Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Лиссабонская стратегия Евросоюза: разочарования и надежды

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Лилия Зубченко

Лиссабонская стратегия Евросоюза: разочарования и надежды


Зубченко Лилия Александровна - кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН.


В 2000 г. на лиссабонской сессии Европейского совета, в состав которого входят главы государств и правительств стран-членов ЕС и председатель Европейской комиссии, была принята стратегия превращения Евросоюза к 2010 г. в наиболее конкурентоспособную и динамичную в мире экономическую зону, в пространство экономики, основанной на знаниях. Этот курс получил название Лиссабонской стратегии. «Тремя опорами» социально-экономического развития ЕС предполагалось сделать экономический рост, социальное сплочение и защиту окружающей среды. Переход к «экономике знаний» должны были обеспечить: проведение политики, отвечающей требованиям информационного общества, и соответствующей политики в области научных исследований и разработок (НИОКР), ускорение структурных реформ и завершение создания единого внутреннего рынка ЕС.
В рамках Лиссабонской стратегии было сформулировано 28 основных и 120 дополнительных целей, достижение которых планировалось оценивать с помощью 117 различных показателей. В целом стратегия намечала пять групп ключевых целей:
-       повышение конкурентоспособности;
-       создание динамичной экономики, основанной на знаниях;
-       увеличение занятости;
-       обеспечение социальной сплоченности;
-       улучшение состояния окружающей среды.
Весной 2004 г. Европейская комиссия (ЕК) предложила ряд показателей, которые она должна представлять Европейскому совету в ежегодном отчете: ВВП на душу населения, оцененный по паритету покупательной способности валют; производительность - часовая и на душу населения; уровень занятости – общий, женщин, пожилых людей; уровень образования молодежи в возрасте 20-24 лет; расходы на НИОКР; сравнительный уровень цен; объем производственных инвестиций; уровни бедности и длительной безработицы; дисперсия регионального уровня занятости; эмиссия парниковых газов; энергоемкость экономики; объем транспортных перевозок.
После провозглашения амбициозных целей Лиссабонской стратегии некоторые специалисты справедливо выражали недоумение в связи с тем, что в условиях наметившегося экономического кризиса ее авторы обещали населению стран-членов ЕС одновременно рекордные темпы экономического роста, полную занятость и максимальную социальную справедливость. Как показали дальнейшие события, этот скептицизм оказался вполне оправданным.
В 2005 г. в Брюсселе Европейский совет рассмотрел результаты реализации Лиссабонской стратегии за прошедшие пять лет и выявил четыре типа дефицитов: «дефицит уровня жизни», «дефицит занятости», «дефицит производительности» и «дефицит в области природоохранной политики». Ни в одной из этих областей промежуточные цели достигнуты не были. В сфере науки их достигли только две страны из 15, которые смогли довести отчисления на науку до запланированных 3% ВВП. В среднем по ЕС этот показатель составляет около 2%. Аналогично обстояли дела с показателями занятости целом и занятости среди женщин и молодежи.
Это, по сути, означало провал, причины которого широко обсуждались на самых разных уровнях. По мнению главы Европейской комиссии Ж.М. Баррозу, срыв в выполнении Лиссабонской стратегии был связан «с отсутствием не ресурсов, а слаженного механизма их реализации». Рабочая группа под руководством В. Кока назвала две основные причины неуспеха: 1) недостаточный учет последствий реформ, проводимых в некоторых странах-участницах, в том числе Германии и Франции; 2) характер самого документа, в котором «ответственность за реализацию стратегии возлагалась на всех сразу и ни на кого в отдельности». Главной же причиной являлось замедление начиная с 2000 г. экономического роста в связи с обострением трудностей в мировой экономике на фоне падения биржевых индексов ведущих финансовых центров мира. В 2000-2005 гг. среднегодовые темпы роста экономики ЕС не превышали 2%.
В результате Европейский совет решил разработать новую редакцию Лиссабонской стратегии, сконцентрировав внимание союзных органов и стран-членов на стимулировании экономического роста (в основном путем увеличения финансирования инноваций и поддержки малого и среднего бизнеса) и повышении уровня занятости, в том числе в высокотехнологичных отраслях, с помощью реформ, направленных на увеличение гибкости рынков труда. «Упростить, чтобы сохранить и воплотить в жизнь» – под таким девизом был представлен отредактированный вариант стратегии. Упростили, пожертвовав такими важными разделами первого варианта, как решение экологических проблем и реализация социальных программ – их просто изъяли. Кроме того, в Брюсселе перестали настаивать на выполнении задачи к 2010 г., что означает фактическое признание нереалистичности изначально поставленных целей.
Коррекция планов и активизация деятельности привели к определенным успехам. В совместном докладе немецкой страховой группы Allianz и Лиссабонского совета (The Lisbon Council) отмечалось, что в 2006 г. странам ЕС-15 удалось заметно продвинуться вперед в выполнении Лиссабонской стратегии. При этом наилучшие результаты показали Швеция, Бельгия и Нидерланды. Вероятность реализовать заявленную цель к 2010 г. стала оцениваться уже  в 90%. Впрочем, эта оценка выглядит чрезмерно оптимистической, так как многое зависит от темпов экономического роста. Между тем в 2006 г. они составили 2,8%, впервые с 2000 г. приблизившись к 3-процентной отметке, намеченной в Лиссабонской стратегии. Хотя страны ЕС-15 не смогли достичь намеченного 70-процентного уровня занятости трудоспособного населения, кое-что им все же удалось: в 2000–2006гг. было создано 10 млн. новых рабочих мест, доля работающего населения увеличилась с 63% до 65,2%, а доля лиц с высшим образованием в общей численности занятых – с 25% до 29%.
Однако для закрепления позитивных тенденций еще предстоит активизировать реформы рынка труда, осуществить меры по поддержке малого и среднего бизнеса и развитию рискокапитала. В докладе Еврокомиссии, представленном в 2006 г. ( http://europa.eu.int/growthandjobs/annual-report_en.htm), были определены четыре приоритетных направления на ближайшие годы:
-       совершенствование политики в области занятости; содействие развитию малых и средних предприятий;
-       увеличение расходов на высшее образование (они должны увеличиться с 1,28% ВВП в настоящее время до 2% к 2010 г., в том числе за счет привлечения дополнительного финансирования из частных источников), НИОКР и инновации;
-       стабильное и долгосрочное обеспечение ЕС энергоресурсами.
Эти приоритеты получили подтверждение во впервые принятой на саммите Европейского совета в декабре 2006 г. Программе действий на 18 месяцев. Рассчитанная на период с 1 января 2007 г. по июнь 2008 г., т. е. на время председательства в Европейском совете Германии, Португалии и Словении, программа охватывает все аспекты политики ЕС. Но центральное место в ней занимают конкретные вопросы реализации обновленной Лиссабонской стратегии и прежде всего развития единого внутреннего рынка с помощью таких мер, как полная гармонизация корпоративного законодательства, меры по унификации рынка финансовых услуг, пересмотр таможенного кодекса, новый подход к техническим стандартам.
Вопрос о возвращении социальных аспектов в Лиссабонскую стратегию изучается. Речь идет прежде всего о поисках равновесия между гибкостью и безопасностью рынка труда. Появился даже неологизм – во французском варианте “flexicurité” – гибрид из понятий “flexibilité” (гибкость) и “sécurité” (безопасность). Сторонники разработки общей четкой стратегии Евросоюза в области flexicurité считают, что эта стратегия должна строиться вокруг следующих целей:
- обеспечение права на труд;
- улучшение отношений между социальными партнерами;
- проведение активной политики на рынке труда, включая большее внимание к проблемам занятости молодежи и создание условий для продления профессиональной жизни работников.
 Проблемы занятости в ЕС связаны не только с безработицей, но и с тем, что к 2030 г. трудоспособное население ЕС даже с учетом иммиграции сократится на 21 млн. человек. Эта перспектива требует новых инициатив в области расширения занятости молодежи, а также так называемой «стратегии активного старения», поощряющей более поздний выход на пенсию и обеспечивающей приоритетные возможности переобучения тех, кому за 45. Чтобы привлечь внимание общественности к проблематике реформирования рынка труда, 2007 год был объявлен «Европейским годом равенства шансов для всех». Кроме того, весной 2008 г. Европейскому совету будет представлен доклад «Образование и профессиональная подготовка. 2010» (Еducation et formation 2010), в котором будут предложены основные направления политики в указанной области на период до 2010 г. и далее.
Одним из путей разрешения проблемы дефицита квалифицированной рабочей силы является введение свободного перемещения рабочей силы в рамках ЕС. Как известно, «старые» члены Евросоюза ввели временные ограничения на въезд работников из «новых» стран ЕС. Сегодня мигранты из десяти новых стран-членов, работающие в других странах Союза, составляют там менее 1% трудоспособного населения (их доля несколько больше лишь в Австрии и Ирландии - соответственно 1,4% и 3,8%). Ж.М. Баррозу одобрил инициативу шести государств – Ирландии, Великобритании, Финляндии, Испании, Португалии и Нидерландов, – которые решили снять эти ограничения в отношении новых стран-членов, не ожидая окончания переходного периода.
Еще одна проблема – судьба 18 млн. безработных в ЕС. За счет национальных программ реформ предусматривается увеличивать занятость на 1% в год, что позволит ежегодно создавать по 2 млн. новых рабочих мест. Особое внимание предполагается уделять профессиональной подготовке молодежи, чтобы 85% молодых людей в возрасте до 22 лет могли получить доступ к высшему образованию. Но даже если за оставшийся до 2010 г. срок удастся создать 6 млн. рабочих мест, это вряд ли позволит радикально решить проблему безработицы.
В обновленной Лиссабонской стратегии существенная роль в повышении темпов экономического роста и уровня занятости отводится малым и средним предприятиям (МСП). Сегодня численность МСП в ЕС оценивается в 23 млн. В последнее время признано, что они нуждаются не только в финансовой поддержке, но и в ограничении многочисленных административных процедур, связанных с их созданием и функционированием. Недавно Еврокомиссия представила программу, предусматривающую сокращение на 25% административных предписаний и формальностей, стоящих на пути создания МСП. Одна из целей программы – позволить желающим создать малое предприятие в течение недели, избавив их от необходимости обращаться для этого в многочисленные административные органы.
Большинству стран ЕС не удается довести расходы на НИОКР до установленных Лиссабонской стратегией 3% ВВП (это означало бы их увеличение к 2010 г. на 100 млрд. евро). Средний по ЕС-15 уровень затрат на НИОКР оценивается в 1,9% ВВП. Исключение составляет Швеция, где доля соответствующих расходов составляет почти 4% ВВП, что позволило этой стране занять первое место в общем рейтинге стран в деле реализации Лиссабонской стратегии. В целом же расходы США на исследования и разработки в 2000–2006 гг. вдвое превышали соответствующие совокупные расходы Евросоюза. Планируя расширение финансирования науки, Европа рассчитывает как на государственные бюджеты стран-членов, так и на частный сектор. По словам В. Рединг, члена Еврокомиссии, отвечающей за развитие информационного общества, сегодня научные исследования должны быть «более адресными, более стратегическими и более привлекательными для европейской промышленности».
На современном этапе главным направлением НИОКР являются исследования в области информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). По оценкам, в 2005 г. ИКТ обеспечили 40% прироста производительности труда и 8% прироста ВВП в странах ЕС. Созданный в 1986 г. Генеральный директорат по вопросам телекоммуникаций, информационной промышленности и инноваций (Directorate General for Telecommunications, Information Industries and Innovation) в 2005 г. был реорганизован в "Информационное общество и средства массовой информации". В его компетенцию включены вопросы развития телекоммуникаций, Интернета и СМИ, влияния ИКТ на социальные процессы и др.
Стимулировать развитие ИКТ предполагается на трех основных направлениях. Это 1) разработка регулирующих механизмов, обеспечивающих эффективное функционирование единого информационного пространства; 2) расширение исследований и стимулирование инноваций в сфере ИКТ, в том числе путем увеличения на 80% к 2010 г. расходов ЕС на эти цели; 3) создание условий, позволяющих всем членам общества воспользоваться преимуществами новых технологий.
В течение последнего десятилетия Евросоюз смог преодолеть отставание от США в развитии рынка телекоммуникаций и инфраструктуры ИКТ. Но получить от этого устойчивые макроэкономические эффекты Европе пока не удается. Это не позволяет говорить о реализации одной из важнейших задач Лиссабонской стратегии – повышении конкурентоспособности экономики ЕС. Основным поставщиком ИКТ-продукции становится Китай, который в 2003 г. опередил в этой области Японию и ЕС, а в 2004 г. - США.
Немаловажную роль в выполнении Лиссабонской стратегии играет Седьмая рамочная программа (7РП) ЕС по научным исследованиям и технологическому развитию (Seventh Framework Programme of the European Community for Research, Technological Development) на 2007-2813 гг. Такие программы, реализуемые в ЕС с 1984 г., представляют собой основной финансовый инструмент стимулирования исследований и формирования Европейского научного пространства (European Research Area). Планируемый бюджет 7РП составляет 54 млрд. евро, которые будут распределены между четырьмя основными разделами программами: Перерыв на рекламу! Новый рекламодатель данной статьи бесплатный портал xxxrusporno .
·                   Сотрудничество (Cooperation) – развитие международного сотрудничества (в том числе и с организациями из третьих стран) в проведении научно-исследовательских работ по следующим десяти направлениям: здравоохранение; продукты питания, сельское хозяйство и биотехнологии; информационные и коммуникационные технологии; нанотехнологии, новые материалы и производственные технологии; энергетика; окружающая среда; транспорт; социально-экономические и гуманитарные науки; космос; безопасность. Во всех проектах, финансируемых в рамках 7РП, должны одновременно принимать участие несколько (минимум три) европейских организаций. На реализацию этого раздела из бюджета 7РП выделяется самая крупная сумма – более 32 млрд. евро.
·                   Идеи (Ideas) – развитие динамичной и творческой деятельности на передовых рубежах знаний, включая технические, социально-экономические и гуманитарные науки. Контроль будет осуществлять специально созданный Европейский совет по научным исследованиям. На эти цели выделяется 7,5 млрд. евро.
·                   Люди (People) – речь идет о количественном и качественном совершенствовании людских ресурсов в сфере исследований и технологий: поддержке мобильности и карьерного роста ученых; привлекательности Европы как научного центра для ученых всего мира, а также развитии международных научных связей, в том числе со странами, не входящими в ЕС. Расходы по этому разделу должны составить 4,8 млрд. евро.
·                   Развитие исследовательских возможностей (Capacities) – это программа поддержки научно-исследовательской инфраструктуры, исследований, связанных с развитием малого и среднего бизнеса и усилением исследовательского потенциала европейских регионов. На нее из бюджета 7РП выделяется 4,3 млрд. евро.
Седьмая рамочная программа имеет ряд особенностей по сравнению с предыдущими. К ним можно отнести упрощение бюрократических процедур, которыми столь «знаменит» Брюссель; акцент на исследованиях, отвечающих интересам европейской промышленности; большее внимание к развитию регионов, а также разделение финансовых рисков, направленное на стимулирование частных инвестиций в исследовательскую деятельность. С этой целью Европейская комиссия и Европейский инвестиционный банк разработали специальный финансовый инструмент страхования рисков, связанных с осуществлением инновационных проектов любыми предприятиями, которые будут обращаться для финансирования таких проектов за банковскими займами.
Недавно Ж. М. Баррозу выдвинул идею создания Европейского технологического института, которая встретила неоднозначную реакцию. Некоторые эксперты опасаются, что этот институт станет новой бюрократической организацией, другие, напротив, полагают, что он будет связующим звеном между системой высшего образования и предприятиями, между научными исследованиями и разработками, между исследователями и конечными пользователями результатов НИОКР. Особое внимание в Европейском технологическом институте предполагается уделять таким областям, как экологические технологии, нанотехнологии, фармацевтика, биотехнологии, инновационная медицина.
О возросшем внимании органов Евросоюза к Лиссабонской стратегии свидетельствует знаменательный факт: в 2008 г. в бюджете EС расходы на сельское хозяйство впервые уступят первое место расходам на «модернизацию экономики», включая науку, исследования, переподготовку кадров и технологические инновации. Эти расходы предлагается довести до 57,2 млрд. евро, что почти на 1 млрд. больше трат на единую сельскохозяйственную политику ЕС. Таким образом, впервые за восемь лет с момента провозглашения Лиссабонской стратегии Европейский союз намерен выполнить вытекающие из нее обязательства.
Во многих критических работах о ходе реализации Лиссабонской стратегии в первые пять лет главной причиной ее фактического провала называлось то, что на уровне как союзных органов, так и стран-членов ЕС никто не чувствует себя ответственным за ее выполнение. И сегодня, по словам Ж. М. Баррозу, в ЕС по отношению к Лиссабонской стратегии царит «настроение скептицизма, а иногда и цинизма». Чтобы изменить это, в Евросоюзе пытаются создать механизм слежения за реализацией национальных программ реформ, связанных с Лиссабонской стратегией,   и усилить ответственность и компетенцию различных экономических и социальных органов на интеграционном, национальном и региональном уровнях. В частности, введен трехгодичный цикл управления и отчетности, а страны–члены ЕС должны каждый год до начала осени представлять отчеты о результатах реализации национальных программ.
 Наблюдающееся в последнее время некоторое улучшение экономической конъюнктуры и предпринимаемые усилия в какой-то степени, безусловно, будут способствовать ускорению процесса реализации Лиссабонской стратегии. Однако в целом говорить о ее выполнении к намеченному сроку (2010 г.) вряд ли возможно. Тем не менее принятые в ее рамках меры позволят Евросоюзу лучше противостоять вызовам глобализации и обострению международной конкуренции.


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 
 



Опубликовано на портале 26/09/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика