03/29/2014. – http://www.americaeconomia.com/

[31] V.Koronelli. La visión rusa sobre la actual coyuntura internacional y principales temas de las relaciones entre Rusia y Argentina. – http://cari.org.ar/

[32] Y. Diudin. La situación de Ucrania ante la coyuntura internacional. – http://www.cari.org.ar/

[33] Á. Murillo. Ucrania hace “lobby” en contra de Rusia en Centroamérica. – El País. Madrid, 13.05.2014.

[34] Ibidem.

[35] См., например, интервью, опубликованные на страницах газет «EL Universal», «Excelsior», «El Sol de México».

[36] Посольство Российской Федерации в Соединенных Штатах Мексики. – http://www.embrumex.org/ru/

[37] Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с визитом Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в Чили. 1050-29-04-2014. – http://mid.ru/brp_4.nsf/newsline/

[38] Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с визитом Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в Перу. 1051-29-04-2014. – http://mid.ru/brp_4.nsf/newsline/

[39] Los amigos y los intereses de Vladimir Putin en América Latina. 4 mayo, 2014. – http://www.infolatam.com/2014/05/04

[40] О визите Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в Республику Куба. Сообщение для СМИ 1052-30-04-2014. – http://www.mid.ru/brp_4,nsf/newsline/

[41] Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В. Лаврова перед началом переговоров с Президентом Республики Никарагуа Д. Ортегой Сааведрой, Манагуа, 29 апреля 2014 года. – http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/

[42] О визите Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в Никарагуа. Сообщение для СМИ 1063-30-04-2014. – http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/

[43] Los amigos y los intereses de Vladimir Putin en América Latina. 4 mayo, 2014. – http://www.infolatam.com/2014/05/04

Читайте также на нашем портале:

«Государство и общество в Латинской Америке: история и современность» Петр Яковлев

«Бразилия на пути к статусу глобальной державы (военно-промышленный ракурс)» Петр Яковлев

«Россия и Латинская Америка на траектории взаимного сближения » Петр Яковлев

««Группа двадцати»: от Мексики к России (к итогам саммита в Санкт-Петербурге)» Петр Яковлев

«Геополитические сдвиги в Латинской Америке» Петр Яковлев

««Транслатинас»: новые игроки глобальной экономики» Петр Яковлев

«Ибероамериканский саммит - 2012: неоднозначные результаты» Петр Яковлев

«Латинская Америка: нефть и политика» Петр Яковлев

«Украинский политический кризис: правозащитное измерение (разрушение правового порядка, нарушение гражданских свобод, дискриминация)» Доклад Московского бюро по правам человека

«Украина: война с собственным народом» Доклад Московского бюро по правам человека

«Ориентация на Россию в общественно-политической жизни Украины» Олег Неменский

«Международная стратегия России: основные векторы и болевые точки » Круглый стол Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы

«Феномен майданной демократии: выступления на круглом столе ЦИА ФИП «Демократизация: проект и реальность»» Кирилл Коктыш. Алексей Токарев

«Украина: мир, вывернутый наизнанку!» Эрик Денесе

«Проблематика «мягкой силы» во внешней политике России» Павел Паршин

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1» Эдуард Попов

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 2» Эдуард Попов

«Украина: историческая ретроспектива и геополитическая перспектива» Наталия Нарочницкая

«Россия и Украина: стратегия сотрудничества» Круглый стол Фонда исторической перспективы


Опубликовано на портале 26/05/2014



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика