Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Парламентаризм и политическая конкуренция в Чешской Республике

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Илья Тарасов

Парламентаризм и политическая конкуренция в Чешской Республике


Тарасов Илья Николаевич – кандидат политических наук, доцент Саратовского государственного социально-экономического университета.


Парламентаризм и политическая конкуренция в Чешской Республике

Чешская Республика считается образцом успешной демократизации в посткоммунистическом мире. Стабилизирующую роль здесь играют парламентаризм и политические партии. Но они же, как показывает доцент Саратовского государственного социально-экономического университета Илья Тарасов, могут таить в себе угрозу для подлинной демократии.

Чешская Республика – пример относительно успешного перехода к демократии в посткоммунистическом мире. В этой стране оформилась политическая система, одновременно сохраняющая исторические традиции и открытая для социальных инноваций. Динамизм демократических процессов и устойчивость новых политических институтов выгодно отличают ее от большинства стран, идущих по пути демократизации. Но и в Чехии наблюдаются общие проблемы посткоммунистических обществ: периодическая политическая дестабилизация, взаимное отчуждение граждан и государства, сложности в построении гражданского общества, политическая коррупция, низкая эффективность социальной системы и проч.
Центральную роль в чешской политии играют парламентаризм и политические партии.

Чешский парламентаризм
По Конституции, принятой Национальным советом (республиканским парламентом Чехии в составе ЧСФР) 16 декабря 1992 г., Чешская Республика (ЧР) является парламентской республикой. Выработка посткоммунистической Конституции проходила в чрезвычайно сжатые сроки, но ее разработчики подтвердили приверженность традициям 1920 г. и чехословакизму Т.Г. Масарика. Парламент, высший законодательный орган страны, состоит из двух палат: Палаты депутатов и Сената. 200 депутатов Палаты избираются на 4 года по пропорциональной системе при пятипроцентном заградительном барьере. Сенат состоит из 81 члена, избираемого в одномандатных округах по системе относительного большинства в два тура. Поскольку Конституция не предусматривает роспуска верхней палаты, в 1995 г. был принят закон о выборах в парламент Чешской Республики, согласно которому каждые два года в стране проходят ротационные выборы в Сенат [1], на которых обновляется 1/3 его состава. Сенат значительно уступает по своим полномочиям и компетенции Палате депутатов, которой принадлежит первенство во всей системе органов государственной власти в Чешской Республике.
Именно парламент выбирает (простым большинством) президента. Парламентское большинство в нижней палате формирует правительство. Президент предлагает на утверждение парламенту кандидатуры председателя правительства и членов кабинета, принимает их отставку. При определенных обстоятельствах президент может распустить Палату депутатов или вернуть на доработку принятые парламентом законы. Однако чешский президент лишен права законодательной инициативы. Он также не может более чем дважды предлагать от своего имени на утверждение парламенту кандидатуры премьер-министра и членов правительства. В том случае, если сформированное правительство не будет утверждено парламентом, нового премьер-министра президент назначает только по предложению председателя Палаты депутатов. Таким образом обеспечивается согласие между законодательной и исполнительной властями.
В конституции ЧР провозглашены принципы парламентаризма, предполагающего многопартийность, социальную направленность партийных программ, готовность партий соблюдать волю избирателей, толерантность и коалиционный потенциал партий [2].
Существуют, как известно, различные варианты парламентских систем и различные их классификации. В данном случае полезно сопоставить чешские реалии с типологией, которую, опираясь на классификации Дж. Сартори и А. Сяроффа, предложил О.И. Зазнаев. Он выделяет следующие модели власти в парламентских системах: 1) с доминированием исполнительной власти (в трех вариантах: премьерском, кабинетном и министерском); 2) с доминированием парламента; 3) сбалансированная модель [3]. Разработчики чешской Конституции изначально отказались от модели с доминированием исполнительной власти (по образцу британского министериализма), одновременно утверждая принцип доминирования парламента, что подразумевает зависимость правительства от воли народных избранников.
В реальности в начале 1990-х годов чешский парламент (при наличии широких конституционных полномочий) функционально был крайне слаб, а правительство возглавлял амбициозный политик В. Клаус. Его правительство проводило непопулярные экономические и социальные реформы, но для этого требовалось нейтрализовать угрозу вотума недоверия кабинету и роспуска парламента в условиях серьезного давления со стороны левой оппозиции: коммунисты имели вторую по численности фракцию в парламенте, росла популярность социал-демократов.
Правящая Гражданская демократическая партия (ГДП) нашла выход отнюдь не в учете мнений оппозиции и корректировке собственной политики. Она воспользовалась предписаниями ст. 106 Конституции относительно верхней палаты парламента. Текст этой статьи гласит: «…до момента избрания Сената функции Сената выполняет Временный Сенат. Временный Сенат формируется способом, который устанавливает закон. До вступления такого закона в силу функции Сената выполняет Палата депутатов» [4]. Причем роспуск Палаты депутатов, пока та исполняет функции Сената, запрещен. Правительственная коалиция ГДП и христианских демократов в лице своих фракций в Палате на протяжении 1992-1996 гг. блокировала формирование Сената и в итоге обеспечила себе своеобразную «индульгенцию» на проведение любых мер.
Со временем правящая элита путем законодательных инициатив (изменение закона о выборах, утверждение регламентов палат и проч.) сумела привести республику к сбалансированной модели власти. Свою лепту внес президент В. Гавел (в 1993–2003 гг.), который неоднократно направлял принятые пар­ламентом законы в Конституционный суд с целью проверки их соответствия Конституции и, как правило, получал поддержку этого органа. Он также неод­нократно выступал с резкой критикой тех или иных аспектов политики правительства В. Клауса (в 1992–1997 гг.) и М. Земана (в 1998–2002 гг.), привле­кая внимание общественного мнения и оказывая морально-политическое давле­ние на правительственную власть.
Достаточно характерным для Чешской Республики является совмещение постов руководителя правящей партии (или основной партии, если существует коалиционное правительство) и премьера - атрибут так называемой «канцлерской» системы, классическими образцами которой являются Германия и Австрия [5]. Чешские политические элиты в основном следуют этому правилу. Исключения составляли кабинеты Й. Тошовского (в 1997–1998 гг.) и Й. Пароубека (в 2005–2006 гг.).
В Чехии постепенно формируются тради­ции взаимного контроля ветвей власти, а также в какой-то мере влияния гражданского общества на властные структуры, осуществляемого в первую очередь через партии и парламент. Существующая ныне в Чехии система сдержек и противовесов вклю­чает в себя: «право правительства на законодательную инициативу; право прави­тельства увязывать голосование в парла­менте по законопроекту с вотумом доверия правительству; право президента накладывать вето на принятый парламен­том закон; право парламента преодоле­вать президентские вето; право президента направлять принятый законопроект в Конституционный суд, чтобы проверить его соответствие Конституции; право президента распустить парламент в опре­деленных случаях; право премьера запра­шивать вотум доверия у парламента для своего правительства; право парламента отозвать поддержку правительства и от­править его в отставку; право парламен­та требовать от отдельных министров от­чета о своей работе» [6].
При обострении межпартийной конкуренции за места в нижней палате, а также при приближении срока выборов президента большее политическое значение, чем обычно приобретают выборы в Сенат.Накануне первых сенатских выборов президент В. Гавел призывал голосовать за личности, а не за партийные списки, как на выборах в нижнюю палату парламента. По его мнению, это могло бы обогатить чешскую демократию [7]. Однако голосование тогда не оправдало надежд В. Гавела: партийная принадлежность кандидатов лежала в основе мотивации 70 % избирателей [8]. Из 49 независимых кандидатов мандат сенатора обрел только один. Последующие выборы в Сенат лишь вносили определенные коррективы в соотношение сил, однако не оказывали решающего влияния на характер межпартийных отношений (табл. 2). Вместе с тем верхняя палата начала играть роль политического стабилизатора.
Чешский парламент относительно стабилен, но крайне непопулярен. Низкий уровень доверия парламенту вызван многочисленными привилегиями депутатов, практикой решения главных вопросов вне парламентских процедур и проявляется в достаточно устойчивом абсентеизме граждан: в 2002 г. явка на выборы составила 58,8 % , в 2006 г. – 64,5 %. Кроме того, суровой платой за относительную политическую стабильность (особенно на фоне других посткоммунистических стран) стала тотальная партизация чешской политики, что шло вразрез с идеалами «бархатной революции».

Идеологический профиль политических партий
В реестре Министерства внутренних дел ЧР перечислены 93 партии и 48 движений. В настоящий момент действуют 58 политических партий и 39 движений [9]. Однако на общенациональном уровне лишь несколько партий способны вести борьбу за политическую власть (табл. 1). К их числу относятся: Гражданская демократическая партия (ГДП), Чешская социал-демократическая партия (ЧСДП), Коммунистическая партия Чехии и Моравии (КПЧМ), Христианско-демократическая уния – Чехословацкая народная партия (ХДУ-ЧНП), Союз свободы – Демократическая уния (СС-ДУ), а также Партия зеленых (ПЗ). Среди других, ориентированных, в своем большинстве, на местную политику, наиболее влиятельными являются, как правило, региональные, этнические или социальные объединения (Аграрная партия, Объединение за республику – Республиканская партия Чехословакии, Партия рабочих, Моравская демократическая партия, Цыганская демократическая социальная партия, «Путь перемен» и др.).
 
Таблица 1.
Представительство политических партий в нижней палате парламента.
№ п/п
партия
год выборов
число мест в Палате депутатов
1992
1996
1998
2002
2006
1.  
Гражданская демократическая партия
761
68
63
58
81
2.  
Чешская социал-демократическая партия
16
61
74
70
74
3.  
Коммунистическая партия Чехии и Моравии
352
22
24
41
26
4.  
Христианско-демократическая уния–Чехословацкая народная партия
15
18
20
 
313
13
5.  
Союз свободы
-
-
19
-
6.  
Партия Зеленых
 
 
 
 
6
7.  
Объединение за республику - Республиканская партия Чехии
14
18
-
-
-
8.  
Гражданский демократический альянс
14
13
-
-
-
9.  
Либерально-социальная уния
16
-
-
-
-
10.              
Движение за самоуправляющуюся демократию - Объединение за Моравию и Силезию
14
-
-
-
-
1 - в коалиции с Христианско-демократической партией (ХДП), в 1995 г. слившейся с ГДП.
2 - в составе Левого блока (состоял из КПЧМ и Демократической левой).
3 - коалиция ХДУ-ЧНП и Союза свободы – Демократической унии.
Источник данных: http://www.volby.cz
 
Таблица 2.
Представительство политических партий в верхней палате парламента.
№ п/п
партия
год
выборов
число мест в Сенате
1996
1998
2000
2002
2004
2006
1.    
ГДП
29
26
24
26
37
39
2.    
ЧСДП
26
23
18
9
7
12
3.    
КПЧМ
2
4
7
3
32
3
4.    
ХДУ-ЧНП
 
241
 
281
 
32
13
14
10
5.    
СС-ДУ
6
 
133
6
6.    
ГДА
1
7.    
независимые
22
7
11
8.    
др. партии и движения
2
1 – единая фракция «Коалиции четырех»: ХДУ-ЧНП, СС и ГДА.
2 – сенаторы от КПЧМ формально не образовывали фракции.
3 – фракция «Открытые демократы» объединяла представителей ГДА, СС-ДУ и часть независимых сенаторов.
Источник данных: http://www.volby.cz
 
Гражданская демократическая партия появилась в 1991 г. в результате раскола широкого демократического движения «Гражданский форум» – творца «бархатной революции». В апреле 1991 г. в Оломоуце прошел учредительный съезд ГДП, где она заявила о себе как о силе, исповедующей идеологию реализма и прагматизма. Председателем партии был избран В. Клаус, занимавший в то время пост министра финансов Чехословакии. С 2002 г. партию возглавляет Мирек Тополанек.
Чешская социал-демократическая партия позиционирует себя как преемница исторической социал-демократической партии, основанной еще в 1878 г. и объединившейся с коммунистами в феврале 1948 г. Современная ЧСДП, действующая с 1989 г., провозглашает «дофевральские» ценности и отвергает сотрудничество с коммунистами. В настоящее время партией руководит Йиржи Пароубек.
Коммунистическая партия Чехии и Моравии – преемница КП Чехословакии, она образовалась в начале 1990 г. как территориальная структура КПЧ, но уже в ноябре 1990 г. стала самостоятельной партией. Действующим председателем КПЧМ является Войтех Филип.
Христианско-демократическая уния – Чехословацкая народная партия сформировалась в 1989–1990 гг. как коалиция нескольких католических организаций и основанной в 1918 г. Народной партии (существовавшей в 1945–1989 гг. в составе контролируемого коммунистами Национального фронта), восстановившей после «бархатной революции» свою несоциалистическую ориентацию. В настоящее время коалицию возглавляет Йиржи Чунек.
Союз свободы – Демократическая уния представляет собой объединение двух политических организаций. Демократичная уния образовалась в 1994 г., а Союз свободы появился в 1998 г. в результате раскола внутри ГДП. В 1999 г. был образован постоянный союз партий. Действующим руководителем СС-ДУ является Ян Черны.
Партия зеленых появилась на чешской политической арене в 1991 г. как экономическое движение, не ставившее своей целью завоевание власти. Позднее оно было преобразовано в партию. Лидером зеленых является Мартин Бурсик.
Существенным и наиболее устойчивым элементом сравнительного анализа партий остается идеология, даже если значение идеологии в современном мире не столь велико, как до 1960-х годов, когда она имела коренную связь с социальной стратификацией. При этом термин «идеология» рассматривается в широком смысле – как совокупность идейно-ценностных ориентаций, которые составляют основу политической деятельности.
В предвыборной программе 2006 г. «Вместе за лучшую жизнь» [10] ГДП выступает как консервативная партия, прямо противопоставляющая себя левым силам. ГДП провозглашает свое стремление к обществу без социальных барьеров, способному осознать собственные потребности, в котором господствуют принципы верховенства права; к государству, сотрудничающему с гражданами, основанному на европейских ценностях. При этом приоритетными направлениями для ГДП являются финансовая и налоговая политика, бюджетное законодательство, развитие производства и приватизация. Примечательно, что в программных документах ЧСДП, КПЧМ и ХДУ-ЧНП их основным политическим противником названа именно партия гражданских демократов.
ЧСДП, наряду с предвыборной программой, приняла в 2006 г. среднесрочную и долгосрочную программы «Открытость новым вызовам – верность традиции» [11]. Их анализ дает достаточно полное представление об идеологическом профиле партии. Для чешских социал-демократов приоритетами являются: социализм и демократия, свобода и солидарность, социальная справедливость. Партия стремится к реализации европейской социальной модели и развитию местного самоуправления. Идеалы социализма, принципы социальной справедливости и солидарности роднят ЧСДП с КПЧМ.
Коммунисты не меньше чем социальные или гражданские демократы делают акцент на повышении качества жизни и обеспечении устойчивого экономического роста. Особенностью программы КПЧМ «С людьми – для людей» [12] является включение в число приоритетов партии молодежной политики.
ХДУ-ЧНП в программе на 2006–2010 гг.[13] предстает как «третья сила» – альтернатива политике ГДП и социализму левых. Программа прямо адресуется тем, кто озабочен состоянием общественных финансов, моральным здоровьем чешского общества, положением семьи, детей, инвалидов; тем, кто нуждается в помощи и опеке. Программные приоритеты ХДУ-ЧНП сформулированы в самом общем виде: проблемы экономического развития регионов, повышение качества социальных услуг, транспортная политика, семейная и жилищная политика. Приоритетом для христианских демократов является и развитие аграрного сектора экономики, что связано с ориентацией партии на значительную часть сельского электората.
Союз свободы – Демократическая уния перед выборами 2006 г. представили самую короткую программу «Четыре опоры процветания Чешской Республики» [14], состоящую из 10 пунктов, распределенных по четырем направлениям – «цветным» опорам. Синяя опора - проблемы экономики, желтая – отношения государства и общества, красная – вопросы социальной политики, зеленая – экологические проблемы.
Более разработанной является программа Партии зеленых «Качество жизни» [15], имеющая четкую экологическую ориентацию. Приоритетами этой партии названы: модернизация чешского общества, улучшение условий жизни граждан и охрана прав потребителей, социальная политика. Фундаментальным принципом «зеленых» является демократизм, провозглашенный основой всех гражданских прав.
Экономические блоки программ всех ведущих политических партий Чехии содержат неудовлетворительную оценку существующей фискальной системы, в связи с чем партии выступают за проведение налоговой реформы. Правда, ее сущность видится ими по-разному. ГДП настаивает на единой ставке подоходного налога в 15 %, все другие партии требуют внедрения прогрессивного налогообложения со шкалой от 14 до 17 %. Крупные чешские партии солидарны в необходимости активного использования средств европейских структурных фондов и модернизации транспортной системы страны. При этом ГДП делает акцент на приватизации крупных кампаний (железные дороги, почта, авиалинии), а левые партии, как и ХДУ-ЧНП, провозглашают курс на построение социально ориентированной экономики. Коммунисты настаивают на разработке механизма государственного контроля над энергетическим сектором, а также предлагают 15-летнюю программу бюджетной поддержки аграрного производства. С ними в определенной мере согласны «зеленые», считающие приоритетом обеспечение не только экологической, но продовольственной безопасности страны. Социальные, гражданские и христианские демократы – сторонники существенного увеличения ассигнований на профессиональное образование и культуру (до 1 % ВВП). При этом ЧСДП и СС-ДУ настаивают на строгом соблюдении требований Европейского союза к бюджетному дефициту (на более 3 % ВВП). «Зеленые» выступают с радикальными требованиями об избавлении национальной экономики от нефтезависимости, а также отказе от дальнейшего развития атомной энергетики.
В социально-политическом плане ведущие партии Чехии солидарны в отношении трех проблем: семейной политики, борьбы с безработицей и коррупцией. В сфере семейной политики все они выступают за повышение социального статуса семьи. При этом ГДП пропагандирует трехдетную семью; социал-демократы акцентируют внимание на всех семьях, имеющих детей; внимание коммунистов привлечено к трудностям молодых семей; «зеленые», наряду с поддержкой материнства, тонко подмечают проблему отцовства в Чехии.
Рассматривая ситуацию с безработицей, партии пускаются в своеобразное «соревнование обещаний»: гражданские демократы планируют снизить к 2010 г. уровень безработицы вдвое, коммунисты берут обязательство создать 50 тыс., а ЧСДП – 150 тыс. новых рабочих мест. Христианские демократы и «зеленые» выделяют проблему женской безработицы, а либералы из СС-ДУ предлагают решать проблемы безработных за счет возможностей интернационального рынка труда внутри ЕС.
Тема коррупции и борьбы с ней является самой популярной не только в программных документах партий, но и в предвыборных дебатах разного уровня. Рецепты могут быть сведены к нескольким общим положениям: принятие специального антикоррупционного законодательства, ужесточение уголовного наказания за коррупцию, транспарентность общественного управления как наиболее эффективное средство борьбы с мздоимством, установление общественного контроля за формированием и реализацией местных и региональных бюджетов, уменьшение прямых контактов между чиновником и гражданином при оказании социальных услуг.
Кроме того, левые партии обращают внимание на необходимость сохранения бесплатного образования, создания широкой сети учреждений для переквалификации трудящихся, увеличения минимальной пенсии по старости и выведения ее на уровень 40 % от среднемесячного заработка в стране; требуют государственного контроля (ЧСДП) или регулирования (КПЧМ) стоимости и качества образовательных и медицинских услуг. Либералы и «зеленые» с проевропейских позиций настаивают на распространении в Чехии экологических норм производства, общих для ЕС.
Коммунисты и христианские демократы обеспокоены состоянием свободы слова в республике,  но подходят к этой проблеме с разных сторон: коммунистов волнует злоупотребление политическими свободами в целях пропаганды национализма, а ХДУ-ЧНП указывает на ограничение свобод. Такая позиция стала характерна для христианских демократов после того, как партию возглавил Й. Чунек, известный в бытность мэром Всетина практикой принудительного выселения цыган в «гетто» – бараки и бытовки на окраинах.
Вопросы регионального развития в программных документах политических партий Чехии до вступления страны в ЕС (2004 г.) занимали довольно существенное место, ныне партии апеллируют к наднациональной региональной политике ЕС, подчеркивая некоторые особенности регионов. Проблемы чешской и моравской глубинки в большей степени отражены в программах левых партий (ЧСДП, КПЧМ), ХДУ-ЧНП, а также «зеленых». Они указывают на необходимость сохранения социальной инфраструктуры (школы, больницы и проч.); модернизации традиционных отраслей производства (особенно актуально для Силезии); расширения прав и финансовых возможностей местных обществ.
Во всех без исключения посткоммунистических государствах наблюдается деформация идеологических антагонизмов, логика правого-левого спектра нарушена. Как отмечает венгерский исследователь Д. Маркуш, в Центральной и Восточной Европе (ЦВЕ) на протяжении всего посткоммунистического периода люди голосуют, по сути, за одну и ту же партию (жонглирующую категориями общего блага) под разными вывесками [16]. Деления на правых и левых, даже с выделением политического центра, здесь явно не достаточно. Необходимо учитывать исторические, социологические, конституционно-правовые и институциональные переменные, влияющие на идейно-ценностные ориентации партий и происходящую эволюцию самих этих ориентаций.
Еще в 1950-е – 1960-е годы в западной политической науке появилась и стала активно развиваться так называемая теория деидеологизации (Р. Арон, Д. Белл и др.), суть которой заключается в падении социального значения идеологий, рожденных европейской политической мыслью в XIX веке, в несвязанности идеологических предпочтений современного избирателя с его классовыми интересами.
Посткоммунистический опыт, казалось бы, подтверждает эту теорию, но лишь отчасти. Низвержение коммунистической идеологии не повлекло за собой деидеологизации. На смену идеям коммунизма пришел хотя и не столь систематизированный, но также идеологизированный конгломерат политических ценностей, ориентированный, как правило, на образцы либеральной демократии и часто игнорирующий местные политические традиции. Вместе с тем ликвидация идеологического монополизма открыла возможность развития и модернизации самых разных идейных течений в ЦВЕ. Процесс идейно-ценностной структуризации в этом регионе мира отнюдь не завершен, что способствует таким явлениям, как манипулирование политическими институтами, искусственное ограничение политической конкуренции, расцвет политической коррупции и проч.

Этапы политического развития
Характеризуя чешскую многопартийность, нельзя не отметить, что она имеет историческую связь как с имперским и межвоенным периодами, так и с политической «мозаикой» 19451948 гг. Сохраняется определенная преемственность противостояния партий, ориентирующихся на активную социальную политику (в Австро-Венгрии и первой чешской Республике к ним относились социал-демократы и коммунисты), и партий, выступающих за упрочение рынка и защиту национальных интересов (в Австро-Венгрии – младочехи, Чешская народная партия, в первой Республике – Национально-демократическая партия) [17].
Период 19921997 гг. был этапом политического доминирования ГДП, падения популярности коммунистов и формирования ныне действующих политических образований. Парламентские выборы 1996 г. выявили наличие в стране двух ведущих политических сил. С этого времени чешская партийная система может быть охарактеризована как многопартийная модель с двумя крупными конкурирующими между собой субъектами [18]. Основная борьба за места в парламенте и право формировать правительство разворачивается между ГДП и ЧСДП. Начиная с 1996 г. именно эти две партии контролируют более половины мест в нижней палате чешского парламента.
Осенью 1997 г. в стране разразился политический кри­зис, корни которого крылись в нерешенности целого комплекса социально-экономических проблем. Важным фактором стало также идеологическое смещение ГДП к консерватизму, отказ от некоторых социал-либеральных идей начала 1990-х годов, что зафиксировала партийная программа, принятая на съезде в Брно в 1995 г. ГДП объявила «непримиримую войну» всем левым политическим силам, характеризуя их как «остатки» коммунистического режима. Другой причиной кризиса стали обвинения кабинета В. Клауса в коррупции. Младшие партнеры гражданских демократов (ХДУ-ЧНП и ГДА) вышли из правительственной коалиции. Доминированию ГДП был положен конец.
Кризис завершился формированием в январе 1998 г. «правитель­ства технократов», состоявшего в основном из представителей малых партий, во главе с бывшим управляющим Чешского на­ционального банка Й. Тошовским. Программные при­оритеты нового правительства сводились к продол­жению интеграции Чехии в НАТО и ЕС, восстановлению динамики экономических реформ, в том числе приватизации, решительному противодействию преступности и коррупции, завоеванию доверия об­щества и кардинальному расширению доступа граждан к сведениям о работе правительства.
Баланс политических сил в 19982002 гг. на­ходился в состоянии хрупкого равновесия. Его поддерживал так называе­мый оппозиционный договор, а факти­чески – пакт о разделе власти между двумя наиболее влиятельными партиями страны: социал-демократами во главе с М. Земаном, победившими на досрочных парламентских выборах  в июне 1998 г., и гражданскими демократами, возглавляемыми В. Клаусом. В результате достигнутого компромисса социал-демократы сформировали одно­партийное  правительство, а гражданские демократы возгла­вили законодательные органы и согласились не участвовать в голосовании о доверии кабинету. На практике сформировался механизм постоянных переговоров и распределения властных ресурсов между двумя крупнейшими партиями. В ситуации, когда ГДП фактически утратила многие функции оппозиционной партии, активизировались силы на флангах политико-идеологического спектра.
Внутри ГДП консолидировалось течение, сторонники которого призывали к большей открытости, отказу от бескомпромиссного и конфронтационного политического стиля, борьбе с коррупцией в органах власти, социальному обновлению, а также к приватизации банковского сектора, либерализации цен на энергоресурсы, проведению пенсионной реформы и проч. На основе этой платформы в 1998 г. оформилась новая партия – Союз свободы (СС).
В конце 1999 г. образовалась «Коалиция четырех» (4К), включающая ХДУ-ЧНП, СС, Демократическую унию (ДУ) и Гражданский демократический альянс (ГДА), потенциально претендовавшая на роль «третьей силы» в стране. В Палате депутатов 4К располагала третьей по численности фракцией (39 депутатов), а после выборов в Сенат 2000 г. она образовала крупнейшую фракцию в верхней палате, состоявшую из 32 сенаторов. На выборах в краевые советы в ноябре 2001 г. коалиция одержала победу в 5 из 13 регионов. Однако в январе 2002 г. коалиция распалась в связи с коррупционным скандалом вокруг Гражданского демократического альянса. Партия получила от медиамагната В. Железного (владельца телеканала Nova) крупный взнос и отказалась дать пояснения по этому поводу. Чешские налоговые органы предъявили ГДА финансовые претензии. После этого христианские демократы приняли решение идти на парламентские выборы самостоятельно, продолжая сотрудничать с СС-ДУ на региональном и местном уровнях. В конечном счете ГДА не смог решить своих финансовых проблем и был распущен. «Третья сила» не состоялась, а вскоре закончился период «сговора партий». В 2002 г. посты лидеров покинули социал-демократ М. Земан и гражданский демократ В. Клаус.
На выборах в Палату депутатов в 2002 г. успеха добились коммунисты, увеличившие свое представительство в нижней палате на 17 мест. Социал-демократы, несмотря на потерю 4 мандатов, оказались лидерами, поскольку ГДП получила только 58 кресел. Для ЧСДП, отрицающей возможность союза с коммунистами, более приемлемым оказался альянс с ХДУ-ЧНП и СС-ДУ, чем сохранение «оппозиционного договора» с гражданскими демократами. Коалиционное правительство возглавил председатель ЧСДП В. Шпидла.
Период правления социал-демократов (20022006 гг.) – эта история сменяющих друг друга политических кризисов и скандалов. В 2003 г. им не удалось провести своего кандидата на пост президента из-за слабой внутрипартийной дисциплины и расцвета политической коррупции. Президентом Чехии был избран В. Клаус. Новое политическое потрясение произошло в 2004 г. На первых для Чехии выборах в Европарламент правящая партия проиграла не только ГДП, но и коммунистам, получив всего 11 % голосов. ЦК ЧСДП сместил В. Шпидлу с поста председателя и настоял на переформировании правительства. В августе 2004 г. правящие партии подписали новый коалиционный договор. Пост премьера занял социал-демократ С. Гросс. И все же социал-демократы не смогли выйти из кризиса, что подтвердили их поражения на выборах в Сенат и краевые советы, победительницей на которых стала ГДП. В начале 2005 г. разразился скандал, связанный с публикацией во влиятельной газете «Mladá fronta dnes», где говорилось о несоответствии стоимости купленной С. Гроссом квартиры его легальным доходам. Правая оппозиция потребовала провести досрочные выборы, а ХДУ-ЧНП – пересмотреть состав правительства. После того как на мартовском (2005 г.) съезде ЧСДП Гросс вновь был избран председателем партии, христианские демократы приняли решение выйти из коалиции. Вотум недоверия правительству, инициированный ГДП, блокировали коммунисты. Лишь в апреле 2005 г. партиям правящей коалиции удалось достичь соглашения о переформировании кабинета. Рейтинг социал-демократов упал до 27% [19]. Новым премьером стал Й. Пароубек. Он пытался улучшить имидж ЧСДП, которую возглавил в преддверии выборов 2006 г.
Последняя кампания по выборам в нижнюю палату парламента 2006 г. была, пожалуй, самой скандальной за весь посткоммунистический период, а ее итоги лишь усугубили кризисную ситуацию. Лидеры крупнейших партий обвиняли друг друга в политической коррупции, а председатель ГДП М. Тополанек даже заявил, что не считает выборы свободными. В адрес премьер-министра Й. Пароубека сыпались обвинения в уголовных преступлениях. На фоне такой «битвы» между партиями-лидерами неплохие шансы получили малые партии. Результаты выборов вновь породили патовую ситуацию, поскольку левые (ЧСДП, КПЧМ) и правые (ГДП, ХДУ-ЧНП) вместе с Партией зеленых, впервые преодолевшей 5-процентный заградительный барьер, получили по 100 мест в Палате депутатов.
Чешские политики и политологи обсуждали несколько возможностей: заключение нового «оппозиционного договора» между ГДП и ЧСДП с тем, чтобы гражданские демократы могли сформировать однопартийное правительство; создание правоцентристской коалиции ГДП, ХДУ-ЧНП и зеленых; формирование правительства национального согласия из представителей всех парламентских партий; уменьшение численности мест в Палате депутатов до 199 и объявление досрочных выборов; назначение «технического кабинета» [20]. Все эти варианты выхода из кризиса требовали длительных и многосторонних переговоров. Сформированное М. Тополанеком правительство меньшинства продержалось у власти 38 дней. Летомосенью 2006 г. лидер ГДП безуспешно пытался сформировать устойчивую коалицию. Президент В. Клаус, явно отдавая предпочтение однопартийцам, выступил с инициативой формирования правительства по итогам выборов в Сенат и региональные органы власти. Однако, несмотря на победу на этих выборах гражданских демократов, правительство удалось сформировать лишь к январю 2007 г., после того как депутаты М. Поганка и М. Мельчак (оба от ЧСДП), нарушив партийную дисциплину, поддержали правоцентристскую коалицию (после чего были исключены из социал-демократической фракции).
В нынешнем чешском правительстве 9 министров представляют ГДП, 5 – ХДУ-ЧНП и 4 – Партию зеленых. Этот коалиционный кабинет, несмотря на последовавшие почти сразу за утверждением в парламенте внутренние противоречия и коррупционные скандалы, к настоящему моменту выдержал четыре попытки вынесения вотума недоверия.
 
***
Несмотря на периодическую дестабилизацию, парламентская система в Чешской Республике является относительно устойчивой. В интересах большей стабильности политической системы парламентом могут быть, вероятно, инициированы упрощение процедуры выборов президента или переход к прямым выборам главы государства; введение конструктивного вотума недоверия (когда решение о вотуме недоверия кабинету немедленно ведет к утверждению кандидатуры нового премьера); запрет партийной фракционности в Сенате; принятие конституционного законодательства, противодействующего политической коррупции; повышение финансовой и организационной открытости партий.
За посткоммунистический период оформился своеобразный полутораблоковый право-левый эквилибрум. Правый блок составляют ГДП и ее коалиционный партнер ХДУ-ЧНП, левый блок представлен только одной партией – ЧСДП. Хотя на левом фланге действует достаточно сильная КПЧМ, социал-демократы отказываются заключать союз с коммунистами. При этом Коммунистическая партия в Чехии играет роль своеобразного стабилизатора: выступая в качестве последовательного оппонента власти, она не дает возможности какой-либо одной силе даже на время монополизировать власть. Политический центр ослаблен, здесь располагаются Партия зеленых и небольшая либеральная партия Уния Свободы – Демократическая уния.
Характеристики межпартийной конкуренции в Чехии часто зависят от конкретных конъюнктурных условий, которые корректируют идеологический профиль и поведение партий. Наметились некоторые различия в стратегиях оппозиционной и конкурирующей партии. Партия-оппонент имеет существенные идеологические расхождения с правящей партией, а партия-конкурент идейно близка правящей партии, но представляет иную элитарную группу. Соответственно отличается их поведение. Партия, которая находится у власти и при этом имеет сильного оппонента, стремится к расширению электоральной базы часто в ущерб программным функциям, иногда скатываясь к откровенному популизму. Партия-конкурент, претендующая на власть, в такой ситуации усиливает собственную доктринальность, стараясь избежать догматичности. Наконец, оппозиционные партии, не имеющие высоких шансов на завоевание власти, могут себе позволить более широкий набор стратегий: от крайней доктринальности до заключения коалиций с другими политическими субъектами.
Однако такая черта чешской политики, как партизация, наряду с положительным эффектом стабилизации таит в себе угрозу для демократической системы. В ситуации, характерной для многих посткоммунистических стран, когда партии из механизма репрезентации интересов социальных групп превращаются в закрытые клубы политических элит, парламент может быть использован как легитимный механизм господства олигархии.
 
 
Примечания
 
[1] Закон Чешской Республики «О выборах в парламент Чешской Республики» № 247/1995 от 27 сентября 1995 г.
 
[2] Щербакова Ю.А. Особенности развития парламентаризма в Чешской Республике // Процессы демократизации в Восточной Европе: ожидания и реальность / Отв. ред. Ю.И. Игрицкий. М., 2002. – С. 127.
 
[3] Зазнаев О.И. Полупрезидентская система: теоретические и прикладные аспекты. Казань, 2006. – С. 130-132.
 
[4] Цит. по: Sbirka zakonů Česke Republiky / Пер. с чеш. яз. С.С. Новиковой / Под ред. Б.А. Страшуна. М., 1993.
 
[5] Бухарин Н.И. Разделение властей в странах Центральной и Юго-Восточной Европы // Власть. 2004, № 1. – С. 68.
 
[6] Там же. – С. 68-69.
 
[7] Lidove noviny. 1996, 15.11. – S. 6.
 
[8] Lidove noviny. 1996, 18.04. – S. 4.
 
[9] Реестр политических партий и движений опубликован – http://www.mv.cz/rady/strany/index.html
 
[10] Предвыборная программа ГДП опубликована – http://www.ods.cz
 
[11] Программы ЧСДП опубликованы – http://www.cssd.cz
 
[12] Предвыборная программа КПЧМ опубликована – http://www.kscm.cz
 
[13] Предвыборная программа ХДУ-ЧНП опубликована – http://www.kdu.cz
 
[14] Предвыборная программа СС-ДУ опубликована – http://www.uniesvobody.cz
 
[15] Предвыборная программа Партии зеленых опубликована – http://www.zeleni.cz
 
[16] Markus D. Wahlen, Parteien und Konfliktlinien in Ungarn // Neue Gesellschaft, 1998. – S. 684-685.
 
[17] Задорожнюк Э.Г. Партии и движения в Чехии: структурная эволюция и проблема приоритетов // Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов / Отв. ред. Ю.Ф. Зудинов. М., 1997. – С. 241.
 
[18] Pšeja P. Stranický systém České republiky. Politické strany a jejich vývoj 1989 – 1998. Brno, 2005. – S. 96.
 
[19] Данные Центра изучения общественного мнения (Чешская Республика) – http://www.cvvm.cz
 
[20] Eibl O., Matuškova A. Introduction of the Election Cycle Model: The Case of the Czech Republic 2006–2007 // Central European Political Studies Review. 2007, Vol. IX, № 2-3. – P. 123.



Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 21/05/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика