Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Ближневосточная программа нового правительства Нетаньяху

Версия для печати

Избранное в Рунете

Татьяна Карасова

Ближневосточная программа нового правительства Нетаньяху


Карасова Татьяна Анисимовна – кандидат исторических наук, профессор, заведующая отделом Израиля Института востоковедения РАН.


Ближневосточная программа нового правительства Нетаньяху

Беньямин Нетаньяху второй раз возглавил правительство Израиля в тот исторический момент, когда ближневосточный регион оказался в ситуации, заметно отличающейся от предыдущего периода его премьерства. В настоящее время, наряду с традиционными задачами, связанными с урегулированием израильско-палестинского конфликта, арабский мир занят другими, не входящими в круг этого конфликта региональными проблемами: вызовами радикального ислама национальным арабским режимам региона, ситуацией в Ираке и Афганистане, иранской ядерной программой, нефтяными проблемами.

Беньямин Нетаньяху второй раз возглавил правитель­ство Израиля в тот исторический момент, когда ближнево­сточный регион оказался в ситуации, заметно отличающей­ся от предыдущего периода его премьерства (1996-1999). В настоящее время, наряду с традиционными задачами, связанными с урегулированием израильско-палестинского конфликта, арабский мир занят другими, не входящими в круг этого конфликта региональными проблемами. В их числе вызовы радикального ислама национальным араб­ским режимам региона, ситуация в Ираке и Афганистане, иранская ядерная программа, нефтяные проблемы.

Израиль больше не является региональным изгоем. Более того, иранская угроза сделала возможной выработку единой тактики Израиля и умеренных арабских режимов в отношении потенциальной угрозы со стороны Ирана. Такое положение, казалось бы, дает новые возможности для поиска «свежих ре­шений» в сфере ближневосточной политики нового кабинета министров под руководством Ликуда. Однако ситуация в об­ласти урегулирования по-прежнему весьма сложная.

Нетаньяху, пришедший на смену преемнику А. Шаро­на - Э. Ольмерту, получил страну, вновь стоящую на распу­тье: идти на территориальные уступки с Сирией и Пале­стинской национальной администрацией (ПНА) в обмен на зыбкий мир, не гарантирующий безопасности территории Израиля от обстрелов и вылазок ХАМАС и Хизбаллы, за которыми стоит Иран; или всеми силами тормозить любые дальнейшие уступки, сохраняя статус-кво.

Из предвыборных программных заявлений, и прежде всего из всей логики развития позиций Б. Нетаньяху в об­ласти урегулирования арабо-израильского конфликта, становится очевидным, что политика нового премьер-министра будет базироваться на следующих принципах:

1. Палестинское направление конфликта - это резуль­тат и часть арабо-израильского противостояния. Данный конфликт не имеет решения, пока арабский мир не призна­ет право Израиля на существование как еврейского госу­дарства в ближневосточном регионе. На данном этапе, по мнению руководства Ликуда, следует перевести внимание мировой общественности с проблемы диалога с ПНА на проблемы угрозы со стороны Ирана; уйти от политических переговоров и решений на пути «малого экономического мира» - экономического сотрудничества с палестинцами.

Выступая в Кнессете на церемонии утверждения ново­го правительства, новый премьер-министр Израиля заявил, что он намерен продолжать мирный диалог с палестинца­ми: «Я говорю палестинским лидерам, что если они дейст­вительно хотят мира, он достижим, - сказал Нетаньяху. - Вместе с палестинской администрацией мы будем искать мира по т1рем направлениям: экономика, безопасность и политика» [1]. Правительство Ликуда предпочитает сохра­нять статус-кво на данном направлении пока на повестке дня остро стоит вопрос о палестинском единстве [2]. В целом, придя к власти, Ликуд дал понять, что для него усми­рение ядерных амбиций Ирана - более важная задача, не­жели возобновление вялотекущих переговоров с расколо­тым руководством Палестины.

При разработке новых идей и новых подходов к пале­стинской проблеме правительство Нетанияху будет вы­нуждено считаться с тем, что кабинет, как и в 1996 г., бу­дет действовать в обстановке сильного международного давления по вопросу о независимом палестинском госу­дарстве со стороны стран - участниц квартета, прежде всего США; западного общественного мнения в целом (особенно со стороны европейских стран) и арабских стран региона. Сразу после того, как было сформировано новое правительство, 11 мая 2009 г. Совет Безопасности ООН в специальном заявлении подтвердил принцип со­существования двух государств - Израиля и Палестины, а также высказался за проведение в Москве международ­ной конференции по Ближнему Востоку. Совбез призвал «к новым и срочным усилиям сторон и международного сообщества для достижения всеобъемлющего, справедли­вого и долгосрочного мира на Ближнем Востоке». В заявле­нии указано на поддержку Советом Безопасности «необра­тимости двусторонних переговоров, основанных на преж­них обязательствах израильской и арабской сторон».

2. В силу отмеченной выше причины Израиль по со­ображениям безопасности не может вернуть все Голаны Сирии. При прежнем правительстве представители Из­раиля и Сирии в течение двух лет осуществляли тайные контакты с целью создания платформы для подписания мирного договора. Контакты происходили с сентября 2004 г. по июль 2006 г. В ходе переговоров был подготов­лен проект неофициального соглашения, о котором были поставлены в известность лидеры обеих стран. Израиль, однако, увязывал начало диалога с прекращением поддержки Дамаском ливанского движения Хизбалла и пале­стинских радикальных группировок, а Сирия - с возвра­щением Голан. Несмотря на то, что Э. Ольмерт 14 октяб­ря 2007 г. отдал приказ об уничтожении ядерного реакто­ра в Сирии, что осложнило и без того трудный перего­ворный процесс с Дамаском, Сирия и Израиль официаль­но объявили о начале мирных переговоров [3].

Это не устраивает новое правительство Ликуда, кото­рое считает, что возможное усиление роли Ирана на Ближ­нем Востоке вынуждает израильское руководство еще серьезнее подойти к вопросу решения проблемы Голанских высот. Именно так можно оценивать заявление Нетаньяху о том, что Израиль не должен покончить со своим присутствием на Голанских высотах и передать их под сирийский суверенитет. Передача Сирии этого стратеги­чески важного для безопасности Израиля географиче­ского плацдарма означает, что Ирану предоставляется возможность разместить там свои вооруженные силы. В принципе, считает Ликуд, с Голанами как частью тер­ритории Сирии может произойти то, что случилось в южных регионах Ливана, где вполне свободно чувствуют се­бя подразделения иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Несомненно, однако, что в ближнево­сточной программе Ликуда сирийское направление зани­мает одно из важнейших мест. Его основная стратегиче­ская задача оторвать Сирию от сферы влияния Ирана и воспрепятствовать продолжению поддержки ею ради­кальных организаций - Хизбаллы и ХАМАС. Официаль­ная жесткая предвыборная позиция Нетаньяху и отказ вернуть Голанские высоты препятствовала возможным подвижкам в этом направлении.

Вместе с тем специалисты ожидают, что Б. Нетаньяху под нажимом новой американской администрации изме­нит свою позицию в отношении сирийских Голан. Весной 2009 г. в Дамаске, ставшем центром дипломатической ак­тивности, дважды побывали высокопоставленные пред­ставители Госдепа США. Они заверили сирийское руко­водство в приверженности новой американской админи­страции мирному процессу в регионе, который будет включать в себя и сирийско-израильский трек. Кроме то­го, американские представители дали понять, что для ликудовского правительства Израиля «прогресс на сирий­ском направлении крайне желателен» [4].

3. Ликудовское правительство убеждено, что самую реальную угрозу существованию Израиля представляет Иран. В период правления Э. Ольмерта произошло важ­нейшее событие регионального и международного масшта­ба - приход к власти в Иране в июне 2005 г. Махмуда Ахмадинежада и усиление радикального исламизма на Ближнем Востоке. М. Ахмадинежад, который практически в каждом своем публичном выступлении продолжает угрожать су­веренитету Израиля, дал мощный толчок для активизации всех экстремистских сил в регионе. В 2007 г. на Герцлийской конференции прошла дискуссия, которая называлась «Изменения в парадигме израильско-палестинских отно­шений в тени иранской угрозы и войны против Хизбаллы». Тон дискуссии задал бывший представитель США в ООН Джон Болтон, который заявил, что США не плани­руют принимать решительные меры для ликвидации иранской ядерной угрозы: «Буш не намеревается действо­вать в этом направлении. Америка ничего не сделала, ни­чего не делает и ничего не сделает до конца нынешней президентской каденции. Израиль остается один на один перед лицом ядерной угрозы» [5]. По словам Болтона, кото­рый приобрел известность во время своей каденции в ООН последовательными произраильскими заявления­ми, для Израиля пришло время решать, будет он мириться с иранской ядерной бомбой или же готов к военной опе­рации. Существует мнение, имеющее в Израиле много сторонников, что публикация в начале декабря 2007 г. доклада американского разведывательного сообщества, согласно которому Иран еще в 2003 г. свернул военную ядерную программу, дала Тегерану зеленый свет на про­должение ядерных разработок. Многие израильские поли­тики считают также, что пришло время рассекретить де­тали военной операции Израиля в Сирии, проведенной 24 сентября 2007 г. и имевшей своим результатом унич­тожение сирийского ядерного объекта, так как ядерное сотрудничество Сирии и Северной Кореи, способство­вавшее созданию этого объекта, не обошлось без иран­ского участия [6]. Новая победа М. Ахмадинежада на выборах в июне 2009 г. только усилила возможности антииз­раильского «крена» в региональной политике Ирана. По­этому иранское направление объявлено Ликудом приори­тетным направлением израильской внешней политики.

4. Новое ликудовское правительство убеждено, что роль Ирана в раздувании арабо-израильского конфликта очевидна, но самое главное - появился реальный фактор иранской угрозы всему миру: обладание Ираном ядерным оружием несет в себе глобальную угрозу. Для ее устране­ния необходимо создать международную ассамблею, це­лью которой будет сдерживание Ирана [7]. Угрозы безопас­ности Израиля со стороны Хизбаллы в Ливане и ХАМАС в Газе премьер Израиля рассматривает как отражение иранского влияния и реализацию его интересов. Исходя из этого, Нетаньяху и его сторонники в руководстве Ликуда и правящей коалиции считают необходимым и возможным предпринять усилия по созданию антииранского блока. В нем с Израилем должны консолидироваться страны ре­гиона, связанные с ним договорными отношениями, - Еги­пет и Иордания, а также «умеренные» арабские режимы - Саудовская Аравия и Арабские Эмираты, также несоглас­ные мириться с иранской угрозой. Нетаньяху подчеркнул, что будет искать «полного мира» с арабскими и мусуль­манскими государствами. Он заявил, что Израилю угрожа­ет не ислам, а «радикальные режимы, стремящиеся запо­лучить ядерное оружие» [8]. Позицию Нетаньяху в целом разделяют другие партнеры по коалиции, особенно пред­ставители правого и национально-религиозного лагеря: партии «Наш дом - Израиль» (НДИ), ШАС и «Бейт Иегуди». Как ранее заявлял новый глава МИД, председатель НДИ Авигдор Либерман, необходимо пересмотреть приоритеты и признать, что формула «мир в обмен на земли» не приносит результатов в регионе, поэтому следует ис­кать решения в рамках концепции «мир в обмен на мир». В целом специалисты считают, что новый кабинет мини­стров будет проводить жесткий курс в отношении пале­стинцев и что правительство Нетаньяху готово к диалогу с арабами, но не к уступкам [9].

Нетаньяху, второе премьерство которого вновь при­шлось на демократическую президентскую администра­цию в Вашингтоне, традиционно начал свою каденцию с визита в США, за которым пристально следил весь арабский мир. Президент Барак Обама заявил о своем на­мерении вновь запустить процесс примирения на Ближ­нем Востоке, который он объявил одним из приоритетов внешней политики своей администрации. По началу Нетаньяху от идеи двух государств открещивался. Премьер-министр по-прежнему считал, что прежде, чем говорить о каком-либо прогрессе в мирном процессе, следует уст­ранить угрозу стабильности в регионе.

Глава Ликуда, несмотря на американское давление, не спешил обнародовать основные приоритеты его курса в отношении решения проблем палестино-израильского противостояния. Наконец, 14 июня 2009 г после возвра­щения из США Б. Нетаньяху изложил свои позиции в вы­ступлении в центре стратегических исследований БЕСА Бар-Иланского университета Израиля [10].

Израильские сторонники позиции премьер-министра, анализируя программную речь Нетаньяху, заявили, что он «пересек Рубикон» и сделал правильный выбор. Премьер-министр призвал палестинских соседей и палестинских лидеров к немедленному возобновлению переговоров о ми­ре без каких-либо предварительных условий. Узловым пунктом речи Нетаньяху стали для многих израильтян ключевые слова: «Демилитаризированное палестинское государство рядом с еврейским государством Израиль» [11]. Он таким образом выразил свое согласие с созданием па­лестинского государства, подчеркнув при этом несколько важных (и принципиальных для палестинцев, как и для арабского мира в целом) условий.

Условие первое заключается в том, что, прежде всего, будущее палестинское государство должно быть «деми­литаризовано», а его существование будет опираться «на международные гарантии безопасности». На территориях, переданных палестинцам, не будет армии, они не будут господствовать в воздушном пространстве, туда не будет ввозиться оружие. У Израиля должны быть гарантии, что «палестинцы не смогут импортировать ракеты на свою территорию, создавать армию, орудовать в воздушном пространстве, закрытом для Израиля, или подписать пакт с Хизбаллой и Ираном».

Условие второе - признание палестинским государст­вом «еврейского характера» Израиля. Б. Нетаньяху спе­циально подчеркнул: «Основным условием прекращения конфликта является открытое, обязывающее и искреннее палестинское признание того, что Израиль является на­циональным государством еврейского народа» [12].

Условие третье - сохранение двух известных изра­ильских «нет», касающихся передачи Восточного Иеруса­лима, остающегося «единой столицей Государства Изра­иль», и возвращению палестинских беженцев в пределы израильской территории.

Итак, Нетаньяху, несмотря на его убежденность, что палестинцы не готовы к самоуправлению, дал понять, что на этих условиях он готов вести переговоры о созда­нии палестинского государства. Однако на практике до­биться этого будет совсем непросто. Во-первых, потре­буется согласие его правого кабинета министров на за­мораживание поселенческой деятельности на Западном берегу реки Иордан и раздел Иерусалима, восточную часть которого арабы видят столицей будущего пале­стинского государства. Во-вторых, речь, очевидно, будет идти о создании государства во временных границах (окончательные границы, считает Нетаньяху, могут быть определены лет через 5-10), что неприемлемо для пале­стинской стороны. Палестинская стороны считает, что государство с временными границами - это государство на 40, 50 или 60% нынешних палестинских территорий на Западном берегу. Если границы провозглашенного палестинского государства останутся неопределенными, это означает, что однажды возникнут и окончательные границы в силу сложившейся реальности. Такой подход зафиксирован в «дорожной карте», но для палестинцев этот вариант неприемлем. В-третьих, даже те «умерен­ные» палестинцы, которые принимают израильскую схе­му «двух государств», считают необходимым подчерк­нуть, что они мыслят свое государство как независимое, равноправное, обладающее тем же политическим стату­сом, что и Израиль. Очевидно, что нынешнее израиль­ское правительство далеко от идеи равенства между из­раильским и палестинским государствами. Кроме того, Израиль хотел бы контролировать внешнюю политику палестинского государства, в частности, такие вопросы, как заключение международных договоров, прежде всего речь идет, естественно, о возможности такого договора с Ираном. До этого, по словам арабского эксперта, «Израиль будет вырывать у палестинцев одну уступку за другой», а палестинская власть, которой не будет по­зволено ни создавать свою армию, ни заключать между­народные соглашения, «будет распространяться лишь на Раммаллу и Дженин» [13].

Придя к власти во главе правого лагеря, Нетаньяху объявил, что он займется «ревизией подходов» к ближне­восточному урегулированию. За расплывчатостью форму­лировок угадывается стремление отойти от курса прежне­го центристского кабинета на форсированное урегулиро­вание конфликта с выходом в кратчайшие сроки - в пре­делах года - на создание независимого палестинского го­сударства. Взамен Нетаньяху хочет по сути вновь ввести в мирный процесс принцип «поэтапности», поставив про­гресс на политическом треке в жесткую зависимость от нормализации ситуации на местах, предполагающей, в первую очередь, решение проблемы терроризма.

Эти положения были вновь подтверждены израиль­ским премьер-министром во время выступления на состо­явшейся 22 сентября 2009 г. «трехсторонней встрече» в рамках Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке с уча­стием американского президента Барака Обамы, израиль­ского премьер-министра Биньямина Нетаньяху и главы ПНА Махмуда Аббаса. Эта встреча на уровне высших ру­ководителей израильского и палестинского истеблишмен­та была в сущности первой, по крайней мере с момента формирования нынешнего израильского правительства.

Нетаньяху вновь представил свою оценку региональ­ной ситуации: 1) необходимо установление мира с пале­стинцами, но длительный мир с арабами невозможен до тех пор, пока они не признают государство Израиль [14]; 2) противостояние Израиля и Сирии в настоящее время не столь значимо [15]; 3) ключевая ось напряженности - проти­востояние Израиль-Иран, и необходимо сплоченно вы­ступить против ядерной угрозы, исходящей от Ирана.

При этом глава израильского правительства учитыва­ет, что на Ближнем Востоке не осталось ни одной сверх­державы, которая может навязать свою волю сторонам или хотя бы существенно повлиять на позиции палестин­ской стороны. Нельзя не согласиться с мнением израиль­ского политолога А. Эпштейна о том, что сегодня и Аме­рика не способна играть роль сверхдержавы на Ближнем Востоке [16].

В то же время мировое сообщество выдвигает в от­ношении Израиля довольно жесткие требования. Позиция всех постоянных членов Совета Безопасности ООН сводит­ся к следующим тезисам: сохранение перемирия с перспективой образования независимого палестинского госу­дарства в границах 1967 г.; уход Израиля со всех оккупи­рованных территорий, включая Голаны и Восточный Ие­русалим; проведение точно в срок парламентских и пре­зидентских выборов в ПНА; открытие всех КПП, снятие блокады с сектора Газы; признание арабскими странами Государства Израиль и гарантия его безопасности.

Нетрудно предположить какие внутренние потрясе­ния ожидают Израиль в случае реализации этой концеп­ции ближневосточного урегулирования новой администрацией США [17]. Поэтому Ликуд в настоящее время вряд ли является той силой, которая сможет привести к каким-то реальным подвижкам на палестинском направлении. Для обеспечения стабильности своего правительства Ликуду необходимо отстаивать свой образ правоконсервативной партии, проводящей последовательный курс в отношении оккупированных территорий, в частности - сохранять там еврейские поселения. Нетаньяху же важно поддерживать имидж твердого политика, который может пойти на ус­тупки, но не под нажимом США или «квартета», а для расширения возможностей тактического маневрирования, применяемого для сохранения стратегической цели пар­тии - отказа от односторонних уступок палестинцам и недопущения создания враждебного Израилю палестин­ского государства.

Примечания:

[1] Гаарец,02.04.2009.

[2] В Каире 16 мая 2009 г. при посредничестве Египта начался очередной раунд переговоров о примирении между противоборствующими палестин­скими движениями ФАТХ и ХАМАС. При этом представитель ХАМАС заявил, что исламисты не намерены обсуждать вопрос о признании права Израиля на существование, указав, что эта тема «закрыта для дискуссий».

[3] 21 мая премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт заявил, что в течение года продолжались предварительные контакты двух сторон. Б. Асад вновь заявил о желании САР возобновить мирные переговоры с Израи­лем, подчеркнув, что мир остается «стратегическим выбором» Дамаска, но его достижение возможно лишь при условии возврата Сирии оккупи­рованных Голанских высот и возможности заключения мирного догово­ра. Эта операция имела две политические цели: убедить население в том, что появление подобного оружия у соседнего государства, с которым у Израиля нет дипломатических соглашений и мирного договора, угро­жало его национальной безопасности. И главное - эта операция должна была заставить Тегеран задуматься над собственными ядерными разра­ботками, чего, впрочем, не произошло даже несмотря на то, что Ольмерт не исключал возможности повторения подобной же операции в отноше­нии Ирана [Месамед В.И.Иран и сирийско-израильские переговоры // http://www.iimes.rU/rus/stat/2008/02-07-08b.htm#top#top Haaretz,16.01.2007].

[4] http://www.iimes.ru/rus/stat/2008/02-07-08b.htm#top#top

[5] Interdisciplinary Center (IDC) Herzliya. Institute for Policy and Strat­egy (IPS). Discussion: "The Changing Paradigm in the Shadow of Iran and the War against Hezbollah". The Seventh Annual Herzliya Confer­ence // Herzliya,21-23.01.2007.

[6] Там же.

[7] The Jerusalem Post.11.03.2009.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] БЕСА - аббревиатура фамилий премьер-министра Бегина и президен­та Садата, подписавших мирный договор между Израилем и Египтом.

[11] Haaretz,15.06.2009.

[12] Ibid.

[13] The global Research in International Affairs (Gloria) Center. Barry Rubin. "If you love the Palestinians, You Should Hate Hamas" - 11.01.2009 // http://www.gloriacenter.org/index.asp?pname=submenus/articles/2009/rubin/1_11_01_37

[14] Главный переговорщик ПНА в процессе мирного урегулирования па­лестино-израильского конфликта Сайиб Эрекат, комментируя выступле­ние Нетаньяху, подчеркнул, что требование израильского премьера к па­лестинцам признать Израиль в качестве еврейского государства являются неприемлемыми [The Jerusalem Post,25.09.1990]. Его поддержал также ХАМАС, чей представитель заявил, что «Палестина никогда не была ев­рейской землей» [«Интерфакс». http://www.vz.ru/2009/25/330950html].

[15] После того как в октябре 2007 г. Израиль бомбил строящиеся атомные объекты Сирии, а Сирия в ответ не предприняла жестких антиизраиль­ских акций, напряжение между двумя странами значительно ослабло. Несмотря на отсутствие мирного договора между Израилем и Сирией, после войны 1973 г. граница между двумя странами очень спокойная, за 36 лет там не было никаких военных действий, нападений или террори­стических актов. Поэтому представляется, что ожидать всплеска ослож­нений на израильско-сирийской границе не стоит. См.: [Эпштейн АлекД.Геополитические проблемы безопасности Израиля в изменяющейся сис­теме международных отношений // http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/29-09-09.htm].

[16] Эпштейн Алек Д.Указ. соч.

[17] По этому поводу автор разделяет точку зрения Е.Е. Кирсанова. См.: [http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/03-09-09c.htm].

Проблемы и перспективы урегулирования на Ближнем Востоке / Рук. проекта: В.В. Наумкин, П. Линке; отв. ред. И.Д. Звягельская / ИВ РАН, ЦСПИ. М., 2010. – 191 с.


Читайте также на нашем сайте:

«Палестино-израильский конфликт: ценностное измерение» Ирина Звягельская

«Внутренние факторы формирования внешней политики стран Арабского Востока» Александр Демченко

«Исламский радикализм в зеркале новых концепций» Виталий Наумкин

«Основополагающий конфликт» Евгений Примаков

«Ближневосточный конфликт и внутрипалестинское противостояние» Борис Долгов

«Политический ислам в современном мусульманском мире» Борис Долгов


Опубликовано на портале 12/07/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика