Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Барак Обама - новая политическая звезда на небосклоне: американская мечта сбывается, но что она сулит России?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Дмитрий Минин

Барак Обама - новая политическая звезда на небосклоне: американская мечта сбывается, но что она сулит России?


Минин Дмитрий - политолог


Барак Обама - новая политическая звезда на небосклоне: американская мечта сбывается, но что она сулит России?

В президентской кампании в США произошел драматический поворот. Неоспоримая совсем недавно фаворитка Хилари Клинтон вдруг стала отставать от своего темнокожего однопартийца Барака Обамы, щедро сулящего решительные перемены, которых, по-видимому, заждались американцы.

В президентской кампании в США произошел драматический поворот. Неоспоримая совсем недавно фаворитка Хилари Клинтон вдруг стала отставать от своего темнокожего однопартийца Барака Обамы, щедро сулящего решительные перемены, которых, по-видимому, заждались американцы. Удивительно, что за Барака Обаму, помимо «революционно настроенной молодежи» и нацменьшинств, выступает большой бизнес, и возможно, это решающий козырь. В январе 2007г. он собрал на свою кампанию более 30 млн. долларов, в то время как Х.Клинтон - всего 10 млн., добавив к ним 5 млн. собственных средств, что уже похоже на панику.
Как бы ни складывался дальнейший ход избирательной кампании в США – а Хилари Клинтон еще поборется за лидерство, - «черная звезда», взошедшая на американском политическом небосклоне, возвестила о рождении за океаном чего–то нового. Уже возникли многочисленные версии о мондиалистском заговоре по продвижению своего рода «императора мира». Отец Б.Обамы - американец-мусульманин (плюс одно время у него был отчим–индонезиец), мать – белая христианка с примесью индейской крови, к тому же ведущая свой род от президента антиаболиционистской Южной Конфедерации Джефферсона Дэвиса, что, по лукавым замыслам, должно потрафить буквально всем вкусам. Кто–то, возможно, думает и об этом. Однако массы американцев голосуют за Обаму не из-за того, что он может понравиться миру, а потому что он нравится им. В своих религиозных взглядах он, например, вполне привержен одному из распространенных в Америке протестантских течений Объединенной церкви Христа.
Важнее другое: судя по всему, политики и социологи просмотрели, как под влиянием потрясений последних лет в американском обществе созрели прямо-таки революционные настроения и ожидания. Ведь Маккейн – это тоже носитель революции, только консервативной, в то время как Обама – ярко выраженный либеральный революционер. Если дело дойдет до их прямого противостояния, то страна окажется расколотой на два полюса, как накануне войны Севера с Югом (такая перспектива может сыграть на руку Хиллари Клинтон, конечно, при условии, что она не провалится окончательно).
Новым является и то, что напрочь разрушено клише о слабом воздействии внешней политики на настроения американских избирателей. Феномен Ирака и тот факт, что Обама изначально был против вторжения туда, звучат едва ли не как самый ударный мотив его кампании, что отчасти напоминает ситуацию перед приходом к власти в Белоруссии Лукашенко, чьим главным козырем было то, что он один из немногих голосовал против роспуска Советского Союза. Уже знаменитая теперь речь Обамы в октябре 2002 года в Чикаго, осуждающая иракскую войну как «глупую», в отличие от войн справедливых («Я не выступаю против всех войн»), по накалу и структуре явно навеянная еще более известным выступлением Мартина Лютера Кинга («У меня есть мечта»), сразу же вошла в анналы американского ораторского искусства.
Для нас безусловно интереснее всего совокупность внешнеполитических взглядов Обамы, особенно касающихся российского направления. Пока он не свел их воедино, реконструировать их можно лишь по совокупности его выступлений. В Конгрессе, например, он тесно сотрудничал (в рамках группы по предотвращению угрозы распространения ОМУ) с республиканцем Р.Лугаром, разразившимся в последнее время резкими критическими высказываниями по адресу России, что, разумеется, не означает полной солидарности Обамы с этой стороной активности своего коллеги. Известно, что он бывал в России, как и на Украине, а одну из двух его дочерей зовут русским именем Наташа. Еще у него хорошие отношения с украинской колонией в Чикаго, например, как утверждает пресса, с известным, но «противоречивым» бизнесменом Тони Резко.
Сразу бросается в глаза некоторая удаленность Обамы от традиционных мозговых центров Восточного побережья, хотя он и окончил Колумбийский университет в Нью-Йорке, а затем Гарвардскую юридическую школу. Обама скорее близок к не менее амбициозному, хотя и пребывающему в тени своих более известных аналогов, Чикагскому совету по глобальным проблемам (ранее, до 1 сентября 2006 г., - Чикагский совет по международным отношениям), расположенному в его родном Иллинойсе. На заседаниях этого основанного еще в 1922 году почтенного учреждения он и предпочитает высказывать свои соображения о мировых делах, что также должно импонировать настроениям американской глубинки. Председателем правления Чикагского совета в настоящий момент является Лестер Кроун, а президентом – Маршал Бутон. Из других фамилий обращают на себя внимание вице-председатель правления Майкл Москва и вице-президент по внешним связям Мишель Обама (семейное предприятие?). Рядом с Бараком Обамой, однако, имеются и более известные фигуры. Так, его ведущими внешнеполитическими советниками стали бывший помощник президента по национальной безопасности Энтони Лейк, бывший министр ВМФ Ричард Данциг, а также генерал-майор ВВС в отставке Скотт Грэшен и бывший начальник штаба ВВС генерал Мэррилл Макпик. Наряду с этим обилием военных, можно назвать  Дэвида Аксельрода - главного стратега кампании Обамы. А по некоторым утверждениям, к его команде близок не кто иной, как Збигнев Бжезинский.
К особенностям Обамы следует отнести и то, что он прекрасно чувствует аудиторию, обладает ярко выраженным даром проповедника и, если бы захотел, мог бы стать популярным пресвитером в Гарлеме или в религиозных передачах на телевидении. Выступления его сродни завораживающим проповедям и в какой–то момент повергают в транс - отмечающие это «конспирологи» правы. Их образный ряд в сочетании с непоколебимой уверенностью оратора в своей правоте и духом мессианства буквально захватывают слушателей.
24 апреля 2007 года, выступая в упомянутом Чикагском совете, Обама заявил: заблуждаются те, кто считают, что эра Америки прошла. На Украине «в старом здании он видел буквально незапирающиеся и неохраняемые емкости с сибирской язвой и чумой – опасность, которая может быть устранена только с помощью Америки». На Ближнем Востоке израильтяне и палестинцы говорили ему, что «без американского лидерства мир останется призрачной надеждой». В лагере беженцев на границе Чада и Дарфура они, по словам Обамы, умоляли Америку вмешаться и «помочь остановить геноцид, который забрал жизни их матерей и отцов, сыновей и дочерей». На запруженных людьми улицах Кении он встречал детей, которые спрашивали его, «выпадет ли им когда-нибудь в жизни шанс увидеть это волшебное место, называемое Америкой».
«Я все еще верю, - воскликнул он, - что Америка - последняя и самая лучшая надежда людей Земли, и мы должны показать миру, почему это именно так».
21 век, утверждает Обама, требует нового видения лидерства Америки и новой концепции ее национальной безопасности. В глобальном мире безопасность американского народа неразрывно переплетается с безопасностью всех народов. Когда наркотрафик и коррупция угрожают демократии в Латинской Америке – это проблема и для США, когда крестьяне в Индонезии вынуждены продавать на рынке зараженных птичьим гриппом цыплят – это не может рассматриваться как отдаленная угроза, когда религиозные школы в Пакистане учат детей ненависти, то под угрозой находятся и американские дети. И глобальный терроризм, и пандемические заболевания, и драматические изменения климата, и распространение оружия массового уничтожения, то есть все угрозы, возникающие на заре 21 века, не могут больше сдерживаться национальными границами.
В 2002 году, напоминает Обама, он был против интервенции в Ирак не только потому, что это было ненужным отвлечением сил от борьбы с терроризмом, но и потому, что эта операция базировалась на старой идеологии и устаревшей стратегии 20, а не 21 века. У американцев, потерявших в Ираке многие жизни и миллиарды долларов, может возникнуть соблазн отказаться от претензий на мировое лидерство. Однако, по его мнению, это было бы ошибкой, которую ни в коем случае нельзя допускать. Америка не может бороться с угрозами в одиночку, а мир не может обойтись без Америки. Она не в состоянии отстраниться от мира и должна вести его «делом и примером».
Соединенные Штаты должны лидировать, создавая вооруженные силы 21 века, обеспечивающие их собственную и всеобщую безопасность. Они должны лидировать в воспрепятствовании распространению наиболее опасного оружия в мире. Они должны лидировать в строительстве и укреплении партнерских отношений и альянсов, необходимых для противостояния общим угрозам и вызовам, говорит Обама.
Если он станет президентом, то будет восстанавливать американское лидерство следующими, по его формулировке, «пятью путями».
1. Первое, что должна сделать Америка, – это положить «ответственный конец» (!) войне в Ираке и сосредоточиться на вызовах более широкого регионального характера. Это означает, что Обама более не настаивает на полном и безоговорочном уходе американцев, как ранее, а полагает возможным оставить в «достигаемой близости» от Ирака силы, призванные «предотвратить общерегиональный хаос», и позволить оставить в самом Ираке ограниченный контингент.
При этом войска в Афганистане, преследующие Усаму бин Ладена, должны быть усилены, в том числе за счет выводимых из Ирака.
2. Второй путь обретения былого лидерства – строительство подлинно современных вооруженных сил 21 века и мудрое их применение. Америка должна содержать самую сильную и лучше всех оснащенную армию в мире. В настоящий момент она на две трети не готова к ведению боевых действий, а среди подразделений Национальной гвардии 88% не могут быть размещены за границей, многие из них не в состоянии справляться с внутренними чрезвычайными ситуациями. Войны в Афганистане и Ираке продемонстрировали явную нехватку сил, поэтому он твердо поддерживает увеличение численности американских войск, вооружение по последнему слову техники. Обама обещает, что не будет колебаться перед односторонним применением силы, если это будет необходимым для защиты страны и ее жизненных интересов, хотя, когда ситуация будет выходить за пределы самообороны, попытается обеспечить международную поддержку и разделение бремени с другими.
При этом для обеспечения национальной безопасности должен использоваться весь арсенал американской мощи. Для сдерживания стран–изгоев должны применяться эффективная дипломатия и потенциал союзников, для проникновения в террористические сети – проворная разведка. Для влияния на мировую экономику необходимо привести в порядок собственное финансовое хозяйство, для противостояния «враждебным диктаторам» - освободиться от нефтяной зависимости. Но все это не заменит мощную армию,- подчеркивает Обама.
3. Америкадолжна возглавить глобальные усилия по противостоянию наиболее актуальной из угроз – распространению оружия массового поражения. Ссылаясь на такие авторитетные имена, как Г.Киссинджер, Г.Шульц, С.Нанн, он утверждает, что все предпринимаемые в этой области шаги являются неадекватными. В мире все еще насчитывается около 50 т высокообогащенного урана, часть которого плохо охраняется. «В бывшем Советском Союзе имеется от 15 до 16 тыс. ядерных боеголовок плюс запасы урана и плутония, позволяющие произвести еще 40 тыс. боеголовок, разбросанных по 11 часовым поясам». И там уже были арестованы люди, пытавшиеся украсть и продать ядерные материалы на черном рынке. Обама обещает, что в качестве президента он возьмет на себя руководство глобальными усилиями по размещению всего ядерного оружия и материалов в безопасные места в течение 4 лет.
Россия, по его мнению, не является ни врагом Америки, ни ее близким союзником, поэтому Вашингтону нечего стесняться того, чтобы подталкивать ее к большей демократии, открытости и ответственности (а от союзников этого требовать, выходит, не надо – Д.М.). В то же времянеобходимо работать вместе с Россией, чтобы убедиться в том, что каждая ее ядерная боеголовка и все материалы находятся в безопасности.
Параллельно следует вести переговоры о верифицируемом глобальном запрете на производство новых ядерных военных материалов. В качестве отправной точки мир должен предотвратить приобретение ядерного оружия Ираном и положить конец ядерной военной программе Северной Кореи. При этом военный вариант решения этой проблемы не должен исключаться, хотя на переднем плане и будет находиться активная и упорная дипломатия.
Для ограничения способности к осуществлению военных программ на основе развития мирной ядерной энергетики следует создать международный банк соответствующего топлива. Для начала его работы правительству США следует выделить 50 млн. долларов и призвать других, начиная с России, присоединиться к нему.
Россия и США должны подавать пример ядерной сдержанности. Обама обещает, что при нем Соединенные Штаты выведут «по возможности как можно больше» ракет из состояния повышенной боеготовности и не будут торопиться с производством нового поколения ядерных боеголовок.
4. Еще один путь достижения лидерства – перестройка и укрепление союзов и партнерских связей. В частности, моментом истины для НАТО является ее роль в Афганистане и вклад союзников в проводящиеся там операции. Необходимо преодолевать разрыв между увеличивающимся количеством миссий блока и нужными для этого ресурсами, убеждать остальных его членов вносить свой вклад путем направления войск и повышения инвестирования.
Помимо укрепления НАТО, следует стремиться к созданию новых союзов и партнерств в других регионах, имеющих значение для американских интересов в 21 веке. В Азии появление экономически и политического активного Китая создает новые возможности для развития, но и рождает дополнительные вызовы. Пришло время для США приступить к установлению там крепких двусторонних отношений и заключению неформальных соглашений. После прихода к власти Обама намеревается «выковать в Азии более эффективную региональную структуру», при этом ее возможный состав предусмотрительно не оглашается заранее. Он, правда, оговаривается, что задачи альянсов XXI века будут гораздо шире, чем простая защита государств друг от друга, - это еще и борьба с «террористами, изменениями климата, птичьим гриппом».
В разделе союзничества Обама, уже дежурно для всех демократов и, видимо, с легкой руки А.Гора, обстоятельно говорит об экологических проблемах, призывая к совместным усилиям по ограничению выбросов парниковых газов.
5. Пятый путь, венчающий все остальные,- это «вложения в человека» (звучит прямо по-горбачевски), чтобы обеспечить по всему миру тем, кто живет сейчас в нищете и отчаянии, представляя собой питательную почву для экстремизма и терроризма, нормальные условия существования. Для достижения этой цели Обама намеревается к 2012 году увеличить вдвое – до 50 млрд. долларов – американскую помощь бедным странам, что должно подтолкнуть и другие развитые государства к повышению своих аналогичных расходов. Часть этих средств пойдет на создание двухмиллиардного Глобального фонда образования. Предупреждая «скептицизм многих американцев» по поводу их расходования, он говорит, что это самый надежный путь борьбы с терроризмом.
Вот такая «дорожная карта», которая вряд ли подтверждает слухи о каком-то пацифизме Б.Обамы. Скорее речь идет о «либеральной империи а ля Чубайс». Благими желаниями, как известно, выстлана дорога, ведущая в очень опасные места. Обама собирается бороться за свои либеральные идеалы с той же жесткостью, с какой Маккейн - за свои консервативные. И еще неизвестно, кто из них окажется менее гибким.
 
В июльско-августовском номере «Foreign Affairs» за 2007 г. [1], опубликовавшем внешнеполитические программы всех основных кандидатов, Обама частично повторил и развил дальше свои чикагские тезисы.
Для начала он указывает на трех великих лидеров Америки ХХ века – Ф.Рузвельта, Г.Трумэна и Д.Кеннеди, утверждая, что пришло время поставить во главе страны столь же яркую величину. Еще более грозные вызовы нового века требуют «повторного обретения» фундаментальных идей этой троицы, считавших, что «безопасность и благосостояние каждого американца зависят от безопасности и благосостояния тех, кто живет за ее пределами». Следовательно, «миссией Соединенных Штатов является осуществление глобального лидерства, основанного на понимании, что представления о безопасности и гуманизме едины для всего мира».
По Ираку он вновь заявляет о необходимости вывести оттуда основные боевые подразделения к 31 марта 2008 года, предлагая оставить минимальные сили рядом и внутри страны для инструктирования местных подразделений и «искоренения Аль-Каиды», - а также наращивать в первую очередь дипломатическую активность.
Говоря о Ближнем Востоке, Обама добавляет заверения в «ясной и твердой приверженности безопасности Израиля, сильнейшего союзника США и единственной демократии в регионе». Необходимо определить и поддерживать, как он считает, тех партнеров Израиля, которые действительно привержены миру, и изолировать тех, кто стремится к конфликтам и нестабильности. Израильская тема в целом проходит красной строкой через всю кампанию Обамы, поскольку из–за своего происхождения и имени Хусейн (Barack Hussein Obama Jr.) ему постоянно приходится доказывать, что он не мусульманский ставленник и ни в коем случае не оставит в беде стратегического партнера. Он неоднократно выступал с заверениями на этот счет перед руководством различных еврейских организаций США, в частности, наиболее влиятельной AIPAK. 22 января 2008г., после того, как Израиль ввел блокаду сектора Газа, что поставило проживающих там палестинцев на грань гуманитарной катастрофы и стало темой обсуждения в СБ ООН, Обама направил письмо постоянному представителю США при ООН З.Халилзаду, где подчеркнул, что «Совет Безопасности должен ясно и недвусмысленно осудить ракетные атаки против Израиля и подтвердить право Израиля на самооборону от таких акций». Без устали работает с еврейским лобби в пользу Обамы его стратег Д. Аксельрод и, судя по результатам праймериз, небезуспешно.
Обама выражает готовность вести прямые переговоры с Ираном по поводу ликвидации его ядерной программы, прибегая ко всему арсеналу возможных средств давления, включая военные. Не забывает он и о поощрениях, среди которых в одном из его интервью упоминается прием Ирана в ВТО. Дипломатия в сочетании с давлением, по словам Обамы, может способствовать и отходу от радикального курса Сирии. В целом свою готовность вступать в переговоры с любыми режимами - с Тегераном, Дамаском, Пхеньяном - без предварительных условий, он преподносит как свое главное отличие от соперников, включая Х. Клинтон, видимо, подразумевая свой дар убеждения.
В разделе о нераспространении ядерного оружия он добавляет тезис о необходимости достижения двухпартийного консенсуса для ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Здесь же повторяются его чикагские положения о соответствующем сотрудничестве с Россией, при продолжении давления на нее по вопросам «демократии и ответственности», он
Обама еще более ужесточил свою позицию по отношению к Афганистану, на сей раз уже в тесной связке с Пакистаном, утверждая, что именно там проходит центральный фронт борьбы с терроризмом. Он считает, что необходимо проводить интегрированную стратегию, усиливая собственные войска и одновременно требуя от союзников отменить все ограничения на боевое применение их подразделений в Афганистане, а также категорически настаивать на решительной борьбе Пакистана с талибами, Усамой бин Ладеном и его командирами, на прекращении всех связей Исламабада с террористическими группами. Более того, в одном из других своих заявлений, отмеченных американской прессой, Обама прямо предположил, что Соединенные Штаты могут осуществлять односторонние военные действия против боевиков на территории Пакистана, если он сам не пожелает этого делать. Одновременно он намеревается способствовать урегулированию индо–пакистанского спора вокруг Кашмира и нормализации отношений между Пакистаном и Афганистаном, осложненных пуштунским вопросом. Для нанесения поражения Аль–Каиде Обама вновь обещал создать армию 21 века и систему партнерств 21 века, «таких же мощных, как антикоммунистический альянс, который победил в холодной войне, чтобы вести наступление повсюду от Джибути до Кандагара».
Особый акцент он делает на работе с исламским миром, где, по его мнению, одних лекций по демократии явно недостаточно. Для укрепления там умеренных сил необходимо предпринимать шаги по расширению «экспорта возможностей» - доступа к образованию, здравоохранению, торговле и инвестициям, обеспечивая нарастающую поддержку «политическим реформаторам и гражданскому обществу, что в свое время сделало возможной победу в холодной войне».
В программной статье в «Foreign Affairs» Обама развивает также свои предшествующие идеи об отношениях с Китаем, заявляя, что будет подталкивать его к выполнению более ответственной роли в качестве крепнущей державы в оказании содействия американскому лидерству в решении общих проблем 21 века. Соединенные Штаты будут состязаться с Китаем в одних областях и сотрудничать в других.
Эффективное сотрудничество необходимо Америке и с другими усиливающимися державами, среди которых Обама называет Бразилию, Индию, Нигерию и Южную Африку. Все они должны найти свое место в поддержании международного порядка. Для этого необходимо провести «далеко идущую реформу ООН». Явно имея в виду расширение Совета Безопасности ООН, он не упоминает в этой связи Германию и Японию, чему они вряд ли обрадуются.
Из других важных заявлений обращает на себя внимание выступление Обамы 3 апреля 2006 года в Чикаго по вопросам климатических изменений и энергетической безопасности. Со свойственной ему образностью описывая последствия глобального потепления, он указывает на гибельность стремительно надвигающегося поднятия мировой водной поверхности для Америки, омываемой двумя океанами. Связав потепление со сжиганием ископаемого горячего, Обама подчеркивает, что это еще одна важная причина, помимо политических и экономических, по которой Америка должна избавляться от нефтяной импортной зависимости.
Среди мер достижения энергетической независимости он, в частности, предлагает поощрение предпринимателей, вводящих технологии с пониженными выбросами, как по линии правительственных кредитов, так и за счет выплат со стороны тех, кто уже превысил свои соответствующие квоты.
Предвидя увеличение зависимости американской экономики от каменного угля, которым богата страна, Обама призывает к развитию наиболее передовых способов его использования, которые бы позволили избежать дополнительной нагрузки на атмосферу.
Он считает недостаточной поставленную президентом Бушем цель снизить к 2025 году импорт нефти Америкой на 4,5 млн. баррелей в день. По его мнению, с внедрением новых технологий добычи нефти на шельфе и ростом производства других видов горючего, страна будет в состоянии снизить в указанные сроки завоз этого вида топлива на 7,5 млн. баррелей в день, что превышает количество, поступающее со всего Ближнего Востока.
Несмотря на проблемы, переживаемые американскими автомобилестроителями, Обама отмечает, им также надо перестраиваться на выпуск малорасходных двигателей, в чем их уже опережает не только Япония, но и Китай. При этом, будучи близок к соседнему с Чикаго главному центру американского автопрома – Детройту, он предлагает не оставлять автогигантов один на один со своим проблемами, а профинансировать необходимые инновации за счет средств, которые они теряют по программе защиты здоровья пенсионеров (видимо, продавая им машины со скидкой, что составляет около 7 млрд. долларов в год).
Для расширения использования биотоплива предполагается освободить автомобилестроителей от налогов на сумму, которую они затрачивают на установку требуемого дополнительного оборудования (по машине 100 долл.), а также «скостить» с каждого галлона этого горючего налог в размере 35 центов. Соответствующий законодательный акт «Об американском горючем» на эту тему Обама предложил совместно со своим давним партнером Р.Лугаром. В рамках данной законодательной инициативы предусматривается также создание поста общегосударственного Уполномоченного по энергетической безопасности, который координировал бы все усилия в этой области на всех правительственных уровнях и был введен в состав Совета национальной безопасности США со статусом советника, аналогичным положению председателя Объединенного комитета начальников штабов и директора Национальной разведки.
Сравнивая внешнеполитические воззрения Обамы с позицией Хилари, не трудно заметить, что по существу они не так сильно и отличаются - все-таки партийные установки вещь довольно инерционная, как бы революционно они ни подавались. Поговаривают также о варианте их объединения. Однако такое, видимо, возможно лишь в случае, если Клинтон будет баллотироваться в президенты, а Обама - в вице-президенты, обратное маловероятно. Гордая женщина едва ли согласится быть второй в подобной комбинации.
Вместе с тем у более молодого кандидата глубже проработаны оборонные и энергетические сюжеты. Видимо, здесь надо искать ответ на вопрос о причинах его поддержки большим бизнесом. ВПК, похоже, его программа тоже нравится. Впрочем, Обама ничего не говорит о расширении ПРО, в то время как Х.Клинтон выражала определенный скепсис по этому поводу. Но с учетом его общего подхода к укреплению армии (вот где сказывается обилие генералов в окружении), Обама может в конечном счете и поддержать эти планы.
Свое отношение к России Обама нигде пока ясно не выразил, кроме фразы: «Не надо стесняться учить ее демократии, поскольку она же не союзник». Это отличает его от старшей соперницы, которая уже попыталась разыграть карту вновь воскресшего в Америке охранительного духа по адресу «коварных планов Москвы». Прогнозы, касающиеся его вероятного российского курса Обамы, в основном можно строить, исходя из его общих установок. Здесь, видимо, стоит также обратить внимание на связи этого кандидата с украинской диаспорой и присутствие рядом с ним едва ли не главного действующего лица процесса принятия решения о расширении НАТО на Восток в начале 90–х годов - Э.Лейка. В сочетании это может предвещать один из будущих камней преткновения – экспансию альянса уже в новые пределы на постсоветском пространстве. Близость к Р.Лугару и влияние З.Бжезинского также не вселяют много оптимизма.
Где можно рассчитывать на определенный прогресс в российско-американских отношениях – это в сфере разоружения. Отказ от форсированного введения нового поколения ядерных боеголовок и готовность способствовать ратифицированию ДВЗЯИ – факторы обнадеживающие. Совпадает с российским и определение Обамой главного фронта борьбы с терроризмом - на афгано-пакистанской границе.
В целом же партнер в его лице для будущего президента России будет не из простых, но ведь таковых никто и не ждет.
 
Примечание
 
[1] Barack Hussein Obama Jr. “Renewing American Leadership”, Foreign Affairs, July/August 2007.


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 



Опубликовано на портале 07/03/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика