Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Дорожная карта» Турции и Армении: прорыв в будущее или пренебрежение к прошлому?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Аждар Куртов

«Дорожная карта» Турции и Армении: прорыв в будущее или пренебрежение к прошлому?


Куртов Аждар Аширович – ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук.


«Дорожная карта» Турции и Армении: прорыв в будущее или пренебрежение к прошлому?

В ночь с 22 на 23 апреля 2009 года при содействии Швейцарии было сделано армяно-турецкое заявление о согласовании принципов урегулирования двусторонних отношений. Сообщение уже вызвало протесты, беспокойство, вопросы в общественно-политических кругах Армении, ведь в новом документе ничего не говорится ни о геноциде 1915 г., ни о Нагорном Карабахе. Статья политолога Аждара Куртова – это и взгляд на болевые точки национальной истории армян, особое уважение которой стало характерной чертой армянской культуры,и напоминание о роли объективных международно-геополитических реальностей, и попытка заглянуть в будущее...

В ночь с 22 на 23 апреля 2009 года при содействии Швейцарии было сделано совместное заявление внешнеполитических ведомств Армении и Турции об урегулировании армяно-турецких отношений. Судя по сообщениям для прессы, дипломаты пришли к соглашению, которое, по их словам, удовлетворяет обе стороны. Была принята так называемая «дорожная карта», что даже чисто терминологически свидетельствует о присутствии «западной руки» в этом документе. Так или иначе, стороны отметили, что согласованные ими принципы создают положительную перспективу переговорного процесса между Ереваном и Анкарой.
Это событие вызвало неоднозначную реакцию в общественно-политических кругах Армении. Ведь в «дорожной карте» ничего не говорится ни о геноциде армян, ни о Нагорном Карабахе. В Ереване протестующие демонстранты сожгли несколько турецких флагов. А партия «Дашнакцутюн» 27 апреля заявила о своем выходе из правящей коалиции в связи с принципиальным несогласием относительно достигнутого с Турцией соглашения. Таким образом, правительственная коалиция из триумвирата превратилась в тандем Республиканской партии Армении и партии «Оринац Еркир» («Процветающая Армения»).
 Детали армяно-турецкого соглашения пока неизвестны. Однако, по просочившимся в СМИ сведениям, на переговорах в Швейцарии были достигнуты договоренности по пяти пунктам. В частности, будто бы принято решение о том, что Армения признает подписанный в 1921 году Карсский договор. Кроме того, предполагается создать двустороннюю комиссию историков, к которой могут присоединиться третьи страны, для оценки событий непростого прошлого двух народов. Договоренности также предусматривают открытие армяно-турецкой границы и подготовку соглашений по налаживанию взаимной торговли.
Армян всегда отличало уважительное отношение к своей истории. Поэтому появление данных соглашений обоснованно вызывает много вопросов как у политиков, так и у профессиональных историков.
Богатая истории Армении связана с ее уникальным географическим положением. Некоторые историки считают прародиной современных армян древнейшее государство Урарту. По преданию, именно здесь, на горе Арарат, библейский Ной спасся от всемирного потопа. Не уходя в бесконечные глубины истории, сошлемся на мнение авторитетного историка-этнографа С. Арутюнова, согласно которому, армяне как крупный этнос (наряду с греками, персами, китайцами и некоторыми другими) берут свое начало в античности [1]. Другие историки, признавая, что первые письменные упоминания об армянах относятся к VI веку до н.э., считают этот этнос гораздо более древним и, что самое важное, автохтонным.  
Армянская нация создала государственность много раньше современных соседних с ней этносов. Следы первого армянского государства историки находят в 580-ых годах до н.э. Наивысшего расцвета древнее Армянское царство достигло при Тигране Великом в период с 95 по 55 гг. до н.э., когда оно владело обширными территориями, включая восточную часть современной Турции и северные области современного Ирана, Сирию, большую часть Закавказья. Но в 65 г. до н.э. Армения вынуждена была отдать Риму свои южные провинции, а затем и сама оказалась включенной в состав Римской империи.
 Позже была череда попыток при помощи императоров Римской, а затем Восточной Римской империи обрести независимость уже от Сасанидского Ирана. Так, при Тиридате III Великом при поддержке императора Диоклетиана в Нисибине в 298 г. был заключен мир, по которому две великие державы того времени - Рим и Иран признали независимость Армении, но Армения была отнесена к сфере интересов Рима. Римская империя  преследовала на Востоке свои собственные интересы. Она помогала Армении воевать с Ираном, возводить на престол армянских царей, как в случае с Папом в 371 г. Но она также держала армян в определенных рамках. По приказу императора Валента расквартированные в Армении римские легионеры в 374 г. организуют убийство Папа. В конце концов в 387 г. Армения оказалась разделена на сферы влияния. В каждой сфере часть земель была присоединена непосредственно к Риму или Сасанидскому Ирану, а часть оставлена под номинальным управлением армянского царя из династии Аршакидов. Но и эта номинальная власть вскоре была упразднена: Римом - около 390 г., а Сасанидами - в 428 г.
Рубежным в истории является З01 год н.э., когда Армения первой приняла христианство в качестве государственной религии [2]. Тем самым была заложена основа будущих свершений и трагедий армянского народа. Маршруты распространения христианства в IV-IX вв. получили западный, европейский вектор, в результате чего Армения превратилась на весьма долгий период в периферию христианского мира. Это обстоятельство, на наш взгляд, обусловило известную специфику армянской ортодоксии по сравнению с европейским христианством. Как пишет М.Нейман, в агрессии против армянского города Ани в XI веке самую активную роль сыграли греко-римляне, которые “из-за вражды к армянам направили на них целую армию, чтобы одновременно с варварами смять и уничтожить все население Армении... Греки учинили над армянами такие жестокости, какие им едва ли пришлось испытать даже от полчищ Тамерлана”[3].
 История армян и Армении - это во многом история их взаимоотношений с турками и Турцией. С XI века Армения входила в состав турецкой империи. Во времена Сельджукского (Конийского) султаната процветание городов Малой Азии под владычеством сельджуков было заслугой армян, персов и греков. Сельджуки же до самого заката султаната оставались теми же скотоводами-кочевниками, какими они были, начиная свои победоносные войны[4]. Политическое существование Армении, как считается, продолжалось на том этапе (с определенными перерывами) до 1375 г.
Против своей воли армяне оказались втянутыми в бесконечные войны сельджуков. Во время нашествия монгольских туменов в 1243 г. кровавой сече у горы Кеседаг армянские отряды воевали на стороне обеих в армий. Поражение сельджуков в этой битве привело к относительно кратковременному (около полувека) господству в регионе монголов, которое принесло армянам не меньшие бедствия.
Подобные ситуации, когда народ Армении страдал не только от турок, но и от войн разных иноземцев с турками, не раз повторялись в истории. В самом конце XIV века Армения оказалась на пути войск Тамерлана, вознамерившегося уничтожить империю турок-османов. В 1395 г. "Железный Хромец", оставлявший на страх врагам на границах своих владений горы из отрубленных человеческих голов, очередной раз появился в Закавказье, дойдя до Сиваса. Здесь он приказал бросить четыре тысячи пленников-армян, связанными в ямы, закрыть ямы досками и засыпать землей, дабы смерть их была медленной и мучительной. Все остальные жители города, в том числе женщины и дети, были буквально растерзаны войнами Тамерлана. В числе убитых был и сын османского султана Баязида I - Эртогрул. Самого султана тогда в Анатолии не было - он осаждал Константинополь, вожделенную цель турок, рвавшихся в Европу[5].
В одной из ожесточенных войн с сефевидскими шахами Ирана османы в мае 1555 г. заключили мирный договор в Амасье, по которому западные области Армении отходили Турции, а восточные - Ирану. Всего через полвека, в войне 1603-1612 гг., Ирану удастся вновь восстановить свою власть над Арменией по договору, подписанному в Стамбуле. Попытки Турции взять реванш в войнах 1616-1618, 1623-1624 и 1635-1639 гг. потерпели провал. Военные успехи победы персов развеяли миф о непобедимости армий султана, в Европе венецианцы и австрийцы начали активно теснить турок.
Воспользовавшись ослаблением Ирана в начале XVIII в., османы вновь попытались, прирастить свои владения на Востоке. Однако война 1724 -1736 гг. уже непосредственно затрагивала Россию, у которой к тому времени имелись непосредственные интересы в регионе. Летом 1724 г. в Стамбуле был подписан русско-турецкий договор о разделе иранских владений в Закавказье. России отошли прикаспийские города и провинции, а Турции, кроме всего прочего, - территория Армении. Появление в Иране талантливого полководца Надира снова склонило чашу весов в пользу Персии. На исходе войне 1734-1735 гг. Иран,  по Эрзерумскому договору, вернул себе Северную Армению. 
Вскоре началась череда русско-турецких войн. Османы медленно, но верно теряли завоеванные ими когда-то территории. В первой половине XIX века в результате русско-персидской войны Восточная Армения вошла в состав Российской империи.После заключения Туркманчайского (между Россией и Персией, 1828 г.) и Адрианопольского (между Россией и Турцией, 1829 г.) договоров было положено начало различиям в исторических судьбах той части армянского народа, которая стала жить в пределах России (Восточная Армения) и той его части (Западная или Турецкая Армения), которая осталась под контролем Османской империи. Согласно Туркманчайскому договору, Российская империя получала территории Эриванского и Нахичеванского ханств по обе стороны реки Аракс, которые позже были объединены в Армянскую область, а затем (в 1849 г.) - в Эриванскую губернию. Оказавшись под покровительством Москвы, армяне как нигде сумели сохранить свои традиции, веру и культуру. Как писал в монографии “Россия в судьбах армян и Армении” академик Ц. П. Агаян, “Восточная Армения избавилась от векового чужеземного ига и бесконечных разгромов”[6].
Что касается судьбы армян, оставшихся в Османской империи, то она резко отличается от судьбы восточных армян. В армянской историографии этот период армяно-турецких отношений и особенно история армянского геноцида описаны достаточно подробно[7]. Трудно ставить под сомнение то, что политика султана Абдул-Гамида, а затем правительства младотурок по отношению к армянскому меньшинству была волюнтаристской и агрессивной. 
В Сан-Стефанском и Берлинском договорах Турции предлагалось, правда в весьма туманной форме, осуществить реформы в Западной Армении. Статья LXI Берлинского трактата гласила: “Блистательная Порта обязуется осуществить без дальнейшего промедления улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями, в областях, населенных армянами, и обеспечить их безопасность от черкесов и курдов. Она будет периодически сообщать о мерах, принятых ею для этой цели, державам, которые будут наблюдать за их осуществлением”[8]. Согласно статье LXII, Порта выразила твердое намерение соблюдать принцип религиозной свободы и равноправия, независимо от религиозной принадлежности: “Свобода и внешние отправления всякого богослужения обеспечиваются за всеми, и никакие стеснения не могут быть делаемы в иерархическом устройстве различных религиозных общин и в сношениях их с их духовными главами”[9].
 Именно начиная с Берлинского конгресса, на наш взгляд, можно говорить об “армянском вопросе” как международной проблеме. До тех пор Константинополь отказывал армянам наряду с другими нетурецкими народами в политических и национально-культурных правах. В Берлине решение армянского вопроса было поставлено под международный контроль, правда, без каких-либо ощутимых результатов в дальнейшем. Армянский вопрос стал некоей математической переменной, которая использовалась различными странами в решении собственных геополитических задач и уравнений. Несмотря на многократные дипломатические заверения [10], западные державы не предприняли никаких реальных шагов в защиту армянского народа, подвергавшегося жесточайшим гонениям в Турции. Между тем, в период с 1895 по 1915 гг. там было истреблено свыше 1,5 млн. армян.
Подводя черту под многочисленными исследованиями об армянском геноциде, армянские специалисты заключают, что “геноцид не более нуждается в доказательствах, чем войны 1914-1918 гг. и 1939-1945 гг.”[11]. Последнее время и среди турецких историков раздаются голоса в пользу признания страшных страниц османского прошлого[12]. Нет смысла отрицать вину младотурецкого правительства в этнических чистках. Но в истории геноцида армян можно выделить четыре фактора, свидетельствующих в известной степени об обреченности армянского меньшинства.
1. Военно-стратегический фактор. Накануне Первой мировой войны в Западной Армении армяне составляли 38,9% населения, турки - 25,4%, курды и др. - 24,5%. То есть, армян было больше, чем турок и курдов, взятых по отдельности[13]. С началом боевых действий Оттоманской империи против стран Антанты перспектива появления “пятой колонны” в пограничной с Россией Западной Армении стала рассматриваться как очевидная. Е. Саркисян напоминает, что во время  русско-турецкой войны 1877-78гг. западные армяне, видя в русских войсках своих освободителей, оказывали им посильную помощь[14]. Турецкие военачальники были уверены, что при наступлении русских армяне поднимут восстание и ударят регулярным войскам в спину.
Здесь уместно процитировать строчки из телеграммы посла Германии в Константинополе Вангенхайма, направленной им в Берлин 8 мая 1915 г.: “Не следует недооценивать тот факт, что армянское движение в последние недели приобрело угрожающий характер, что вынуждает турецкое правительство принимать решительные репрессивные меры”[15]. При этом немецкий дипломат обращает внимание на внешние импульсы армянской активности: ”Инспирируемая Россией подрывная деятельность армян приобрела масштабы, которые угрожают порядку в Турции.”[16] Конечно, немецким источникам едва ли можно полностью доверять: Турция была союзницей Германии в Первой мировой войне. Добавим, что Германия имела дополнительные основания быть недовольной деятельностью армянских организаций. Незадолго до начала войны в ряде провинций Османской империи армяне составили серьезную конкуренцию немецкой торговле, ряд торговых домов Германии был фактически ликвидирован.
Симпатии армян к своим соплеменникам в Восточной (российской) Армении и в целом к России побудили правительство Турции принять решение о переселении (депортации) армянских жителей в южном направлении, в районы, отделенные от театра военных действий. На практике это решение вылилось в геноцид народа.
2. Этноконфессиональный фактор. Младотурецкое правительство продолжало курс султана Абдул-Гамида на сохранение империи. В османизме младотурки видели спасение империи от развала. Обязательства, данные международному сообществу (ст. 61 Берлинского трактата) по поводу реформ в Западной Армении, полностью игнорировались.
 На конгрессе младотурецкой партии в октябре 1911 г. в Салониках было принято программное решение: “Рано или поздно следует провести полную оттоманизацию всех турецких подданных. Но очевидна недостижимость этой цели за счет их переубеждения. Необходимо вооруженное насилие. Империя должна быть исламской. Исламские учреждения и традиции должны уважаться. Другие национальности лишаются права учреждения собственных организаций, поскольку децентрализация и самоуправление являются изменой против турецкой империи. Национальности - это quantite negligeable. Они могут верить в своего бога, но не имеют права говорить на своем языке. Распространение турецкого языка является главным средством укрепления исламского господства и ассимиляции прочих элементов”[17].
Немецкий вице-консул в Эрзеруме, говоря о причинах геноцида армян, писал достаточно откровенно: “Не думаю, что можно было как-нибудь иначе уничтожить культуру, которая старше и намного выше турецкой. Кроме того, мне кажется, что армяне. как и евреи, являются расой, обладающей большой силой сопротивления. За счет образования, коммерческих способностей, высокой приспособляемости им удалось устроиться в неблагоприятных для себя условиях.”[18] Описывая этнический состав Анатолии, немецкий дипломат замечает: “Население Анатолии составляют в основном турки, армяне и курды. В культурном отношении курды стоят ниже всех, армяне - выше всех. Любовь к родине, к той местности, на которой они живут уже в течение столетий, составляет главную черту их характера... Они доминируют экономически в городах. Почти вся торговля сосредоточена в их руках. Их трудолюбие и активная   предприимчивость вызывают раздражение”[19]. В подтверждение этих слов авторитетный армянский историк Дж.Киракосян пишет: “Султану не нравилась эволюция христиан, в частности армян, которые открывали школы европейского типа, вели успешную торговлю, и стали влиятельной активной силой в мусульманском государстве”[20].
История знает множество примеров, когда этническое большинство, находящееся на более низком уровне (и прежде всего в имущественном отношении), восстанавливало “справедливость” при помощи насилия против более обеспеченных соседей-иноверцев. 3. Международно-политический фактор. Большинство держав (за исключением Германии и Австро-Венгрии) официально не оспаривали право Армении на независимость. Обсуждался даже вопрос о границах будущего армянского государства, причем с выходом в Средиземное море.
Впрочем, публикация в ноябре 1917 года тайных документов из архивов царского правительства обнаружила претензии на раздел Османской империи странами Антанты без участия армян и без создания армянского государства. По “соглашению Сайкса-Пико” (1916 г.), Франция должна была получить Малую Армению, часть Восточной Анатолии, а Россия - кроме проливов, армянские территории Трапезунд, Эрзерум, Баязет, Ван и Битлис. Англия стремилась использовать армянский фактор для своего продвижения по “азиатскому коридору” в Египет, Индию и т.д. Как пишет В.Дадриян, армянский вопрос оставался “пешкой” в британской политической партии [21].
Севрский договор (10 августа 1920 г.) мог стать историческим для Армении, поскольку означал бы международное решение армянского вопроса. Согласно этому договору, Армения должна была конституироваться путем объединения кавказской армянской республики и четырех турецких вилайетов. Турция, по Договору, была вынуждена признать самостоятельность армянского государства и предоставить ему выход к морю. Кроме того, Турция теряла примерно четыре пятых своей территории, почти весь флот, контроль над проливами и над железными дорогами бывшей Оттоманской империи. Военные силы ограничивались 50 тысячами человек. То есть фактически Севрский договор упразднял независимость теперь уже Турции.
Но константинопольское правительство, подписавшее этот договор, утратило власть. Новое правительство Турции, сформированное в Анкаре и возглавленное Мустафой Кемалем, Севрский договор не признало и в целях его ревизии обратилось за внешней поддержкой к Советской России. Правительство Ленина, оказавшееся в международной блокаде и поверившее в заверения турок о поддержке идей мировой революции, пошло на союз с Кемалем. Играть онлайн в Вулкан http://online-slots-vulkan.org/
16 марта 1921 года в Москве был заключен договор “О дружбе и братстве” между РСФСР и Турцией, которым отменялись все старые договоры, ранее заключенные с Турцией царским правительством (ст.6). В договоре были зафиксированы фактический отказ обеих сторон соблюдать режим проливов, установленный Севрским договором [22], и их согласие передать этот вопрос на обсуждение конференции государств Черноморского побережья (ст.5) (то есть из игры выключались ведущие державы Европы и, прежде всего. Англия, которая всеми силами пыталась получить беспрепятственный доступ в Черное море).
Позиция Москвы по черноморским проливам, предполагавшая пропуск только мирных судов, имела принципиальное значение: 70 % экспорта хлеба из России до войны шло этим путем. С военной точки зрения, военные флоты Антанты через проливы снабжали Деникина и Врангеля оружием.
После заключения Карсского договора (13 октября 1921 г.) между закавказскими советскими республиками и Турцией, при участии большевистского руководства Москвы, была решена судьба армянских территорий Карабах и Нахичевань. Они передавались под покровительство Азербайджана.
Еще ранее, по Брест-Литовскому договору 1918 г., большевистское правительство отказалось от прав на Карскую область, Ардаган и Батум и фактически передало их Турции.
Сыграло свою роль и то, что прагматичный Мустафа Кемаль использовал одержимость большевистских вождей идеей грядущей всемирной пролетарской революции, пообещав им в будущем самоопределение Западной Армении, равно как и Курдистана, а также других областей Турции. Более того, в своих письмах в Советскую Россию Кемаль предлагал заключить военный союз с Турцией. (Многие сегодня убеждены, что в прошлом Россия и Турция только воевали друг с другом, но в XVIII-XIX  вв. были и военные союзы между этими, казалось бы, “заклятыми врагами”  - в 1799, 1805 и 1833 гг.)
Можно ли говорить в этом контексте о предательстве интересов армян и Армении со стороны России, как это делают некоторые армянские исследователи [23]? С точки зрения государственных интересов коммунистическое российское руководство действовало вполне адекватно, хотя и цинично. Советская Россия и кемалистская Турция нуждались во взаимной поддержке. Интересы Армении и армян отошли на второй план или, по крайней мере, не вошли в перечень приоритетных. Выражаясь современным языком, Советская Россия получила “мир - в обмен на территории (включая армянские)”. В тот период она была не готова обеспечить безопасность новых южных границ в Западной Армении.
Заметим, что “большевизация” России, по большому счету, не имела принципиального значения для ее позиции по армянскому вопросу в то время. В конце ХIХ века правительство Николая II не выступило с осуждением антиармянских погромов, “в известной степени поддерживало политику Абдул-Гамида в Западной Армении”[24]. Российский посол в Константинополе, отвечая турецкому султану по поводу обострения армянского вопроса в первой половине 1895 г., заявил: ”О независимости Армении мечтают лишь выходцы, жившие в Англии. Россия же не может относиться серьезно к подобным бредням. Она не признает международного армянского вопроса и отнюдь не намерена его создавать... Последним решающим толчком к волнениям были внешние влияния, именно: тайные происки и печатная пропаганда армянских комитетов в Лондоне и Марселе” [25].
Главным для России на турецком направлении в течение многих веков вплоть до наших дней было и остается сохранение контроля за проливами, блокирование попыток Англии (а затем и США) изменить соотношение сил на Кавказе и в Центральной Азии.
Что касается позиций западных держав[26], то они также думали об интересах армянского народа только в той степени, насколько это позволяли их собственные национальные интересы. Их пугала перспектива союза кемалистской Турции с большевиками в России. Член французского парламента Ж.Бартелеми писал: “Нам следовало бы опираться на Турцию как на оплот против большевизма. Ошибочная политика нашей дипломатии привела к тому, что Турция сама превратилась в источник заразы”[27]. Более того, союзники и США не стали возражать, когда турецкая армия вторглась в российскую Армению в 1918-1920 гг. “Державы Антанты покровительственно отнеслись к этой захватнической акции младотурок, полагая, что турецкая интервенция задушит революционное движение в Закавказье и резко ослабит турецкие вооруженные сил в Месопотамии”[28].
Подводя итог, скажем, что, во-первых, как государство Армения никогда (за редким исключением) не играла самостоятельной роли в международных отношениях. Собственно независимой Армения была в течение исторически короткого периода (в девятом веке) со столицей в городе Ани, пока в 1064 г. не попала под власть турок-сельджуков. Чаще всего она оказывалась жертвой иностранного вмешательства, не имея возможности заручиться постоянной поддержкой более сильного государства.
Во-вторых, в истории армяно-турецких отношений преобладают черные страницы. Страдающей стороной чаще всего выступали Армения и армяне. Приняв христианство, а затем оригинальный армянский алфавит (отказавшись от латинского и греческого), армяне, с одной стороны, обеспечили себе культурную автономию и, следовательно, духовную независимость. С другой стороны, они обрекли себя на существование в инонациональном и иноконфессиональном окружении. Иностранные интервенции приводили к физическим страданиям и жертвам, но одновременно формировались исключительный характер и культура. Невольно веришь в особую роль (если угодно, пассионарность) этого народа, сохранившего в таких условиях свою культуру, язык, веру. Более того, армяне до самого последнего времени были полны решимости поставить вновь вопросы, не решенные в начале прошлого века и решение которых во многом зависит от отношений с Турцией.
Нынешнее же соглашение в случае своей реализации может заставить мир пересмотреть сложившиеся веками воззрения на национальные качества армянского народа. Ведь пока у противников армяно-турецкой «дорожной карты» действительно есть основания сомневаться в том, что нынешние лидеры Армении не сдадут интересы армянской нации ни в вопросе о признании Анкарой геноцида армян, ни в отстаивании статуса Нагорного Карабаха.
 
 
Примечания
 
[1] С.А.Арутюнов. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. - М., Наука, 1989 г., с.79.
 
[2] Строго говоря, эта дата, повсеместно встречающаяся как традиционная у некоторых историков вызывает оправданные сомнения. Дело в том, что Тиридат III вначале преследовал христиан и лишь затем прекратил преследования. Поэтому точнее было бы говорить, что христианство стало государственной религией в Армении в 314 г. н. э. О принятии христианства см. также кн. “Армяне”. - Ереван, 1991, сс. 6-7.
 
[3] Магда Нейман. Армяне. - Ереван, “Луйс”, 1991, с.71-72.
 
[4] Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. М., 1990. С.8.
 
[5] По иронии судьбы нынешняя Турция также ставит вхождение в Европу основной целью своей внешней политики. И вновь, как шесть веков назад, в Европе не все довольны этим натиском.
 
[6] Ц.П.Агаян. Россия в судьбах армян и Армении. - М., “Наука”, с.259.
 
[7] Vahakh N. Dadrian. The history of the armenian genocide. 1995, Berghahn Books, Oxford.; Эд. Оганесян. Век борьбы. - Из-во“Феникс”, Ин-т армянских проблем, Мюнхен, 1991, 2 тома; Дж. Киракосян. Армения в документах международной дипломатии и советской внешней политики (1828-1923 гг.). Из-во “Айастан”, 1973 г.; Г.Б.Гарибджанян. Геноцид армян перед судом истории . - Ереван, Изд-во “Гитутюн” НАН РА, 1995.; С.Саркисян. Политика османского правительства в Западной Армении. Ереван, 1972 г.; Ф.Марсден. Перекресток. Путешествие среди армян. Пер. с англ. - М., Феникс, 1995.
 
[8] История дипломатии. - М., 1945, т.2, с.127.
 
[9] Указ. соч., с.127.
 
[10] См. Дж. Киракосян. Армения в документах международной дипломатии и советской внешней политики (1828-1923 гг.). Из-во “Айастан”, 1973 г., см. также Ю.Г.Барсегов. Арбитражное решение президента США по армяно-турецкой границе (политический и международно-правовой комментарий). Ереван, 1995.
 
[11] Магда Нейман. Армяне. - Ереван, “Луйс”, 1991, с.262.
 
[12] Напр.: Таннер Акчам. Турецкая национальная самобытность и армянский вопрос. - Республика Армения, 1995, 12 апреля.
 
[13] С.Саркисян. Политика Османского правительства в Западной Армении. Ереван, 1972 г., с.38-39.
 
[14] Указ. соч., с.303.
 
[15] Deutschland und Armenien. 1914-1918. Sammlung diplomatischer Aktenstueke. Herausgegeben und eingeleitet von Dr. Johannes Lepsius. Potsdam. 1919, S.64
 
[16] Op.cit., S.79
 
[17] Deutschland und Armenien...Op.cit., S.XVII.
 
[18] Op.cit., S.124.
 
[19] Op.cit., S.124.
 
[20] Дж.Киракосян. “Младотурки перед судом истории”. Ереван, 1986, с.35.
 
[21] Vahakh N. Dadrian. The history of the armenian genocide. 1995, Berghahn Books, Oxford, P.61.
 
[22] Подробнее см. История дипломатии. - М., 1945. тт. 2-3.
 
[23] См. например Карен Микаелян. Прерванная миссия. Библиотека центра русско-армянских инициатив. - Ереван, 1995, Ю.Барсегов. Россия и Армения (гуманизм и нациоанльные интересы). - В кн. Россия и страны ближнего зарубежья: история и современность. - М., 1995, сс. 188-198.
 
[24] Е.К.Саркисян. Политика Османского правительства в Западной Армении. Ереван, 1972 г., с.11.
 
[25] Указ. соч., с.12.
 
[26] Более подробно с позицией держав по армянскому вопросу в тот период можно познакомиться в фундаментальной монографии В.Дадриана “The history of the armenian genocide”. 1995, Berghahn Books, Oxford.
 
[27] История дипломатии, т.3, с.97.
 
[28] М.Гасратян, С.Орешкова, Ю.Петросян “Очерки истории Турции”. - М., “Наука”, 1983, с.163


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 03/05/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика