Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Уроки французского» для Русского мира: опыт франкофонии

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Сергей Фёдоров

«Уроки французского» для Русского мира: опыт франкофонии


Фёдоров Сергей Матвеевич - кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института Европы РАН.


«Уроки французского» для Русского мира: опыт франкофонии

Современная Россия начинает осознавать, насколько мощный интеллектуально-духовный и политический потенциал заключен во влиянии русской культуры, в связях с зарубежными соотечественниками и русскоговорящими меньшинствами, в консолидации всего Русского мира. Между тем есть страна, которая накопила богатый опыт целенаправленной поддержки своего языка, культуры, ценностей далеко за пределами собственной территории. Это - Франция, где так называемая франкофония стала важным и эффективным направлением деятельности как государства, так и широкой сети неправительственных организаций.

2007 год решением президента РФ объявлен Годом русского языка. По словам Дмитрия Медведева, основная задача этой акции – создание в стране атмосферы уважения к русскому языку, поддержание интереса к России и, конечно, популяризация и распространение русского языка в мире. К началу октября было проведено около тысячи мероприятий, при этом большая их часть – более 600 – за границей, с привлечением соотечественников из ближнего и дальнего зарубежья. Деятельное участие в проведении Года русского языка принимает первая леди государства, а также региональный общественный фонд «Центр развития русского языка», находящийся под её патронажем.

Проведение Года русского языка – событие, на наш взгляд, не рядовое. Если брать внешнеполитический аспект, то оно свидетельствует о качественной эволюции нашей политики. Наконец-то мы вспомнили о том, что обладаем такой могущественной «мягкой силой», как русский язык, русская литература и искусство. Не использовать этот мощный интеллектуальный ресурс, по меньшей мере, недальновидно. В наступившем столетии, когда переход к обществу информации и знаний стал реальностью, в неизбежной конкуренции между странами и общественными моделями, все более важным «козырем» становится не столько военный и экономический потенциал (их значение само собой разумеется), сколько притягательность образа жизни, уровень культуры, умение жить в гармонии с природой, интеллектуальный потенциал, то есть то, что в политологии стали называть «мягким могуществом».

Как выстроить в дальнейшем нашу языковую политику по отношению к русскоговорящему населению, прежде всего, ближнего зарубежья? Этот довольно деликатный вопрос имеет явный политический аспект. Здесь очень важно не переборщить в использовании «мягкого влияния» и не получить обратный эффект. В этом плане крайне полезно и поучительно проанализировать опыт Франции по распространению французского языка и культуры.

           

Краткая история франкофонии

Французский географ Онезим Реклю, брат знаменитого географа Элизе Реклю, вряд ли мог предположить, что придуманный им в 1880 году термин «франкофония» для обозначения людей и стран, использующих французский язык, надолго переживёт своего создателя и станет заметным явлением, далеко выходящим за чисто лингвистические рамки. Впрочем, О. Реклю, убеждённый сторонник республиканских идеалов, может быть, и не вполне осознанно чувствовал, что французский язык вкупе с пламенным мотивом «Марсельезы» имел особую притягательность для людей во всём мире, разделяющих ценности «свободы, равенства, братства».

История французского языка как нельзя лучше иллюстрирует связь лингвистики с социокультурными и политическими вопросами. Начиная с эпохи абсолютизма, с ХVII века, французский язык приобретает необыкновенную популярность в Европе, вытесняя латынь. Философы и писатели, артисты и поэты эпохи Просвещения становятся выразителями самых передовых идей того времени. Мода на всё французское распространяется повсеместно. Русские дворяне сначала учат французский, а уж потом свой родной язык. Даже вторжение войск Наполеона Бонапарта не способно было остудить русскую привязанность ко всему французскому. Впрочем, не стоит осуждать русское дворянство, ведь французский язык в ХVIII и ХIХ веках был языком европейской элиты и дипломатии. В качестве основного дипломатического языка французский удерживал свои позиции чуть ли не до 40-х годов ХХ столетия. Только в 1919 г. Клемансо согласился с тем, чтобы Версальский договор был составлен на двух языках – французском и английском. До этого все дипломатические документы писались исключительно на французском. В 20-40-х годах прошлого столетия обязательное обучение французскому языку существовало в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, частично Швеции. Любопытный факт – только в 1940 году в аргентинских университетах отменили обязательное преподавание ряда предметов на французском языке. Наконец, французский язык, по понятным причинам, получил большое распространение в странах, входивших во французскую колониальную империю и отданных Франции в качестве мандатных территорий Лигой Наций. Следует отметить, что французские власти ещё с конца ХIХ столетия прилагали усилия по распространению французского языка и культуры. В этих целях в 1883 году была создана специальная организация – «Альянс франсэз», более 1000 комитетов которой и по сей день успешно работают в 136 странах мира.

Хотя Франции благодаря храбрости участников движения Сопротивления и дипломатическим талантам генерала де Голля удалось войти в число держав-победительниц во Второй мировой войне, тем не менее, «золотой век» французского доминирования в Европе и мире в целом явно становился достоянием истории. Способствовало этому и крушение колониальной империи Франции. Началось постепенное вытеснение французского языка английским на международной арене. Так, хотя официальными языками ООН по сей день являются английский и французский (а также русский, арабский, китайский и испанский), однако 90% информации в этой самой авторитетной международной организации идёт на английском языке. С 1958 по 1973 годы французский был единственным рабочим языком ЕЭС, однако в последние двадцать лет его использование в системе Евросоюза неуклонно уменьшается. Если в 1986 году на французском языке было написано 58% документов Комиссии ЕС, то в 2004 году – только 30%.

В годы Пятой республики создание таких общественных организаций, как Международная ассоциация за французскую культуру за рубежом (1960 г.), Международная ассоциация франкоязычных журналистов (1952 г.), Французский культурный союз (1954 г.), Международная ассоциация франкоязычных социологов (1958 г.) и прочие, как нельзя лучше подкрепляло голлистскую идею величия Франции, распространения её культуры и языка, несущих универсальные ценности гуманизма и свободы. К началу 60-х годов прошлого века относятся также два знаменательных события, которые, как считают во Франции, стали качественно новым этапом в развитии движения франкофонии. Речь идёт о появлении в 1961 году Ассоциации франкоговорящих университетов (важно отметить, что инициатором выступил Монреальский университет) и издании в 1962 году специального номера журнала «Эспри». Ноябрьский номер этого журнала под названием «Французский язык в мире», со вступительной статьёй африканского политического деятеля и поэта Леопольда Седара Сенгора (позднее он стал президентом Демократической Республики Конго), «героя и глашатая франкофонии», стал своеобразным манифестом этого движения и, по сути, положил начало присоединения к нему бывших колоний Франции. Позже в одной из своих речей, произнесённых в Лавальском университете в 1966 году, Леопольд Седар Сенгор так раскрыл понятие франкофонии: «Это образ мысли и действия, определённая манера ставить проблемы и искать пути их решения. К тому же это духовное сообщество: своеобразная ноосфера вокруг земли. Одним словом, франкофония – это, помимо языка, французская цивилизация. А более точно – разум цивилизации, то есть французская культура, которую я бы назвал «французскостью»» [1].

1960-е - начало 1970-х годов отмечены многочисленными инициативами по созданию различных структур франкофонии. Среди них - регулярное проведение международных конференций министров культуры, по делам молодёжи и спорта франкоговорящих стран. В 1965 году появляется Международная ассоциация франкоязычных парламентариев (AIPLF), в 1970 г. - межправительственная международная организация Агентство по культурной и технической кооперации (в 1997 году переименовано в Агентство по франкофонии, а в 2005 – в Международную организацию франкофонии).

Постепенно руководство Франции осознаёт важность движения франкофонии и старается создать административные органы, занимающиеся вопросами языка и культурными связями с зарубежными странами. Так, в 1965 г. учреждается Высокий комитет по защите и развитию французского языка, в 1973 г. - Комитет по франкофонии, а в 1974 - Межминистерский комитет по делам франкофонии, а также Служба по делам франкофонии при французском МИД. Венцом этого спонтанного и зачастую хаотичного роста различных структур стало проведение в феврале 1986 года в Париже первой конференции глав государств и правительств франкоговорящих государств. Завершающим этапом институционального устройства движения франкоязычных стран явился «Саммит франкофонии», ставший впоследствии регулярным. Правда структуры франкофонии не становились проще. Более того, в начале нынешнего столетия заговорили об организационном кризисе франкофонии. В ноябре 2005 г. конференция в Тананариве переименовала Агентство по франкофонии в Международную организацию франкофонии, которая стала фактически головной организацией движения франкоговорящих стран. Одновременно была принята и хартия франкофонии.

В структурном плане франкофония представляет собой различные франкоговорящие организации и ассоциации (международные, национальные, государственные и общественные, учебные и пр.), способствующие «диалогу культур и культуре диалога». В плане политическом, франкофония стала важной составляющей внешней политики Франции, направленной на распространение французской культуры, идеологии и ценностей по всему миру. Разумеется, главный акцент в этой культурной экспансии делается на изучении французского языка. Французское правительство финансирует работу французских лицеев и других учебных учреждений, культурных центров и организаций, входящих в «Альянс Франсэз».

 

Франкофония сегодня

По данным французского МИД, в начале XXI столетия в мире насчитывалось более 180 млн. человек, для которых французский язык был родным либо вторым языком. 82,5 млн. человек учили французский в качестве иностранного языка, в том числе 650 тыс. занимались во французских зарубежных культурных и образовательных центрах. В мире насчитывается порядка 250 тыс. преподавателей французского языка.

Хотя движение франкофонии по-прежнему остаётся довольно «разношёрстным», тем не менее, возможно выделить его важнейшие институты. Главной инстанцией являются регулярно проводимые раз в два года международные конференции глав государств-членов этого движения (Саммит франкофонии). Следует отметить также значение таких форумов, как Конференции министров франкоговорящих стран, которые проводятся время от времени для обсуждения конкретных проектов кооперации и обмена информацией. На них определяются стратегические направления развития франкофонии и обсуждаются проблемы мирового сообщества. По своему характеру эти саммиты напоминают Давосский экономический форум. Правда, в отличие от последнего, их география постоянно меняется. Начиная с 1986 г., проведено 11 саммитов франкофонии. Последний состоялся в Бухаресте 28-29 сентября 2006 года, а следующий намечено провести в октябре 2008 года в Квебеке, где будет отмечаться 400-летие образование этой франкоговорящей провинции Канады.

По сути дела, саммиты франкоговорящих стран являются своего рода высшим органом (если хотите, съездом) наиболее авторитетной структуры франкофонии на сегодняшний день - Международной организация франкофонии (OIF). Она объединяет 68 стран, в том числе 10 наблюдателей. (Интересно, что статус наблюдателя может получить и нефранкоговорящая страна. В 2004 году такой статус получили Армения, Австрия, Хорватия, Грузия и Венгрия). Целями участников этой международной организации являются: продвижение французского языка и отстаивание культурного многообразия, идей мира, прав человека, демократии, устойчивого развития и солидарности, развитие образования и научных исследований. Бюджет Международной организации франкофонии, складывающийся из взносов стран-членов, составлял в 2004 году 227 млн. евро.

 

Среди прочих значимых международных организаций франкофонии, имеющих полугосударственный характер, следует упомянуть Международную ассамблею франкоговорящих парламентариев, в работе которой принимают участие представители 65 парламентов и 9 наблюдателей, а также Международную ассоциацию мэров столиц и метрополий, полностью или частично говорящих на французском языке (в неё входят порядка 80 городов, возглавляет организацию мэр Парижа). В целом в орбиту франкофонии входит несколько десятков неправительственных организаций, занимающихся в основном вопросами культуры, образования, науки.

Другой отряд организаций, связанных с франкофонией, представлен французскими государственными структурами, которые фактически являются разработчиками и координаторами культурной и гуманитарной политики Франции за рубежом. Начиная с 1986 года во Франции введена должность министра-делегата (или государственного секретаря), занимающегося вопросами франкофонии. Он осуществляет свою деятельность, опираясь, главным образом, на два департамента МИД – Службу по делам франкофонии и Генеральную дирекцию по международному сотрудничеству и развитию. В обязанности первой входит взаимодействие с главными инстанциями франкофонии и подготовка саммитов, конференций министров, а также реализация программ многостороннего сотрудничества. Генеральная дирекция занимается организацией отраслевых программ сотрудничества.

Одну из ключевых ролей в проведении политики франкофонии и распространению французской культуры играют министерство культуры и коммуникаций в лице Генеральной делегации по французскому языку и языкам Франции (DGLFLF) и Отдела внешних связей. Под руководством министра культуры Генеральная делегация координирует языковую политику в стране, в частности деятельность Высшего совета по французскому языку. Это подразделение министерства культуры организует также проведение Международного дня франкофонии (отмечается ежегодно 20 марта) и Недели французского языка.

Среди государственных структур, занимающихся вопросами французского языка, следует отметить Генеральную комиссию по терминологии и неологизмам при премьер-министре страны. 19 экспертов, работающих в комиссии, внимательно изучают списки новых терминов, вводящихся в употребление, и выносят суждение о целесообразности их использования.

Учитывая возросшее влияние средств массовой информации, особенно телевидения, в современном мире, французские власти возлагают большие надежды в деле пропаганды французского языка и культуры на франкоязычный теле-канал TV5 Monde и международное французское радио RFI. Кабельное и спутниковое вещание круглосуточного телеканала TV5 Monde, который начал свою работу в 1984 году, принимает ежедневно более 24 млн. человек в 203 странах, что, по некоторым оценкам, ставит его на третье место в мире после MTV и CNN. Что касается Международного французского радио, то со времени своего создания в 1975 году оно смогло завоевать весьма обширную аудиторию – его слушают 44 млн. человек. Во многих странах вещание RFI идёт на разных частотах, в том числе и в FM диапазоне. Например, в России передачи Международного французского радио можно слушать на средних волнах. Франция, судя по всему, собирается укреплять своё медио-влияние за рубежом. Президент Франции Н. Саркози в качестве одного из приоритетных направлений деятельности министерства иностранных дел на ближайшие годы поставил задачу усиления конкурентоспособности французских средств иновещания.

Политика франкофонии недёшево обходится французскому налогоплательщику. На продвижение своей культуры и языка правительство страны ассигновало, например, в 2006 году 865 млн. евро [2]. Это немало даже для богатой Франции. Но такие расходы окупаются, что называется, сторицей. И не только по соображениям престижа и поддержания положительного международного имиджа страны. Дело в том, что всё больше франкофония выходит за первоначальные культурно-лингвистические рамки и приобретает политическое измерение. В последние годы во Франции говорят о новом историческом призвании франкофонии, способной в начале ХХI века выступить в качестве проекта, альтернативного неолиберальной глобализации. Франкоговорящее сообщество, защищая культурное многообразие мира, права человека и демократию, борясь против бедности и несправедливости, выступая за продуктивный диалог между Севером и Югом, способствует реализации идей устойчивого развития. Франкофония, по мнению французской политической элиты, способна стать моделью для нового мирового устройства.

 

* * *

Что ценного и полезного может позаимствовать Россия из опыта франкофонии? Конечно, учитывая разные исторические судьбы, традиции и менталитет россиян и французов, не говоря уже о других франкоязычных народах, было бы наивно пытаться перенести иноземные институты на национальную почву. Никто такой задачи, понятно, и не ставит. Тем не менее, хотелось бы акцентировать внимание на следующих моментах.

Во-первых, франкофония, понимаемая как распространение за рубежом французской культуры и языка, стала очень важной составляющей внешней политики страны и не только важной, но и эффективной. Во многом благодаря культурной политике, Франция смогла преодолеть крайне болезненный процесс развала своей колониальной империи и выстроить новые тесные отношения со странами, входившими в неё. Политика франкофонии пользуется поддержкой всех политических сил страны и способствует национальной консолидации. В этой связи России следует смелее и активнее развёртывать свою культурную экспансию, особенно в странах ближнего зарубежья, русскоязычное население которых чувствует дефицит в общении с исторической родиной.

Во-вторых, при всей важности создания государственных структур, которые занимаются развитием культурных и научных контактов с зарубежными партнёрами, необходимо к этой работе активно привлекать неправительственные организации. Именно при опоре на общественные организации, как показывает опыт Франции, можно избежать бюрократизации процессов культурного обмена, а порой и его ненужной политизации. Судя по всему, российские власти осознают эту опасность и стараются не повторять ошибок прошлого. Создание общественного фонда «Русский мир», на наш взгляд, является лучшим тому подтверждением.

Наконец, в-третьих, опыт франкофонии показывает, что успех в деле распространения культурного влияния страны за рубежом можно обеспечить только путём реализации долгосрочной стратегии. Кампанейщина здесь мало эффективна. Замечательно, что 2007 год стал Годом русского языка, но нужно двигаться вперёд. Почему бы, например, по аналогии с ежегодно отмечаемым днём франкофонии и проведением недели французского языка не подумать о международном дне «Русского мира» или недели русского языка? Тем более что мы уже отмечаем (кстати, вместе с болгарами) день славянской письменности.

Так или иначе, России в ближайшие годы придётся всерьёз задуматься об усилении своего культурного и лингвистического влияния как в ближнем, так и дальнем зарубежье.

 

 

Примечания

 

[1] Deniau X. La Francophonie, PUF, Collection “Que sais-je?”, P., 1998, p. 14

 

[2] Wolton D. Demain la francophonie.- Flammarion, P., 2006, p.119

 



Читайте также на нашем сайте: 

 


Опубликовано на портале 25/11/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика