Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Демократия булыжников» в Прибалтике

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Артур Розенбанд

«Демократия булыжников» в Прибалтике


Розенбанд Артур Иосифович - кандидат исторических наук, ведущий специалист Управления межпарламентского сотрудничества секретариата Совета Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ, бывший советник посольства РФ в Эстонии.


«Демократия булыжников» в Прибалтике

Латвия, Литва и Эстония, ещё недавно гордившиеся своими экономическими успехами, оказались наиболее уязвимы перед лицом экономического кризиса. Согласно отчету Еврокомиссии, эти страны ожидает «длительный и болезненный» спад. Положение осложняется несоответствием между демократической формой и антидемократической сутью сложившихся здесь режимов. Когда политические институты не работают, как должно, уличный протест со всеми его эксцессами становится единственным выходом. Похоже, январские «бунты булыжников» в Риге и Вильнюсе – серьезное предупреждение правящим элитам балтийских республик, предвестник крупных перемен.

Мировой финансово-экономический кризис вызвал в Европе (в частности, в Греции, Болгарии, Исландии, Франции) подъем протестных настроений. Для республик Прибалтики, гордившихся званием «балтийских тигров», которым западные эксперты удостоили их за сверхбыстрый (ежегодно до 10% ВВП) экономический рост, «жесткая посадка» их экономик, обусловленная мировым кризисом, не могла не иметь политических последствий. Экономическое чудо оказалось сказкой, превратившейся в жестокую реальность в условиях глобального кризиса. Для этих стран (и победа консерваторов на недавних парламентских выборах в Литве тому подтверждение) вообще характерна жесткая зависимость политической ситуации от экономических показателей. А показатели свидетельствуют о том, что прибалтийская политико-экономическая модель, перестроенная под европейскую интеграцию, оказалась весьма чувствительной к колебаниям мировой экономической конъюнктуры.
В обзоре «Влияние кризиса на развивающиеся страны и страны с переходной экономикой», подготовленном российским Центром стратегических разработок, отмечается, что вслед за США и Исландией первыми от финансового кризиса пострадали «государства с отрицательным сальдо платежного баланса, сильно зависящие от притока иностранного капитала». К этим странам, добровольно «привязавшим себя к американским экономическим циклам», авторы обзора относят и республики Прибалтики.
Экономическое положение Латвии, Литвы и Эстонии сейчас самое сложное в ЕС. Согласно отчету Еврокомиссии, эти страны ожидает «длительный и болезненный» спад экономики, так как их правительства не сумели обуздать бум кредитного рынка и рост инфляции. В мае 2008 г. инфляция в Латвии была самой высокой в Евросоюзе –17,9%, в Литве – 12,5%, в Эстонии – 11,4%. Акции на рынке Литвы упали на 64,3%, в Эстонии – на 63,5%, в Латвии – на 46,5%. Спад экономики охватил практически все отрасли народного хозяйства. Еще недавно самый высокий в Европе рост ВВП обратился падением. В Латвии на конец 2008 г. сокращение составило 10,5% (худший показатель в ЕС), в Эстонии – 3,3%. В Литве пока сохранился небольшой (3%) прирост, однако и там заметна тенденция к резкому замедлению темпов экономического роста.
Прогноз Европейской комиссии в отношении всех трех прибалтийских республик на 2009 г. неутешителен. Сокращение ВВП ожидается: в Латвии на 5% (в пессимистичном варианте – на 10%), в Эстонии на 4–7%, в Литве на 2–6%. Прогнозируется, что рецессия в Прибалтике будет протекать тяжелее, чем в большинстве других стран Евросоюза, так как инвестиции – основа роста экономики стран Балтии – уходят, транзит по политическим и экономическим причинам сокращается, а собственных ресурсов мало.
Усугубляют негативную экономическую конъюнктуру  большой дефицит внешнеторгового баланса, высокая инфляция и заметно увеличившаяся стоимость рабочей силы. За минувший год количество фирм, объявивших себя неплатежеспособными, выросло почти вдвое. На рынке труда происходит резкое сокращение занятости. К примеру, в Латвии за год безработица выросла почти в два раза и составила 7%. Ожидается, что в 2009 г. она может достичь в Латвии 16–20%, в Эстонии и Литве – 9,5%. Опасаются потерять работу из-за кризиса 52% жителей в Латвии, 43% в Литве и 24% в Эстонии .
Заметно сократился внешнеторговый оборот всех трех республик. Так, в Эстонии в 2008 г. экспорт и импорт сократились на 20%, в Латвии – на 13,8%. Не удивительно, что международные рейтинговые агентства понизили рейтинги стран Балтии со «стабильного» до «негативного», а крупнейший в мире страховой брокер и консультант по управлению рисками Aon перевел их из зоны низкого уровня рисков в средне-низкую.
В тяжелом положении находятся финансовые системы этих стран. Экономисты предсказывают девальвацию их национальных валют. Удельный вес просроченных кредитов в Латвии, например, достиг 15% и составил 5 млрд долларов. Руководство прибалтийских республик, похоже, уже не надеется выйти из рецессии своими силами.
Латвия первая обратилась за финансовой помощью к Международному валютному фонду и Евросоюзу и получила кредит в 7,5 млрд евро. Как подчеркнуло агентство Reuter, страна стала бы банкротом, если бы не помощь международных финансовых организаций, которые спасли ее от дефолта. Показательно, что бизнесу из этих денег почти ничего не достанется,хотя, по данным Конфедерации работодателей республики, в заемных средствах нуждаются каждые три предприятия из четырех. Полученные миллиарды ЕС и МВФ разрешили тратить только на три цели:, во-первых, покрытие дефицита бюджета, во-вторых, рефинансирование государственного долга и, в-третьих, обеспечение стабильности банковского сектора.
В настоящее время возможность получения займа зондируют Таллин и Вильнюс. У Литвы, например, фискальный дефицит госбюджета в 2008 г. составил 2,9% ВВП, или около 1 млрд евро евро. МВФ и ЕС увязывают предоставление займов с жестким контролем со своей стороны за деятельностью кредитуемых стран по сокращению расходов и увеличению доходов. Выполнить требования этих международных структур руководство стран Балтии намерено в первую очередь за счет своих граждан путем повышения налогов, замораживания зарплат и снижения финансирования социальных программ, что, естественно, вызвало волну возмущения основной массы населения этих республик.
Проведение экономической политики по стандартам Евросоюза предполагает политический плюрализм, демократию, сменяемость власти. В республиках Прибалтики у власти с момента провозглашения их независимости находятся правые или правоцентристские партии. Сколько-нибудь значительных левых партий здесь практически нет. Партии, называющие себя социал-демократическими, попадая в правящие коалиции, проводят всё ту же консервативно-либеральную политику. Консерватизм и национализм политических элит стран Балтии приобрел отчетливый этнорадикальный характер. Русские политические движения были объявлены угрозой существованию государства, многие профессии зарезервированы за лицами титульной национальности. Двухобщинная государственная система вполне устраивает титульные элиты, а точнее, новую национальную олигархию. Именно ее партикулярные интересы отстаивают ведущие партии, которые правильнее было бы назвать политическими клубами. Декларация демократических лозунгов не помешала прочно утвердиться у власти некоему чиновно-олигархическому симбиозу. Разрослись бюрократия и коррупция. К примеру, в Латвии число госчиновников по сравнению с советскими временами выросло почти в 9 раз.  Народ разобщен по принципу «разделяй и властвуй», его интересами и мнениями нередко безнаказанно пренебрегают, хотя в конституциях этих государств и провозглашена политическая ответственность власти.
Нарастающее в обществе недовольство правящим классом выплеснулось в начале 2009 г. в уличных беспорядках. «Они привели нас к этому банкротству – политическому, моральному, социальному, экономическому – и воздвигли круговую оборону, которую пробить очень трудно. Те камни, которые летели 13 января, ещё не пробили брешь в этой стене. Потому что они <правящая группа> очень крепко сидят, у них есть чем обороняться. Всё, чего они хотят, – это остаться у власти. Это уже борьба не за государство – это борьба за личную безопасность», – такую оценку дал видный политик, бывший министр иностранных дел Латвии Янис Юрканс правящей элите своей страны. Но эта характеристика в полной мере относится и к политическому истеблишменту двух других республик Прибалтики. Все три государства, будучи демократическими по форме, фактически являются тоталитарными.
Это несоответствие формы и сути ещё раз отчетливо продемонстрировал «балтийский бунт». Неслучайно первой спонтанной реакцией латвийского премьера на протестные акции в Риге было заявление о готовности ликвидировать любые проявления демократии в стране. «Идти на жертвы среди полицейских только потому, что кто-то желает тут организовывать демократию… Больше такого не будет», – объявил глава кабинета министров Латвии и запретил впредь проводить митинги и пикеты в центре столицы.
В Латвии, где, согласно данным Eurobarometer, наблюдается наивысший в ЕС уровень недоверия правительству (79%), парламенту (86%) и политическим партиям (91%), кризис доверия вылился в беспорядки в центре Риги, последовавшие за 10-тысячным митингом на Домской площади, организованным оппозиционными партиями, Объединением свободных профсоюзов Латвии и еще двумя десятками общественных организаций. «Вседозволенность в действиях правительства привела к вседозволенности на улицах города», – так прокомментировал события 13 января оппозиционный депутат латвийского Сейма Дзинтарс Закис. С ним согласен и председатель популярного оппозиционного объединения «Центр согласия» Янис Урбанович: «Народ уже не видит других способов привлечь внимание к своим проблемам и повлиять на власть, как только дебоширить», полагает этот политик. А вот зафиксированные в полицейских протоколах итоги этого (как окрестили его журналисты) «бунта булыжников»: убытки Рижского самоуправления на 100 тыс. долларов; ущерб, причиненный зданию Сейма в размере 40 тыс. долларов; 106 (по другим данным – 126) задержанных полицией; 51 человеку оказана медицинская помощь (из них 40 помещены в больницы); 10 полицейских получили травмы; повреждены или уничтожены 14 автомобилей правоохранительных органов. Плюс ущерб от разбитых витрин и окон в нескольких зданиях в Старой Риге, а также разграбленного магазина Latvijas balsams.
Эти цифры свидетельствуют, что и правящая верхушка, и оппозиционные политики, организовавшие митинг на Домской площади, недооценили (или преднамеренно проигнорировали) степень «перегрева» латвийского общества и переоценили свои возможности контролировать ситуацию. Хотя опыт массовых протестных акций в Европе и относительно недавние события «бронзовой ночи» в Таллине говорят о том, что всякому эмоциональному выступлению народа неизбежно сопутствует «хулиганская составляющая». Не учли и то, что проведение митинга в темное время суток (17.30) автоматически повышает риск всякого рода провокаций. По некоторым данным, несмотря на предупреждения службы безопасности о возможных радикальных выступлениях молодежи, перед началом митинга у Сейма было всего 8 человек охраны. И только после начала беспорядков в городе была объявлена общая тревога и задействовано более трех тысяч стражей порядка.
Экспертное сообщество по-разному оценивает политические последствия происшедшего в Риге. Одни полагают, что беспорядки были выгодны правящим партиям и силовым структурам, чтобы дискредитировать оппозицию и, усилив карательные функции власти под предлогом интересов общественной безопасности, исключить будущие акции протеста. При этом ссылаются на странное поведение полиции, создававшей своей пассивностью «зрелищность» беспорядков. Другие рассматривают события 13 января как жажду кадрового реванша и начало предвыборной кампании со стороны оппозиционных сил.
Однако следует иметь в виду, что организаторы митинга отнюдь не стремились к смене социально-экономического или этнократического порядка в стране. Фактически, в преддверии предстоящих летом 2009 г. выборов в муниципальные органы власти и Европарламент, одна часть политической элиты попыталась добиться от другой части перераспределения государственных постов, используя народное недовольство.
Многие считают, что политический кризис был искусственно сгенерирован. Тем не менее он вызвал определенные перемены. Президент страны Валдис Затлерс утвердился во мнении, что причиной событий послужил катастрофически низкий уровень доверия народа к исполнительной и законодательной власти. В ультимативной форме он предъявил Сейму и правительству ряд требований, главное из которых – до 31 марта внести в Конституцию поправку, дающую право гражданам Латвии осуществлять через референдум роспуск парламента. Обиженный премьер-министр Ивар Годманис заявил о готовности уйти в отставку, «если это поможет улучшить ситуацию в стране» (правда, потом передумал и дезавуировал своё намерение). А напуганный беспорядками руководитель парламентской фракции правящей «Народной партии» Марис Кучинскис предложил всем фракциям подписать декларацию против насилия как метода политической борьбы.
Недавние рейтинги показали, что после 13 января доверие избирателей к партиям, входящим в правительственную коалицию, упало до критической черты: если бы выборы состоялись в конце января 2009 г., ни одна из правящих партий не прошла бы в Сейм. «Уровень недовольства политиками настолько велик, что, теоретически, если бы перед внеочередными выборами появилась некая политическая сила, объединившая людей, которым общество доверяет, она могла бы сейчас набрать и все 99% голосов», – утверждает латвийский социолог Арнис Кактиньш. Отмечено, что на 1,2% подросла поддержка партии «Общество за другую политику», которая выступила одним из главных организаторов митинга протеста. Показателен ещё один результат, зафиксированный опросами: существенно (с 21,9% до 17,8%) снизилось число избирателей, которые намеревались проигнорировать предстоящие выборы. По мнению политологов, эти данные свидетельствуют о пробуждении общества.
Такие предположения подтверждаются всё новыми акциями протестов в Латвии. Так, 21 января около 200 крестьян на тяжелой сельхозтехнике и автомобилях провели акцию протеста в Валмиерском районе. В тот же день группа радикальной молодежи заблокировала въезд на строительную площадку «Замка света» (амбициозного дорогостоящего проекта новой Государственной библиотеки. – Ред.).Подала свой голос обычно безмолвствующая латвийская интеллигенция. Её видные представители направили первым лицам страны открытое письмо, в котором выразили протест против попытки дискредитировать участников мирной акции на Домской площади. 27 января в Риге у здания Кабинета министров прошел пикет инвалидов против подорожания услуг здравоохранения. В тот же день около 4000 фермеров Латвии провели общенациональную акцию протеста. На главные автомагистрали страны в 29 местах, в том числе и на окраину столицы, они вывели более 2500 единиц сельхозтехники. Их представители заявили журналистам, что это мероприятие носит «предупредительный характер» и, если не будут приняты срочные меры по исправлению ситуации в сельском хозяйстве, в следующий раз они заблокируют дороги в Риге. Спустя неделю после неудачных переговоров с правительством эта угроза была реализована. На полдня движение в городе было фактически парализовано сельхозмашинами. В итоге правительство вынуждено было удовлетворить почти все фермерские требования, а министр сельского хозяйства подал в отставку. Последовать примеру фермеров пригрозили дальнобойщики.
В Сейме напуганные депутаты заговорили об отставке правительства и о проведении досрочных парламентских выборов 6 июня – одновременно с выборами в муниципалитеты и Европарламент. Масла в огонь подлила полиция безопасности Латвии, предупредив, что социально-экономическая напряженность в стране приведет к активизации деятельности радикальных группировок, которые «могут позволить себе больше, чем раньше».
По мнению авторитетного журнала «Foreign Policy», Латвия входит в пятерку государств (наряду с Великобританией, Грецией, Украиной и Никарагуа), которые с наибольшей вероятностью могут повторить путь Исландии: коллапс экономики и затем смена власти.
В Литве также наблюдается резкий экономический спад. Пожалуй, единственное принципиальное отличие этой республики от Латвии в том, что она ещё официально не обратилась к международным организациям за финансовой помощью. В долгах каждое десятое предприятие. В 2008 г. зарегистрировано на 46% банкротств больше, чем в 2007 г. При этом еврокомиссар ЕС по финансам (бывший министр финансов Литвы) Даля Грибаускайте считает, что «Литва еще только входит в экономический штопор». «Республика балансирует на грани банкротства», – предупреждает он. Ожидается, что в 2009 г. ВВП снизится на 6%, а в 2010 г.  - ещё на 3%. Безработица к концу 2010 г. может достичь 12% (это означает около 300 тыс. безработных). Не удивительно, что уровень недоверия населения к исполнительной и законодательной властям здесь сопоставим с латвийским. Согласно проведенному в январе 2009 г.опросу, парламенту доверяет лишь 3,6% респондентов, а кабинету министров – 10,7%. На ухудшение своего экономического положения жалуются 80% жителей Литвы. Доверие к литовским политикам упало до критического уровня: им полностью доверяет всего 2,7% опрошенных. «С выявлением столь негативного отношения к властям становится ясным, почему часть людей с такой легкостью поддалась на призыв к погромам, а правительству не было предоставлено традиционных 100 дней спокойной работы», – так прокомментировала беспорядки в Литве директор по вопросам стратегии TNS Gallup Рута Гаудешене.
Решая проблемы, вызванные экономическим кризисом, новое консервативное правительство оказалось между молотом и наковальней. Наращивание расходной части бюджета ради увеличения социальных выплат и зарплат бюджетников чревато ухудшением экономических показателей и банкротством государства. Увеличение же доходной части бюджета за счет простого налогоплательщика и сокращение социальных расходов, как предупредили общественные организации, грозит социальным взрывом. Это и произошло в республике 16 – 17 января, причем, в отличие от Латвии, акции прошли не только в столице, но и во всех крупных городах Литвы.
Инициатором митингов и демонстраций выступила Литовская конфедерация профсоюзов (ЛКП). В Вильнюсе у зданий парламента и правительства митинговало свыше 7000 человек. Участники митинга требовали остановить налоговую реформу, не отменять индексацию зарплат и социальных выплат, не снижать зарплаты госслужащим и бюджетникам, не повышать тариф НДС, возобновить трехсторонний социальный диалог. «Требования - только экономические. Мы не стремимся к свержению правительства», – подчеркнул накануне председатель ЛКП Артурас Черняускас и добавил: «Мы надеемся, что не будет так, как в Риге».
Получилось, однако, еще жестче, чем в столице Латвии. Поскольку никто из руководителей государства к митингующим не вышел, а в рядах собравшихся, как считает полиция, находились подстрекатели, страсти быстро накалились. Примерно 300–400 молодых людей стали забрасывать парламент и полицию камнями, бутылками, кусками льда, яйцами, крушить попадавшиеся им на пути ларьки, машины и ограждения.
Литовские власти учли рижский опыт и заранее стянули к Сейму и зданию правительства до 500 полицейских и спецназовцев, ещё столько же находились в резерве. Силам правопорядка было дано распоряжение не церемониться. Для усмирения демонстрантов применили слезоточивый газ, резиновые пули, дубинки и дымовые шашки. Полицейские задержали 151 человека, от 15 до 30 человек получили ранения и ушибы (в том числе и четверо стражей порядка).
В этот же день волна акций протеста и беспорядков прокатилась и по другим городам страны. В Шауляе демонстранты, в основном молодежь, пытались прорваться в здание мэрии и освистали вышедшего к ним вице-мэра. В Алитусе протестующие ворвались в мэрию, заняли зал заседаний и заявили, что не уйдут, пока не встретятся с руководством города. В Каунасе небольшая группа людей явилась с требованиями к мэрии, но обошлось без эксцессов.
Принятые силовыми структурами меры возымели эффект. Состоявшийся 17 января митинг в Клайпеде, в котором участвовало 1500 – 2000 манифестантов, прошел мирно. Полиция, однако, задержала 32 человека, в том числе нескольких молодых людей, которые несли камни и палки.
Массовые выступления весьма обеспокоили литовское руководство. Президент страны Валдас Адамкус срочно пригласил к себе премьер-министра Андрюса Кубилюса. Охарактеризовав акции протеста как «серьезный сигнал», президент предложил премьеру пересмотреть антикризисный план и безотлагательно принять меры для снижения напряжения в обществе. Кубилюс и председатель литовского парламента Арунас Валинскас вечером 16 января выступили с совместным заявлением, в котором «выразили понимание тяжелого положения людей», но предупредили, что с погромщиками никакого диалога не будет.
В интерпретации главы правительства, акции протеста – это попытка его политических противников и финансовых групп, чьи интересы были ущемлены его кабинетом, использовать экономический кризис для политического реванша. Однако и руководству парламента, и правительству Литвы пришлось признать, что были допущены «некоторые ошибки», и пообещать быстро их устранить. Например, правительство согласилось удовлетворить требования Ассоциации мелких предпринимателей и торговцев Литвы, которые грозили вывести 3 февраля к сейму 20 тысяч протестующих.
Небольшая группа представителей партии «Фронтас» все-таки провела 3 февраля несанкционированную акцию у Сейма. Для предотвращения беспорядков туда в тот день были стянуты сотни полицейских, однако обошлось без происшествий.
Признав одной из главных ошибок своего кабинета отсутствие диалога с обществом, литовский премьер и его министры провели в конце января 2009 г. так называемый социальный форум «Диалог с Литвой» – трехчасовую встречу с более чем 350 представителями различных общественных организаций, где разъяснили свое видение кризисной ситуации и планы выхода из неё. Спикер Сейма предложил создать комиссию из представителей всех партий по выработке антикризисных мер и призвал к подписанию национального соглашения об ответственных действиях в условиях кризиса.
Эти шаги, однако, не смогли полностью разрядить обстановку. Акциями протеста пригрозили преподаватели вузов и производители молока. «Любое дальнейшее нагнетание социальной напряженности или дестабилизация политической ситуации могут подтолкнуть страну к неплатежеспособности», –предостерегает еврокомиссар Грибаускайте, кандидат №1 на пост президента республики.
В Эстонии, по данным социологов, поддержка правительства также упала до самого низкого с 2005 г. уровня.89,5% опрошенных газетой «Postimees» считают высокой вероятность массовых беспорядков по сценарию соседних республик. Причем большинство респондентов объясняют это экономическими причинами. Аналитики прогнозируют экономический спад в республике на уровне 5–8%, уменьшение доходов на 15%, рост безработицы до уровня 8,6–10% (наряду с Испанией самый стремительный в ЕС) и свертывание социальных программ. «Балтийские страны находятся «в одной лодке». Просто экономические проблемы не достигли пока латвийского уровня», – полагает парламентарий Андрес Херкель.
Кроме того, в стране  все еще ощущается этнический раскол, вызванный событиями «бронзовых ночей» в апреле 2007 г., и шок от жестокости  эстонских силовых структур. Напуганные теми выступлениями, а также протестами в Риге и Вильнюсе, эстонские законодатели внесли законопроекты, разрешающие правительству использовать армию для подавления беспорядков и ужесточающие наказание (вплоть до пожизненного заключения) за участие в таких акциях протеста, приравниваемых к государственной измене. Кроме того, ещё до волнений в Латвии и Литве правительство провело через парламент закон, расширивший полномочия полиции во время массовых выступлений и список разрешенных для использования спецсредств, в число которых теперь включены электрошокеры. По мнению профсоюзов и ряда общественных организаций, эти законопроекты представляют прямую угрозу демократии.
Обратила на себя внимание информация о том, что вечером 13 января генеральный директор эстонской полиции Райво Китс позвонил начальнику государственной полиции Латвии и выразил готовность прийти на помощь латвийским коллегам, а его шеф, глава МВД Юри Пихл похвалил латвийских силовиков за профессионализм при подавлении протестных выступлений.
Оппозиционные партии считают, что решение правительства Ансипа снизить расходы госбюджета главным образом за счет экономии на зарплатах госслужащих и выплатах пенсионерам – неправильный путь вывода страны из кризиса. Поэтому они требуют, чтобы премьер, по примеру своего коллеги в Исландии, подал в отставку. Эстонский экономист – академик Бронштейн предупреждает, что скоро основная масса эстонцев почувствует плоды нынешней деструктивной экономической политики и перестанет поддерживать правительство (у русских жителей республики нынешнее руководство страны после «бронзовой ночи» вообще потеряло авторитет). Симптоматична в этой связи статья главного редактора эстонской газеты «Видевик» Антса Тамме, который называет ситуацию в стране не экономическим или социальным кризисом, а «кризисом власти». Именно поэтому пришло время действовать народу, считает автор, призывая пенсионеров и инвалидов протестовать перед зданиями правительства и парламента. О намерениях провести акции протеста против размера минимальных зарплат и пенсионной реформы заявили и профсоюзы. А в Центральном союзе крестьян считают, что у эстонских земледельцев ситуация даже хуже, чем у латышей, и не исключают протестов по латвийскому сценарию.
Однако руководство республики, похоже, уверено, что оно – в отличие от соседей – контролирует ситуацию. Вице-канцлер МВД Эркки Корт сослался на то, что экономическое положение в стране не так плохо, как в Латвии и Литве. Кроме того, в Вильнюсе свою роль сыграли профсоюзы, в Риге – сильная оппозиционная партия; в Эстонии же, считает он, нет силы, которая могла бы инициировать подобные выступления.
Между тем председатель городского собрания Нарвы Михаил Стальнухин не разделяет оптимизма центрального руководства. Он уверен, что развитие событий по латвийскому сценарию в Эстонии неизбежно.. «Наши экономические показатели катятся вниз и … в обозримом будущем сравняются с показателями Латвии. В конце концов, массовая безработица и резкое снижение уровня жизни выведут людей на улицы, – утверждает этот известный эстонский политик. – И когда терпение людей окончательно лопнет, их не испугают даже жуткие воспоминания о D-терминале (ангар в Таллинском порту, куда полиция свозила и где она избивала участников антиправительственных выступлений в Таллине в апреле 2007 г.Ред.)». Стальнухин полагает, что в Эстонии, как и в соседних республиках, эти протесты будут носить вненациональный характер.
На то, что волнения в Риге и Вильнюсе не носили этнической окраски, обратили внимание многочисленные свидетели этих событий, журналисты, политики. Этот факт зафиксирован и в полицейских отчетах. Люди вышли под общими флагами в защиту своих экономических и социальных прав. Это тот случай, когда социально-экономический момент сплачивает, и эта интеграция происходит на базе реальных интересов, а не этнических архетипов.
Тем не менее этнократия прибалтийских республик в очередной раз (как и во время событий в Таллине в 2007 г.) попыталась, вопреки очевидному, представить инициаторами беспорядков русских жителей и возложить ответственность за организацию акций на Россию.
Одним из первых «вбросил» этот тезис известный русофоб – британский журналист из «Economist» Эдвард Лукас. Он утверждал, что беспорядки могли быть спровоцированы специально для дискредитации государственных органов власти. Его идею подхватил и развил президент Литвы Валдас Адамкус, который достаточно прозрачно намекнул на «руку Кремля» в организации беспорядков. «Напрашивается мысль, что беспорядки организованы извне, – прокомментировал журналистам события в литовской столице глава государства. – Это началось в Эстонии с Бронзового солдата, затем события в Риге, а сегодня – в Вильнюсе. Это наводит на определенного рода мысли».
Идею с энтузиазмом подхватили национал-радикалы Латвии. Их представитель в Сейме Петерис Табунс солидаризировался с президентом Литвы: «Я в этом практически уверен. Валдис Адамкус – человек знающий и слова на ветер не бросает». Его коллега по партии, депутат Дзинтарс Расначс, дополнил: «России выгодно ослабление соседних стран: чем слабее буферная зона, тем больше влияния у России. Так Москва действовала в отношении Грузии, Украины, Эстонии, Литвы и даже Болгарии. Всё это осуществляется при помощи провокаций – тут хватило бы и одного человека, который первый бросил камень».
Некоторые национальные СМИ Латвии утверждали, что во время беспорядков была чаще слышна русская речь и что погромы в Риге были организованы русскоязычными провокаторами, которым удалось увлечь за собой ничего не подозревавших латышей. Например, газета «Latvijas Avize» (от 20.01.09) убеждала читателей: беспорядки – это «выгода для российских имперских кругов, которые только и стараются доказать, что латыши не могут самостоятельно управлять своим государством. Поэтому наблюдения многих очевидцев, что первыми искры высекли именно выкрикивавшие «За Россию!» (возможно, даже прибывшие из Таллина), игнорировать не следовало бы».
В то же время полиция Латвии утверждает, что 92% задержанных – граждане страны. Иностранцев среди задержанных не обнаружено. Да и мэр Таллина Эдгар Сависаар, ссылаясь на информацию, полученную от мэра Риги, сообщил, что большую часть протестовавших в столице Латвии составляли латыши.
Известно, что многие организации русских в Латвии – такие, как «За ПЧЕЛ», Русское общество в Латвии, Союз русских предпринимателей, Союз граждан и неграждан, национальный союз «Родина» – советовали своим членам не участвовать в митинге на Домской площади, так как организаторы акции, не выдвинувшие ни одного лозунга в защиту прав русских, не вызывали у них доверия. «Это не наше мероприятие… Оно организовано крупным капиталом, который обеспокоен своими перспективами. Цель организаторов акции – сменить состав правящей элиты, но кардинально это ничего не изменит», – объяснили они свою позицию журналистам.
Авторитетная американская аналитическая структура «Stratfor», основанная политологом Джорджем Фридманом, признала, что нет никаких признаков участия русских этнических групп или организаций в беспорядках – по крайней мере, в той степени, какую можно было бы счесть подстрекательством со стороны Москвы. С американскими экспертами солидаризировался и известный политик Андрейс Панттелеевс, связанный с латвийскими спецслужбами: «Налицо широкая тенденция, а не какой-то локальный заговор, – отметил он. – Порой легче искать какие-то теории заговора, чем смотреть на социально-экономическую базу, которая была у возникших беспорядков».
 Показательно, что в версию о «руке Москвы», согласно опросам,  в Литве поверили только 2% респондентов. Похожая реакция отмечается и в Латвии.
Как утверждали ещё в древности, бунт – это реакция нормальных людей на ненормальные условия жизни. Но экспертное сообщество обращает внимание и на ряд других общих моментов, которые имеют недавние выступления в Риге и Вильнюсе, как и события 2007 г. в Таллине. Во всех случаях спровоцированные беспорядки оказались выгодны правящим элитам. Справедливый народный протест был дискредитирован и направлен на путь слепого погрома. Во всех республиках имелись политические силы, которые пытались манипулировать ситуацией – каждая в своих интересах. Далее, активное участие в акциях протеста приняла прежде политически инфантильная молодежь. (По данным полиции, средний возраст задержанных – от 20 до 24 лет.) Это явление объясняют тем, что в ЕС кризис больнее всего как раз ударил по молодежи: число безработных в возрасте до 25 лет достигло 16,6%. Наконец, большинство активных бунтовщиков в Риге и Вильнюсе – это представители титульной национальности, поскольку жесткие социально-экономические меры, принятые правительствами этих стран, ударили на этот раз по их благополучию. У них социальный надлом оказался более сильным, чем у маргинальных групп. Эйфория национального возрождения под влиянием кризиса сменилась нескрываемым раздражением против собственных политических элит. По мнению влиятельной «Financial Times», «глобальный экономический кризис становится крупнейшим испытанием политических институтов, которые по-прежнему отличаются исключительной хрупкостью».
Очевидно, что нарыв созревал не один год, а прорвало его с началом глобального спада. Представляется, что прокатившиеся по Европе, включая Латвию и Литву, массовые выступления – это общеевропейский «левый марш» против стремления правящих групп переложить тяжесть кризисных проблем на плечи своих граждан. Крупные народные волнения не за горами, и переломным моментом станет весна нынешнего года, прогнозирует сотрудник Лондонской школы экономики Роберт Уэйд. О новых «геоэкономических угрозах» предупреждает также влиятельный американский эксперт Брюс Джексон, по мнению которого наибольшая опасность грозит именно странам Балтии, где наблюдаются особенно серьезные социально-экономические сложности и нарастающая политическая нестабильность.
По оценке большинства прибалтийских политологов, акции протеста против политики властей продолжатся, так как не видно, чтобы политическая элита собиралась кардинально менять курс. Председатель Объединения свободных профсоюзов Латвии Петерис Кригерс предостерегает: «Мы будем очень внимательно следить за всеми структурами латвийской власти и, исходя из этого, сформулируем конструктивную позицию для вывода людей на улицы Риги. Потому что если парламент, правительство, а также президент Латвии всё это время проведут в бездействии, если они покажут, что людей и их мнение в Латвии ни во что не ставят, то в стране могут начаться стихийные выступления, последствия, которых могут оказаться совершенно непредсказуемыми».
Когда политические институты не работают, уличный протест со всеми его эксцессами становится единственным выходом. «Бунты булыжников» в Риге и Вильнюсе – сигнал политическим и экономическим элитам республик Прибалтики о том, что необходимы серьезные перемены.


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 18/02/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика