Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Альянс цивилизаций против «столкновения цивилизаций»?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Петр Яковлев

Альянс цивилизаций против «столкновения цивилизаций»?


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, директор Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН.


Альянс цивилизаций против «столкновения цивилизаций»?

В 2005 г. родилась и получила некоторое международное признание совместная политическая инициатива Испании и Турции «Альянс цивилизаций». Декларированная сверхзадача - предложить жизнеспособную программу сотрудничества государств и народов и предотвратить сползание к масштабному межцивилизационному конфликту. В идейном смысле испано-турецкая инициатива была воспринята как антитеза теории «столкновения цивилизаций».

Противостояние в современном мире различных цивилизаций, в первую очередь христианской и мусульманской, все больше занимает умы. Сформировалось мнение, что на смену политико-идеологическому противоборству времен холодной войны – между социализмом и капитализмом – приходит иной конфликт, развивающейся преимущественно (но не исключительно) на идейно-религиозной основе. Наиболее острые моменты этого столкновения – военные действия западных держав в Ираке и Афганистане, трагические события в Чечне, кровавые террористические акты, организованные исламистскими экстремистами в ряде стран мира, средневековое мракобесие афганских талибов. Не столь зловещи, но также весьма опасны и другие проявления:создание теократического исламского государства в Иране, попытки мусульманских меньшинств жить по своим особым правилам в европейских странах, болезненная реакция исламистов на отдельные выступления прессы, которые задевают религиозные чувства последователей пророка Мухаммеда (достаточно вспомнить «карикатурный скандал» 2006 г.), рост ксенофобских настроений и т. д.

Напряженность между западной (христианской) и исламской цивилизациями способна еще больше осложнить и без того непростую международную обстановку, вызвать цепную реакцию конфликтов и агрессивных действий, затруднить решение назревших глобальных проблем (голод, экология, терроризм). Можно ли остановить сползание международного сообщества к новой конфронтации, чреватой непредсказуемыми последствиями?


Религия и политика

В последнее десятилетие прошлого века широкое распространение получила теория американского ученого Сэмюэля Ф. Хантингтона, наиболее полно изложенная в его книге «Столкновение цивилизаций и переосмысление мирового порядка» [1]. В каком-то смысле эта теория явилась ответом на концепцию «конца истории», с которой в 1989 г. выступил другой известный американский аналитик Фрэнсис Фукуяма. Напомним, что Ф. Фукуяма «приговорил к смерти» исторический процесс на том основании, что с крахом социалистической системы заканчивалось глобальное противоборство либерализма с авторитаризмом («пароксизм идеологического насилия»), в течение десятилетий служившее двигателем истории. Автор писал о «неоспоримой победе экономического и политического либерализма», в результате чего произошло «завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления» [2].

По мнению С. Хантингтона, международная обстановка развивается в ином ключе и ни о каком «конце истории» не может быть речи. Напротив, происходит усложнение политического процесса за счет вовлечения в него новых активных игроков. В частности, на современном этапе народы и правительства незападных стран уже не выступают как объекты истории – мишень колониальной и неоколониальной политики, а наряду с государствами Запада сами начинают творить историю. Согласно воззрениям ученого, с окончанием холодной войны мировая история продолжилась в контексте нарастающих столкновений между основными человеческими цивилизациями: западной, православной, исламской, китайской (конфуцианской), индуистской, латиноамериканской и т.д. Причем главным глобальным трендом стало разделение на «Запад и всех остальных», а наиболее агрессивно в борьбе против западных государств проявила себя исламская цивилизация. «Линии разлома между цивилизациями – это и есть линии будущих фронтов», – предрекал С. Хантингтон [3].

В чем главные причины такого (для многих неожиданного) поворота международной жизни?

Во-первых, цивилизационные различия не просто реальны, но и наиболее устойчивы и существенны. Как правило, цивилизации различаются (порой разительно) по языку, культуре, традициям, религии. Последние различия, как показали события недавнего прошлого, особенно важны. Они формировались на протяжении столетий, и нет веских оснований ожидать их исчезновения в обозримом будущем. Напротив, парадоксальным образом в наши дни возрождаются и обретают второе дыхание религиозный фанатизм и культурная нетерпимость. По мнению авторитетных специалистов, существует угроза того, что XXI век может стать «Новым Средневековьем» – эпохой этнических и этноконфессиональных конфликтов. «Нации, этнические группы, конфессиональные сообщества принялись сводить друг с другом старые счеты», – пишет российский ученый Г.И. Мирский [4].

Во-вторых, благодаря процессам глобализации и достижениям в научно-технической области (прежде всего беспрецедентным информационным и коммуникационным возможностям) мир становится все более тесным. Экономические, политические и гуманитарные контакты между государствами различных цивилизаций неизмеримо расширились. Но это далеко не всегда ведет к росту взаимопонимания. Дело в том, что процесс экономической модернизации и социальных изменений во всем мире носит характер вестернизации и размывает традиционные цивилизационные уклады. Поэтому все чаще глобализационный напор Запада воспринимается в незападных странах как попытка «взломать» цивилизационную идентичность и встречает растущее сопротивление.

В-третьих, произошла очевидная перегруппировка мировых сил. Китай, Индия, а также ряд государств Большого Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии приобрели значительный экономический и политический вес, бросили вызов доминированию западных держав. В настоящее время в числе 20 крупнейших экономик мира 10 – незападные страны, и их доля в глобальном ВВП и международной торговле неуклонно повышается. Результат – усиление конкуренции не только в торгово-экономической и финансовой сфере, но и в области государственно-политических, культурных и религиозных идей, ценностей и смыслов. На глобальном уровне Запад все больше утрачивает свой былой статус «носителя истины в последней инстанции».

В-четвертых, последние десятилетия стали временем невиданного (и крайне неравномерного) роста населения Земли, породившего огромную демографическую асимметрию: с одной стороны, склонные к депопуляции промышленно развитые государства Севера, с другой – перенаселенные развивающиеся страны Юга. Именно демографический провал Европы на фоне ее послевоенного экономического возрождения создал повышенный спрос на рабочую силу, который стал удовлетворяться за счет иммигрантов из регионов третьего мира. Согласно оценкам экспертов ООН, за вторую половину XX века с Юга на Север переместилось около 60 млн человек, и этот поток только усилился в начале нового столетия. В 2005 г. число переселенцев в мире достигло 191 млн человек [5]. Следствием этого стали астрономические денежные переводы мигрантов в страны-доноры. По данным Всемирного банка, в 2007 г. государства Юга получили только учтенных переводов на сумму 217 млрд долларов, в том числе: Индия – 27 млрд, Китай – 25,7 млрд, Мексика – 25 млрд, Филиппины – 17 млрд долларов [6]. Наличие таких огромных финансовых потоков свидетельствует о том, что сформировался новый значительный сектор мировой экономики, подпитывающий деньгами страны третьего мира.

В-пятых (и это, вероятно, главное), представители нехристианских цивилизаций, прежде всего ислама, становятся значимым внутренним фактором общественной жизни многих европейских стран. В 1950 г. в Западной Европе жило 300 тыс. мусульман, а в 2008 г. их число в странах Евросоюза (по неполным официальным данным) достигло 16 млн человек, те есть увеличилось в 53 раза [7]. Трудно поверить, но имя Мухаммад (и его многочисленные вариации) – сегодня второе по популярности для мальчиков, рождающихся в Британии, а в парижском пригороде Сен-Дени – первое. В Брюсселе, столице ЕС, мусульмане составляют около 20%, а в британском Бирмингеме и голландском Роттердаме почти половину жителей. Европа зримо меняется в связи с присутствием миллионов мусульман на ее земле, в ряде районов ислам уже стал доминантной религией, и далеко не всем европейцам это по душе. Реакцией на это европейских обществ стали различные проявления исламофобии – от простого непонимания и неприятия до поджогов мечетей.

Со своей стороны, историческая память мусульманских народов хранит шрамы от былых конфликтов с Западом, связанных с крестовыми походами, европейским колониализмом и неоколониализмом. Политика «разделяй и властвуй» прервала естественный ход развития многих государств Ближнего Востока, Азии и Африки, сломала общественные отношения, формировавшиеся на протяжении веков. Произвольное начертание государственных границ привело к сохраняющейся десятилетиями напряженности и периодически вспыхивающим кровопролитным военным столкновениям (арабо-израильский конфликт, войны на Индостанском полуострове, вторжение Ирака в Кувейт, конфликтогенная линия Дюрана между Афганистаном и Пакистаном и т. д.).

В то же время нельзя забывать о позитивном воздействии, которое западная цивилизация оказала на цивилизацию восточных стран, и наоборот. Как справедливо заметил российский ученый В.М. Давыдов, «современная практика демонстрирует как серьезные издержки иноцивилизационного вторжения, так и продуктивность межцивилизационного взаимодействия» [8].

Так или иначе, международную политическую повестку дня все больше определяют проблемы культуры, религии, межнациональных отношений. Консенсус по таким вопросам достигать сложнее, чем, скажем, даже в непростой торгово-экономической сфере, он здесь более хрупок, и это в целом снижает запас устойчивости существующей миросистемы, создает дополнительные источники напряжения и конфликтов.


Испанский транзит

В условиях накопления межцивилизационных противоречий задача международного сообщества – не допустить достижения ими критической массы. Одна из попыток решения этой задачи – идея Альянса цивилизаций, предложенная испанским правительством и получившая признание и поддержку многих государств на всех континентах.

Почему концепция союза и сотрудничества цивилизаций была выдвинута именно Испанией?

Прежде всего, Испания как государство и нация формировалась в течение семи столетий в плавильных котлах Конкисты и Реконкисты, в диалектическом единстве противоборства и взаимовлияния христиан и мусульман. Иберийский полуостров был уникальным регионом, на территории которого много веков жили христиане, иудеи и мусульмане. Их совместное существование приняло форму единственной в своем роде средневековой цивилизации, в результате чего в стране до наших дней сохранилось богатое культурное наследие ислама [9]. Замечу, что в средние века в Кордове действовало порядка 1 тыс. мечетей. Сегодня, после 500 лет забвения, ислам возвращается: в 2006 г. в Гранаде открылась мечеть – первая после 1492 г., когда султан Мухаммед XII сдал город войскам христиан.

Большое значение имеет и тот факт, что в числе ближайших соседей и активных экономических партнеров испанского государства – мусульманские страны Северной Африки, отношения с которыми представляют для Мадрида приоритетный интерес. Кроме того, Испания в последние 10–12 лет стала одним из главных в Европе государств-реципиентов иммигрантов из третьего мира, включая африканские и азиатские страны. В 2000–2008 гг. благодаря иммиграции население Испании выросло с 40,5 до 46,1 млн жителей. При этом количество легально проживающих иностранцев увеличилось с 0,9 млн до 5,2 млн человек, или с 2,3% до 11,3% населения. Только число выходцев из Марокко достигло 645 тысяч [10].

Наконец, 11 марта 2004 г. испанская нация стала объектом чудовищного теракта, в результате которого 191 человек был убит и около 1900 – ранены. В тот день исламистские террористы взорвали 10 бомб в четырех пригородных поездах на мадридском вокзале Аточа (в качестве «наказания» за участие Испании в организованной США военной операции против режима С. Хусейна). Теракт потряс страну и заставил правящие круги переосмыслить характер и содержание отношений с исламским миром. Теперь испанские элиты стремятся продемонстрировать, что политика Мадрида отличается от курса ряда других западных стран большими осторожностью, деликатностью и уважением к исламу.

Выдвигая идею Альянса, Мадрид нащупывал пути снижения возникшей межцивилизационнй напряженности, искал компромиссные решения, способы купирования возникающих кризисных или форс-мажорных ситуаций. Эта позиция первоначально была сформулирована в выступлении председателя испанского правительства Хосе Луиса Родригеса Сапатеро на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (сентябрь 2004 г.), где он заявил: «…как представитель страны, созданной и обогащенной различными культурами, хочу на этой ассамблее предложить Альянс цивилизаций между западным миром и миром арабов и мусульман» [11].

Обращение Мадрида к международному сообществу встретило понимание в умеренных мусульманских странах, в частности, было поддержано Турцией. В феврале 2005 г. Х.Л. Родригес Сапатеро и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган совместно призвали завязать диалог между преимущественно христианской Европой и исламским миром [12]. По замыслу инициаторов, Альянс цивизизаций должен был мобилизовать международное сообщество на совместные действия с целью преодолеть конфликтные отношения между различными цивилизациями. Авторы концепции подчеркивали, что события последних лет усилили подозрительность и непонимание между исламским и западным обществами, а это питает религиозный экстремизм, разрушает толерантность и прямо угрожает международной стабильности. Поэтому необходимо с помощью действий правительств и институтов гражданского общества выстроить новые взаимоотношения между цивилизациями.


На пути к диалогу

Совместный демарш лидеров Испании и Турции, существенно подкрепивший первоначальную испанскую инициативу, был положительно воспринят в мировых политических кругах. В его пользу выступили Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, Лига арабских государств, Саммит глав государств и правительств 191 страны мира, собравшийся в связи с 60-летием Объединенных наций, руководители ряда европейских и азиатских стран. В частности, британский премьер-министр Тони Блэр оценил идею Альянса цивилизаций как очень важную и отвечающую здравому смыслу, выразив уверенность, что она получит широкий отклик во всем мире. Позитивную оценку испано-турецкой инициативы российским руководством озвучил министр иностранных дел РФ С.В. Лавров в ходе переговоров с главой испанского МИДа Мигелем Анхелем Моратиносом в октябре 2005 г. В июне 2006 г. на встрече с турецким коллегой в поддержку Альянса высказался президент В.В. Путин [13].

Первоначальная реакция официального Вашингтона на планы создания Альянса цивилизаций была настороженной, поскольку, как писала испанская печать, в Белом доме опасались, что это может нанести ущерб глобальной борьбе с исламским терроризмом. Однако по мере того как инициатива Мадрида и Анкары приобретала все более широкий международный резонанс, менялась и позиция Соединенных Штатов. В феврале 2006 г. государственный секретарь Кондолиза Райс направила М.А. Моратиносу личное послание, в котором заверила, что «правительство Буша политически поддерживает» предложение Х.Л. Родригеса Сапатеро и готово принять участие в финансировании данного проекта [14].

Идея Альянса цивилизаций стала, по существу, глобальным проектом, обрела статус инициативы ООН и получила не только политическую, но и материальную поддержку правительств 30 государств мира, что позволило перейти к конкретным действиям. Важным шагом было создание под эгидой ООН Группы высокого уровня – ГВУ [15], в задачу которой входила подготовка аналитического доклада с конкретными рекомендациями по развитию конструктивного сотрудничества между странами и народами христианского и мусульманского миров и преодолению все чаще возникающих конфликтных и кризисных ситуаций на межнациональном и межконфессиональном уровнях. Более года ГВУ регулярно собиралась и разрабатывала философию проекта и программу действий всех заинтересованных стран и организаций по внедрению принципов Альянса цивилизаций в практику международных отношений. В результате в декабре 2006 г. итоговый документ был готов, передан в ООН и стал достоянием мирового политического сообщества.

Доклад ГВУ был сосредоточен на решении трех групп задач: 1) дать оценку ситуации в мире, особенно в сфере безопасности и с учетом угроз, исходящих со стороны экстремистских сил; 2) разработать план коллективных мероприятий на двух уровнях – официальном и общественном; 3) рекомендовать государствам, международным организациям и институтам гражданского общества предпринять практические шаги, направленные на содействие достижению гармонии в отношениях между различными цивилизациями. Выступая 18 декабря 2006 г. на церемонии презентации доклада в ООН, Х.Л. Родригес Сапатеро характеризовал представленный документ как «инструмент надежды», призванный разрушить «стену ненависти и непонимания», выросшую между христианским и мусульманским мирами. «Благодаря докладу, – подчеркнул испанский лидер, – Альянс перестает быть лишь проектом и превращается в реальную действительность» [16].

Членам ГВУ удалось творчески подойти к поставленной задаче и сформулировать ряд содержательных теоретических оценок и рекомендаций, охвативших различные стороны взаимодействия христианской и мусульманской цивилизаций. Например, в докладе утверждалось, что в основе периодически вспыхивающих конфликтов лежат не столько религиозные разногласия, сколько политические (и геополитические) действия и расчеты. Отсюда делался вывод о необходимости избавляться от таких стереотипов, как «исламский терроризм» и христианские «крестовые походы», и совместными усилиями добиваться демократизации арабских стран и утверждения в них принципов политического плюрализма. В ряду рекомендаций был призыв активизировать усилия по урегулированию арабо-израильского конфликта и добиться нормализации обстановки в Ираке и Афганистане, поскольку эти «горячие точки» – главный очаг межцивилизационной вражды и международной напряженности. ГВУ предложила провести «как можно раньше» региональную конференцию по Ближнему Востоку и подготовить Белую книгу, в которой бы беспристрастно и объективно анализировались глубинные причины и основные аспекты арабо-израильского конфликта. Многие выводы касались принятия неотложных мер в наиболее важных гуманитарных сферах, формирующих мировоззрение рядовых граждан и касающихся образования, средств массовой культуры и коммуникаций, положения мигрантов и молодежи. Диапазон практических рекомендаций был чрезвычайно широк: от создания совместных телевизионных программ и кинокартин до учреждения специального «глобального молодежного фонда» и реализации просветительских и образовательных проектов в области прав человека [17].

Основываясь на выводах и рекомендациях ГВУ, испанское руководство по согласованию с другими сторонниками Альянса цивилизаций предложило дальнейшие шаги в деле реализации этой международной инициативы. Это, во-первых, назначение Высокого представителя для повседневного руководства ходом выполнения намечаемых программ и проектов и мониторинга состояния дел в сфере межцивилизационных отношений. Во-вторых, созыв ежегодных форумов в целях определения текущих приоритетов и задач государственных и общественных организаций. В-третьих, создание (со штаб-квартирой в Испании) Всемирного центра цивилизационных исследований [18]. Кроме того, уже в январе 2007 г. (через месяц после представления в ООН доклада ГВУ) в Мадриде состоялось открытие «Арабского дома» – центра испано-арабского диалога, который М.А. Моратинос назвал одним из учреждений, созданных для реализации идей Альянса цивилизаций [19].


От теории к практике

Продвижению испано-турецкой инициативы в решающей степени способствовала поддержка со стороны секретариата ООН, который встроил Альянс цивилизаций в общий контекст политических усилий международного сообщества по преодолению возникающих межцивилизационных проблем. В конце апреля 2007 г. на пост Высокого представителя Альянса цивилизаций ООН назначила известного политического деятеля, бывшего президента Португалии Жорже Сампайо. В дальнейшем основная организационная деятельность «Альянса» осуществлялась Высоким представителем и его секретариатом, разместившимся в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке.

В июне 2007 г. секретариат Высокого представителя разработал план действий на 2007–2009 гг., который был уточнен по итогам первого форума Альянса цивилизаций (Мадрид, 15–16 января 2008 г.). В соответствии с этим планом основные усилия в рамках Альянса были направлены на достижение следующих целей: 1) расширение международной поддержки испано-турецкой инициативы со стороны отдельных государств и организаций, получивших наименование «Группа Друзей» (в середине 2009 г. их число достигло 103); 2) укрепление сотрудничества и координация совместных действий с организациями системы ООН; 3) развитие контактов с институтами гражданского общества и средствами массовой информации. Кроме того, ставилась задача практической реализации решений, принятых на первом форуме [20].

В работе мадридского форума участвовали 89 официальных делегаций (свыше 900 делегатов), которые обсудили вопросы налаживания эффективного межцивилизационного и межконфессионального диалога. В его рамках прошла встреча «Группы Друзей», собравшая представителей 70 стран и 13 международных организаций. Среди итогов форума можно выделить:

- решение шейхи Музы Нассер аль-Миснад (жены эмира Катара) инвестировать 100 млн долл. в целях создания дополнительных рабочих мест для молодежи в странах Ближнего Востока и Северной Африки;

- учреждение фонда (с первоначальным взносом в 10 млн долл. и его последующим увеличением до 100 млн долл.) для финансирования кинопродукции, отвечающей задачам Альянса цивилизаций;

- создание глобальной сети филантропических организаций и частных фондов, поддерживающих инициативы Альянса;

- запуск механизма «быстрого информационного реагирования» с привлечением к этой работе ведущих экспертов по вопросам межрелигиозных и мультикультурных отношений;

- формирование группы послов доброй воли из числа международно значимых деятелей политики, культуры, спорта и бизнеса, разделяющих базовые цели и задачи Альянса [21].

Вокруг Альянса и под его эгидой действительно стало формироваться сообщество известных и влиятельных людей, которых, несмотря на национальные и идеологические различия, объединяет стремление к взаимопониманию и негативное отношение к теории «столкновения цивилизаций». Как подчеркивала шейха Муза, выступая в лондонском Королевском институте международных отношений, теория С. Хантингтона является «ложной и надуманной» [22].

После встречи в Мадриде Альянс консолидировался в качестве политической инициативы ООН и в ее рамках наладил сотрудничество со специализированными структурами (ЮНЕСКО, ПРООН и др.), отдельными департаментами и фондами. Укреплению международного авторитета Альянса способствовало заключение целой серии соглашений о сотрудничестве с ведущими межгосударственными организациями: Европейским союзом, Союзом для Средиземноморья, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, Международной организацией по вопросам миграций, Организацией Исламская конференция, Генеральным ибероамериканским секретариатом, сообществами франкоязычных и португалоязычных стран и т.д. Возрастают контакты с разного рода международными фондами и объединениями частного бизнеса. Так, в феврале 2008 г. в марокканском городе Марракеш на встрече руководителей 20 крупнейших фондов Америки, Европы, Ближнего Востока и Азии было принято решение о создании Международной сети фондов с целью взаимодействия с Альянсом в таких сферах, как обмен информацией и межцивилизационное культурное сотрудничество [23].

В условиях глобализации особая роль в процессе межцивилизационного взаимодействия и сближения принадлежит бизнес-структурам. Тысячи корпораций, промышленных и торговых компаний, финансовых учреждений давно перешли национальные границы и охватили своей деятельностью весь мир. Глобальное экономическое сообщество из рыхлой совокупности более или менее связанных между собой стран превратилось в целостную многоукладную систему, в рамках которой бизнес прошел сквозь цивилизационные стены, а национальные социумы оказались составными элементами всемирного организма. С точки зрения межцивилизационной дилеммы (столкновение или альянс) транснациональный капитал сыграл огромную роль как в сближении различных цивилизаций, так и в накоплении болевых точек в отношениях между ними. Отсюда необходимость не только совершенствования механизмов регулирования мировой экономики (этим, в частности, в условиях кризиса 2008–2009 гг. озаботилась «Большая двадцатка»), но и выработки своего рода «кодекса поведения» транснационального капитала с тем, чтобы его деятельность не приводила к возникновению межнациональных или межконфессиональных конфликтов.

В этой связи интересен доклад «Бизнес в мультикультурном мире: вызовы и возможности», подготовленный секретариатом Альянса и офисом «Глобального пакта» – организации, представляющей свыше 6 тыс. бизнес-структур в 130 странах и действующей под эгидой ООН [24]. В нем показано, что западные предприниматели, действующие в глобальном масштабе, все чаще сталкиваются с необходимостью учета культурных особенностей принимающих стран, и что формирование благоприятной деловой среды неотделимо от развития межцивилизационного взаимопонимания. По мнению авторов доклада, бизнес может быть важным связующим звеном между различными странами и народами, активно способствовать преодолению существующих предрассудков и стереотипов конфронтационного мышления, созданию климата религиозной терпимости и национального взаимопонимания. Непременным условием новой роли транснационального предпринимательства должно стать его конструктивное взаимодействие с заинтересованными государственными органами и институтами гражданского общества. В этом – один из возможных ответов международного сообщества на вызовы и угрозы, порождаемые межцивилизационными противоречиями.

6–7 апреля 2009 г. в Стамбуле прошел второй форум Альянса цивилизаций. В нем участвовали более 1500 делегатов, включая несколько глав правительств и свыше 50 министров. В рамках форума была организована так называемая ярмарка идей – обсуждение 18 проектов, представленных различными институтами гражданского общества и нацеленных на достижение большего взаимопонимания между носителями мировых культур. Как отмечалось в докладе Высокого представителя, встреча в Стамбуле показала, что форумы Альянса стали 1) платформой для расширения межцивилизационного диалога, 2) площадкой достижения компромиссных решений в результате открытого обмена мнениями и 3) местом, где продвигаются идеи межцивилизационного сотрудничества [25]. Положительный эффект стамбульского форума позволил участникам Альянса запланировать следующие глобальные встречи: в 2010 г. в Рио-де-Жанейро, в 2011 г. в Катаре и в 2012 г. в Вене.


Россия в диалоге цивилизаций

Как отмечалось, Москва практически с самого начала поддержала инициативу создания Альянса цивилизаций. Выступая на форуме в Стамбуле, глава российской делегации, заместитель министра иностранных дел А.В. Яковенко подчеркнул: «Мы видим в этой организации значительный потенциал мобилизации коллективных усилий государств и гражданского общества в интересах преодоления межкультурных, межрелигиозных и межэтнических противоречий». И далее: «Россия намерена самым активным образом взаимодействовать с Альянсом. Мы заинтересованы в том, чтобы Альянс был работоспособной, эффективной структурой по практическому воплощению многочисленных инициатив межцивилизационной направленности» [26].

Одной из сторон развития испано-турецкой инициативы стало формирование так называемых национальных программ Альянса цивилизаций, которые дополняли и конкретизировали усилия на глобальном и региональном уровнях. В числе первых государств, принявших такие программы, фигурировали Испания, Турция, Болгария, Великобритания и Новая Зеландия. Вскоре к ним присоединились Албания, Алжир, Аргентина, Бразилия, Катар, Португалия, Россия и Словения.

Остановимся на российской национальной программе «План развития отношений с Альянсом цивилизаций» [27].

Основными в Плане стали четыре темы, соответствующие главным направлениям деятельности «Альянса»: образование, молодежная политика, СМИ и миграция. Однако в него были включены также разделы, посвященные культурной и религиозной тематике. Российская сторона исходила из того, что вопросы культуры и межкультурного диалога a priori входят в круг ведения Альянса, а опора на общий нравственный знаменатель, всегда существовавший в основных мировых религиях, может сыграть значительную роль в укреплении межцивилизационного согласия.

К выполнению Плана были подключены, кроме Министерства иностранных дел, другие государственные оргацизации: Министерство образования и науки, Министерство спорта, туризма и молодежной политики, Министерство культуры, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, Федеральная миграционная служба, а также органы власти на местах. Помимо этого, реализация Плана предполагает широкое сотрудничество государственных институтов с неправительственными организациями, представителями научного сообщества и других сегментов гражданского общества. Заметное место заняли меры по распространению в РФ позитивного образа Альянса цивилизаций, популяризации его деятельности, подключению к участию в программах Альянса широкого круга культурной и научной общественности.

Разумеется, Россия, располагающая многовековым опытом мирного сосуществования многочисленных народов и этносов, культурных и религиозных традиций, не ограничивается участием в Альянсе цивилизацией, а активно работает на различных диалоговых площадках, стремясь сфокусировать внимание международного сообщества на необходимости межцивилизационного сотрудничества. Вот несколько конкретных примеров:

- сотрудничество России в подготовке «Белой книги» Совета Европы по межкультурному диалогу;

- участие в обсуждении межцивилизационной тематики в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Результат – резолюция «О вкладе ОБСЕ в становление Альянса цивилизаций»;

- создание по инициативе России Группы стратегического видения «Россия – исламский мир». (21–23 декабря 2009 г. в Кувейте прошло пятое заседание Группы, на котором отмечалась важная роль Альянса цивилизаций) [28].

Таким образом, межцивилизационный диалог находится в центре внимания российской дипломатии и занимает достойное место в политических усилиях РФ на международной арене. Именно под этим углом зрения Москва рассматривает свое участие в Альянсе цивилизаций, что и отразилось в национальном плане развития отношений с этой организацией.

Продвижение инициативы Альянса цивилизаций на различных уровнях – глобальном, региональном, национальном – ощутимо расширило поле его деятельности и дало возможность проводить многочисленные (более 100 в год) мероприятия культурного, образовательного и гуманитарного характера, позволяющие смягчать религиозные и этнические распри, внедрять культуру толерантности и взаимного уважения.


* * *

Недовольство существующими мировыми порядками, четко зафиксированное в современном исламском идейно-политическом дискурсе, стало следствием возрождения национально-религиозной идентичности и усиления влияния клерикальных кругов в период после окончания холодной войны. И хотя отдельные религиозные группы, в том числе в исламе, даже выиграли от глобализации, географически расширив свое влияние, мусульманская религия в целом может превратиться в средство противодействия глобализационным процессам и в инструмент сильного воздействия на сферу межгосударственных отношений. «Возможно, что в действительности мы вступаем в новый век клерикального доминирования, при котором религиозные лидеры станут главными «серыми кардиналами» в решении международных споров и конфликтов», – отмечено в докладе, подготовленном Национальным разведывательным советом США [29].

Высокий уровень конфликтогенности, характеризующий ситуацию во многих мусульманских государствах, проецируется на состояние мировой политики в целом. Страны, наиболее подверженные конфликтам, образуют огромную дугу нестабильности, простирающуюся от региона южнее Сахары через Северную Африку, Большой Ближний Восток, Балканы, Кавказ, Южную и Центральную Азию и часть Юго-Восточной Азии. В большинстве случаев это экономически отсталые страны, крайне заинтересованные в повышении уровня жизни основной части населения. Решить свои проблемы без широкого международного сотрудничества (в первую очередь с государствами мирового экономического авангарда) для них более чем проблематично. Отсюда вытекает актуальная задача глобального масштаба: обеспечить выверенный баланс между стимулированием экономического роста отставших в своем развитии мусульманских стран и сохранением их цивилизационной идентичности.

Для Альянса цивилизаций характерны системное видение проблем межцивилизационных отношений, ясно выраженное стремление не допустить фронтального столкновения на религиозной и этнической почве. Идеологическая концепция и политическая практика Альянса играют позитивную роль и заслуживают дальнейшей поддержки со стороны мирового сообщества. Но не следует упрощать ситуацию. Отношения между различными цивилизациями – это диалектическая связь конфликтов и сотрудничества, нетерпимости и взаимопонимания. Опыт последних лет показывает, что эти отношения остро нуждаются в перезагрузке и в тонкой, деликатной настройке. В этом смысле Альянс цивилизаций – лишь один из возможных (и необходимых) механизмов сложного и длительного процесса межцивилизационного сближения.


Примечания:

[1] Samuel Hantington. The Crash of Civilizations and the Remaking of World Order. N.Y., 1996.

[2] Фрэнсис Фукуяма. Конец истории? – Вопросы истории. М., 1990, № 3.

[3] Сэмюэль Хантингтон. Столкновение цивилизаций? – Полис. М., 1994, № 1.

[4] Г.И. Мирский. Возврат в Средневековье? – http://www.globalaffairs.ru/printver/6336.html

[5] А.Г. Вишневский. Конец североцентризма. – http://www.globalaffairs.ru/privinter/12762.html

[6] World Bank. – http://www.worldbank.org

[7] А. Кокшаров, С. Сумленный. Теперь здесь ислам. – Эксперт. М., № 38, 29 сентября – 5 октября 2008, с. 61.

[8] В.М. Давыдов. Цивилография и цивилизационная идентификация Латино-Карибской Америки. М., 2006, с. 5.

[9] См.: Аделина Рюкуа. Средневековая Испания. М., 2006.

[10] Подробнее см.: П.П. Яковлев. Испания: период экономического кризиса и политических испытаний. М., 2009.

[11] Intervención del Presidente del Gobierno Excmo. Sr. Don José Luís Rodríguez Zapatero ante la Asamblea General de Naciones Unidas (Nueva York, 21 de septiembre de 2004), p. 6.

[12] International Herald Tribune. Paris, 5.02.2006.

[13] El País. Madrid, 28.07.2005; 11.10.2005; http://pda/rian.ru/world/20060629/

[14] El País, 16.02.2006.

[15] В группу вошли 18 известных деятелей, представляющих как христианские, так и мусульманские страны. В их числе: бывший генеральный директор ЮНЕСКО испанец Федерико Майор Сарагоса, турецкий министр Мехмет Айюдин (сопредседатели группы), экс-президент Ирана Мохамет Хатами, премьер-министр Сенегала в отставке Мустафа Ниассе, бывший министр иностранных дел Франции Юбер Ведрен, южноафриканский архиепископ, лауреат Нобелевской премии Десмонд Туту, генеральный секретарь Ибероамериканского сообщества Энрике Иглесиас, известный российский ученый-востоковед В.В. Наумкин, представители США, Великобритании, Египта, Индии, Индонезии, Катара, Марокко, Пакистана и Туниса.

[16] Discurso del Presidente del Gobierno en la presentación del Informe del Grupo de Alto Nivel de la Alianza de Civilizaciones en la sede de las Naciones Unidas. – http://www.la-moncloa.es/

[17] La Alianza de Civilizaciones de Zapatero. – El Mundo. Madrid, 18.12.2006; Zapatero acude a Naciones Unidas para impulsar la Alianza de Civilizaciones. – El País, 17.12.2006.

[18] El Presidente invita a los países miembros de la ONU a trabajar por la Alianza de Civilizaciones. – http://www/la-moncloa.es/

[19] El País, 19.01.2007.

[20] Carta de fecha 23 de junio de 2009 dirigida al Presidente de la Asamblea General por el Secretario General. Naciones Unidas, Asamblea General, A/63/914, p. 4.

[21] Major Outcomes of the Alliance of Civilizations Forum. – http://www.unaoc.org/content/view/225/220/

[22] http://www.islam.ru/pressclub/tema/weikha_muza?print_page

[23] Carta de fecha 23 de junio de 2009 dirigida al Presidente de la Asamblea General por el Secretario General. Naciones Unidas, Asamblea General, A/63/914, p. 8.

[24] Doing Business in a Multicultural World: Challenges and Opportunities. United Nations, New York, 2009.

[25] Carta de fecha 23 de junio de 2009 dirigida al Presidente de la Asamblea General por el Secretario General. Naciones Unidas, Asamblea General, A/63/914, p. 14.

[26] http://wwwrus.rusmission.org/policy/268

[27] Russian Federation. National Plan for the Promotion of Relations with The Alliance of Civilizations. – http://www.unaoc.org/

[28] http://www.mgimo.ru/system/php/

[29] Мир после кризиса. Глобальные тенденции – 2025: меняющийся мир. Доклад Национального разведывательного совета США. М., 2009, с. 162.


Читайте также на нашем сайте:

«Доктрина Сапатеро» – квинтэссенция внешней политики Мадрида» Петр Яковлев

«Перспективы внешнеполитического единства ЕС» Илья Тарасов

«Поворот во внешней политике Испании: амбиции и границы возможного» Екатерина Черкасова

«Из-за пределов — в пределы. Турция в Европе» Каглар Кейдер

«Европейский мир после 1989 года» Тимофей Бордачев


Опубликовано на портале 11/02/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика