Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Три года правления Н. Саркози: итоги, проблемы, перспективы

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Сергей Фёдоров

Три года правления Н. Саркози: итоги, проблемы, перспективы


Фёдоров Сергей Матвеевич - кандидат политических наук, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН.


Три года правления Н. Саркози: итоги, проблемы, перспективы

Н. Саркози пришёл к власти в 2007 году с идей радикального реформирования и модернизации Франции. Глобальный экономический кризис заставил сменить приоритеты. Многие начинания не были доведены до конца, от части преобразований и вовсе пришлось отказаться. Чтобы удержаться у власти в 2012 году, Саркози и его команде придется предложить разочарованным французским избирателям новый мобилизующий проект. По мнению кандидата политических наук С.М.Фёдорова, помимо перехода к посткризисной инновационной экономике речь пойдёт о солидарности и социальной справедливости.

6 мая исполнилось три года со дня прихода к власти президента Н. Саркози. Политические аналитики обычно подводят итоги первых ста дней или года нахождения у власти первых лиц государства. Три года – дата не «круглая»: длительность президентского мандата во Франции составляет пять лет. Н. Саркози не раз повторял, что оценивать его работу можно будет только по истечении всего президентского срока. И с этим, в принципе, нельзя не согласиться. Однако имеются по крайней мере два обстоятельства, которые позволяют, несколько забегая вперёд, подвести итоги реформаторской деятельности нынешнего лидера Франции уже сегодня.

Во-первых, Н. Саркози пришёл к власти с идей порвать как с политикой своих предшественников, так и с французской социальной моделью. Его программа глубоких реформ была призвана осуществить модернизацию страны, которая откладывалась на протяжении двух последних десятилетий. При этом лидер неоголлистов обещал скрупулёзно выполнять все свои предвыборные обещания и «идти до конца», невзирая на возможное сопротивление его политике. Французы очень внимательно отслеживают соотношение слова и дела своего президента. Показательна в этом плане реакция электронной версии газеты «Ле Монд», которая в течение, наверное, первых двух лет президентства Н. Саркози тщательно отмечала в специальной таблице степень выполнения предвыборных обещаний главы государства. Так что итоги каждого года власти Саркози являются объектом пристального внимания французского общества.

А во-вторых, глобальный финансовый кризис если и не совсем сломал реформаторские планы шестого президента Пятой республики, то, по крайней мере, существенно их скорректировал. Если в 2009 г. власти ещё как-то выдерживали принятый ранее курс реформ, то с весны 2010 г. стало ясно, что правительство Саркози – Фийона переходит к новой политике, главной целью которой стали борьба с бюджетным дефицитом и растущим государственным долгом. Большинство аналитиков во Франции пришли к выводу, что активная фаза реформ в стране заканчивается, а президент, судя по всему, начинает подготовку к следующим выборам, которые состоятся в 2012 г. Следовательно, уже сейчас можно подвести предварительные итоги правления Саркози и спрогнозировать его шансы на переизбрание, а заодно оценить политические перспективы нынешней правой коалиции и её политику на ближайшую перспективу.

Панорама реформ на фоне глобального кризиса

Главным предвыборным лозунгом Саркози, олицетворявшим его идею «разрыва», стала фраза: «Больше работать, чтобы больше получать!». Причину отставания Франции в социально-экономической области, проявившуюся за последние десятилетия, кандидат правых видел в политике сокращения рабочего времени, которую проводили социалисты с начала 1980-х годов, и, в особенности, в переходе на 35-часовую рабочую неделю, осуществлённом левокоалиционным правительством Л. Жоспена на рубеже веков. По мнению лидера неоголлистов, это нанесло вред не только экономике, но и в ещё большей степени трудовой морали французов.

Саркози надеялся, что экономический рост обретёт хорошую динамику и устойчивость благодаря снятию излишних бюрократических барьеров в экономике и либерализации рынка труда. Мотор экономики снова будет запущен на полную мощность, появятся новые рабочие места и возможность большего заработка. Создать условия для такого типа развития был призван закон «О работе, занятости и покупательной способности» (Loi TEPA), принятый почти сразу после избрания нового президента в ходе внеочередной сессии парламента в июле 2007 г. Закон, в частности, снимал ограничения на сверхурочные работы и освобождал их от налогов. Кроме того, он освободил большое число французов от уплаты налогов на наследство, а также ввел в силу принцип «налогового щита» – ограничение высшей ставки налогообложения 50%. По идее, меры по уменьшению налоговой нагрузки должны были дополнительно поднять совокупный потребительский спрос, хотя и лишали государственную казну значительных поступлений.

Основные посылы экономического курса Саркози были явно заимствованы из арсенала неолиберальных доктрин, однако было бы абсолютно неверным считать нынешнего президента Франции идейным последователем Р. Рейгана и М. Тэтчер, как это делали некоторые ангажированные журналисты и аналитики. Политика команды Саркози – Фийона была сколь эклектичной, столь и прагматичной, в ней не было никакой идеологии.

В этом убеждает анализ социальной политики правительства. Её вектор можно охарактеризовать известной в западной научной литературе формулой перехода от welfare state к workfare state, что логично дополняло лозунг: «больше работать». Говоря иначе, французское социальное государство впредь должно было не поощрять иждивенчество и пассивность, а, напротив, побуждать людей к работе – как молодёжь, так и пенсионеров. Особенно с учётом того факта, что Франции принадлежит сомнительный рекорд среди стран ЕС по степени экономической пассивности взрослого и пожилого населения (только 40% французов в возрасте 55 – 64 лет работают).

Суть своей политики в области занятости Н. Саркози выразил чётко и просто: «добиться того, чтобы работать было выгоднее, чем не работать и жить на пособия». Именно для этого была введена новая система социальных пособий RSA (доход активной солидарности), позволявшая человеку, нашедшему работу, определённое время получать пособия по вспомоществованию. Одновременно ужесточались условия предоставления пособий по безработице. В частности, немотивированный отказ от двух предложений по трудоустройству грозил безработному потерей права на получение пособия.

Улучшить положение с занятостью была призвана и реформа «Национального агентства по занятости» (ANPE), которое объединялось с кассами оплаты пособий по безработице (ASSEDIC) в новую структуру – «Центр занятости» (Pôle Emploi), работающую по принципу «одного окна».

Следует отметить, что нынешний президент, несмотря на имидж неолиберала, всегда понимал важность развития социального диалога во Франции. Регулярными стали трёхсторонние встречи на высшем уровне (так называемые социальные саммиты) между профсоюзами, предпринимателями и государством. Этому способствовала реформа «социального диалога и представительности профсоюзов».

Несомненным успехом правительства стала реформа «специальных пенсионных режимов» (госслужащие, чиновники, работники транспорта и пр.), в результате которой страховой стаж этой категории трудящихся был поднят до уровня наёмных работников частного сектора. Данную реформу с 1980-х годов не могло провести ни одно правительство. Секрет успеха во многом объяснялся тем, что до этого команде Саркози удалось провести, на наш взгляд, важнейший по политическим последствиям закон «об обеспечении минимальных услуг в общественном секторе» во время забастовок. В результате работники общественного транспорта не смогли, как прежде, устроить транспортный коллапс в Париже и других крупных агломерациях во время обсуждения и принятия пенсионной реформы. К тому же был найден компромисс – правительство согласилось учитывать премии госслужащих при расчёте пенсий.

Важной составляющей политического курса Н. Саркози за прошедшие три года стало укрепление правопорядка и борьба с незаконной иммиграцией. Сам успех Саркози на президентских выборах во многом был обусловлен жёсткой позицией по вопросам иммиграции и безопасности, проявленной им в период нахождения на должности министра внутренних дел. Именно поэтому, заметим попутно, ему удалось переманить большинство сторонников крайне правого «Национального фронта» Ле Пена на свою сторону. Знаковым стало принятие закона от 10 августа 2007 г. об ужесточении наказания преступников-рецидивистов. Он был дополнен двумя другими законами, один из которых устанавливал меры повышенного контроля за опасными преступниками, вышедшими из мест заключения и склонными к рецидиву, другой ужесточал наказание за организованную преступность (участие в преступной группировке наказывается тремя годами тюрьмы).

Была продолжена модернизация системы исполнения наказаний, вызывавшая много критических замечаний в последние годы (только за прошлый год во французских тюрьмах произошло 115 самоубийств заключённых). В частности, введено в строй 11 новых тюрем и 6 колоний для несовершеннолетних преступников, рассчитанных на 7500 мест. Всего к 2012 г запланировано создать 13200 новых мест заключения – это немало, учитывая, что общее число заключённых во Франции составляет порядка 50000 человек.

В целях повышения эффективности борьбы с преступностью правительство развернуло масштабную программу развития видеонаблюдения. Число видеокамер (их сейчас по всей стране насчитывается порядка 20000) планируется к концу 2011 г. утроить. Если верить данным правительства, то число зарегистрированных преступлений во Франции с 2002 по 2008 г. снизилось на 15%, а уровень их раскрываемости повысился на 50% (в 2008 г. он составил 38% против 25% в 2001 г.) [1].

Открыть новую страницу в деле регулирования иммиграции, ставшей для страны одной из острейших социальных проблем, было призвано созданное «Министерство по делам иммиграции, интеграции, национальной идентичности и солидарного развития». Франция добилась принятия европейского соглашения, запрещающего одностороннюю массовую легализацию незаконных мигрантов. Дискуссия о «национальной идентичности», инициированная Саркози во второй половине 2009 – начале 2010 г., ставила своей целью привлечь внимание общественности к «республиканским ценностям» и необходимости их уважения иммигрантами. Реакция на нее французского общества была неоднозначной. Ужесточение правил объединения семей, требование знания французского языка для иммигрантов, практика заключения «контрактов приёма и интеграции» (по которым иммигранты берут на себя обязательства соблюдать «республиканские правила и нормы»), а также борьба с нелегальной иммиграцией позволили стабилизировать число мигрантов и снизить число лиц, желающих получить убежище во Франции.

Программа модернизации Франции включала в себя реформу высшего, среднего и начального образования. Закон «Об автономии и ответственности университетов», принятый в августе 2007 г., предполагал их большую самостоятельность в бюджетной и кадровой политике, большую гибкость в учебном процессе. Правительство ставило амбициозную задачу поднять французские университеты и научные исследования до лучших мировых стандартов. Однако закон вызвал сопротивление со стороны как преподавателей, так и студентов: первым не понравились новые правила аттестации преподавательского корпуса, вторые опасались крена в сторону коммерциализации образовательных услуг. Неоднократные манифестации университетской общественности значительно усложнили проведение реформы и потребовали проведения дополнительных консультаций с участием профильного министра. Тем не менее на 1 января 2010 г. 51 из 84 французских университетов стал жить по новым правилам.

Что касается начальной и средней школы, то здесь изменения были внесены как в школьные программы, так и в часы занятий школьников, усилилась работа со школьниками во внеурочное время (особенно с трудными подростками). Учителя в целом также проявили недовольство. Главным раздражителем стало не столько содержание реформы, сколько планы правительства по сокращению числа учителей под предлогом уменьшения количества школьников. В итоге после долгих консультаций было принято решение о постепенной реформе средней школы, которая начнётся с осени этого года.

Модернизация не обошла стороной и политические институты Пятой республики. В соответствии с рекомендациями, высказанными специальной комиссией по реформе политических институтов под руководством бывшего премьер-министра Э. Балладюра, 28 июля 2008 г. законодатели внесли поправки в конституцию страны, более чётко очертив прерогативы президента и увеличив полномочия парламента. В частности, отныне парламент может квалифицированным большинством заблокировать некоторые кадровые решения президента, а пребывание президента у власти ограничено двумя мандатами. Президент страны получил право ежегодно выступать перед обеими палатами парламента – после 120-летнего перерыва Н. Саркози выступил с посланием на совместном заседании Национальной ассамблеи и Сената 22 июня 2009 г. в Версале. Французские парламентарии, согласно принятым поправкам, стали более самостоятельными в формировании планов работы парламента, законотворческой инициативы и контроля над исполнительной властью. К числу существенных изменений можно причислить и такие новации, как усложнение использования ст. 49-3 конституции, позволявшей исполнительной власти принимать законы фактически в обход парламента, и «рычагов давления» на парламент в виде процедуры «срочного рассмотрения закона». С 1 марта 2010 г. у французских граждан появилась возможность оспаривать в суде законы (с точки зрения их соответствия конституции), а также проводить референдумы.

Несколько слов об экологической программе шестого президента Пятой республики. Н Саркози «позеленел» ещё больше своего предшественника. Созданное суперведомство, названное Министерством экологии, благоустройства и устойчивого развития, взяло на себя выработку глобальной экологической политики в области энергетики, транспорта, урбанизма и благоустройства территории. Была проведена широкая общественная дискуссия по вопросам защиты окружающей среды, названная «Экологическим Гренелем» (по аналогии с историческими «гренельскими соглашениями», позволившими найти выход из майского кризиса 1968 г.). Её участники приняли амбициозную программу действий в области экологии. Хотя реализация программы в полном объёме затруднительна, первые шаги уже сделаны. Например, за период с 2007 по 2009 г. доля потребления возобновляемых источников энергии в общем топливно-энергетическом балансе Франции возросла с 10 до 12,5%. К 2020 г. этот показатель к должен составить 23%. Франция в 2009 г. оказалась в числе лидеров по борьбе с изменением климата, снизив на 13% выброс углекислого газа по сравнению с уровнем, определённым для неё киотским протоколом.

По-настоящему реформы Саркози – Фийона осуществлялись всего лишь год с небольшим. Глобальный экономический кризис, который проявился во всю силу осенью 2008 г., заставил сменить приоритеты. Многие начинания не были доведены до конца, а от части преобразований и вовсе пришлось отказаться. Так, до лучших времён были отложены реформы местных органов власти и юстиции, введение «экологического налога» (taxe carbone). Забуксовали преобразования в высшей и средней школе.

На первой, самой острой фазе кризиса усилия французского правительства, как и их коллег в других странах, были направлены на спасение банковского сектора. Затем пришлось сосредоточить усилия на поддержке предприятий. Финансовая поддержка, включая кредитование, составила 22 млрд евро.

С 2009 г. правительство сконцентрировалось на реализации антикризисной программы, разработанной в декабре 2008 – январе 2009 г. Французские власти не стали «накачивать» потребительский спрос, а сделали акцент на инвестиционной программе, основу которой составлял переход к инновационному развитию. 26 млрд евро планировалось инвестировать в отобранные 1000 проектов (реконструкция транспортной и портовой инфраструктуры, строительство, образование и научные исследования).

Не без настойчивого вмешательства профсоюзов, организовавших в конце января 2009 г. массовые манифестации трудящихся, правительство дополнило антикризисную программу социальной составляющей. Пакет мер объёмом в 3 млрд евро предусматривал дополнительную поддержку 10 млн малообеспеченных семей. Большие средства были направлены и на поддержание занятости, хотя роста безработицы избежать не удалось.

В целом следует признать, что французским властям удалось лучше организовать борьбу с кризисом, чем правительствам других развитых стран. Спад в экономике Франции был сравнительно невелик, а покупательная способность даже выросла в 2009 г. на 2%. Не вышло за пределы нормы и социальное недовольство французов, чего серьёзно опасались власти в первые месяцы 2009 г. Правда, оборотной стороной такого относительного благополучия стал рост бюджетного дефицита и госдолга, что потребовало разработки нового политического курса, направленного на борьбу с дефицитами и построение посткризисной экономики.

«Сарко-реформатор»: успех или провал?

Как оценить степень успешности или, наоборот, неудачи политики Саркози? Принесли ли реформы желаемые результаты? Если брать в качестве критерия формальные показатели (например, макроэкономические), то ответ будет отрицательным. Ни одна из заявленных в программе Союза за народное движение (СНД) и президента задач не решена. В своё время Ф. Фийон говорил, что его миссия окажется успешной, если к концу президентского мандата госдолг снизится до 60% ВВП, безработица не будет превышать 5%, а экономический рост станет устойчивым, порядка 3% в год. Вместо этого по итогам 2009 г. госдолг превысил 80% ВВП, дефицит бюджета поднялся почти до 8%, безработица вплотную приблизилась к отметке в 10%, а экономический спад составил 2,2%. Н. Саркози явно не удалось стать «президентом покупательной способности». Не воплотился в реальность и тезис о «разрыве» с французской социальной моделью. Список расхождений с первоначальными планами можно было бы продолжить.

Конечно, у властей есть веское оправдание – мировой кризис, который помешал реформам. Но ссылки на то, что положение в других странах Европы и в США ещё хуже, не очень утешают рядового француза. Об этом красноречиво говорят данные опросов общественного мнения. По разным замерам, почти 70% опрошенных оценивают итоги пребывания у власти Н. Саркози «скорее как отрицательные», в то время как «скорее положительную» оценку дали всего 20% респондентов. Это хуже аналогичных показателей предшественников нынешнего президента. Настораживает и то, что даже среди сторонников неоголлистов почти треть недовольна итогами правления Саркози.

Можно ли трактовать такие результаты как своеобразный «неуд» властям и лично Саркози, ставящий под сомнение его возможное переизбрание? На наш взгляд, не следует слишком прямолинейно воспринимать данные опросов. Во-первых, контекст кризиса, несомненно, добавил «негатива» в их результаты. Во-вторых, политической культуре французов вообще присуще вечное недовольство и раздражение властями. По словам Фийона, его соотечественники не выдерживают более полутора лет ни одного правительства; степень доверия политикам, парламентариям и политическим партиям крайне низка и не превышает 20%. В-третьих, если брать оценку антикризисной политики Саркози, французы (судя по тем же опросам) сомневаются, что основные конкуренты – социалисты – справились бы лучше.

Впрочем, было бы ошибкой впадать и в другую крайность – преуменьшать степень недовольства французов. Претензий к Саркози накопилось достаточно. Значительную часть населения раздражает сам стиль поведения нынешнего главы государства, его эмоциональные «срывы» и вспыльчивость, использование сниженной лексики, постоянное мелькание в средствах массовой информации (здесь он затмил всех звёзд шоу-бизнеса), нескромность и пр. Многих пугают его авторитарные замашки.

Что касается критики по существу, то политические оппоненты (например, центрист Ф. Байру и даже формальный коллега по партии СНД Д. де Вильпен) ставят в вину главе государства отход от республиканских ценностей и французской социальной модели, неолиберальный уклон в политике, явный атлантизм. Социалисты (не говоря уже о крайне левых) вообще не приемлют курса нынешней власти, считая, что Саркози проводит политику в интересах богатых, заставляя средний класс и бедные слои населения расплачиваться за последствия кризиса. (Правда, до последнего времени левым не удавалось выработать серьёзной альтернативной программы.) К концу весны 2010 г. всё больше критики в адрес президента и правительства стало слышаться и из лагеря самого правящего большинства. Предлагается пересмотреть налоговую политику, в частности принцип «налогового щита».

Однако для объективной оценки политики Саркози следует сказать и о его достижениях. Под руководством президента развёрнута беспрецедентная в истории современной Франции программа реформ – числом более 50 (!). Не менее впечатляет и их содержательная сторона. Команде Саркози удалось провести в жизнь многие преобразования, которые откладывались, прежде всего по политическим причинам, в течение десятилетий (реформы специальных пенсионных режимов, репрезентативности профсоюзов, университетов, политических институтов и т.д.).

К числу несомненных успехов президента следует отнести и внешнеполитическую деятельность. Французской дипломатии удалось вернуть стране роль неформального лидера Европы, идейного вдохновителя евроинтеграции. Глава Французской республики стал политической звездой мирового масштаба во время финансового кризиса. Предложения Франции по реформированию системы мировых финансов, созданию «справедливого капитализма» нашли позитивный отклик у мировой общественности.

Наконец, следует признать, что президент и его команда показали себя способными антикризисными менеджерами.

Вообще, глубину нынешних изменений во Франции по масштабам можно сравнить разве что с голлистскими реформами 1958 г. или с миттерановским «социалистическим экспериментом» начала 1980-х годов. В стране в последние три года действительно был запущен процесс глубокой модернизации. С этим трудно поспорить.

Логично задать вопрос: почему это удалось нынешнему президенту? В качестве ответа можно указать на несколько обстоятельств. Во-первых, нынешним властям не пришлось начинать преобразования с чистого листа. Значительная часть «черновой» работы была уже выполнена предшественниками, в частности правительствами Раффарена и де Вильпена (например, «большие реформы» 2003 – 2004 гг. – пенсионного и медицинского страхования). Во-вторых, полностью оправдала себя тактика проведения реформ «всех сразу по всему фронту». Это позволило создать критическую массу преобразований и распылить сопротивление оппозиции. Повезло руководству страны и в том, что оно успело запустить основной пакет реформ до кризиса – интуиция не подвела. В-третьих, Саркози проявил себя ловким и тонким политиком, сочетающим необыкновенное упорство и волю в достижении цели с гибкостью и умением находить компромиссы. Очень удачным оказалось и сочетание «политического холерика» Н. Саркози с «разумно-умеренным» Ф. Фийоном, близким по взглядам к так называемым социальным голлистам. Политическая устойчивость, необходимая для модернизации страны, была усилена благодаря политике открытости – привлечению к сотрудничеству умеренных социалистов, частью вошедших в состав кабинета министров (Б. Кушнер, Ж. Ланг, Ю. Ведрин, М. Рокар, Ж. Аттали и др.). В-четвёртых (и это, пожалуй, главное), французы в своём большинстве понимали неизбежность перемен и в целом принимали их скрепя сердце. Иначе бы они просто не избрали Н. Саркози на пост главы государства. Характерно и то, что в течение почти трёх лет, если верить опросам, французы выступали за продолжение реформ теми ускоренными темпами, которые были предложены ещё в мае 2007 г. Беспрецедентная победа правящей правой коалиции во главе с СНД на выборах в Европарламент в июне 2009 г. (в самый разгар кризиса) является тому убедительным подтверждением.

Нынешнему президенту Франции и его команде, несмотря на неизбежные ошибки, всё же удалось создать позитивное поле перемен, продемонстрировать единство слова и дела, преодолеть стереотипы и тем самым доказать, что страна способна двигаться вперёд.

Что дальше?

Политические прогнозы – дело рискованное и сложное. Слишком много факторов влияет на конечный результат. Оценить их все невозможно. И всё-таки попробуем составить картину плюсов и минусов политических перспектив Н. Саркози и спрогнозировать его политику на ближайшие два года.

Начнём с минусов. Экономические трудности, переживаемые страной, не добавляют популярности президенту, рейтинг которого едва дотягивает до 30%. Даже с учётом ожидающегося в 2010–2011 гг. небольшого экономического роста, вряд ли состояние дел в социально-экономической области радикально изменится в лучшую сторону. Тем более что правительство вынуждено со второй половины 2010 г. перейти к политике сокращения бюджетного дефицита и оздоровления общественных финансов. В начале мая с. г. премьер-министр Ф. Фийон объявил о планах заморозить государственные расходы на ближайшие три года. Предполагается, в частности, снизить в течение этого периода на 10% расходы на функционирование государства. Всего власти планируют сэкономить порядка 95–100 млрд евро с тем, чтобы снизить бюджетный дефицит с нынешних 8% ВВП до 3% к 2013 г. Под сокращение попадут и некоторые социальные программы. Это стало ясно из выступления президента на встрече с профсоюзами и предпринимателями тогда же, в начале мая.

В планах правительства на второе полугодие 2010 г. значится пенсионная реформа. Откладывать её нельзя (суммарная задолженность пенсионных касс уже составила 30 млрд евро), но проводить опасно. Для того чтобы уменьшить хронический дефицит (10% пенсионных выплат не имеют финансового обеспечения) и сохранить французскую пенсионную систему, работающую на принципах перераспределения, предстоит пойти на непопулярные меры: увеличить к 2018 г. пенсионный возраст с 60 до 62 лет, а период выплаты страховых взносов («страховой стаж») до 41 года и более. Размеры страховых взносов работников госпредприятий и госслужащих поднимутся до уровня частного сектора (с 7,85 до 10,55%). Изменится также и схема подсчёта их пенсий. По прикидкам министра труда Э. Вёрста, это позволит к 2018 г. выйти на бездефицитный бюджет пенсионного обеспечения.

Если судить по нервной и консолидированной позиции главных профцентров, раскритиковавших проект пенсионной реформы, официально обнародованный 16 июня, её принятие не будет простым. В масштабных манифестациях протеста, состоявшихся 24 июня, приняло участие более миллиона человек.

Предвыборные позиции президента Саркози осложняются тем обстоятельством, что он порвал с заложенной основателем Пятой республики политической традицией. В соответствии с ней президент выступал в качестве арбитра, находящегося над схваткой, а премьер-министр оставался «на линии огня» и становился своего рода козлом отпущения. Ратуя за активную роль президента, Саркози, конечно, завоевал дополнительные голоса избирателей, но одновременно лишил себя страховочных механизмов, которые столь необходимы политику в период кризиса.

Отрицательно влияет на имидж нынешней власти череда финансовых афер и служебных злоупотреблений, в которую оказались втянуты сразу несколько министров: Э. Верт, К. Эстрози, К. Блан, Р. Йаде. Не прекращаются попытки бросить тень и на главу государства. Так, в мае во французской печати появились материалы, связанные с якобы незаконным финансированием избирательной кампании Э. Балладюра в 1995 г. Напомним, что Н. Саркози в тот период руководил предвыборным штабом бывшего премьер-министра.

Теперь о главных плюсах и резервах. Шансы Саркози на переизбрание подкрепляются тем, что пока у него нет серьёзных конкурентов – ни слева, ни среди правого центра. Вряд ли они появятся в ближайшие год-полтора. Хотя французские социалисты воспряли духом после успеха на недавно прошедших региональных выборах и вроде бы преодолевают серьёзный кризис в партии, вызванный не только борьбой за лидерство двух дам (С. Руаяль – М. Обри), но и концептуальным вакуумом, – их лидерам трудно на равных соперничать с нынешним президентом. Они явно уступают ему по харизматичности, активности и политическому мастерству.

Что касается лидера центристов Ф. Байру, звезда которого неожиданно вспыхнула во время первого тура прошлых президентских выборов (он показал третий результат, вплотную подойдя к С. Руаяль), то он и его партия «МоДем» терпят неудачу за неудачей и рискуют откатиться на политическую обочину.

Не угрожают нынешнему хозяину Елисейского дворца и конкуренты из числа коллег по правой коалиции. Д. де Вильпен, давнишний оппонент Саркози, не имеет ни ресурсов, ни серьёзной политической партии, ни опыта участия в выборах. Думается, что и другие возможные конкуренты-коллеги из стана правых не являются проходными фигурами. Конечно, можно предположить, что нынешний популярный премьер Ф. Фийон поддастся искушению и попытается разыграть комбинацию, которую в 1995 г. хотел осуществить Э. Балладюр. Но, во-первых, бороться с действующим президентом, будучи на должности премьера, – нонсенс. А во-вторых, у Фийона, судя по всему, нет ни президентских амбиций (хотя в марте 2010 г. журнал «Ле Пуэн» и выпустил номер с его портретом на обложке и заголовком «Фр. Фийон – президент»), ни необходимых сторонников и ресурсов.

Как большой плюс, укрепляющий позиции нынешнего главы государства, можно рассматривать его успехи во внешней политике. Популярность Н. Саркози за границей, прежде всего в Европе, явно выше, чем внутри страны. Он не только сумел стать фактически неформальным лидером ЕС, но и укрепил позиции Франции на мировой арене. В целом у Саркози имеются очень неплохие внешнеполитические козыри, которых явно лишены его вероятные противники.

С учётом сложного социально-экономического фона президент и правительство, вероятно, сделают акцент на скорейшем преодолении кризиса за счёт инновационного развития. К такому выводу можно прийти на основании анализа размещения «большого государственного займа» (Grand Emprunt), оцениваемого в 35 млрд евро. Инвестиции планируется направить на образование (11 млрд), научные исследования (8 млрд), поддержку промышленности и малого бизнеса (6,5 млрд), устойчивое развитие и экологию (5 млрд), информационные технологии (4,5 млрд) [2]. Однако сомнительно, чтобы инвестиции в инновационное развитие или усилия по непосредственной поддержке малого бизнеса – главного создателя новых рабочих мест – быстро оздоровили экономическую ситуацию.

Хотя активная фаза реформ в стране уже явно завершена, для Саркози и политически, и психологически важно продолжить и удачно завершить несколько знаковых преобразований, способных оправдать надежды тех 40% французов, которые составляют костяк его электората. Без их поддержки политическое будущее нынешнего главы государства остается под вопросом. Можно предположить, что Саркози сделает упор в политике на таких выигрышных и испытанных темах, как безопасность граждан, борьба с преступностью и нелегальной иммиграцией. Это не обойдётся бюджету дорого, но перетянет на сторону президента крайне правый электорат, который на недавно прошедших региональных выборах (март 2010 г.) довольно неожиданно изменил «саркозистам», отдав голоса Ле Пену.

Но, пожалуй, главной задачей Саркози в оставшиеся два года президентского мандата станет выработка нового политического курса, который он, в случае баллотирования на второй срок, сможет предложить согражданам. Задача перед командой и советниками Саркози стоит нелёгкая. Нужен приток новых идей, способных убедить разочарованного избирателя, что нынешний глава государства сделал выводы из ошибок и готов предложить Франции мобилизующий проект. Можно предположить, что речь пойдёт, помимо перехода к посткризисной инновационной экономике, о солидарности и социальной справедливости. Без этого в условиях кризиса и резкого ухудшения экономического положения многих французов просто не обойтись. Судя по недавним решениям правительства, касающимся существенного урезания расходов на функционирование администрации президента и правительства (сокращение парка служебных автомобилей на 10 тыс. единиц, числа помощников министров с 20 до 4, отмена «праздничного вечера на природе» и концерта 14 июля [3], распродажа части недвижимости администрации президента и пр.), власти начинают движение именно в этом направлении. Правда, для того чтобы восстановить доверие избирателей, потребуется сделать ещё очень и очень много.

Перед Н. Саркози стоит крайне сложная задача: сменить свой политический имидж, не потеряв репутации активного и напористого реформатора, готового идти на риски и работающего без страховки. От этого, на наш взгляд, во многом будет зависеть его политическое будущее.

Скорее всего, чистой победы в 2012 г. у неоголлистов и их союзников не получится. Есть основания полагать, что Франция после пятилетки реформ «по всем азимутам» вернётся к практике «политического сожительства» правого президента с левым премьер-министром – чтобы немного прийти в себя после «бурной пятилетки Сарко». Учитывая присущий французам скептицизм по отношению к властям и политикам, третий срок нахождения неоголлистов на постах главы государства и премьер-министра им вряд ли придётся по вкусу.

Примечания:

[1] Présidence de la république française. 3 ans d’action: 6 mai 2007 – 6 mai 2010., p.25/ www.elysee.fr

[2] www.elysee.fr/ dossiers.economie.

[3] В прошлом году «государственная вечеринка» по случаю национального праздника Франции обошлась казне в 700 тыс. евро, на организацию и проведение концерта потратили ещё 3 млн евро.

Читайте также на нашем сайте:

«Российско-французские отношения: в поисках стратегического партнёрства» Сергей Федоров

«Отношение к истории в Германии и Франции: проработка прошлого, историческая политика, политика памяти» Ютта Шеррер

«Франция – Россия, Россия – Франция: асимметрия восприятия» Сергей Федоров

«Внешнеполитическая стратегия Саркози: начало эры постголлизма?» Сергей Федоров

«Возвращение Франции в НАТО: дебаты и последствия» Сергей Федоров

«Уроки французского» для Русского мира: опыт франкофонии» Сергей Федоров

«Итоги французских выборов 2007 года: состоится ли «французская перестройка»?» Сергей Фёдоров

«Иммигрантские кварталы как барометр французской политики» Сергей Фёдоров

«Президентские выборы во Франции: политический расклад и прогнозы накануне первого тура» Сергей Фёдоров


Опубликовано на портале 12/07/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика