Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Производство продовольствия на экспорт как стратегия России в глобальной экономике?

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Александр Акимов

Производство продовольствия на экспорт как стратегия России в глобальной экономике?


Акимов Александр Владимирович - доктор экономических наук, заведующий отделом экономических исследований Института востоковедения РАН.


Производство продовольствия на экспорт как стратегия России в глобальной экономике?

В России уже многие годы принято считать сельское хозяйство «черной дырой», поглощающей ресурсы из других секторов экономики без соответствующей отдачи. Это суждение ошибочно. Россия имеет значительные природные преимущества и немалые резервы для прорыва в создании современного, наукоемкого аграрного сектора с сильной экспортной составляющей, способного дать положительный импульс всей отечественной экономике и укрепить позиции страны на мировой арене…

В современном мире стремительно растет экономика тех стран, которые принято называть развивающимися, а также стран бывшего социалистического лагеря. Наибольшее значение среди них для России имеют страны Азии и Северной Африки, поскольку они составляют самую значительную часть этой группы и, кроме того, самое мощное из них государство - Китай - соседствует с РФ.
Для развивающихся стран большое значение в ближайшие десятилетия будет иметь продовольственная проблема. Ее принято рассматривать в контексте глобальных проблем, в круг которых входят также демографическая, экологическая, энергетическая и сырьевая проблемы. Особенность их в том, что при обострении таких проблем возникают физические ограничения на развитие, чреватые разного рода катастрофами. В настоящее время рост мирового производства продовольствия ослабил остроту продовольственной проблемы. Тем не менее, вероятность обострения ее в будущем далеко не снята, особенно в группе крупнейших азиатских стран с большой численностью населения, а также там, где ведение сельского хозяйства осложняется распространением пустынь.
Согласно демографическим прогнозам, демографический рост человечества в течение ХХI века будет продолжаться и население Земли вырастет в полтора раза [1]. Возможности же расширения сельскохозяйственных земель сильно ограничены. Так, в большинстве стран Ближнего и Среднего Востока практически все земли, пригодные для земледелия, уже вовлечены в хозяйственный оборот. По оценке Всемирной продовольственной организации, в Пакистане используемые в земледелии земли уже в четыре раза превышают по площади пригодные для этого территории, а на Ближнем Востоке и в Северной Африке это превышение составляет почти полтора раза [2]. В Китае и Южной Азии для расширения пахотных земель нужны существенные инвестиции. Конкуренция за землю между промышленностью и сельским хозяйством уже привела в КНР к тому, что после пика производства зерна в 1998 г. (392 млн. т) начался устойчивый спад, связанный с сокращением пашни из-за отвода земель под индустриальные нужды.
Другой стороной проблемы является надвигающийся дефицит пресной воды во многих регионах мира. Вода широко используется во многих отраслях промышленности и на коммунально-бытовые нужды, но самым большим ее потребителем остается орошаемое земледелие. Рост урожаев во многих странах Азии и Северной Африки лимитируется недостатком воды для орошения. 
К 2050 г. при прогнозируемом ООН демографическом росте и сохранении площади пашни на уровне середины 90-х годов в Китае, Индонезии и Пакистане на одного человека будет приходиться 0,06 гектара пашни (6 соток), а в Бангладеш - 0,04 гектара (4 сотки). Российскому жителю легко представить себе, что такое 6 соток. Эта площадь, даже при двух и трех урожаях в год, не может дать достаточный урожай, чтобы обеспечить питание в течение года и зерно для посева. В Индии на человека будет приходиться 0,11 гектара пашни. На фоне такого дефицита пахотных земель ситуация в России гораздо благоприятнее – у нас на душу населения будет приходиться 1,14 гектара.
Естественной тенденцией в этих условиях становится рост мировой торговли продовольствием. Интернационализация производства продовольствия является стабильной тенденцией уже в течение нескольких десятилетий, однако процесс далеко не симметричен, то есть, помимо взаимозависимости, формируется и устойчивая односторонняя зависимость одних стран от других.
В конце 80-х годов совокупный среднегодовой экспорт сельскохозяйственных товаров в мире составлял 280 млрд. долл., а в 2005 г. достиг 669 млрд. долл.[3]. В немалой степени это связано с либерализацией торговли в ходе формирования Всемирной торговой организации (ВТО). Основными экспортерами сельскохозяйственных и продовольственных товаров являются развитые страны. Перенос промышленного производства в развивающиеся страны, прогресс высоких технологий в странах Европы и Северной Америки и другие изменения в мировой экономике не меняют аграрной специализации тех развитых стран, которые добились успехов в сельскохозяйственной сфере (см. табл. 1). Быстро наращивают экспорт продовольствия Китай и Бразилия, успешно развивающие свою экономику. В современном мире масштабный экспорт продовольствия – признак экономической силы.
 
Таблица 1. Основные экспортеры продовольствия в мире в 2000-2005 гг., млрд. долл.
 
страна
2000 г.
2005 г.
США
39,3
47,4
Нидерланды
17,1
32,4
Франция
21,9
30,8
Германия
16,3
28,4
Бразилия
8,0
22,2
Бельгия
13,2
21,7
Испания
11,4
20,5
Канада
12,7
18,2
Италия
10,9
17,5
КНР
8,4
14,8
Австралия
10,6
14,0
Аргентина
7,7
13,0
Дания
6,8
10,1
Источник: составлено по данным базы данных ФАО FAOSTAT, сайт http://faostat.fao.org
В список включены страны, экспорт которых в 2005 г. превышал 10 млрд. долл.
 
В России уже многие годы и даже десятилетия принято считать сельское хозяйство «черной дырой», поглощающей ресурсы из других секторов экономики без соответствующей отдачи. Это суждение ошибочно. Россия имеет значительные природные преимущества: большую территорию с высокоплодородными почвами, достаточное количество осадков, относительно устойчивые экологические системы. Термин «рискованное земледелие», который применялся советскими руководителями и иногда применяется сейчас, часто используется некорректным образом, в пиар-целях: неудачи экономической политики, как это было в СССР, списываются на природные трудности. Земледелие везде является рискованным, только риски бывают разные: тропические тайфуны; слишком сильные муссонные дожди, смывающие почву; сельскохозяйственные вредители, особенно многочисленные в условиях жаркого и влажного климата; засухи и т.п. Для многих стран с развитым сельским хозяйством проблемой является ограниченность или дороговизна сельскохозяйственных земель.
Стратегия участия России в решении глобальной продовольственной проблемы могла бы состоять в том, чтобы, использовав сельскохозяйственные технологии, существующие в Западной Европе, где почвенные и климатические условия схожи с российскими, и применимые в России американские технологии, поднять продуктивность отечественного сельского хозяйства в России до уровня, достаточного и для удовлетворения собственных нужд страны, и для экспорта.
Покупателями российского продовольствия, во-первых, могут стать страны Европы, если будет налажено производство экологически чистых продуктов, и развивающиеся страны (например, арабские государства, Иран, Китай), которые вполне платежеспособны, но в силу быстрого роста населения и ограниченности сельскохозяйственных земель в ближайшие десятилетия будут остро нуждаться в импорте продовольствия.
Нами была произведена оценка ресурсов, необходимых для выведения России на высокие уровни эффективности сельского хозяйства. Приведем результаты анализа только для зерна - основы продовольственного снабжения страны и важнейшей части кормовой базы животноводства. Для расчетов использован метод межстрановых аналогий.
Поиск страны-аналога следует проводить среди стран с похожими почвенно-климатическими условиями. Наиболее близким аналогом по природным показателям и вместе с тем лидером по урожайности является Швеция. В этой стране соотношение населения и территории схоже с российским. Плотность населения лишь примерно в 2,2 раза выше, чем в России, тогда как, например, в Нидерландах, также имеющих очень высокоразвитое сельское хозяйство, - более чем в 43 раза. В Швеции имеются обширные северные территории, где сельское хозяйство развито слабо, велика площадь, занятая лесами. Таким образом, и по характеру использования территории ситуация во многом схожа. Как и в России, доля сельскохозяйственных территорий составляет около 8%. Преобладают подзолистые почвы, много болот, большинство почв кислые. Таков же характер почвенного покрова на значительной части российской территории, где развито зерновое хозяйство. В отличие от Швеции, в России есть гораздо лучшие почвы - черноземы, но зато в России бывают засухи, чего практически нет в Швеции.
Урожаи в Швеции колеблются от 55 центнеров с гектара на юге до 20 на севере. Средняя урожайность в Швеции в 1990-е годы составила примерно 44 ц/га. Если в России на всей территории пашни, равной 135,11 млн. га, будет достигнута такая урожайность, то сбор зерновых может составить 5749,9 млн. ц или 575 млн. т, что поставит Россию на первое место в мире [4].
Для этого необходимы серьезные капиталовложения. Чтобы увеличить инвестиции на гектар до шведского уровня, требуется в среднем примерно 38 млрд. долл. в год. Это примерно в два раза меньше потребностей промышленности. При этом, хотя итоговая величина требуемых вложений довольно высока, стоит подчеркнуть, что речь идет об инвестиционной программе, нацеленной не на  восстановление уровня сельскохозяйственного производства СССР, а на выход России в мировые лидеры.
Среди потенциальных западных инвесторов в стратегическом плане наиболее перспективны страны Западной Европы. Этот регион, во-первых, имеет, в отличие от США, ограниченную площадь сельскохозяйственных земель и более заинтересован инвестировать в агробизнес в других регионах. Во-вторых, в силу сходства природных условий технологии ведения сельского хозяйства в Европе ближе к российским. В-третьих, Западная Европа - крупнейший поставщик продовольствия в Россию и заинтересована сохранить этот рынок. Обсуждаемая в рамках Евросоюза возможность отмены субсидирования европейских производителей сельскохозяйственной продукции также может стимулировать интерес Европы к производству в России.
Возможна и организация проектов с привлечением капиталовложений из арабских государств, многие из которых являются покупателями российского зерна.
Местом выгодных инвестиций в сельское хозяйство экспортной ориентации может быть, например, Северный Кавказ. Площадь региона составляет около 400 тыс. кв. км. Это преимущественно степной район со значительной площадью черноземов, особенно в западной его части. В восточной части района наблюдается некоторый дефицит естественного увлажнения, но гораздо большая засушливость климата в арабских странах не препятствует успешному ведению сельского хозяйства, так что некоторые агротехнические и водохозяйственные технологии арабских стран могут быть применены в этих местностях. Северный Кавказ имеет хорошо развитую транспортную сеть. На побережье Черного моря расположены порты Новороссийск и Туапсе, способные обеспечить обработку экспортных грузов.
Если на уровне научного анализа и выработки государственной политики перспективы сельского хозяйства в России все еще вызывают сомнения, то практика показывает большие успехи российских экспортеров продовольствия. Основной группой в продовольственном экспорте России являются зерновые (см. рис. 1). Их экспорт растет, приближаясь к полутора миллиардам долларов. Стоимость экспорта пшеницы превысила в 2005 г. 1 млрд. долл. Из примерно 150 стран мира, импортировавших пшеницу в 2005 г., 50 закупали ее в России. Широка география российских поставок - от Норвегии на севере до Кении на юге и от Марокко на западе до Индонезии на востоке. Российскую  пшеницу покупают страны СНГ, где самыми крупными импортерами в 2005 г. были Азербайджан и Грузия. Среди европейских покупателей лидировали Италия, Греция и Албания. В Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии основными потребителями были Бангладеш и Индонезия, в Африке к югу от Сахары - Танзания и Кения. В Северной Африке и на Ближнем и Среднем Востоке российскую пшеницу покупают почти все государства. Наиболее крупные закупки в 2005 г. произвели Египет, Йемен, Ливан и Пакистан [5]. Структура экспорта российской пшеницы по регионам представлена на рис. 2.
 
 
 
Источник:рассчитано по данным базы данных ФАО FAOSTAT, сайт http://faostat.fao.org/site/343/default.aspx
 
 
 
Рис. 2. География экспорта пшеницы из России, % физического объема экспорта
 
 
Экспертами ОЭСР и ФАО (в прогнозе «OECD-FAO Agricultural Outlook 2006-2015»)  Россия рассматривается как перспективный поставщик в страны Ближнего Востока и Северную Африку [6].
Такие ощутимые успехи достигнуты отечественными фирмами скорее вопреки, чем благодаря государственной политике. Если нефтяные фирмы и Газпром пользуются неизменной поддержкой в своей экспансии на внешних рынках, то экспортеры зерна должны были сами решать проблемы продвижения на новые разнообразные и весьма конкурентные рынки, и они справились с этой задачей. Их успех показывает потенциал экспортной ориентации российского сельского хозяйства.
Рост производства и экспорта сельскохозяйственной продукции создает благоприятные перспективы в экономике и социальной сфере. Будут развиваться потребности агропромышленного комплекса. Повышение платежеспособности сельских производителей приведет к росту спроса на машины и оборудование для сельского хозяйства. При этом отечественные предприятия необходимо подготовить к этому моменту, чтобы платежеспособный спрос не «ушел» на импорт соответствующего оборудования. В решении проблем, связанных с производством продукции для сельских производителей могут быть задействованы самые разные отрасли промышленности, включая военно-промышленный комплекс.
Современное сельское хозяйство отнюдь не является отсталой в технологическом плане примитивной отраслью. Это капиталоемкое и наукоемкое направление развития современной экономики, растущий рынок для наукоемких технологий, в первую очередь биотехнологий. Стимулируя их практическое применение, развитие аграрного сектора создает тем самым источник средств для финансирования дальнейших научных разработок в этой области. Межотраслевые мультипликаторы, возникающие при развитии сельского хозяйства, способны дать положительный импульс всему хозяйству страны.
Аграрный сектор и обслуживающие его отрасли способны предоставить большое количество рабочих мест для людей разной квалификации в большом числе регионов, а это положительно скажется не только на экономике, но и на социальных процессах.
Диверсифицируя экономику и экспорт, с ориентацией в том числе на решение глобальных проблем, Россия сможет укрепить свои позиции в мировом хозяйстве.
 
 
Примечание
 
[1] World Population in 2300. UN, NY, 2003, p. 9.
 
[2] См. базу данных FAO TERRASTAT на сайте http://www.fao.org/ag/agl/agll/terrastat/
 
[3] См. базу данных FAOSTAT раздел Trade на сайте http://faostat.fao.org/site/342/default.aspx
 
[4] Подробные расчеты см.: А.В. Акимов. Мировая продовольственная проблема: шанс для России в ХХ1 веке?. М., Восточный университет, 1999.
 
[5] Рассчитано по данным базы данных ФАО FAOSTAT, сайт  http://faostat.fao.org/site/343/default.aspx    
 
[6] БИКИ 10.VIII.2006, сс. 6-7 и БИКИ 12.VIII.2006 сс. 6-7
 


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 
 
 



Опубликовано на портале 05/10/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика