Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Есть ли перспективы у СНГ?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Александр Бельчук

Есть ли перспективы у СНГ?


Бельчук Александр Иванович - доктор экономических наук, профессор Всероссийской академии внешней торговли.


Есть ли перспективы у СНГ?

Существует точка зрения, что Содружество независимых государств не состоялось и обречено на неизбежный распад, прежде всего, по объективным экономическим причинам. Так ли это? Профессор Всероссийской академии внешней торговли А.И.Бельчук опровергает этот вывод. Общая картина изменений в экономических взаимоотношениях стран СНГ гораздо богаче, сложнее, противоречивее. А окончательный итог взаимодействия интеграционных и дезинтеграционных факторов на постсоветском пространстве во многом будет зависеть от самой России, от ее стратегии и экономических успехов.

Об интеграции между странами СНГ говорят много как хорошего, так и плохого, но плохого все же больше. Немало людей считают ее полностью несостоявшейся. Так ли это? Попытаемся подвести итоги противоречивых процессов в экономических отношениях бывших советских республик и на этой основе оценить перспективы Содружества
Экономика СССР развивалась как высокоинтегрированный комплекс, где отдельные части были очень тесно связаны друг с другом, хотя внутрисоюзное разделение труда не всегда было оправданным с точки зрения развития производительных сил. Разрыв сложившихся связей после распада Советского Союза оказался очень болезненным. По оценкам, от одной трети до половины падения производства в странах-членах СНГ в 1992 – 1995 гг. произошло именно по этой причине.
У большинства бывших советских республик (кроме стран Балтии, взявших четкий курс на вступление в ЕС) сразу возникли тенденции к взаимной интеграции. На первом этапе они проявлялись в попытках ослабить дезинтеграционные процессы в прежнем едином экономическом пространстве, в первую очередь в тех отраслях, где распад сказывался особенно неблагоприятно (транспорт, связь, поставки энергоносителей и т.п.). В дальнейшем, примерно с 1996 – 1997 гг., у части стран СНГ появились стремления к интеграции на иных основах с учетом возникших новых реалий.
Интеграционные процессы в СНГ связаны прежде всего с Россией, так как она – естественное ядро Содружества. Из всех постсоветских республик на неё приходилось свыше трех четвертей территории, почти половина населения и более двух третей ВВП.
 
Факторы экономической интеграции бывших советских республик
Интеграционные тенденции на постсоветском пространстве порождаются как общими для всех регионов мира, так и специфическими факторами, среди которых можно отметить:
сложившееся ранее в СССР разделение труда, которое за короткий срок невозможно полностью изменить. В большинстве случаев это и нецелесообразно, поскольку оно было экономически обусловленным;
длительное совместное проживание народов в пределах одного государства, создавшее плотную «ткань отношений» в разнообразных областях и формах (из-за смешанного населения, смешанных браков, совместного исторического прошлого, элементов общего культурного пространства, отсутствия языкового барьера, заинтересованности в свободном перемещении людей и т.п.). Конфликтность межнациональных и межконфессиональных отношений в целом была невысокой. Отсюда - желание широких масс населения в странах СНГ сохранить достаточно тесные взаимные связи;
технологическую взаимозависимость предприятий, строившихся по общим стандартам, единые технические нормы и одинаковый характер подготовки персонала на этих предприятиях;
место, отведенное бывшим республикам СССР в мире. С конца 1990-х годов для правящих кругов стран СНГ стало очевидным, что надежды на помощь развитых государств оказались завышенными. Одновременно жесткая конкуренция на мировых рынках, особенно в секторе готовых изделий, оставляла странам СНГ мало шансов на успех, а явно недостаточный экономический, политический и военный вес этих стран (кроме России) не давал им дополнительных аргументов в борьбе за приемлемое место в мировой хозяйственной системе. В результате росла привлекательность рынков партнеров по Содружеству, прежде всего наиболее емкого – российского;
постепенное осознание значительной частью политических и предпринимательских кругов России геополитического значения для страны отношений на постсоветском пространстве. В 1990-е годы эти круги были озабочены почти исключительно отношениями с Западом.
В то же время на интеграционные процессы воздействовали и негативные факторы:
стремление правящих кругов в бывших советских республиках упрочить недавно полученный суверенитет, укрепить свою государственность. Это рассматривалось ими как безусловный приоритет, и соображения экономической целесообразности отступали на второй план, если интеграционные меры воспринимались как ограничение суверенитета (хотя всякая интеграция, даже самая умеренная, предполагает добровольное ограничение суверенитета в определенных областях);
недостаточно высокий уровень экономического развития бывших советских республик. Чем более развитой является экономика, тем шире база для международного разделения труда, тем больше объективные возможности для углубления взаимных связей. Уровень экономического развития ставит определённые рамки масштабам интеграционных процессов. Свою прежнюю специализацию в рамках СССР многие страны СНГ считали для себя невыгодной и не хотели «возврата в прошлое», а поиск нового места в системе мировой экономики требовал времени и целенаправленных усилий, в том числе диверсификации внешнеэкономических связей. Все это тормозило интеграцию внутри СНГ;
различия в характере системных реформ. Это создавало трудности в налаживании партнерских связей, особенно между частными предприятиями, поскольку возникали несоответствия по части их прав и обязанностей в разных странах;
отношение бывших советских республик к интеграции, которое определялось не столько экономическими, сколько политическими и даже этническими причинами. Так, с самого начала прибалтийские страны были против участия в каких-либо структурах СНГ. У них доминировало стремление максимально дистанцироваться от России и как можно скорее «войти в Европу», несмотря на объективную потребность в поддержании и развитии экономических связей со странами СНГ. Сдержанное отношение к интеграции отмечалось со стороны Украины (руководство которой провозгласило курс на «присоединение к Европе»), Грузии (из-за проблем с сепаратистскими движениями), Туркменистана и Узбекистана (где установились жесткие авторитарные режимы). Бóльшую заинтересованность проявляли Белоруссия, Молдавия, Армения, Киргизия, Казахстан, Таджикистан. Многие из них рассматривали СНГ прежде всего как механизм «цивилизованного развода», стремясь при этом минимизировать неизбежные потери от нарушения сложившихся связей. Задача реального сближения стран СНГ отодвигались на второй план. Отсюда и неудовлетворительное выполнение многих принятых решений. Некоторые страны пытались использовать СНГ для достижения своих политических целей;
наконец, сначала скрытое, а затем открытое противодействие со стороны Запада (прежде всего США), с неодобрением встречавшего любые интеграционные процессы на постсоветском пространстве и рассматривавшего их как попытки “воссоздания СССР”. Учитывая финансовую и политическую зависимость многих стран СНГ от Запада, это не могло не препятствовать их взаимному сближению.
Значение отдельных факторов (как положительных, так и отрицательных) с течением времени меняется. Кроме того, развиваются новые важные процессы. В частности, сужается оставленная в наследство от СССР объективная база разделения труда между новыми государствами, население постсоветских республик начинает все больше склоняться к суверенному существованию. В то же время, например, существенно возросла интегрирующая роль массовой трудовой миграции населения многих стран СНГ в Россию и крупномасштабных переводов части заработанных мигрантами средств в свои страны. В целом, доминировавшие в 1990-е годы центробежные тенденции начали уравновешиваться в ряде случаев центростремительными.
Главным достижением СНГ в торгово-экономической области следует считать создание в основном зоны свободой торговли, хотя здесь пока ещё существуют некоторые ограничения.
Объем межреспубликанской торговли (пересчитанный по мировым ценам по методике и оценкам Всемирного банка/ПРООН) составлял в 1990 г. в рамках СССР 618 млрд. долл., к 1993г. он упал до 222 млрд. долл. В 1989 г. на внутриреспубликанскую торговлю приходилось 77% всей торговли советских республик. В 1994 г. эта доля (в рамках СНГ) упала до 34%, а в 2006 г. – до 21%. Наибольший удельный вес торговли со странами СНГ имели Белоруссия, Украина, Киргизия и Таджикистан, наименьший – Россия, Армения, Азербайджан. Тем не менее Россия оставалась важнейшим партнером для стран Содружества, и она единственная имела положительный торговый баланс в региональной торговле со всеми странами.
Товарная структура взаимной торговли характеризовалась преобладанием топлива, сырья и продовольствия, однако удельный вес торговли готовыми изделиями был все же выше, чем в экспорте стран Содружества в развитые государства. Из важных товаров, поставляемых на рынки СНГ, следует отметить нефть (Россия, Казахстан, Туркмения), газ (Россия, Туркмения), уголь (Казахстан), черные металлы (Украина, Россия), зерно (Казахстан, Украина), хлопок (Центральная Азия), вина (Молдова, Грузия). Готовые изделия преобладают только в экспорте Белоруссии.
Размеры взаимных прямых инвестиций на 2007 г. равнялись, по оценочным данным, нескольким миллиардам долларов. Это преимущественно российские инвестиции в других странах СНГ, прежде всего в Украине и Казахстане. Как известно, российский капитал уходит главным образом в западные страны, но последние несколько лет российские компании, особенно крупные, стали проявлять больший интерес к ближнему зарубежью.
Огромных масштабов достигла трудовая миграция между странами Содружества, особенно в Россию. По оценкам, с 1989 г. в Россию на постоянное местожительство переселилось 5 - 7 млн чел., а нелегальная трудовая миграция составила около 7 - 10 млн. Главные источники миграции – Украина, Азербайджан, Таджикистан, Молдова, Грузия, Армения, Казахстан. Для этих стран денежные переводы их резидентов, работающих в России, являются очень важным источником поступления иностранной валюты и материальной поддержки населения. Жизнеобеспечение почти трети населения Азербайджана и Таджикистана и трети населения Грузии и Армении зависит от доходов, пересылаемых их родственниками из России. В 2003 – 2007 гг. ежегодные переводы мигрантов оценивались в 8 - 10 млрд долл. По мере развития российской экономики, учитывая крайне неблагоприятную демографическую ситуацию в России, можно ожидать дальнейшего повышения роли этого существенного интеграционного фактора в СНГ.
В целом с помощью многосторонних соглашений удалось обеспечить функционирование социальных механизмов и жизненно важных элементов единого экономического пространства: транспорта, энергетики, выплаты пенсий и пособий, беспрепятственного (либо с умеренными ограничениями) передвижения на территории стран СНГ товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.
Результаты  деятельности СНГ в большинстве случаев оцениваются экспертами осторожно, а нередко даже отрицательно. Это частично объясняется завышенными ожиданиями при создании Содружества, которые в дальнейшем не оправдались. Так, хотя с 1992 г. в органах СНГ было принято свыше тысячи совместных решений в разных областях сотрудничества, большая часть из них остались невыполненными.
Сдерживающее влияние на интеграцию постсоветского пространства оказало кризисное состояние экономики стран - членов СНГ, сохранявшееся в течение продолжительного времени. Это уменьшало ресурсы, которые могли бы быть использованы во внешнеэкономической деятельности. Экономический рост, начавшийся практически во всех бывших советских республиках с конца 1990-х годов, способствовал некоторому оживлению экономических связей и активизации интеграционных процессов.
Другой причиной торможения можно считать несовершенство рыночного механизма (особенно в первой половине 1990-х годов) и различия в характере системных преобразований в государствах Содружества. Однако при всех различиях сложившаяся система давала возможность значительного расширения взаимных экономических отношений на рыночной основе. К концу 90-х годов во всех этих странах был заложен фундамент рыночного хозяйства, и развитие внешнеэкономических связей стало осуществляться на новой основе.
Существенными препятствиями на пути интеграции в рамках СНГ считаются большие различия в уровне экономического развития между членами организации, однотипность их экспорта и недостаточная конкурентоспособность обрабатывающей промышленности, что мешает более глубокому взаимному разделению труда. Нельзя не упомянуть отсутствие согласованной цели интеграции, последовательность интеграционных действий и недостаток политической воли к достижению прогресса.
Интеграция в рамках СНГ в большой степени зависит от позиции России. Для российских правящих кругов длительное время была характерна эйфория по отношению к Западу, в то время как регион СНГ рассматривался как второстепенный, неперспективный и обременительный. Действительно, отношения со странами СНГ требовали от России определенных расходов. Они заключались прежде всего в предоставлении тарифных преференций на 1,2 – 1,4 млрд долл. в год и ценовых преференций - при поставках главным образом газа (Украине, Белоруссии, Молдавии, Армении и Грузии) и, в меньшей степени, нефти, которые колебались в пределах 1,5 - 3,5 млрд долл. в год. Резкое повышение мировых цен на нефть и газ после 2004 г. увеличило размеры «упущенной выгоды» в торговле этими товарами со странами СНГ, поэтому Россия пошла с 2006 г. на значительное повышение цен. РФ также предоставляла кредиты некоторым странам СНГ  -в общей сложности порядка 5 млрд долл. госкредитов и около 3 млрд долл. частных кредитов на начало 2008г.
Необходимо учитывать огромную роль политических факторов в развитии Содружества. В последние несколько лет в СНГ по политическим причинам фактически произошёл раскол на две группы стран. Украина и Грузия взяли курс на присоединение к НАТО и «вхождение в Европу». В этих странах установились откровенно недружественные по отношению к России режимы. Можно ожидать, что Украина и Грузия в недалёком будущем выйдут из всех структур СНГ. В то же время среди большей части стран СНГ (центральноазиатских государств и Белоруссии) преимущественная ориентация на отношения с Россией сохраняется, а кое-где (Узбекистан) даже усиливается.
Геополитическое и экономическое значение отношений со странами СНГ для России очень велико, особенно в перспективе. Страны СНГ – естественная зона взаимных интересов. Объединение усилий хотя бы в отдельных областях даже части этих стран существенно повысит их вес в мировой политике, а интенсивное расширение взаимных экономических связей может стать важным фактором экономического развития, в том числе роста российского экспорта машин и оборудования. Поэтому Россия начинает придавать все большее значение этим отношениям.
 
Перспективы СНГ
Несмотря на все трудности и противоречия, СНГ выжил. Более того, с началом нового тысячелетия отношения между некоторыми членами Содружества, в частности, между Россией и странами Центральной Азии, стали улучшаться. Экономическая интеграция в различных формах и масштабах большинству постсоветских республик оказалась необходимой, и, по-видимому, нужда в ней будет только расти. При этом наметилось размежевание между членами СНГ, стремящимися к экономической и политической консолидации вокруг России и государствами, дистанцирующимися от нее, которые могут выйти из Содружества.
Следует учитывать, что странам СНГ в интеграционных процессах нет необходимости проходить все этапы и формы, присущие европейской интеграции – признанному «эталону» в этой области. В отличие от Европы, страны СНГ в относительно недалеком прошлом представляли собой единое экономическое, политическое и культурное пространство, и значительные элементы этого наследства ещё сохраняются. Поэтому речь фактически идет об экономической реинтеграции части постсоветского пространства при условии сохранения политической независимости бывших советских республик и установления между ними рыночных отношений.
По мере того становления собственной государственности у правящих кругов стран СНГ уменьшаются опасения, что интеграция может повлечь за собой подрыв их суверенитета. Возможности расширения поступлений в твердой валюте за счет переориентации топливно-сырьевого экспорта на рынки третьих стран постепенно исчерпываются. Потенциал же увеличения экспорта готовых изделий за пределы СНГ крайне ограничен из-за низкой конкурентоспособности продукции обрабатывающей промышленности стран СНГ и жесткой конкуренции на мировых рынках. В то же время резервы расширения торговли между странами СНГ, особенно готовыми изделиями, остаются значительными. Технологическое разделение труда и единые стандарты, унаследованные от советского периода, знакомство с продукцией друг друга, характер общей инженерной подготовки персонала создают для этого хорошие возможности. Конечно, региональная продукция по качеству и техническому уровню очень часто бывает ниже той, которая продается на мировых рынках, но зато она намного дешевле. Спрос существует не только на высококачественные (а значит, и более дорогие) изделия.  Торговля в границах Содружества позволяет поддерживать часть производств гражданского и военного назначения, легкой, пищевой, а также добывающей промышленности.
Ряд экспертов убеждены, что существенные различия в уровнях социально-экономического развития и в характерах сложившихся хозяйственных механизмов в странах Содружества представляют труднопреодолимое препятствие для интеграции (такой точки зрения, в частности, придерживается профессор Ю.В. Шишков). На наш взгляд, это мнение необоснованно. Как свидетельствует мировая практика, большие различия (например, между Мексикой и США) не помеха интенсивному росту взаимных экономических связей. Конечно, чем более высокоразвитыми и диверсифицированными являются экономики взаимодействующих стран, чем ближе уровни их развития и однотипнее социально-экономические системы, тем больше возможности для интеграции. Поэтому эти возможности шире в Европе, чем в Азии или, тем более, тропической Африке. Но они есть и в Азии, и в Африке, и, безусловно, в регионе СНГ.
Окончательный результат взаимодействия интеграционных и дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве будет зависеть от многих причин, но более всего - от развития российской рыночной экономики и политики России по отношению к странам СНГ. Все стремятся интегрироваться с богатыми и процветающими, а не с бедными и отсталыми.
Исторический опыт 1990-х годов - несомненно, самых трудных в развитии стран СНГ - показал, что они нужны друг другу. Резкое сокращение взаимного товарооборота по сравнению с межреспубликанскими поставками советского периода, переориентация внешнеэкономических связей на третьи страны были реакцией на несообразности прежнего разделения труда, усугубленной трудностями трансформационного периода и особенностями политического развития стран СНГ. Но сейчас переориентация завершается, и между рядом стран вновь начинают проявляться центростремительные тенденции. Объективные предпосылки для более тесной интеграции, безусловно, усилятся после завершения системных реформ и в результате экономического роста в этих странах.
Ответ на вопрос о потенциале СНГ во многом зависит от того, что понимать под экономической интеграцией. Над некоторыми экономистами, не верящими в будущее интеграции постсоветских государств, как нам кажется, довлеет «магия Европейского союза». Успехи ЕС настолько доминируют в их сознании, что исходные условия, формы, масштабы и последствия европейской интеграции выступают в качестве универсальных императивов. Интеграция других типов для них вообще не являются таковой - просто экономические связи и не более. Действительная интеграция, по их мнению, возможна лишь на базе развитой обрабатывающей промышленности.
На наш взгляд, экономическую интеграцию следует понимать шире. Это постоянные многосторонние экономические связи между группой стран, базирующиеся на устойчивом и глубоком международном разделении труда, оказывающие серьёзное влияние на экономику и сопровождающиеся в конечном счёте появлением какой-то институциональной и организационной надстройки, которая может быть как развитой, так и весьма слабой.
При таком подходе интеграционными можно считать не только интенсивные отношения между находящимися на примерно одинаковом  и достаточно высоком уровне развития государствами Европы (хотя и в Евросоюзе различия, скажем, между Германией, Болгарией и Венгрией ничуть не меньше, чем между Россией, Казахстаном и Белоруссией), но и, например, отношения между Великобританией, Малайзией и Индией в колониальную эпоху и даже отношения между нынешним российским Дальним Востоком и соседними регионами Китая. В первом примере торговля состояла в обмене сырья и продовольствия на промышленные изделия и осуществлялась в рамках зависимых политических отношений, но она была весьма масштабна, базировалась на устойчивом международном разделении труда и являлась важной частью экономики этих государств. Следует ли таким отношениям отказывать в статусе интеграционных? И как тогда расценивать отношения, например, между США и Мексикой, которые тоже имеют иной характер, нежели в Евросоюзе, но явно выходят за рамки обычной международной торговли?
Говоря о перспективах интеграции в СНГ, необходимо учитывать специфику периода, наступившего после распада СССР: повсеместное сильнейшее падение производства, политическую неустойчивость многих режимов, сложности с рыночными реформами, неустоявшуюся внешнеполитическую ориентацию. Нередко упускается из виду влияние движения мировых цен на подсчёты доли торговли в рамках СНГ, падение которой выступает как главное доказательство «бесперспективности» Содружества. Сильнейший рост мировых цен на сырьё и топливо, экспорт которого из стран СНГ был переориентирован на рынки третьих стран, способствовал уменьшению доли взаимной торговли, где топливо и сырьё имеют несколько меньший удельный вес. Многие эти процессы постепенно нормализуются, и уже в 2006 и 2007 гг. рост торговли в рамках СНГ опережал расширение торговли с третьими странами. Постепенно базисные факторы начинают играть всё большую роль. Так, страны Центральной Азии ещё долгое время будут заинтересованы в получении казахстанского зерна, а Россия - в массированных закупках бокситов, хрома, каменного угля и железной руды в Казахстане и хлопка в центральноазиатском регионе. Немало государств – членов СНГ заинтересованы в серьёзном расширении взаимных поставок газа, нефти и нефтепродуктов. Уже упоминалась многомиллионная трудовая миграция, можно вычленить и другие перспективные области взаимного экономического, гуманитарного и политического сотрудничества.
А как же машины, оборудование, готовые изделия – главные области роста международной торговли в последние десятилетия? Здесь перспективы стран СНГ действительно скромнее, но они всё же имеются и будут расширяться по мере экономического развития… Более низкий в целом технический уровень этой продукции по сравнению с продукцией развитых стран не является абсолютным препятствием для интенсификации обмена ею - в конце концов на продукцию высоких технологий приходится меньшая часть мировой торговли готовыми изделиями.
Разумеется, в СНГ ещё будут потери. Отдаление от Содружества некоторых государств едва ли обратимо. Однако большинство членов СНГ, скорее всего, станут на путь усиления взаимного сотрудничества - при условии соответствующей политики России.


Читайте также на нашем сайте:
 
 


Опубликовано на портале 29/04/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика