Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Конвергенция цивилизаций» и перспективы роста исламского мира

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Вячеслав Белокреницкий

«Конвергенция цивилизаций» и перспективы роста исламского мира


Белокреницкий Вячеслав Яковлевич ‒ доктор исторических наук, зам. директора Института востоковедения РАН, профессор МГИМО (У) МИД РФ.


«Конвергенция цивилизаций» и перспективы роста исламского мира

«Дебаты вокруг быстрого роста мусульманского населения, получившего название “исламской демографической бомбы”, становятся все более актуальными. Особое значение демографический и этнодемографический факторы приобрели на фоне событий на Ближнем и Среднем Востоке (“арабской весны” и ее последствий), войны в Сирии, хронической нестабильности в Ираке, эрозии власти в Афганистане, кровавых конфликтов в Африке и т. п. Проблема различных течений в исламе, прежде всего суннизма и шиизма, тоже имеет серьёзную демографическую подоплеку.»

Дебаты вокруг быстрого роста мусульманского населения, получившего название «исламской демографической бомбы», становятся все более актуальными. Особое значение демографический и этнодемографический факторы приобрели на фоне событий на Ближнем и Среднем Востоке («арабской весны» и ее последствий), войны в Сирии, хронической нестабильности в Ираке, эрозии власти в Афганистане, кровавых конфликтов в Африке и т. п. Проблема различных течений в исламе, прежде всего суннизма и шиизма, тоже имеет серьёзную демографическую подоплёку.

Снижение рождаемости

В последнее время обсуждается еще один аспект ‒ быстрое сокращение рождаемости в странах исламского мира. Совершенно новым его назвать нельзя. То, что темпы роста населения в мусульманских странах в последние десятилетия снижаются примерно в той же пропорции, что и в немусульманских, неизменно отмечалось в авторитетных публикациях Отделения ООН по народонаселению, пересматривающего раз в два года основные демографические тренды в мире [1].

  Однако недавно были опубликованы серьезные монографические исследования, делающие упор на том, что в странах с преобладающим мусульманским населением наблюдается мало замеченный крутой спад рождаемости. Это приближает исламские государства к демографическому переходу (низкой рождаемости и низкой смертности). При этом многие авторы, в частности французские демографы Юсеф Курбаж и Эммануэль Тодд, полагают, что такого рода сдвиги есть доказательство того, что ислам, как религия, не несет какой-либо ответственности за демографический рывок исламской цивилизации, наблюдавшийся в ХХ в. Наоборот, имеет место, по их мнению, «конвергенция» исламской и христианской цивилизаций ‒ в части воздействия, оказываемого этими религиями на демографические процессы. Это воздействие состоит в поощрении рождаемости, в акценте на продолжении рода человеческого и в то же время в терпимом отношении к средствам защиты от нежелательных рождений. Как отмечают упомянутые исследователи, «Пророк Мухаммад принимал обычай азл (coitus interruptus) и, трактуя это расширительно, ислам терпимо относится ко всем остальным формам контрацепции. Ислам проявляет терпимость и к абортам до определенного срока беременности» [2].  

В книге французов и сборнике статей под редакцией Ханса Грота и Альфонсо Суса-Поса содержатся убедительные свидетельства резкого снижения рождаемости в странах с мусульманским большинством в период между 1975-80 и 2005-10 гг. Так, суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей на женщину в возрастной категории 15-49 лет) в мусульманском регионе упал с 6,8 до 3,5, т.е. почти вдвое [3]. Если в мире в целом, по данным Отделения ООН по народонаселению, общий коэффициент рождаемости (рождения за год, поделенные на число людей) снизился за 30 последних лет на 33% (в менее развитых странах – на 34%), то в мусульманском регионе он упал на 41%. Более того, в 22 странах с мусульманским большинством рождаемость сократилась наполовину, а в десяти из них (в том числе в Иране) ‒ на 60% [4].

Авторы этих подсчетов (Николас Эберштадт и Апурва Шах), опираясь на статистические данные ООН и Бюро цензов США, утверждают, что такое крутое снижение рождаемости не имеет прецедентов. Отвергая возможные обвинения в выборе периода наблюдения, они расширяют его до всего послевоенного времени и демонстрируют исключительно быструю реакцию именно мусульманских обществ на меняющуюся в пользу сокращения рождаемости обстановку [5].

Почти все исследователи феномена сокращения рождаемости в мусульманских и других ареалах отмечают зависимость рождаемости от грамотности населения, особенно женщин. Курбаж и Тодд указывают на закономерность, в соответствии с которой снижение рождаемости происходит после достижения грамотности 50% населения в возрасте от 20 до 24 лет. Иными словами, условия, когда грамотность охватывает половину взрослого молодого населения, особенно женского, служат толчком для перехода к пониженной рождаемости. Варьирующаяся от страны к стране, данная закономерность подтверждается на примерах как мусульманских, так и немусульманских стран, начавших путь к демографическому переходу в ХХ в. При этом всё же выявляется разница между странами исламского и неисламского мира. Для множества всех менее развитых государств корреляция показателей грамотности мужчин и женщин с рождаемостью заметно выше (0,84 и 0,80), чем для мусульманских стран (соответственно, 0,61 и 0,55) [6].

Несмотря на обвальный характер перемен, связанных с рождаемостью в мусульманских странах (она была в начале периода наблюдения очень высокой), демографические темпы роста и на рубеже веков оставались у них выше, чем в других ареалах. Это наблюдается и в отношении мусульманского населения в целом. По данным ООН, относящимся к 1990‒2000 и 2000‒2010 гг., число мусульман в самом крупном по размеру мусульманского населения Азиатско-Тихоокеанском регионе (куда специалисты из центра «Пью» условно включают все неарабские страны Азии, вплоть до Ирана и Турции) увеличивалось, соответственно, в среднем за год на 2,8 и 1,8%, в то время как численность немусульман возрастала ежегодно на 1,3 и 0,9%. Предполагается, что в ближайшие два десятилетия разрыв сохранится, немного сократившись: в 2010‒2020 гг. численность мусульман будет возрастать на 1,4%, а в 2020‒2030 гг. – на 1,1 %, в то время как темпы роста немусульман в первый из прогнозных периодов упадут до 0,8%, а во второй – до 0,5% [7]. Что касается мусульманского населения мира, куда входит, кроме жителей АТР (их доля равняется примерно 60%), население Ближнего Востока и Северной Африки (20%), субсахарской Африки (16%), Европы (около 3%) и Америки (менее 0,5%), то оно ежегодно возрастало, по оценкам, в среднем на 2,3% в 1990‒2000 гг. и на 2,1% в 2000‒2010 гг. Среднегодовой прирост в будущем упадет до 1,7% в период 2010‒2020 гг. и до 1,4% в 2020‒2030 гг. Он останется несколько выше прироста жителей планеты ‒ не мусульман, но сблизится с ними (в 2010‒2020 гг. немусульманское население, по расчетам, будет возрастать в среднем в год на 0,9, а в 2020‒2030 гг. – на 0,6%) [8].

Популяционный момент

Несмотря на уменьшение рождаемости среди мусульман, такие исламские государства, как Афганистан, Пакистан, Кыргызстан, Малайзия, Туркменистан, остаются в 2010‒2015 гг. среди лидеров прироста [9]. В разных мусульманских странах темпы снижения рождаемости и роста населения существенно различаются. Растущая дифференциация по этим показателям наблюдается между такими, например, парами государств, как Иран и Турция, с одной стороны (низкая рождаемость), и Афганистан и Пакистан ‒ с другой (высокая). Среди арабских государств можно выделить наиболее быстро растущий Йемен, среди африканских ‒ Мали, Нигер, полумусульманскую Нигерию, Судан, Сомали.

Несмотря на снижение темпов роста населения в арабском ареале Ближнего Востока и Северной Африки, специалисты из принстонского «Пью» прогнозируют существенное ‒ на 36,5% ‒ увеличение численности арабского населения к 2030 г. по сравнению с 2010 г. В абсолютных цифрах это составит почти 120 млн чел., причем в странах Ближнего Востока население возрастет со 127 до 187 млн, а в Северной Африке – со 195 до 253 млн чел [10].

Таким образом, несмотря на «конвергенцию цивилизаций», демографический рост исламского мира при сохранении нынешних тенденций продолжится. И это неудивительно. Рождаемость ‒ лишь один из факторов, непосредственно воздействующих на демографию. Важнейшее значение (если не принимать в расчет достаточно однородный в нынешнюю эпоху показатель смертности) имеет так называемый «популяционный момент» ‒ инерция воспроизводства из-за наличия большой массы людей детородных возрастов. Наблюдавшийся в 1940 – 1970-х годах демографический бум в мусульманском ареале еще долго будет сказываться на величине прироста населения в нем.

Хорошо иллюстрируют динамику этого процесса (увеличения численности мусульман)  исследования, выполненные в рамках достаточно новой научной отрасли ‒ религиозной демографии. Ведущие специалисты в этой области, американцы Тодд Джонсон и Брайн Грим, произвели подсчет приверженцев религиозных и нерелигиозных убеждений на протяжении 100 лет, с 1910 по 2010 г. Из данных о пропорциях населения, относимого к разным мировоззрениям и деноминациям, следует, что число мусульман в минувшее столетие росло наиболее быстро, в среднем почти на 2% в год, уступая по темпам роста лишь неверующим. К 1970 г. доля агностиков и атеистов в мире достигла максимума (почти 20%), а затем стала неуклонно сокращаться. В первое десятилетие нынешнего века она увеличивалась меньше чем на 0,3%. Вместе с тем за эти 100 лет достаточно быстро возрастал удельный вес христиан всех деноминаций (1,32%), индуистов (1,46%), буддистов (1,28%) и анимистов в субсахарской Африке (1,38%) [11].

Среди верующего населения наиболее заметно вырос удельный вес мусульман. В 1910 г. они составляли менее одной шестой части мирового населения, а к 2010 г. ислам исповедовал почти каждый четвертый житель планеты. Однако распространенные одно время представления, что ислам обгонит христианство по числу приверженцев уже к 2030 г. (и уж во всяком случае к 2050 г.) [12], с учетом тенденций последнего десятилетия не нашли подтверждения. Темпы роста мусульман в 2000‒2010 гг., по данным Джонсона и Грима, составляли в среднем в год 1,86 %, а христиан – 1,31%. При сохранении нынешней динамики христианство останется самой массовой религией и в середине XXI столетия (35,8%), а доля мусульман увеличится лишь до 27,5% [13].

Не исключено, впрочем, что оценки вышеназванных религиозных демографов, изначально концентрировавших свое внимание на христианском мире, несколько занижают масштабы и потенциал демографического ареала исламской цивилизации. По мнению Г. Пинса из «Академии свободного мира», мусульмане уже в 2005 г. составляли 24% мирового населения, а к 2050 г. их доля должна возрасти до 33% [14]. Более высоко оценивают перспективы роста мусульман многие исламские центры.

Политики – против

Касаясь перспектив, нельзя не учитывать влияние политического фактора, который может изменить сложившиеся за последние десятилетия тренды. Так, руководство Ирана недавно выразило обеспокоенность низкими темпами роста своего населения. Сначала Махмуд Ахмадинежад, занимавший до выборов 2013 г. пост президента Исламской Республики, а затем и ее духовный лидер аятолла Али Хаменеи признали необходимым пересмотр демографической политики, отказ от курса на сокращение рождаемости и переход к противоположным, наталистским мерам. В октябре 2013 г. Хаменеи призвал иранцев иметь четырех или пять детей, заявив, что население в 150 млн человек – это минимум, который Иран должен иметь. Министерство здравоохранения Ирана подтвердило отказ от практики контроля за рождаемостью [15]. Многие комментаторы выражают сомнение в достижимости поставленных целей (ныне, по разным оценкам, население страны составляет 78‒80 млн чел.), но какой-то эффект разворот в демографической политике, по-видимому, произведет. Отметим, что стремление директивно управлять вопросами, касающимися семьи и общества, характерно для исламской цивилизационной модели, хотя и не только для нее.

Заметное стимулирующее демографический рост воздействие оказывают в некоторых мусульманских странах политические соображения, связанные не с конфессиональным, а с этническим фактором. В Пакистане, например, в условиях электоральной демократии и федерализма определенные политические силы прямо заинтересованы в увеличении численности поддерживающего их (вследствие этнической и территориальной принадлежности) населения. Похожими причинами вызван повышенный темп роста численности малайцев в Малайзии с ее традиционно крупной китайской общиной. В Индонезии отмеченное в последнее время замедление темпов снижения рождаемости тоже связано, очевидно, с политическими и социальными факторами [16].

Статистическими методами удалось установить, что рождаемость наиболее тесно коррелирует с тремя параметрами. Один ‒ грамотность вообще и грамотность женщин ‒ уже обсуждался. Два других – это доля городского населения и индикаторы уровня жизни. Чем они ниже, тем выше в среднем рождаемость. Таким образом, перспективы демографического роста исламского мира зависят и от базовых социально-экономических причин [17].

*   *   *

Ислам как религия не имеет специфических черт, способствующих чрезмерно быстрому росту населения. Более того, исламские религиозные представления способствуют практике ограничения рождаемости. Вместе с тем исламская цивилизация, как олицетворение единства общины-общества-государства, изначально ориентировалась на расширение ареала политического и социального господства. С возможностью использования радикальными элементами этого историко-политического феномена, по-видимому, и связана обеспокоенность части мирового общественного мнения перспективами увеличения исламского «клина» в населении планеты.

Представляется, однако, что угроза «исламской демографической бомбы» сильно преувеличена. И не только потому, что взрывной рост мусульманского населения, наблюдавшийся во второй половине ХХ в., сменился затуханием. Дело еще в том, что общие религиозные корни не обеспечивают единства исламского мира. Он остается разделенным и по религиозно-сектантскому, и по этническому, и по национально-государственному признакам. Элиты исламских государств склоняются к внешнеполитическим ориентациям, жестко разделяющим нередко близкие в цивилизационном отношении страны.

Что касается фундаменталистского радикализма, то он, несомненно, еще будет играть немалую роль в структурировании мирополитических реалий. Но по мере «старения» мусульманского населения (неизбежного и при достаточно высоком демографическом росте) социальная опора радикальной идеологии будет постепенно размываться.

Исламский демографический фактор имеет и будет сохранять немалое политическое значение на региональном и локальном уровнях. Линии религиозного и религиозно-сектантского водоразделов пролегают нередко внутри стран или в ареале соседних государств. С этой точки зрения демографическая проблематика крайне важна для понимания текущих социально-политических и социально-экономических процессов, а также оценки перспектив эволюции различных государственно-политических систем и международных отношений в целом.

Примечания:

[1] Population Newsletter. World Fertility Report 2003. N.Y.: Dec.2003, N.76, p. 7; United Nations. Department of Economic and Social Affairs. Population Division. World Population Prospects, the 2012 Revision. Available at: http://esa.un.org/unpd/wpp/unpp/p2k0data.asp Accessed 08.11.2013. United Nations Population Division. Department of Economic and Social Affairs. World Population Prospects. The 2010 Revision. PDF.

[2] Courbage Y., Todd E. A Convergence of Civilizations. The Transformation of Muslim Societies. N.Y.: Columbia University Press, 2011, p. 21. Karim M. Islamic Teachings on Reproductive Health and Fertility Transition in Muslim-majority Countries//Aga Khan University/mehtab.karim@aku.edu

[3] Courbage Y., Todd E. A Convergence of Civilizations, p. 9.

[4] Population Dynamics in Muslim Countries. Ed. H.Groth, A.Souza-Pola. Berlin: Springer, 2012, p. 34.

[5] Ibid.,p.37.

[6] Courbage Y., Todd E. A Convergence of Civilizations, p.17-18.

[7] The Future of the Global Muslim Population. Projections for 2010-2030. Pew Research Center, Jan.2011. PDF, p.71.Available at: www.perforum.org

[8] Ibid., Executive Summary, p. 1-2.

[9] Ibid., p.80.

[10] Ibid., p. 92.

[11] Подр. см. другую статью автора: Белокреницкий В.Я. Демографические параметры и перспективы исламского мира и исламской цивилизации//Восточная аналитика 2013. Гл.ред. В.В. Наумкин. М.: Институт востоковедения РАН, 2014.

[12] См. такие расчеты: Muslim Population Statistics. Institute of Islamic Information and Education. Available at: http://www.iiie.net.node/55 Accessed 06.10.2009;

[13] Johnson T.M., Grim B.J. The World’s Religions in Figures, p. 14.

[14] Pince G. World Population Prospects. The “Islamic Bomb”. Free World Academy. PDF. Available at: freeworldacademy.com/globalleader/population.html

[15] Iran Is Reversing Its Population Policy by Farzaneh Roudi//http://issui.com/ecspwwc /docs/iran-reversing-its-population-polocy?e… Accessed 14.12.2013.

[16] Population Dynamics in Muslim Countries, p. 12.

[17] См.: Акимов А.В. Долгосрочный прогноз численности народонаселения и перспективы цивилизационного взаимодействия // Восток (Oriens), 2009. №.4, с. 95.

Читайте также на нашем портале:

«Великобритания в ловушке мультикультурализма» Тамара Кондратьева

«Мультикультурализм как философско-политическая концепция» Екатерина Нарочницкая

«Глобализация: «вестернизация» и альтернативные формы глобальных стратегий» Юрий Гранин

«Демографическое будущее России» Сергей Рязанцев, Кобилджон Зоидов

«Мусульмане в Швеции: обострение интеграционного кризиса » Анна Веретевская

«Вызовы и перспективы глобальных миграций» Юрий Шишков

«Бельгийский парадокс: «национализация» ислама и участие мусульман в политическом процессе не препятствуют радикализации общества» Елена Пинюгина


Опубликовано на портале 11/02/2014



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика