Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Индия: на пути к глобальной державе

Версия для печати

Избранное в Рунете

Феликс Юрлов

Индия: на пути к глобальной державе


Юрлов Феликс Николаевич – главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, доктор исторических наук.


Индия: на пути к глобальной державе

Индия выдви­нула амбициозную задачу войти в число ведущих держав мира. Достаточно высокие темпы социально-экономического раз­вития, обеспечившие улучшение жизни значительной части более чем миллиардного населения, ста­ли фундаментальными достиже­ниями индийского общества и го­сударства. Интенсивный рост наукоемких отраслей заложил основу конкурентных преимуществ и в других сферах. Тем не менее Индии предстоит решить непростые проблемы, чтобы обратить демографический вес в экономический дивиденд. В начале ХХI века число бедных со­ставляло в этой стране около 300 миллионов, а около четверти населения оставалось неграмотным.

«Демографическая бомба»

Людские ресурсы являются одним из важнейших факторов развития в мире. Выход на миро­вую арену в начале ХХI в. таких гигантов, как Китай и Индия, и других быстрорастущих круп­ных стран с формирующимся рынком неизбежно ведет к пере­оценке устаревших стереотипов и представлений о мировом уст­ройстве и характере отношений между развитым и остальным миром.

Ряд ученых отмечают не­сколько исторических мегатрендов, которые фундаментально из­менят картину в мире в последу­ющие 4 десятилетия. Это: демо­графический вес развитых стран уменьшится на 25%, в результате чего произойдет перераспределе­ние экономической мощи в поль­зу бывшего «третьего мира»; тру­довые ресурсы в развитых стра­нах существенно постареют, что приведет к сокращению экономи­ческого роста и потребует усиле­ния притока иммигрантов; рост мирового населения будет проис­ходить в основном в более моло­дых, бедных странах, в т.ч. му­сульманских; впервые в истории человечества большинство насе­ления будет жить в городах. От­ветом на эти вызовы должна стать перестройка мировых ин­ститутов управления [1].

Возникает вопрос, насколько сложившиеся в ХХ в. геострате­гия и экономика отвечают новым условиям. Некоторые авторы ста­вят проблему довольно остро: «стратегическая и экономическая политика ХХ в. устарела, – пишет американский ученый Дж.Голдстоун, – настало время сменить ее» [2].

Подобная постановка вопро­са – о необходимости смены па­радигмы мирового развития – до­статочно давно выдвигается и индийскими учеными. Об этом, например, пишет Джагджиш Ка­пур в работе «Наше будущее. Потребительство или гума­низм». По его мнению, нынеш­няя модель развития стала за­ложницей собственных изли­шеств. Настоятельно необходи­мы перемены, которые потребу­ют всеобщей реорганизации дел на планете [3].

В XXI в. ситуация в мире, в том числе международная безо­пасность, будут во многом зави­сеть от того, как распределяется и из чего состоит население мира: где оно уменьшается, а где растет, в каких странах население старе­ет, а где оно является более моло­дым. По данным Дж.Голдстоуна, в начале XIX в. Западная Европа, США и Канада производили 32% мирового ВВП. К 1950 г. эта про­порция выросла до 68% (по пари­тету покупательной способнос­ти). Однако в последующие пол­века ситуация круто изменилась. К 2003 г. доля Европы, США и Канады упала до 47% и продол­жает снижаться [4].

При сохранении нынешних годовых темпов роста экономик Евросоюза, США и Канады на уровне в среднем 1,7%, а осталь­ного мира – на 2,5% (как это было в 1993-2003 гг.), к 2050 г. общий ВВП Евросоюза и Северной Аме­рики вырастет в 2 раза, а остального мира – в 5 раз и достигнет 80% роста мирового ВВП. По оценкам Всемирного банка, к 2030 г. численность среднего класса в бывших развивающихся странах достигнет 1,2 млрд чело­век, т.е. будет больше, чем все на­селение Европы, США и Японии, вместе взятых. Отметим, что уже сегодня средний класс Индии, по индийским оценкам, насчитыва­ет 300 млн человек. Все это озна­чает, что главным двигателем роста мировой экономики стано­вятся такие быстрорастущие страны с формирующимся рын­ком, как Китай, Индия, Брази­лия, а также Индонезия, Мекси­ка и Турция [5].

Одной из причин того, что ны­нешние развитые страны утрачи­вают динамизм, является старе­ние населения, которое происхо­дит невиданными ранее темпами.

Доля населения старше 60 лет в ЕС и Северной Америке состав­ляет от 15 до 22%, в Японии – 30%. К 2050 г. ожидается, что 30% американцев, канадцев, европей­цев, а также китайцев и 40% японцев и корейцев будут старше 60 лет. Таким образом, в ближай­шие десятилетия в этих странах будет заметно увеличиваться до­ля неработающего населения, и почти в такой же степени будет уменьшаться доля работников. По этому показателю в силу огра­ничений государства на количе­ство детей в семье к ним примк­нул и Китай.

Еще сложнее ситуация в Рос­сии. Перепись населения (ок­тябрь 2010 г.) показала, что с 2002 по 2010 гг. население страны уменьшилось на 2,2 млн человек (1,6%) – с 145,2 млн до 142,9 млн человек. При этом естественная убыль сопровождалась ростом численности мигрантов. Иными словами, если бы не они (данных по ним пока нет), картина была бы еще более грустной [6].

Индия рассчитывает на демографический фактор

Что касается Индии, то она стремится обратить рост населе­ния в экономический дивиденд. Но для этого ей надо решить не­простую задачу – повысить уро­вень образования и квалифика­ции огромной массы молодежи.

Уже сейчас имеющиеся в Индии кадры позволяют ей добиваться успеха на мировых рынках в вы­соких технологиях, в т.ч. в ком­пьютерном обеспечении и меди­цине.

При среднесрочном планиро­вании до 2020 г. Дели исходит из того, что стареющие Европа, Япо­ния, а также Америка будут нуж­даться как в квалифицированных кадрах, так и в аутсорсинге своих производств. Индия готовится заполнить эту нишу. Тем более, что она обладает таким преиму­ществом, как знание английского языка практически всеми квали­фицированными специалистами (например, по сравнению с Кита­ем или Россией). Разработчики программы развития Индии до 2020 г. учитывают, что доход на душу населения в стране за 20 лет (1980-2000 гг.) вырос в 2 раза. С учетом нынешнего роста населе­ния и среднего годового роста ВВП на 9% Индия сможет к 2020 г. увеличить этот показатель в 4 раза [7]. Предусматривается так­же увеличение продолжительно­сти жизни с 64 лет в 2001 г. до 69 лет в 2020 г., повышение грамот­ности населения до 95% (мужчин – 96%, женщин – 94%).

Демографический фактор ока­зывает огромное влияние как на экономику и социальное благопо­лучие индийского общества, так и на военную мощь.

С учетом имеющегося нали­чия квалифицированных работ­ников, и особенно увеличения их численности в последующие го­ды и десятилетия, Дели ставит цель совершить «революцию зна­ний» и стать «супердержавой знаний».

В начале XXI в. Индия выдви­нула амбициозную задачу войти в число ведущих держав мира. Ничего удивительного в этом нет. Страна с населением более миллиарда человек не может ду­мать о себе иначе, как крупно­масштабно. За годы независимо­сти для реализации этих идей были созданы достаточно весо­мые предпосылки. Многомилли­онный средний класс и огромное число людей интеллектуального труда, получивших качественное образование, стали оказывать растущее влияние на политичес­кий и экономический курс стра­ны. Нынешняя Индия – это молодая энергичная страна, и в этом ее преимущество перед многими «стареющими» странами Запада и Востока.

На стыке XX и XXI вв. в Ин­дии быстрыми темпами развива­лись наукоемкие отрасли, особен­но информационные технологии, в т.ч. – программное обеспечение. Индийские достижения в этой области дают импульс развитию конкурентных преимуществ и в других сферах, включая ряд от­раслей машиностроения и науч­ных исследований, особенно био­технологий, медицины, фарма­цевтики и сельского хозяйства.

Сфера услуг в Индии заняла доминирующее место в структуре ВВП. Ее опережающее развитие может стать предпосылкой для создания экономики, базирую­щейся преимущественно на зна­нии. В стране улучшается ситуа­ция, связанная с использованием высококвалифицированного тру­да. Если в конце XX в. происхо­дил активный отъезд специалис­тов, особенно программистов, на Запад, то позже начался обрат­ный «отток мозгов», в первую очередь из США, что не в послед­нюю очередь связано с мировым финансово-экономическим кри­зисом 2008-2009 гг.

Достаточно высокие темпы социально-экономического раз­вития Индии, обеспечивавшие при этом улучшение жизни зна­чительной части населения, ста­ли фундаментальными достиже­ниями индийского общества и го­сударства.

Тем не менее, масштабные со­циальные проблемы во многом продолжают сдерживать поступа­тельное развитие страны. В абсо­лютных цифрах число бедных со­ставляло в начале XXI в. около 300 млн человек, неграмотных – около четверти населения [8]. Про­блемы ликвидации бедности, снижения уровня безработицы и общего улучшения условий жиз­ни населения остаются одними из главных задач государства и об­щества.

К решающим факторам, кото­рые оказывали и будут оказы­вать влияние на формирование внутренней и внешней политики Индии, рост ее экономики в XXI в., можно отнести то, что страна развивается по демокра­тическому пути. В ней отработан механизм коалиционных правительств, при которых, во-первых, обеспечивается широ­кое представительство – соци­альное и региональное – в руко­водящих органах исполнитель­ной и законодательной ветвей власти, вне зависимости от того, какая политическая группиров­ка добивается победы на выбо­рах. Во-вторых, происходит мирная передача власти, не вы­зывавшая политических и соци­альных потрясений. В-третьих, правительство Индии следит за изменениями в социальной си­туации в стране и корректирует социально-экономические про­цессы, в том числе связанные с реформами. Существенную роль в обеспечении социальной и по­литической стабильности играет средний класс.

Внешнеполитические приоритеты Дели

Достижению цели становле­ния Индии в качестве одной из ведущих мировых держав служит укрепление ее экономического и политического потенциала на ос­нове достаточно быстрого разви­тия экономики, а также создание мощных вооруженных сил, рас­полагающих ядерным оружием и другой современной военной тех­никой. Страна упорно добивается включения ее в Совет Безопасно­сти ООН в качестве постоянного члена.

Дели исходит из целесообраз­ности создания многополярного мира, а также из того, что миро­вое экономическое и военно-по­литическое развитие будет опре­деляться главными центрами си­лы.

По мнению индийских поли­тиков, важнейшим из них остает­ся Америка как самая мощная держава, которой удается исполь­зовать свое влияние для сохране­ния старых и создания новых во­енно-политических альянсов. Однако возможности США со­кращаются, в т.ч. и потому, что в последние годы усиливаются другие крупные государства. Происходят заметные перемены в глобальном соотношении сил. По существу, лидерству Запада брошен вызов азиатскими стра­нами, что связано с усилением их экономического и политического влияния и ростом их националь­ного самосознания. В определен­ном смысле этот вызов является более сильным, хотя и менее ан­тагонистичным, чем вызов ком­мунизма.

В Дели считают, что Индия – как один из центров силы – пред­ставляет собой огромный потен­циальный рынок с учетом ее люд­ских ресурсов и быстро прогрес­сирующей экономики. Страна на­ращивает свое региональное и глобальное влияние. Она готова совершить прорыв в экономике и технологиях и может стать важ­ным фактором в стратегическом соотношении сил в Азии и мире в первой половине XXI в.

Поворот в отношениях с США

После распада СССР и двух­полюсной системы международ­ных отношений, в котором Ин­дия как один из лидеров Движе­ния неприсоединения играла важную роль, в стране началась переоценка ее отношений с США. Процесс сближения двух госу­дарств растянулся на десятиле­тие.

Первые заметные подвижки в индийско-американских отноше­ниях произошли во время визита президента США Билла Клинто­на в Индию в марте 2000 г. Поли­тика углубленного сотрудничест­ва с Индией особенно энергично стала осуществляться с 2002 г. ре­спубликанской администрацией Джорджа Буша-младшего.

Индийско-американскому со­трудничеству способствовала благожелательная реакция Ин­дии на планы США по созданию системы национальной противо­ракетной обороны. Крупным ша­гом на пути сближения двух стран стало изменение позиции Вашингтона по вопросу о ядер­ном статусе Индии: в 2001 г. он впервые заявил о готовности при­знать Индию в качестве ядерной державы [9].

В контексте американской глобальной политики Южная Азия стала рассматриваться как важный для США регион, а Ин­дия – как возможный противовес Китаю в Азии.

В июле 2005 г. премьер-ми­нистр Индии Манмохан Сингх и президент США Джордж Буш подписали в Вашингтоне согла­шение о сотрудничестве в ядер­ной энергетике. Таким образом, высказанная ранее Б.Клинтоном мысль о «естественном партнер­стве» между Индией и Америкой стала обретать конкретные очер­тания.

В первую очередь речь шла об укреплении сотрудничества обе­их стран в области энергетики, что чрезвычайно важно для Ин­дии, которая является 5-м круп­нейшим потребителем энергии в мире. Тем самым закладывался фундамент для партнерства меж­ду обеими странами и в других сферах.

В декабре 2006 г. Буш подпи­сал закон о сотрудничестве США и Индии в мирной атом­ной энергетике. По своей сути закон отменил проводимую де­сятилетиями политику Вашинг­тона в ядерной сфере, позволив Индии получать от США ядер­ные технологии и ядерное топ­ливо для гражданских целей. И это при том, что Индия не под­писала Договор о нераспростра­нении ядерного оружия и испы­тала такое оружие в 1974 и 1998 гг. «Это важное достижение для всего мира, – заявил Буш на церемонии подписания закона. – После 30 лет пребывания вне си­стемы (нераспространения ядер­ного оружия. – Ф.Ю.) Индия те­перь будет осуществлять свою ядерную энергетическую про­грамму в соответствии с между­народными правилами. В ре­зультате мир станет более безо­пасным». Он подчеркнул, что «США и Индия являются есте­ственными партнерами, объеди­ненными глубоко укорененными ценностями. Соперничество, ко­торое когда-то разделяло наши страны, более не существует... Американский народ стал счи­тать Индию своим другом» [10].

В соответствии с этим зако­ном, Индия была обязана разре­шить инспекцию 14 гражданских ядерных объектов в обмен на по­ставки ядерной технологии и топ­лива из США. 8 военных ядерных объектов в Индии не были вклю­чены в инспекции Международ­ного агентства по ядерной энер­гии (МАГАТЭ). Предусматрива­лось также, что США и Индия должны получить исключение из правил Группы ядерных поставщиков, а Дели подпишет соот­ветствующее соглашение по это­му вопросу с МАГАТЭ.

После подписания закона Сингх заявил, что этот документ свидетельствует о выходе Индии на мировую сцену «в качестве державы, с которой будут счи­таться». Он также отметил, что индийско-американское соглаше­ние является важной частью уси­лий Индии, направленных на удовлетворение ее быстрорасту­щих потребностей в энергии [11].

Однако в Индии существова­ла серьезная оппозиция амери­канскому закону со стороны как левых, так и правых сил. Критики закона говорили, что он содержит ряд неприемлемых условий, не гарантирует непрерывность по­ставок ядерного топлива для гражданских реакторов и препят­ствует тому, чтобы Индия сама восстанавливала израсходован­ное топливо. Так, согласно зако­ну, президент США обязуется прекратить экспорт ядерных ма­териалов в Индию, если она про­изведет испытание ядерного ору­жия. Кроме того, президент должен ежегодно докладывать Кон­грессу о том, как Индия сотруд­ничает с Америкой в сдержива­нии ядерных амбиций Ирана.

Левые партии, при поддержке которых в 2004 г. было сформи­ровано коалиционное правитель­ство во главе с Индийским наци­ональным конгрессом (ИНК), за­явили, что Общая программа-ми­нимум, на основе которой дейст­вовало это правительство, не пре­дусматривала такого рода сотруд­ничество с США. По их мнению, ядерное соглашение с Америкой позволит ей «шантажировать» Индию и станет препятствием на пути проведения Дели независи­мой внешней политики [12].

Свои возражения по поводу этого закона, не выступая против стратегического сотрудничества с США в целом, высказало и руко­водство главной оппозиционной Бхаратия джаната парти (БДП) [13]. Лидер правой оппози­ции в парламенте Л.К.Адвани за­явил, что судьба стратегической обороны Индии брошена на чашу весов: нельзя допустить, чтобы Индия сделала свою внешнюю политику заложницей стратеги­ческих целей Вашингтона.

На это премьер-министр Сингх ответил, что никакой закон иностранного государства не мо­жет отнять у Индии суверенное право проводить свою внешнюю политику, руководствуясь нацио­нальными интересами. «Наша стратегическая программа не бу­дет подвергнута внешней провер­ке или какому-либо вмешательст­ву», – сказал он [14].

Часть политического класса в Индии считала, что индийско-американское соглашение в ядер­ной сфере служило цели проти­вопоставить Индию Китаю. Но официальный Вашингтон отверг эту идею, заявив, что Китай явля­ется «важным другом» США, а теперь «впервые с 1947 г. мы име­ем отличные отношения и с Индией» [15]. При этом подчеркива­лось, что ситуация с Индией «уникальна», поскольку Дели обеспечил сохранность своей ядерной технологии и не распро­странял ее в других странах, а со­глашение с Индией укрепляет связи США с крупнейшей в мире демократической державой. Но Пекин негативно отнесся к ин­дийско-американскому ядерному соглашению, а Пакистан осудил его.

После того, как Конгресс США утвердил закон о сотрудни­честве с Индией в ядерной сфере, правительство Индии в июле 2007 г. также одобрило его, не­смотря на возражения оппози­ции, заявив, что закон учитывает все озабоченности страны [16].

Очередным важным шагом на пути развития стратегического сотрудничества между обеими странами стал визит премьер-ми­нистра Индии М.Сингха в Аме­рику в ноябре 2009 г. Обе сторо­ны заявили, что начинают новую фазу в их глобальном стратегиче­ском партнерстве.

Индия и США подтвердили свои обязательства укреплять и реформировать глобальную эко­номическую архитектуру в Группе 20, Всемирном банке и МВФ. Они также обязались до­биваться «подлинных реформ ООН, включая Совет Безопас­ности, с тем, чтобы они отража­ли реальности современного ми­ра и таким образом расширили возможности ООН выполнять ее мандат как представительно­го, надежного и эффективного форума» [17].

Индийцы были удовлетворе­ны заявлениями американской стороны о признании Индии в ка­честве ядерной державы и о том, что американо-индийское парт­нерство «абсолютно необходимо» для сохранения глобального мира и безопасности и ответа на вызо­вы XXI в. Более того, в совмест­ном американо-индийском заяв­лении по итогам визита М.Сингха в США подчеркивалась «край­няя необходимость» совершения правосудия над ответственными за теракт в Мумбаи 26 ноября 2008 г., а также ликвидации убе­жищ террористов в регионе. Та­кой пассаж индийцы расценили как прямую ссылку на Пакистан. В свою очередь Сингх высказался в поддержку Америки в условиях мирового кризиса. Он заявил: «Насколько я могу судить, сего­дня не существует замены доллару» [18].

Позиция Вашингтона в неко­торой мере рассеяла скептицизм в индийских политических кру­гах, который возник в период президентской предвыборной кампании в США в 2008 г. Тогда Обама высказывался в пользу от­крытия американского консуль­ства в Джамму и Кашмире, что рассматривалось индийцами как вмешательство во внутренние де­ла Индии. Кроме того, тогда Обама давал понять, что растущая индийская экономика представ­ляет угрозу сохранению рабочих мест в США [19].

Но особенное беспокойство индийцев вызвал визит Обамы в Китай за неделю до индийско-американской встречи в верхах. Многие индийские политики по­считали, что Вашингтон больше заинтересован в улучшении отно­шений с КНР, чем в проведении политики баланса сил в Азии. К тому же президент США отказал­ся встретиться с Далай-ламой накануне визита премьера Индии в Вашингтон, что было расценено индийцами как уступка Китаю. Вместе с тем, они особо подчер­кивали, что в отличие от Китая, Индию и Америку объединяет приверженность демократичес­ким ценностям.

Но и после визита Сингха не­которые индийские политики от­мечали, что заявления США да­леко не всегда подкреплялись конкретными действиями, в т.ч. в вопросах торговли, военно-тех­нического сотрудничества, пере­дачи высоких технологий, реше­ния проблемы изменения клима­та. Они объясняли это, в частнос­ти, тем, что в условиях войны в Афганистане Вашингтон вынуж­ден во многом полагаться на Па­кистан. Более жесткие индийские критики обвинили США в «склонности использовать, а за­тем выбрасывать союзников, ис­ходя из американских интересов» [20].

Поездка Обамы в Индию 6-9 ноября 2010 г. была осложнена внутриполитической ситуацией в Америке, а именно – поражением Демократической партии на вы­борах в Конгресс, которые состо­ялись буквально за несколько дней до его визита.

Под давлением республикан­цев ему пришлось сделать акцент на поиске новых рынков для аме­риканских товаров. Глава Белого дома подчеркнул большое значе­ние для будущего американской экономики Азии, где находятся наиболее быстроразвивающиеся экономики мира и растущий средний класс. Он прямо заявил, что одна из главных целей его ви­зита в Индию – содействие сни­жению барьеров американскому экспорту в Индию [21]. В ходе визи­та были подписаны торговые со­глашения на общую сумму в $14,9 млрд, включая $9,5 млрд американского экспорта, кото­рый обеспечит 53,7 тыс. рабочих мест в США. Среди них: поставка компанией «Боинг» 30 граждан­ских самолетов B737-800 и 10 во­енно-транспортных самолетов С-17 Globemaster III индийских ВВС, реактивных двигателей, ди­зельных локомотивов, газовых и паровых турбин и т.п. [22]

В совместном заявлении пре­мьер Индии и президент США подтвердили решимость расширять и углублять «глобальное стратегическое партнерство» между «двумя крупнейшими в мире демократическими страна­ми», которое «необходимо не только для этих двух стран, но для глобальной стабильности и процветания в XXI веке». Прези­дент США приветствовал станов­ление Индии в качестве крупной глобальной и региональной дер­жавы и подтвердил заинтересо­ванность Америки в ее усилении, экономическом процветании и безопасности. Он отметил, что в будущем реформированном Со­вете Безопасности ООН Индия должна занять место постоянного члена.

Дели и Вашингтон согласи­лись углубить существующие ре­гулярные стратегические кон­сультации, касающиеся развития событий в Восточной Азии, и расширить и активизировать та­кого рода консультации по пред­ставляющим взаимный интерес региональным и глобальным проблемам, включив в них Цент­ральную и Западную Азию. Осо­бо была отмечена необходимость сотрудничества и координации с целью содействия созданию ста­бильного демократического неза­висимого Афганистана. Осудив терроризм во всех его проявле­ниях, обе стороны заявили о не­обходимости покончить со всеми террористическими сетями, включая пакистанскую Лашкар-и-Таибу, и призвали Пакистан привлечь к суду преступников, совершивших теракт в Мумбаи в ноябре 2008 г.

С учетом произошедшего в по­следние годы изменения характе­ра оборонного сотрудничества двух стран обе стороны выразили готовность наращивать такое вза­имодействие путем диалога по вопросам безопасности, военных учений и торговли вооружения­ми и военными технологиями.

Индия подтвердила свой од­носторонний и добровольный мораторий на ядерные испыта­ния. США также заявили о про­должении моратория на такие испытания и готовности ратифи­цировать в ближайшее время До­говор о всеобъемлющем запре­щении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) [23].

Выступая в индийском парла­менте, Обама сказал, что в стремлении обеспечить безопасность в Южной Азии США будут при­ветствовать диалог между Инди­ей и Пакистаном. В то же время Америка признает, что разногла­сия между этими странами могут быть разрешены только их наро­дами.

Он отдельно коснулся поли­тики США в Азии: «Сегодня Америка вновь играет лидирую­щую роль в Азии, укрепляя ста­рые альянсы, углубляя отноше­ния с другими странами, как мы это делаем с Китаем, вновь взаи­модействуя с такими региональ­ными организациями, как АСЕАН, и присоединившись к Восточноазиатскому саммиту, в котором участвует и Индия. Как и ваши соседи в Юго-Восточной Азии, мы хотим, чтобы Индия не только «смотрела на Восток», но и «взаимодействовала с Восто­ком». Таким образом она укре­пит безопасность и обеспечит процветание всех наших народов» [24].

С 2002 по 2010 гг. торговый оборот между обеими странами вырос с $30 млрд до $66 млрд [25], в т.ч. товарами – с $15,9 до $48,8 млрд [26]. При этом экспорт амери­канских товаров в Индию в 2002-2010 гг. увеличился в 4 раза, до­стигнув $16,4 млрд, а услуг – в 3 раза ($10,5 млрд) [27]. Возрос объем взаимных капиталовложений: так, в 2009 г. прямые инвестиции Индии в США составили $4,4 млрд [28]. Однако во внешнеторго­вом обороте США Индия зани­мает всего 2%, уступая Нидерландам [29].

Вместе с тем, существуют за­метные разногласия между Ин­дией и США по ряду стратегиче­ских проблем, в частности, по Па­кистану и Афганистану. Острой проблемой остаются вопросы, связанные с изменением климата: международные обязательства по сокращению вредных выбросов в атмосферу рассматриваются в Индии как тормоз на пути ее раз­вития.

Источником потенциальной напряженности между двумя странами по-прежнему остается контроль над ядерными воору­жениями. Индийцы опасаются, что если администрация Обамы ратифицирует ДВЗЯИ, а Китай последует за ней, то Дели ока­жется под очень сильным давлением, в то время как многие ин­дийские политики и ученые вы­ступают против подписания это­го договора.

Индийцы также считают, что Вашингтон слишком жестко осу­ществляет контроль над экспор­том в Индию высоких военных технологий, в т.ч. двойного назна­чения.

Это обстоятельство нашло свое отражение в решении пра­вительства Индии о закупке 126 многофункциональных истреби­телей на сумму более $10 млрд. Тендер на их поставку был объ­явлен в 2007 г., его участниками стали 2 американские компании Boeing (истребитель F-18) и Lockheed Martin (F-16), россий­ская «МиГ» (МиГ-35), француз­ская Dasault (Rafale), европей­ская Eurofighter (Typhoon) и шведская Saab (Gripen). По ус­ловиям сделки победитель дол­жен поставить в Индию 18 само­летов, а производство остальных 108 истребителей осуществлять по лицензии на территории Ин­дии. При этом имеется в виду инвестировать в экономику Ин­дии до 50% стоимости контракта и передать ей иностранные тех­нологии.

В конце апреля 2011 г. мино­бороны Индии объявило, что в финал тендера попали истребите­ли Typhoon и Rafale. Таким обра­зом, из тендера выбыли 2 амери­канских истребителя, российский МиГ-35 и шведский Gripen. Это­му предшествовало то, что обе американские компании в отли­чие от остальных участников тен­дера отказались поделиться свои­ми технологиями. Аргументом против США было и то, что они неоднократно налагали жесткие санкции на Индию (после ядер­ных испытаний в 1974 и 1998 гг.). Не последнюю роль сыграло и то, что США на протяжении многих лет оказывали военную помощь Пакистану (на 2011 г. она запла­нирована на сумму $3 млрд). (Неуспех МиГ-35 во многом свя­зан с проводимой Индией поли­тикой диверсификации закупок иностранных вооружений: доля российских самолетов в ВВС Ин­дии уже достигла почти 50%.)

У Вашингтона есть свои пре­тензии к Индии. Америка недо­вольна индийскими ограничени­ями на инвестиции в представляющие для нее значительный ин­терес сектора экономики, такие, как страхование и розничная торговля [30].

Одним словом, несмотря на бурное развитие индийско-аме­риканских отношений за послед­нее десятилетие, между этими странами сохраняется немало проблем.

Индийцы постоянно подчер­кивают, что являются независи­мыми участниками глобального политического процесса, о чем свидетельствует их участие в дея­тельности Группы 20, БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Ки­тай, Южная Африка), Ассоциа­ции регионального сотрудничест­ва стран Южной Азии (СААРК), Шанхайской организации со­трудничества и других междуна­родных организаций.

В Вашингтоне считают, что Дели не вполне определился в своих внешнеполитических при­оритетах, включая отношения с США. По мнению первого замес­тителя госсекретаря США У.Бернса, суть дела состоит в том, что прогресс в развитии американо-индийского партнер­ства не может развиваться авто­матически. Реализация полно­масштабного партнерства потре­бует в дальнейшем определен­ных важных решений обеих сто­рон, поскольку оно означает на­много больше, чем общность ценностей и интересов. Речь идет о развитии взаимодополня­ющей политики и выработке стратегической линии в мировом масштабе [31].

Похоже, что у Дели, как и у Вашингтона, пока еще нет яснос­ти в том, как достигнуть этой це­ли.

По мнению ряда индийских политиков и экспертов, Индия еще не разобралась до конца в том, насколько ее интересы сов­падают с внешней политикой США, в т.ч. и в отношении КНР. Это нелегкая задача, поскольку США, по их мнению, стали су­пердержавой, теряющей влияние и проводящей непоследователь­ную политику, а Китай, безуслов­но, растущая держава, хотя и «трудный сосед». Скорее всего, Дели продолжит, по крайней ме­ре, в среднесрочной перспективе, курс на развитие отношений как с США, так и с Китаем [32].

Дели – Пекин: прагматический подход

Индийско-китайские отноше­ния претерпели огромные изме­нения после поражения Индии в военном конфликте с Китаем в 1962 г. Правда, с конца 1980-х гг. обеими сторонами предпринима­лись усилия по их нормализации. Тем не менее, в отношениях двух стран существует немало про­блем.

Главные из них – пограничная проблема и военное сотрудниче­ство между Китаем и Пакистаном. Поэтому Дели вынужден оценивать свою безопасность с учетом как военной мощи и ядер­ных арсеналов КНР, так и воен­ного потенциала Пакистана, а также террористической угрозы с его территории.

Индия, как и Китай, стремит­ся к статусу великой державы. Как и Китай, она идет к нему по­степенно, «торопится не поспе­шая».

Дели рассматривает китай­ское направление как одно из на­иболее приоритетных с точки зрения ее безопасности, хотя, по мнению индийцев, Китай смот­рит на Индию как на второсте­пенное направление в его внеш­ней политике. Главное внимание КНР сосредоточено на странах Северо-Восточной и Юго-Вос­точной Азии.

Более того, усиление КНР расценивается многими индийца­ми как препятствие на пути роста влияния Индии в Азии. Тем не менее, Дели вынужден развивать отношения с Китаем, так как Индия не может игнорировать сам факт его возвышения в каче­стве второй крупнейшей державы в мире, к тому же непосредствен­ного ее соседа.

Это и определяет двойствен­ность китайской политики Ин­дии. С одной стороны, Китай рас­сматривается как главная потен­циальная угроза ее безопасности. С другой, прагматизм и учет ре­альностей требуют поддержания отношений с Китаем на весьма высоком уровне [33].

Индия проявляет насторожен­ность в связи с растущей мощью Китая, распространением его влияния в зоне Индийского океа­на, в т.ч. развитием китайско-па­кистанских и китайско-мьянманских отношений, действиями Пе­кина в районе Южной Азии. В то же время она активно развивает торгово-экономическое сотруд­ничество с КНР. Xарактерно, что в конце 2010 г. в Индии вслед за Обамой побывал премьер Госсо­вета КНР Вэнь Цзябао, в ходе ви­зита которого был подписан ряд крупных торгово-экономических соглашений.

В целом отношения между Индией и Китаем можно охарак­теризовать как весьма сложные и противоречивые. Подозритель­ность в отношении друг друга ос­тается.

Но это не препятствует разви­тию их двусторонних и многосто­ронних отношений в тех сферах, где позиции обеих стран близки, в т.ч. по таким крупным вопро­сам, как создание многополярно­го мира, укрепление роли ООН в международных делах.

Весьма положительный сдвиг произошел и в двухсторонней торговле, объем которой в 2010 г. достиг $61,76 млрд (прирост на 42,4% по сравнению c 2009 г.), что выдвинуло Индию на позицию 10-го по величине торгового партнера КНР.

Индия – Россия: возможности расширения сотрудничества

Заметное место в индийской внешней политике занимают от­ношения с Россией, хотя, по мне­нию индийских политиков и экс­пертов, она существенно ослабла после распада СССР. Тем не ме­нее, они считают, что РФ распо­лагает большим экономическим потенциалом, который может позволить ей возродиться в каче­стве мощного государства.

Интерес Индии к России оп­ределяется и тем, что никогда от­ношения между нашими страна­ми не были отягощены какими-либо конфликтами или неразре­шимыми противоречиями.

Политика России, как одного из центров влияния и силы в ми­ре наряду с США, Китаем, Евро­пейским Союзом, Японией, не противоречит глобальным уст­ремлениям Индии, а дополняет и развивает саму концепцию мно­гополярности.

Позиции Дели и Москвы сов­падают по таким принципиаль­ным вопросам, как установление демократического мирового по­рядка, основанного на многопо­лярном мире. Обе страны прида­ют большое значение сохранению системы ООН как центра много­сторонней политики. Они счита­ют, что безопасность и стабильность в Центральной Азии отве­чают их приоритетным интере­сам. Индия и Россия заявляют, что глобальный терроризм во всех его формах и проявлениях является одной из самых серьез­ных угроз международному миру и безопасности.

Однако объемы индийско-российского товарооборота скромны: в 2010 г. этот показа­тель составил около $9,2 млрд против $7,5 млрд в 2009 г., экс­порт РФ – $7 млрд ($5,9 млрд в 2009 г.), импорт – $2,2 млрд ($1,5 млрд) [34].

Важной частью российско-ин­дийских отношений остается во­енно-техническое сотрудничест­во (ВТС). Вместе с тем, во всех этих сферах Россия сталкивается с растущей конкуренцией со сто­роны других держав.

Москва заметно утратила влияние в Индии и выступает в роли «догоняющей» стороны в конкурентной борьбе за нее. Од­нако далеко не все еще потеряно. В отношениях между Россией и Индией есть важные сферы со­трудничества, которые могут придать импульс более широкой торгово-экономической и воен­но-технической кооперации двух стран.

Это подтвердилось в ходе ви­зита президента РФ Д.А.Медве­дева в Индию 21-23 декабря 2010 г.

Стороны подписали 30 доку­ментов. Среди них наиболее важ­ным стало соглашение в области атомной энергетики, в соответст­вии с которым Россия построит в Индии не менее 18 блоков атом­ных электростанций.

«Рособоронэкспорт» и индий­ская корпорация Hindustan Aeronautics Limited (HAL) заклю­чили контракт на разработку про­екта перспективного многофунк­ционального истребителя пятого поколения. Стоимость совмест­ной программы разработки и про­изводства этого истребителя мо­жет достигнуть $8-10 млрд. Фи­нансирование проекта будет осу­ществляться на паритетных нача­лах. Корпорация HAL будет за­действована в выполнении таких программ, как создание бортово­го компьютера, навигационной системы, большинства дисплеев кабины пилота, а также разрабо­тает двухместный вариант истребителя. Остальные работы в сов­местном проекте возьмет на себя российская компания «Сухой».

Предполагается, что самолет поступит на вооружение ВВС Индии к 2017 г. Минобороны Ин­дии закупит около 250 истребите­лей, большую часть из них – до 200 машин – в двухместной вер­сии. Россия и Индия собираются в будущем также продавать такие машины третьим странам. Ори­ентировочная цена каждой из них – $85-100 млн.

При создании российско-ин­дийского истребителя пятого по­коления будет применен опыт, накопленный в ходе реализации успешного проекта противокора­бельной ракеты BrahMos [35].

Таким образом, отношения между двумя странами переходят от формата продавец-покупатель к взаимодействию в совместной разработке, производстве и мар­кетинге высокотехнологичной продукции.

По итогам переговоров Д.Медведев заявил, что россий­ско-индийские отношения в по­следнее время вышли на качест­венно новый уровень и приобре­ли характер привилегированного стратегического партнерства. По его словам, объем товарооборота планируется довести до $20 млрд в 2015 г. В товарообороте двух стран пока преобладают энерго­носители. Тем не менее, растет доля перспективных высокотех­нологичных проектов. Среди них – использование навигационной системы ГЛОНАСС, сотрудничество в космосе, а также фармако­логия.

Президент РФ сказал, что Россия считает Индию сильным и достойным кандидатом на мес­то в Совете Безопасности ООН в случае принятия решения о его расширении.

На переговорах обе стороны обсудили вопросы укрепления системы безопасности в Азии, в регионе Индийского и Тихого океанов, сотрудничество стран БРИК. Была проанализирована ситуация в Афганистане, лидеры также обменялись мнениями по мерам противодействия терро­ризму и наркотрафику. Подчер­кивалось, что стабилизация в Аф­ганистане будет возможна только после ликвидации очагов инфра­структуры терроризма и экстре­мизма как в этой стране, так и в Пакистане.

В ходе визита Дели проявил интерес к соглашению об эконо­мическом сотрудничестве с Та­моженным союзом РФ, Казах­стана и Белоруссии. Россия и Индия согласились изучить перспективы заключения такого соглашения с учетом реализа­ции договоренностей о созда­нии Таможенного союза после соответствующих консультаций со всеми заинтересованными сторонами.

В совместном заявлении по итогам российско-индийского саммита было отмечено дина­мичное развитие сотрудничества Москвы и Дели по таким направ­лениям, как ВТС, энергетика, высокотехнологичные космичес­кая и телекоммуникационная сферы.

Между правительствами двух стран было подписано соглаше­ние об упрощении условий вза­имных поездок отдельных катего­рий граждан, а также соглашение о сотрудничестве в области пре­дупреждения и ликвидации чрез­вычайных ситуаций [36].

* * *

Таким образом, Индия стре­мится позиционировать себя в качестве мировой державы, ведет дело к значительному улучшению отношений с США, норма­лизации отношений с Китаем. Дели исходит из того, что кон­фликтные отношения между Ин­дией и Пакистаном вряд ли могут быть преодолены в обозримом будущем.

Индия учитывает изменения в конфигурации сил в мире, кото­рая приобретает все более поли­центрический характер. При этом центр мирового влияния смеща­ется в Азию, где находится боль­шинство крупных экономик мира и большая часть ядерных держав. Внешняя политика Индии реаги­рует на изменения в региональ­ной и глобальной экономической и политической ситуации.

Значительное влияние на нее оказывают и цены на энергоноси­тели, информационная револю­ция, технологические инновации, а также миграция индийцев за ру­беж и общее усиление миграци­онных потоков в мире.

Индия неоднократно под­тверждала, что отношения между ней и Россией испытаны време­нем и традиционно характеризуются доверием и взаимопонима­нием, основанным на близости интересов и взаимной выгоде.

Однако в быстроменяющемся мире, в условиях жесткой поли­тической и экономической кон­куренции эти отношения нельзя воспринимать как данность. Тре­буется постоянная, упорная, творческая работа по развитию российско-индийских связей. Созданный в прошлом фунда­мент взаимодействия в разных сферах, включавших политику, экономику, научно-техническое и оборонное сотрудничество, культуру, может размываться под воздействием внутренних и внешних факторов, что и проис­ходит сегодня. Поэтому нужны новые подходы к российско-ин­дийскому сотрудничеству, кото­рые учитывали бы реалии начала XXI в., меняющуюся обстановку в мире.

Примечания:

[1] Goldstone Jack A. The New Population Bomb. The Four Megatrends That Will Change the World // Foreign Affairs. January/February, 2010, p. 32.

[2] Ibidem, p. 43.

[3] Капур Дж. Ч. Наше будущее. Потребительство или гуманизм. ИВ РАН, 2008, с. 183.

[4] Goldstone Jack A. Op. cit., p. 31- 33.

[5] Ibid., p. 34.

[6] Российская газета. 03.03.2011; 28.03.2011.

[7] India Vision 2020. The Report of the Committee of India Vision 2020. New Delhi: Planning Commission, Government of India, 2004, p. 50-53.

[8] The Hindu. 01.04.2011.

[9] The New York Times. 27.08.2001.

[10] http://www.washingtonpost.com/2006/12/18.

[11] http://www.nytimes.com/2006/12/18.

[12] The Hindustan Times. 01.09.2007.

[13] Sifynews. 01.09.2007.

[14] The Hindu. 05.01.2007.

[15] The Deccan Chronicle. 19.12.2006.

[16] The Hindustan Times. 25.07.2007.

[17] Сайт Белого дома. Joint Statement between Prime Minister Dr. Singh and President Obama. 24.11.2009 – www.whitehouse.gov/the-press-office/joint-statement-between-prime-minister-dr-singh-and-president-obama

[18] Ibidem.

[19] Curtis Lisa. Peking Ducked – www.outlookindia.com/07/12/2009.

[20] Sharma Pranay. Rose and the Briar? – www.outlook.india.com/07.12.2009.

[21] Сайт Белого дома. The White House. Remarks by the President
to U.S. – India Business Council and Entrepreneurship Summit. 08.11.2010
– http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2010/11/08/remarks-president-us-india-business-council-and-entrepreneurship-summit

[22] The White House. FACT SHEET: The National Export Initiative:
U.S. – India Transactions. 06.11.2010 – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2010/11/06/fact-sheet-national-export-initiative-us-india-transactions

[23] The White House. Joint Statement by President Obama and
Prime Minister Singh of India. 08.11.2010 – http://www.white-house.gov/the-press-office/2010/11/08/joint-statement-president-obama-and-prime-minister-singh-india

[24] The White House. Remarks by the President to the Joint Session of the Indian Parliament in New Delhi, India. 08.11.2010 – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2010/11/08/remarks-president-joint-session-indian-parliament-new-delhi-india

[25] Feigenbaum Evan A. India's Rise, America's Interest. The Fate of U.S. – Indian Partnership // Foreign Affairs. March/April, 2010, p. 87-90; The New York Times. 06.11.2010.

[26] US Census Bureau. 2010: U.S. Trade in Goods with India –
http://www.census.gov/foreign-trade/balance/c5330.html

[27] The White House. Background on United States – India Economic
Relationship. 06.11.2010 – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2010/11/06/background-united-states-india-economic-relationship

[28] The White House. U.S. – India Economic and Trade Relationship:
Indian Investment in the U.S. 06.11.2010 – http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2010/11/06/us-india-economic-and-trade-relationship-indian-investment-us

[29] http://www.whitehouse.gov/the-press-office/2010/11/08/remarks-president-us-india-business-council-and-entrepreneurship-summit

[30] Feigenbaum Evan A. Op. cit.

[31] Mainstream. 11-17.07.2010.

[32] Ibidem.

[33] Sikri Rajiv. Challenge and Strategy: Rethinking India's Foreign
Policy. New Delhi: SAGE, 2009 // Foreign Affairs. Jan./ Feb. 2010, p. 155.

[34] Сайт МЭРТ РФ. Заместитель Министра А.А.Слепнев принял
участие в деловой встрече с делегацией Республики Индия. Файл.
Торгово-экономическое сотрудничество Российской Федерации и
Республики Индия – http://www.economy.gov.ru/minec/press/news/doc20110131_+005

[35] Medvedev's Visit to India // The Hindu. 19.12.2010 – http://www.newsru.com/world/21dec2010/medvedev_india.html

[36] Сайт президента РФ. Официальный визит в Индию.
21.12.2010 – http://kremlin.ru/news/9865; Пресс-конференция по итогам российско-индийских переговоров. 21.12.2010 – http://kremlin.ru/news/9866

«Азия и Африка сегодня», №8, 2011

Читайте также на нашем портале:

«Индия и политическое равновесие» Cи Раджа Мохан

«Страны БРИК: на пути к новой экономической модели» Михаэль Либиг

«К вопросу о ядерной доктрине Индии» Раджеш Басрур

«Российско-индийские экономические отношения: тенденции, проблемы, перспективы» Андрей Володин

«Бизнес-сообщество Индии в стратегии национального экономического развития. Специфика индийского бизнеса» Наталья Скороходова

«Азиатские соперники» Ачин Ванаик

«Внешняя политика Индии и воздействие на нее внутренних факторов» Сергей Лунев

«О пакистано-индийских отношениях» Сергей Каменев

«Проблемы взаимного восприятия в отношениях Индии с государствами Центральной Азии» Елена Руденко

«Большой Индийский океан и китайская стратегия «Нить жемчуга»» Нина Лебедева

«Индия: будущие выборы и перспективы российско-индийских отношений» Андрей Володин


Опубликовано на портале 28/10/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика