Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Россия и страны СНГ: цивилизационный вызов

Версия для печати

Избранное в Рунете

Михаил Демурин

Россия и страны СНГ: цивилизационный вызов


Демурин Михаил Васильевич - чрезвычайный и полномочный посланник II класса в отставке.


Россия и страны СНГ: цивилизационный вызов

В треугольнике – между пониманием того, что нужно делать, политической волей это реализовать и возможностями осуществлять задуманное на практике - будет решаться судьба России и стран, образовавшихся на пространстве бывшего СССР. Так определится их цивилизационный выбор.


За 16 лет, прошедших после распада Союза ССР и образования Содружества Независимых Государств (СНГ), было сказано немало разумных слов о важности сохранения экономических, политических, общественных, культурных, человеческих связей, долгие века соединявших народы в этой части Евразии, в общую страну: сначала Русь, а с середины XVIII века - Россию. Тот факт, что в различные исторические периоды эта общая страна имела разные названия - Великое княжество Московское, Московское царство, Российская империя, Советский Союз, - такое ее внутреннее и внешнее восприятие не менял. В 1991 году из-за ущербности властей предержащих это государство прекратило свое существование. Продолжателем исторической России стала Российская Федерация. Одновременно был создан новый формат международного общения, который в принципе, будь к тому достаточно политической воли, мог послужить делу если не нового объединения, то новой интеграции. Во всяком случае - стать инструментом предотвращения худших дезинтеграционных тенденций, сохранения доминирующих позиций Москвы на территории бывшего СССР. Несмотря на тысячи проведенных на различных уровнях межгосударственных встреч, сотни заключенных соглашений, многие десятки созданных комиссий, комитетов, советов и подобных многосторонних органов, этого не произошло. Почему?
 
Утраченные позиции
Сегодня, как мне кажется, уже мало у кого вызывает сомнение констатация того факта, что правящий класс России, сформировавшийся в первой половине 1990-х, оказался не в состоянии ответить на исторический вызов времени и решать вопросы будущего страны исходя из ее долгосрочных, а не своих конъюнктурных интересов. Да и чего можно было ожидать при широко распространенной в те годы установке: Россия - страна, выпавшая из европейской (мировой) логики развития, и ее надо вернуть в цивилизованный мир, пусть даже и ценой отказа от собственного исторического наследия и самобытности. Если сама Россия встала тогда на эту ущербную позицию, то чего можно было ожидать от наших соседей? Ни о какой роли лидера для страны, догоняющей других, речи идти не могло и не может.
А «цивилизованный мир» между тем весьма эффективно использовал этот паралич исторической памяти у российских политиков. Достаточно вспомнить историю потери Россией Крыма, и особенно Севастополя. Уверен, если бы не постоянная, навязчивая оглядка на Запад, эти земли с полным основанием могли бы остаться российскими. Для этого было достаточно правовых оснований: от нарушения конституционной процедуры передачи территории одной союзной республики (РСФСР) другой (УССР) до констатации факта, что Севастополь как город расквартирования военно-морской базы и, естественно, сама военно-морская база никогда из союзного подчинения не выводились.
Справедливости ради надо отметить, что и новые элиты в бывших союзных республиках оказались далеко не на высоте положения. Большая их часть погрязла в этническом национализме, борьбе за власть, осуществлении различных схем личного обогащения, заведомо проигрышных политических играх с Западом и Россией по принципу «доения двух маток». Нередко дополнительным фактором обособления становились субъективные моменты, связанные с историческими и политическими обидами и фобиями.
Между тем любому мало-мальски сведущему политику уже тогда было понятно: государства, образовавшиеся на месте бывшего СССР, не могут играть самостоятельную роль на континенте, не говоря уже о более широком международном поприще, без интеграции. Как бы то ни было, в период, когда защищать «советское прошлое» в принципе считалось дурным тоном, нашим позициям в бывших союзных республиках был нанесен настолько серьезный ущерб, что ликвидировать его мы сможем еще не скоро.
 
Создать альтернативу упадку
Ситуацию необходимо менять, и как можно быстрее. Избавляться от такого «наследия», только останавливая центробежные тенденции, мало - необходимо создать сильный центростремительный вектор. А для этого Россия должна наконец выступить с созидательной альтернативой собирания земель.
Пока же отдельные положительные результаты последних лет в цельную картину восстановления наших позиций и влияния на постсоветском пространстве не складываются. Воздействие России в этом регионе (и не только в нем) продолжает определяться не столько новыми внутренними и внешнеполитическими достижениями, сколько старым багажом, наличием унаследованного от СССР военно-промышленного потенциала, положением крупного сырьевого транзитера и поставщика. Такой ресурс не прочен и делает всю конструкцию уязвимой. Важно, чтобы, как это было в далеком (и недалеком) прошлом, наши соседи увидели в единении с Россией гарантию своего достойного будущего во всех смыслах - политическом, военном, социально-экономическом, культурном и т.д.
Надо сказать, что в российском обществе запрос на более активную роль России на пространстве бывшего СССР и в мировых делах в целом существует давно. Более того, в последние годы у руководства страны и ее политического класса появилось и стало укрепляться понимание взаимосвязи между активностью во внешней политике и национальным развитием. Диалектика здесь очевидна: задачи, которые Россия ставит перед собой и решает на международной арене, - это не просто существенный, но сущностный фактор в ее становлении как великой нации. И наоборот, четко сформулированная национально-государственная доктрина задает ясный, продуктивный вектор в международных делах.
Посмотрим с этих позиций на то, как исторический выбор России сформулирован в действующей Концепции внешней политики. Там все просто сводится к «созданию правового государства, демократического общества и социально ориентированной рыночной экономики», а внешняя политика нашей страны, претендующей, напомню, на роль державы мирового уровня, лишь подчиняется этим целям. Схожим образом в мартовском (2007 года) «Обзоре внешней политики России» трактуется потенциальный залог лидерства России на пространстве СНГ (создание привлекательной и реалистичной модели перехода к рынку и демократии). Что же здесь собственно русского? Что выражает нашу самобытность как субъекта мировой политики? Ничего. Такой подход в условиях начавшихся сдвигов в глобальном развитии как минимум бесперспективен.
 
От самоопределения - к сильной субъектности
Мы должны найти свое место в современном усложняющемся мире. А для этого необходимо обеспечить скорейшее завершение процесса национально-государственного самоопределения нашей страны как государства одновременно нового, постсоветского, и старого - продолжателя исторической России.
Сегодня Россия и все пространство бывшего СССР становятся объектом усиливающейся экспансии мировых цивилизаций - западной, мусульманской, китайской. Как будет идти эта экспансия? Насколько конфликтные формы она приобретет? Над этими вопросами следует серьезно задуматься. Между тем причины того явления, которое все чаще у нас и на Западе называют «конфликтом цивилизаций», многие продолжают трактовать упрощенно. Говорят, например, о «силовом давлении» Запада на мусульманский мир. Но разве Запад сам не является объектом активной экспансии исламского мира? Конечно, является! Происходит это в силу присущей современной западной цивилизации внутренней слабости, а она, в свою очередь, вызвана комплексом взаимосвязанных причин - от отказа от христианских корней и идеологических метаний до социальной розни и демографической проблемы. Слабость же всегда провоцирует экспансию извне.
То же самое можно сказать и о нашей стране. Поэтому ее главная задача сегодня - сохранить и упрочить собственное «я», стать самостоятельным, сильным и уверенным в себе субъектом мировой политики. Сумеем сделать это - менее вероятной будет для нас перспектива стать объектом внешних воздействий. Сможем избежать того, чтобы быть рекрутированными той или иной стороной назревающих или уже начавшихся межцивилизационных столкновений, - будем в состоянии способствовать гармонизации интересов их участников. Только тогда мы превратимся в реальный центр притяжения, а наша политика в ближайшем окружении станет действительно эффективной.
Другая причина, побуждающая нас подстегнуть процесс самоопределения и объединительную деятельность, - прогнозируемое осложнение внешних условий развития России. Находясь на пороге краха западной финансово-экономической системы (в которую мы продолжаем пытаться ускоренно интегрироваться), США и их ближайшие союзники будут все более активно включать механизмы атлантического единства и протекционизма, опираться на фактор силы, освобождаться от международно-правовых обязательств. Они попытаются сохранить свое мировое лидерство за счет России и в ущерб России. Параллельно нас еще более жестко, чем прежде, будут испытывать на прочность вылазками транснационального исламистского экстремизма и терроризма. Все более серьезные и сложные задачи будет ставить перед Россией фактор усиливающихся Китая, Индии, Азиатско-Тихоокеанского региона. В близком будущем наша планета реально столкнется с угрозами истощения природных ресурсов, резкого изменения климата, увеличения демографического дисбаланса, пандемий и т.д. Добавим к этому дефицит предсказуемости, усиливающуюся конфликтность мировой политики и практический паралич процессов контроля над вооружениями. Все это чревато не просто конфликтами, в том числе военными, но и попытками нового передела мира. Россия должна встретить эти и другие угрозы не только внутренне окрепшей, но и обладающей действенным политическим, экономическим, оборонным, дипломатическим, культурным инструментарием.
 
Доброе соседство - не самоцель, а итог последовательных действий
Приоритетным вопросом нашего национально-государственного возрождения является восстановление позиций России на пространстве бывшего СССР. Это непосредственно касается и будущего, и сегодняшней национальной безопасности страны. Недавно об этом наконец публично заявил Владимир Путин. И действительно, дальнейшая невразумительная политика в отношении соседей приведет к окончательному разъединению с ними - утрате текущего политического и перспективного цивилизационного лидерства.
Такая перспектива тем более реальна, поскольку после резкого сокращения российского влияния в 1990-е годы страны СНГ стали ареной активной борьбы мировых и региональных держав за новые сферы влияния. Особенно усердны в проникновении на пространство исторической России с целью его разрушения страны Запада: без этого ресурса легче манипулировать «восточным медведем» и не дать ему вернуться в категорию «мировых игроков». Так будет проще поставить под свой контроль решающий для будущего планеты массив природных ресурсов. Надежду на успех в наших конкурентов вселяет пример Прибалтики, где Россия продемонстрировала неготовность последовательно отстаивать свои позиции в стратегически важных для нее вопросах.
Таким образом, другого пути, как усиливать свое присутствие и влияние на постсоветском пространстве, у России нет. Однако в том, как сегодня трактуется эта задача, содержится явное противоречие: в заявлениях на самом высоком уровне нам предлагается не допускать «игнорирования веками складывающихся связей между народами» и одновременно в отношениях с партнерами по СНГ переходить на «принципы, принятые в мировой экономике и торговле». Да, России необходимо найти продуктивный баланс между движением к реинтеграции и преодолением иждивенческих настроений у руководства и населения соседних с нами стран. Но делать это надо, на мой взгляд, с меньшими, чем сегодня, потерями.
Трезвый расчет подсказывает: разумные инвестиции в политическое влияние - дело вполне окупаемое. К тому же своим жестким экономическим давлением мы провоцируем наших соседей по СНГ на то, чтобы они защищались. Эта защита приобретает неадекватные формы, и все это вместе серьезно вредит и сегодняшней политике, и будущим отношениям наших стран и народов. Возьмем только один характерный пример: в условиях кризиса в российско-белорусских отношениях Минск начал переговоры с Европейским союзом о сотрудничестве в рамках Энергетической хартии, договор которой Россия совершенно обоснованно отказывается ратифицировать как противоречащий ее национальным интересам. И такая позиция наших западных соседей понятна: после потери льготного доступа к российским энергоресурсам Белоруссии объективно ближе становится позиция стран ЕС в области энергетической безопасности.
Тем не менее надо понимать и другое: бывают периоды, когда ради сохранения благоприятной перспективы дальнейшего взаимодействия с той или иной страной необходимо жестко поставить вопрос, на каких принципах эти отношения будут базироваться. Научившись говорить твердое «нет» тем нашим соседям, которые не желают усиления влияния России, важно одновременно стимулировать широкие слои населения и предпринимательское сообщество этих стран к оценке того, является ли выбор их современного правящего класса благом для стабильного, экономически благоприятного и достойного будущего соответствующего государства. Другими словами, хорошие отношения с соседями не должны рассматриваться как самоцель. Временами имеет смысл встать на позицию разумного изоляционизма (во всяком случае, отказаться от попыток заигрывания с откровенно русофобскими и враждебными нашей стране режимами) в сочетании с продуманной системой поощрения тех сил в бывших республиках СССР, которые заинтересованы в интеграции. Делать это надо аккуратно и последовательно. При этом важно не забывать, что в постсоветских государствах внешняя политика в значительно большей степени, чем в государствах более зрелых, является элементом политики внутренней.
Еще одна проблема на пространстве бывшего СССР - это то, что образно можно назвать «династической дипломатией». Хорошие отношения между лидерами - это прекрасно, но создается впечатление, что у нас они поставлены во главу угла, причем зачастую в ущерб отношениям между обществами, политическими партиями, НПО, бизнесом. Тесные контакты на уровне руководителей должны быть производными от хороших отношений между самими странами, а не наоборот. Иначе они всегда будут содержать в себе элемент нестабильности. Тем более уязвимой представляется установка на то, чтобы, если такой тесный контакт отсутствует, решать вопросы, касающиеся той или иной страны постсоветского пространства, в диалоге с Вашингтоном или Брюсселем, игнорируя соответствующие соседние столицы.
 
Возможности и проблемы в СНГ
У нас со странами СНГ - если мы вместе хотим обеспечить себе достойное будущее - есть сильные общие векторы, стимулирующие интеграцию и совместную внешнюю политику. Это и транснациональный характер развития производительных сил, и необходимость защиты внутренних рынков и прав на свои природные ресурсы, а также создания условий для эффективного выхода на внешние рынки, и потребность в защите маршрутов транспортировки энергоносителей. Вместе мы сможем результативнее обеспечить беспрепятственный доступ к мировым транспортным коммуникациям, упорядочить миграционные потоки, создать надежные гарантии своего суверенитета.
Особую актуальность в последнее время приобрели укрепление и расширение оборонного единства с союзниками по ОДКБ. Только развивая и усиливая собственную многостороннюю оборонную структуру, мы сможем сдержать военно-политическую экспансию НАТО на восток и укрепить основу для действительно равноправных взаимоотношений с этим союзом. Хочется верить, что решения, принятые на этот счет в начале октября на саммите в Душанбе, послужат отправной точкой для превращения этой организации из аморфной пока структуры в действительно мощный военно-политический блок.
Ключевым моментом в наращивании интеграционных процессов на пространстве бывшего СССР призвано стать воссоздание единого государства с Белоруссией. Нужен конкретный пример объединения. Можно много говорить о важности развития различных многосторонних структур, активно работать с этой целью, но это явления разного порядка. Положительный политический и психологический эффект восстановления общего государства с Белоруссией переоценивать невозможно. Причем в случае интеграции с Белоруссией, как мне представляется, недостаточное значение придается такому фактору, как демография. Уверен, что главный выигрыш для России от создания общего государства с Белоруссией заключался бы в приобретении дополнительно более 10 миллионов русского населения, что в современных условиях российской демографической катастрофы перекрывает соображения экономического или военно-политического порядка.
Помимо Белоруссии необходимо выделить укрепление связей с государствами, уже подтвердившими не на словах, а на деле свою приверженность дружбе с Россией. Это Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, многовековые культурные, политические и экономические связи с которыми создают уникальную возможность начать процесс восстановления исторической территории государства Российского. Отталкивать эти братские народы, зная об обстоятельствах и опыте их государственного становления и результатах демократического волеизъявления их населения, было бы верхом политического цинизма. Не будем также забывать, что территории этих государств имеют немалое стратегическое значение для защиты суверенитета и целостности Российской Федерации.
В качестве контраргумента против тезиса о поддержке Россией приднестровской, абхазской и южноосетинской независимости нередко используется призыв задуматься об ущербе, который эта поддержка может нанести отношениям соответственно с Молдовой и Грузией. Молдова, напомню, сама провозгласила свой суверенитет со ссылкой на преодоление юридических и политических последствий секретного протокола к советско-германскому договору о ненападении от 1939 года и тем самым ограничила себя правобережной частью бывшей Молдавской ССР. Кроме того, мы не можем забывать, что Россия является государством - продолжателем Советского Союза, а бывший союзный закон о выходе республик из состава СССР от 3 апреля 1990 года предписывал республикам, вознамерившимся выйти из состава единого государства, обеспечить проведение референдумов во всех автономиях. Таким образом, юридически некорректный выход из состава СССР союзных республик, не учитывавший интересы и волю автономий, составляет еще одно основание для признания самоопределившихся государств. Конечно, дополнительной конфликтности при этом для отношений с Кишиневом и Тбилиси России не избежать, но она будет меньшей, чем конфликтность и ущерб нашим интересам при долговременном сохранении нынешнего положения и тем более при участии в попытках «соединения несоединимого». Твоя девушка не на всё согласна в постели? Тогда ты можешь представить, как бы ты её трахал, если бы она была порно звездой. Смотри по ссылке https://пов.com секс от первого лица и почувствуй себя порно актером, который ебёт шлюшек во все дырочки, наполняя их густой спермой, заставляя при этом девушек кончать по много раз.
 
Соотечественники и русский язык
Особенно важен новый взгляд на проблему миллионов наших соотечественников, проживающих в странах СНГ и в Прибалтике. Они должны на деле получить закрепленное российскими законами и двусторонними международными соглашениями преимущественное право на получение российского гражданства, на консульскую и правовую защиту и, безусловно, на соблюдение в отношении них всех стандартов, обозначенных в Декларации о правах человека.
Совершенно справедливо понимание под соотечественниками не только русских, но людей любых исторически близких нам этносов, воспитанных в традициях русской культуры, владеющих русским языком, имеющих связь с Россией. Многие представители титульных наций в странах, появившихся на территории бывшего СССР, остаются по духу, воспитанию и образованию одновременно людьми русского языка и русской культуры. В этом величайшем благе, доставшемся нам в наследство от умных правителей прошлого, включая, безусловно, и советский период, - залог благополучия России и наших соседей. Всем желающим из числа соотечественников или исторически и культурно близких нам народов переехать на постоянное место жительства в Россию должны быть созданы максимально благоприятные условия для этого.
В то же время необходимо четко отделить соотечественников от потока трудовых мигрантов, тем более нелегальных, количество которых уже достигло таких объемов, что начинает представлять угрозу для этнического и межкультурного баланса во многих регионах страны, разрушает национальную идентичность коренных народов России, ставя под сомнение само будущее нашего государства. Реализуя свое право на ужесточение трудового законодательства и методов борьбы с трудовыми нелегалами, мы должны отдавать себе отчет в том, что одним этим должного порядка не обеспечить. Для комплексного решения необходимо совместно с соседями, прежде всего южными, заняться структурированием рынков труда, созданием дополнительных рабочих мест в тех странах, откуда идут основные потоки трудовых мигрантов. Только тогда мы научимся обращаться с таким потенциально опасным явлением, как нежелательные гастарбайтеры.
Рассуждая о культурной общности народов на пространстве бывшего СССР, неизбежно упираешься в стержневой фактор этого явления, а именно - роль, место и значение русского языка. Признавая ценность всех национальных языков, которые, несомненно, должны занимать ведущие позиции в своих странах, мы одновременно не можем не констатировать: русский язык - это великий мировой язык, часть всеобщего наследия, универсальное средство межнационального общения на пространстве СНГ и Прибалтики, которому нет альтернативы.
Тем не менее факт остается фактом: сегодня русский язык, язык великой русской литературы XIX века, ставший в XX веке языком новых политических, экономических, культурных теорий, языком социальных преобразований и великих научных достижений, язык, к которому было привлечено внимание значительной части человечества, теряет свою мировую популярность. А дело, помимо прочего, в том, что в последнее время мы говорим на русском языке либо о чем-то таком, о чем уже сказано на других языках, либо излагаем узконациональную проблематику, которая неинтересна другим народам.
Здесь судьба языка непосредственно переплетается с судьбой возрождения русского национального чувства, которое возможно, только если мы будем утверждать свою народность не сугубо в ней самой, а и в чем-то всеобщем, сверхнародном, нужном не только нам. Точно так же и с русским языком: сохраняя и развивая его в сегодняшних непростых условиях, мы должны отдавать себе отчет в том, что по-настоящему великим он вновь станет тогда, когда на нем будут формулироваться новые великие идеи мирового порядка.
 
От СНГ - к восстановлению пространства исторической России
От общих проблем интеграции вернемся к разговору о ее имеющихся и возможных механизмах. У нас есть СНГ. Какова его роль в данной ситуации? Уже давно стало очевидным, что заявленная цель этой международной организации - сохранение тесных интеграционных связей между бывшими союзными республиками - не достигнута. Причем об отрицательном балансе прошедших 15 лет приходится говорить даже в таких жизненно важных для всех участников объединения сферах, как экономика, культурное взаимопроникновение, человеческие контакты, где исторический опыт совместной жизни, включая период существования СССР, преимущественно положителен.
Правовая основа деятельности Содружества, как это ясно сегодня, изначально имела целый ряд недостатков, не позволявших ему стать реальной интеграционной структурой. Показателен сам факт того, что до сих пор не создано эффективной системы органов управления организацией, не существует и четкой системы ответственности за невыполнение принятых на себя государствами - членами СНГ обязательств, подавляющее большинство которых на практике не реализуется. Состоявшееся на последнем саммите СНГ в Душанбе назначение на пост исполнительного секретаря СНГ бывшего директора СВР Сергея Лебедева - важный шаг в рационализации системы взаимодействия внутри СНГ, знак усиления позиций Москвы в этой организации, но принципиального влияния на качество Содружества этот шаг оказать не может.
Проблема в том, что ущербна идеологическая основа деятельности СНГ. В результате постепенного смещения акцентов в риторике руководителей государств - членов Содружества идея интеграционного объединения со временем трансформировалась в концепцию «цивилизованного развода», читай - раздела единого культурного, политического и экономического пространства исторического Российского государства (не колониальной империи, как утверждают люди, не знающие истории, а единого исторически сложившегося государственного организма!). Довольно смешно выглядят при этом попытки обосновать благотворность «цивилизованного развода» ссылками на конфликтный характер распада Югославии: будто бы осуществившийся там сценарий был исторически предопределен, а не организован заинтересованными силами извне. К слову, страны, например, бывшей Британской империи благополучно взаимодействуют в рамках существующего и поныне Содружества.
Мне видятся две основные причины того, что СНГ не выполняет своей функции.
Во-первых, непривлекателен имидж самой России, невнятна ее внешняя и внутренняя политика. До последнего времени Россия рассматривалась на постсоветском пространстве не как сильный и надежный партнер, а как своего рода «больной человек Евразии» (по выражению Збигнева Бжезинского). Отсутствие собственной национальной идеи и как следствие - ясных внешнеполитических целей порождает слабость и конъюнктурность политики в отношении соседей, мешает согласовать внешние интересы государства, общества, бизнеса и личности.
Во-вторых, у многих государств СНГ существует потребность именно в интеграционном объединении, а не в «клубе глав государств»; Москва на подсознательном уровне воспринимается как столица, а не как бывшая метрополия. Но чем больше проходит времени, тем дальше инертность Москвы заталкивает эти страны в орбиту чужого для России влияния. Более того, продвигаемые нами новые интеграционные проекты во многом страдают теми же недостатками, что и СНГ. Попытки же навязать свое видение отношений, жестко используя экономические рычаги, в первую очередь энергетику, не способны дать положительный результат. Тем более что за подобными действиями нередко стоят конъюнктурные интересы крупных российских корпораций, что совсем не тождественно интересам Российского государства.
В качестве переговорной площадки существование СНГ оправданно, в качестве реального механизма восстановления единого пространства исторической России - нет. Оживить интеграцию может только идея восстановления единого, сильного государства, и ставка здесь должна делаться на тех, кто может и хочет быть субъектом этого процесса. Но осуществление такого проекта станет возможным лишь при условии, что внутри самой России идея «русского мира» наконец-то займет центральное место в государственной идеологии, наша страна сама твердо решит, что ей нужна интеграция и она хочет быть мировым лидером, вокруг которого сплотятся остальные страны СНГ и некоторые другие.
В этом треугольнике - между пониманием того, что нужно делать, политической волей это реализовать и возможностями осуществлять задуманное на практике - и будет решаться судьба России и стран, образовавшихся на пространстве бывшего СССР. Так определится их цивилизационный выбор.
 
 




Читайте также на нашем сайте:
 
 
 
 
 
 


Опубликовано на портале 12/02/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика