Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Первый кризис «антиглобализма»

Версия для печати

Избранное в Рунете

Алексей Богуславский

Первый кризис «антиглобализма»


Первый кризис «антиглобализма»

Разразившийся мировой экономический кризис - подходящий момент, когда многие идеи «антиглобалистов» могли бы быть услышаны и использованы странами-лидерами для усмирения всевластных ТНК. Однако на деле «антиглобалистское» движение само оказалось в идеологическом кризисе, лишив себя возможности хоть сколько-нибудь влиять на выработку антикризисной политики. Почему же так получилось, что когда от «антиглобалистов» ждут решительных действий, они упорствуют и предлагают старую «идеологию» и старые «действия», которые, как можно уже сейчас признать, потерпели фиаско?

Мировой экономический кризис, который так давно и упорно предвещали как «антиглобалисты» всех мастей, так и многие ведущие экономисты планеты (например, Джордж Сорос), наконец-то разразился. Казалось бы, наступил тот подходящий момент, когда многие идеи «антиглобалистов», могли бы быть услышаны и использованы странами-лидерами против «рыночного фундаментализма», установившего несправедливые «правила игры» на мировых финансовых рынках, для усмирения всевластных транснациональных компаний (ТНК), стремящихся превратить мир в один большой «Биг-мак», обложить налогами финансовые спекуляции астрономического масштаба. Однако что же мы видим? «Антиглобалистское» движение само сейчас находится в своем первом идеологическом кризисе и первом кризисе «действия». Почему первом? Потому что антиглобализм в нынешнем виде с момента своего зарождения примерно 15 лет назад переживал только подъем. Теперь же он сменился спадом и застоем, короче, кризисом. Этим движение лишило себя возможности хоть сколько-нибудь активно влиять на выработку антикризисной политики, чем более или менее успешно занимаются власть имущие на национальном (Б. Обама в США, А. Меркель в ФРГ) и международном уровнях (G-8 и относительно новая форма - G-20). Ушли в прошлое времена «битвы в Сиэтле» 1999 года, когда на конференции Всемирной Торговой Организации (ВТО) демонстрантам удалось сорвать подписание «многостороннего соглашения об инвестициях» (MAI), которое предусматривало, что ТНК будут стоять над национальным законодательством. Почему же так получилось, что когда от «антиглобалистов» ждут решительных действий, они упорствуют и предлагают старую «идеологию» и старые «действия», которые, как можно уже сейчас признать, потерпели фиаско. Итак, все по порядку.

Для более легко понимания последующего анализа, в первую очередь, хотелось бы внести ясность в терминологию вопроса. Термин «антиглобализм» и все производные от него введены здесь в кавычки в виду условности этого обозначения. Сами «антиглобалисты» себя таковыми не считают и не называют. Эти люди называют себя «новым антикорпоративным (антикапиталистическим) движением». Или, чаще всего, «движением за глобальную демократизацию» (ДГД). То есть они не «антиглобалисты», а самые что ни на есть последовательные глобалисты. Они исходят из того, что «глобализация» совершенно естественный и неизбежный процесс, борьба против которого совершенно бессмысленна. ДГД выступают не против «глобализации», а против ее форм: всевластия финансового капитала (сюда же: МВФ, Всемирный банк, ВТО, ТНК), превращения человека в товар, против урезания социальных (бесплатного образования и медицинского обслуживания, дотаций на борьбу с бедностью), экономических (политики понижения заработной платы) и демократических свобод (ограничения прав профсоюзов).

Также нельзя оставить без ответа и вопрос о том, кто участвует в ДГД? В первую очередь, это Сапатистская армия национального освобождения (САНО), во главе с почти легендарным лидером - субкоманданте Маркосом, который еще в 1994 году возвестил о «четвертой мировой войне», развернувшейся между ТНК и национальными правительствами. Другой известной организацией «антиглобалистов» является АТТАК. Это звучное название расшифровывается так: «Действие за налог Тобина в помощь гражданам». Речь идет о предложении известного американского экономиста, Нобелевского лауреата по экономике Джеймса Тобина обложить налогом в 0,1% все спекулятивные финансовые операции и пустить полученные деньги на борьбу с нищетой и голодом во всем мире. АТТАК возникло во Франции в 1998 году и сейчас является наиболее сильной составляющей движения ДГД. По социальному составу движение очень разнородно и, в то же время, включает в себя практически все слои населения за исключением «богачей и сверхбогачей» и политического истэблишмент. Здесь можно одновременно встретить бедняка из Рио-де-Жанейро и зажиточного немецкого бюргера средней руки, мелкого клерка из Южной Африки и ученого из Франции...

Одной из старейших международных инициативных групп «антиглобалистов», входящих в ДГД, является «Глобальное действие народов» - всемирная коалиция, включающая неправительственные организации, профсоюзы, экологические группы, группы социального действия в странах Запада и в «Третьем мире». Состав объединения весьма широк: от бразильского Движения безземельных трудящихся (Movimiento dos trabalhadores sin terra) до британской радикально-экологической организации «Вернем себе улицу» (Reclaim the street!), от конфедерации индейцев Боливии до движения народа Огони в Нигерии, от союзов крестьян Индии до профцентров из азиатских и европейских стран и проч. Коалиция заявляет о намерении объединить усилия простых людей в глобальном масштабе, чтобы достичь более справедливого экономического и социального порядка, обуздать корпорации и содействующие им национальные правительства и международные организации.

Другим примером международной «антиглобалистской» организации служит «Виа кампесина» (Via Campesina) - созданное в 1993 году объединение крестьянских инициативных групп и движений из различных стран. Главным инициатором выступила французская Крестьянская конфедерация (Confederation Paysanne) во главе с Жозе Бове - крестьянским лидером, который стал известен благодаря организованному им демонстративному разгрому ресторана «Макдональдс» в г.Милло (Франция).

С самого начала «антиглобалисты» уделяли большое внимание новым информационным технологиям. В 1999 году, во время выступлений против встречи ВТО в Сиэтле, был создан «Независимый медиа-центр» («Индимедиа») (Independent Media Center, Indimedia). Эта всемирная система призвана служить информированию общественности в обход корпоративных средств массовой информации. Локальные сети «Индимедиа» существуют во многих странах Америки, Европы, Азии, Африки и Австралии. Они не только распространяют информацию о деятельности групп антиглобалистского спектра, но и позволяют им таким образом координировать свои действия.

Казалось бы, обладая такими огромными ресурсами, «антиглобалисты» уже давно должны были если не убедить, то принудить национальные правительства принять меры к обузданию негативных сторон глобализации. Можно предположить, что если бы это была сплоченная организация с единым или множеством сильных центров, то такое развитие событий нельзя было исключать. Но «антиглобализм» изначально строился как движение максимально свободное от любых границ, иерархических и командных структур. Так, один из теоретиков «антиглобализма» Иммануил Валлерстайн объявил такой принцип его формирования альтернативой старой модели левых политических сил - централизованных и ориентированных на завоевание власти. Именно благодаря этому на начальных этапах оно объединяло в себе своеобразную радугу взглядов: от левых радикалов до умеренных социалистов, феминисток, пацифистов, секс-меньшинств, движения против пыток и проч. Это обеспечило движению небывалый размах в начале 2000-х годов. Однако такое разноцветье «антиглобализма» спустя некоторое время стало и его слабостью.

Очень быстро выявилось, что среди антиглобалистов существуют значительные разногласия по вопросу о тактике протестов. Умеренные настаивали на строго ненасильственных действиях (особенно после сентября 2001 года, когда любой политический экстремизм, не только уличный, стали запросто уподоблять терроризму), в лучшем случае допуская акции блокады и гражданского неповиновения. Более радикально настроенные протестующие стали прибегать к актам саботажа. Разрушая витрины роскошных магазинов и супермаркетов, банков и представительств корпораций, они стремились не только поразить символы глобалзации (такие, как рестораны «Макдональдс»), но и нанести максимальный материальный ущерб истеблишменту. В ходе демонстраций радикалы объединяются в отдельные колонны - так называемый «Черный блок» («Black Block»). Он получил свое название по цвету одежды участников: черных курток, джинсов и масок.

События в Генуе в 2001 году, когда на демонстрациях против саммита «большой восьмерки» более 200 человек были ранены и один убит, обострили противоречия в рядах «антиглобалистов». Умеренные лидеры обличали радикалов, обвиняя их в насилии и подрыве движения. Одна из вождей АТТАК Сьюзен Джордж обрушилась на участников «Черного блока», назвав их действия «безответственными», «односторонними» и «недемократическими». С этого времени умеренные «антиглобалисты» называют себя «альтерглобалистами» - сторонниками глобализации, но с четко заданными социальными параметрами, под контролем гражданского общества в каждой стране. Однако зачастую и умеренные и радикалы все еще продолжали участвовать в совместных акциях.

До реального раскола дело дошло в 2003-2006 годах. В ходе развития войны в Ираке в «антиглобалистском» движении развернулась активная внутренняя полемика между умеренными и радикалами. Умеренные исходили из того, что основной угрозой миру является не «имперская» политика США как таковая, а ТНК, которые заинтересованы в установлении гегемонии одной сверхдержавы для полного закабаления «развивающихся» стран. Радикалы же свой главный удар наносили против самой политики Вашингтона, утверждая, что США стремится создать всепланетную империю и воплотить в жизнь «новую доктрину Бжезинского» (мир, где США являются верховным правителем, а остальные страны превращены либо в военно-политических и экономических вассалов, либо в колонии). Доводы радикалов выглядели куда более весомо.

В результате ДГД претерпело стремительную радикализацию и становилось все более откровенно антиамериканским и антикапиталистическим. В этот же период «антиглобалистское» движение пережило свой последний подъем - его численность во время Иракской войны выросла, по разным данным, в 2-4 раза. Однако параллельно с этим развивался другой процесс - ослабление движения из-за все более очевидного раскола. В этот период из движения ушли как многие умеренные, разочаровавшиеся в своих иллюзиях относительно возможности путем «косметического ремонта» неолиберализма изменить несправедливый мир, так и некоторые леворадикальные группы, поскольку пришли к выводу, что ДГД со своей аморфной структурой не может возглавить поход против «американского империализма».

В этот же период от «антиглобалистского» фронта стремительно отмежевались анархисты, которые одни из немногих стояли у его основ. Пока движение было более или менее единым, анархисты были готовы мириться с тем, что на многочисленных конференциях в декларацию включались пункты о национально-государственном суверенитете и первичности государства как такового. Когда произошел раскол, анархисты пошли путем создания своего собственного и, между прочим, очень успешного движения - ныне оно считаются самым организованным (анархисты!) среди борцов против глобализации.

Широкую популярность в этих кругах приобрела книга шотландского социолога Джона Холлоуэя «Изменить мир, не беря власть», центральная идея которой - создание социальных пространств, автономных по отношению к государству и капиталу. Холлоуэй доказывает, что как реформизм, так и революционный марксизм потерпели полную неудачу, полагаясь на изменение общества с помощью завоевания государственной и правительственной власти. Ставка на государство - это ловушка, утверждает он, поскольку государство было и остается чисто авторитарной структурой. Сердцевина власти, по его мнению, - не в государстве, как таковом, а в самих капиталистических социальных отношениях, которые проникнуты несвободой, фетишизмом и отчуждением. Поскольку эти отношения сохраняются, то простая смена власти ничего не меняет в обществе.

Несмотря на то, что в 2003-2006 годы «антиглобалистское» движение вступило в предкризисную полосу по инерции оно все еще продолжало развиваться поступательно. Как уже отмечалось, увеличилась его численность; к власти в Бразилии и Боливии пришли «левые», в Венесуэле утвердился «антиглобалист» Чавес; получила свое развитие идея Социальных форумов, на которых антиглобалисты «Севера и Юга» могли бы скоординировать свою планетарную или региональную деятельность. В 2005 году Всемирный Социальный форум в Порту-Аллегри собрал более 150 тысяч участников из 135 стран.

Об этих форумах хотелось бы сказать отдельно, ведь и их организация из года в год стала показателем движения «антиглобализма» в кризис. В теории эти конгрессы, которые проводятся на континентальном и на всемирном уровнях, должны были сохранять и отражать «освободительное разнообразие» «антиглобалистского» движения, отсутствие неравенства в его рядах. Однако на практике это выглядело не совсем так. Уже на втором Всемирном форуме в 2002 году сказалось неравенство между группами. Многие небольшие инициативы и неправительственные организации не смогли, по финансовым и организационным причинам, принять участие в работе форума, на котором доминировали представители политического и общественного истеблишмента (лидеры АТТАК, бразильской Партии труда, французской Социалистической партии, включая министров, и т.д.). Они сформировали «Интернациональный совет», который контролировал и следующий Всемирный форум в 2003 году. Его «звездой» стал новоизбранный бразильский президент Лула да Силва, лидер Партии труда. Многие считают, что в реальности он продолжает неолиберальную экономическую политику, однако охотно прибегает к антиглобалистской риторике.

С 2006-2007 годов «антиглобализм» вступил в фазу застоя, в котором он пребывает и по сей день. Очевидно, что для движения, основанного на инициативах снизу, молодежи и других активных слоев населения, застой равносилен кризису. С этого времени разобщение в нем только растет, а вот новых идей или форм действия так и не найдено. С началом мирового экономического кризиса «антиглобализм» ушел в глухую оборону.

Как известно, «рыба тухнет с головы», поэтому серьезные признаки кризиса «антиглобализма» как идеи и как движения обозначились на встречи его активистов в Афинах в 2006 году - на четвертом Европейском социальном форуме (ЕСФ). На этот раз его организаторы, видимо, стремясь призвать участников к выработке столь дефицитных новых идей, поменяли традиционный лозунг «антиглобалистов»: «Иной мир возможен!» на пафосный, но совершенно бессмысленный - «Мы творим историю!» Как показали итоги форума - участники ЕСФ не только не «творят историю», но и не дай бог, чтобы им это кто-нибудь и когда-нибудь позволил. И речь здесь не только и не столько о том, что с организационной точки зрения форум был совершенным «бардаком». Он к горечи участников продемонстрировал, к чему привели движение долговременные пертурбации.

Полевение мира в начале 2000-х годов «антиглобалисты» записали на свой счет - любое поражение «неолибералов» и «глобализаторов» они автоматически расценивали как свою победу. Это привело к тому, что многие борцы с «мировым империализмом» расслабились, потеряли страх. «Убедились, что чудовищный неолиберальный каток их не раздавил». И не заметили, что в их стане назревает серьезный кризис. А ведь к этому времени (к 2006 году) движение утратило необходимый уровень единства, солидарности и братства. Социальный форум превратился чуть ли не в рутинное мероприятия.

Налицо был и раскол движения. В Афинах одновременно проводилось три форума: «большой» и два альтернативных (анархисты и радикальные коммунисты). По словам левого по своим взглядам социолога А.Тарасова, которого нельзя упрекнуть в предвзятости к «антиглобалистам», форум в Афинах ничем не отличался от «мертвого мероприятия буржуазной академической науки... никто не был заинтересован в другом и никто другого не слушал».

Самой серьезной проблемой Социальных форумов стало исчезновение заинтересованности участников в солидарности и открытости друг другу. Нет там и единства. Так, на Афинском форуме проявилось пагубное (для «антиглобализма») стремление участников наиболее эффективно прорекламировать свою организацию для вербовки новых членов - говоря иначе, они «подходили к Форуму потребительски, паразитировали на нем». Не исполнил этот форум и своего главного предназначения - интегрировать в «антиглобалистское» сообщество страны Восточной Европы. Участники движения с Запада не предоставили практически никакой финансовой помощи их немногочисленным восточноевропейским соратникам - поэтому последние были представлены очень скупо. Кроме того, само механическое включение в Форум представителей стран бывшего соцлагеря (включая Россию и Украину) совершенно не учитывало тамошних реалий - мощных левых общественных движений там пока не существует.

Последний социальный форум в Швеции, прошедший осенью 2008 года, подтвердил существование кризиса на верхушке движения. С Афинского ЕСФ практически ничего так и не изменилось. Форум стал еще более дорогостоящим, но политически более аморфным и формализованным. В условиях мирового экономического кризиса активисты социальных движений сознают необходимость политического действия - организованного, спланированного и эффективного. Однако нынешний «деполитизированный» формат Форумов этого не позволяет. Пока же дискуссии «антиглобалистов» (последнее время - немногочисленные) уходят в пустоту. Сама же совершенно никчемная организация шведского ЕСФ привела нашего «антиглобалиста»-соотечественника Б. Кагарлицкого к мысли о том, что к лозунгу движения «Другой мир возможен» надо дописать запятую, а после нее добавить: «...но мы за него не отвечаем!»

Как известно другой организационной формой «антиглобалистского» движения, наравне с социальными форумами, являются масштабные контрсаммиты. Однако и они из года в год становятся все менее успешными (самый первый - Сиэтл - так и остался самым успешным). Конечно же, значительную роль в этом играют те охранительные меры, которые государства предпринимают для предотвращения срыва саммитов «восьмерки», «двадцатки», ВТО, Давоса и проч. Однако основная причина коренится глубже - в застое самого движения. Конкретный пример. Наоми Кляйн, автор нашумевших книг против глобализации «No Logo» и «Доктрина шока», в мартовской статье сего года вновь призвала «антиглобалистов» вылить свой гнев на власть имущих и устроить грандиозные демонстрации (естественно с битьем витрин!) против своих правительств. Все это действо должно непременно сопровождаться скандированием лозунга: «Мы не будем платить за ваш кризис!»

Лозунг-то может быть и удачный, но к реальности отношения не имеющий: власти во всем мире уже заставили граждан платить: выдавая миллиарды на спасение гибнущих компаний и банков. «Антиглобалисты», грозившиеся сорвать саммит «двадцатки» в Лондоне в апреле 2009 года, сорвать его, конечно, не смогли. В столице Британии, разумеется, были приняты драконовские меры безопасности. Однако демонстранты, чье число не превышало 5 тысяч, не доставили особых хлопот полиции. Акции были опять же бессодержательны и направлены на внешний эффект - покричали, покидались «снарядами» (яйца и йогурты) и разошлись.

Однако вернемся к выяснению причин, приведших «антиглобалистское» движение к застою. Среди них были уже определены несколько - раскол на умеренных и радикалов, кризис Социальных Форумов и контрсаммитов. Однако есть еще одна, наиболее глубокая - разделение Движения за глобальную демократизацию на «богатых» и «бедных». «Богатые» - это «антиглобалисты» «первого мира», а «бедные» - «третьего». Первоначально казалось, что они успешно дополняют друг друга. У «богатых» были определенные финансовые возможности, мобильность, известность, доступ к СМИ, у «бедных» - массовость и готовность к радикальным действия и прямому давлению на правительственные структуры. Но вскоре стало очевидно, что происходит постоянный перекос в сторону «первого мира», и этот перекос не идет на пользу движению, так как он обеспечивает и поддерживает существование довольно аморфного и политически бессильного европейского «антиглобализма». В то же время в странах «третьего мира» (особенно в Латинской Америке) движение куда более централизованно и подчинено определенным иерархическим структурам, что делает его политически активным. Силы ДГД в «третьем мире» оказались способны к активным наступательным действиям на уровне отдельных государств и даже регионов, в то время как эти же силы в «первом мире» этим похвастаться не могут. Но именно они де-факто представляют на международной арене все движение, выдвигают или формулируют цели и задачи, то есть выступают в роли руководства.

Включение «антиглобалистских» движений в политическую борьбу в странах Латинской Америки создали феномен превращения этих движений в нормальные партии, поддерживающие определенных политиков. Так было в Бразилии, Венесуэле и Боливии. Причем этим «антиглобалистам» в их новом «партийном» обличии приходится бороться со своими старыми союзниками - профсоюзными движениями, неправительственными организациями, которые не разделают «левый» курс правительств этих стран (по мнению многих европейских «антиглобалистов» далекий от идеалов демократии и справедливости).

Рассуждения некоторых «антиглобалистов» о мировом контроле банков и крупнейших корпораций подчас похожи на теории «закулисной власти» и «мирового заговора». В то же время не может не удивлять поддержка, которую оказывают многие участники и идеологи движения странам, где нет ни социальной справедливости, ни подлинного народного демократического самоуправления - особенно Ирану, Палестине, Китаю. Неужели возвещаемые со всех «антиглобалистских» манифестов призывы к борьбе за права и свободы человека быстро забываются в угоду совершенно патологического «антиамериканизма»?! И уж совершенно безумно звучат голоса тех, кто считает терроризм чуть ли не выдумкой мирового «империализма», а события 11 сентября 2001 года - провокацией властей США для резкого ограничения гражданских прав и свобод в Америке. Вот вам и еще один повод отвернуться от такого «демократического» движения.

Представленная картина кризиса «антиглобалистского» движения выглядит удручающе. Такое впечатление усиливается еще и тем, что многие базовые идеи, выдвинутые ими, как то необходимость большей демократии, достижения социальной справедливости, уменьшения бедности, решения проблемы Юга, действительно становятся все более актуальными. В условиях нынешних потрясений в мировой экономике видно, что глобализация является не всегда положительным явлением. Надо признать, что ее плоды пожинаются далеко немногими наиболее сильными странами. Для других же она не принесла практически никаких дивидендов. Изучение мирового рынка обнаруживает, что сочетания всеобщей открытости национальных рынков - прежде всего в периферийных странах (МВФ и Всемирный Банк часто предписывали такой «рецепт» в обмен на кредиты) - и сохранения в различных формах протекционизма в центральных странах порождает снижение участия слаборазвитого мира в мировой торговле; абсолютный и относительный рост безработицы; рост обедневших и маргинальных слоев.

Как представляется, «антиглобалистам» (исключая разного рода радикалов), с одной стороны, и истеблишменту (политикам, экономистам), с другой, не хватает воли внимательно прислушаться к идеям друг друга. Ведь и те и другие признают такие мировые проблемы как увеличение бедности Юга, рост безработицы, сокращение социальных гарантий, ухудшение экологии, участившиеся примеры вмешательства ТНК во внутреннюю политику государств. Естественно, что если обе стороны будут продолжать обвинять друг друга во всех смертных грехах или, что присуще истеблишменту, рассматривать «антиглобалистов» исключительно как консерваторов и реакционеров-утопистов, стремящихся повернуть вспять развитие человечества, что совершенно неверно, то поиск решения обозначенных проблем значительно затянется, приведет к возрастанию напряженности в обществе и вообще к непредсказуемым последствиям.

Выход «антиглобалистов» из состояния кризиса видится в настройке их нормального диалога с существующей государственной властью. В то же время никто не говорит, что этот процесс должен пойти быстро - как раз здесь и необходима тактика маленьких, но верных шагов навстречу друг другу. Такой пример, пока, правда, в единственном числе уже есть. Действует он в бразильском городе Порту-Алегри. Предлагаемая модель, а звучит она так - «партиципативная демократия» - призвана соединить существующую систему представительной демократии с широким привлечением граждан к принятию политических решений. Городские власти проводят консультации и переговоры с гражданскими инициативами, неправительственными организациями и различными общественными ассоциациями при определении того, как и на какие нужды должны распределяться бюджетные статьи доходов. Короче говоря, общественные (неправительственные) организации, должны стать субъектом активного гражданского общества.

В условиях нынешнего мирового кризиса власти многих крупнейших государств мира (США, Россия, Великобритания, Германия) уже признают, что многие старые приемы регулирования мировой экономики, основанные на принципах неолиберализма, дают сбой. Видно и их стремление вовлечь в процесс выработки тех или иных глобальных решений многие страны, которые не относились к традиционной «Большой восьмерке» - теперь это «Большая двадцатка». На международном уровне все чаще и настойчивее звучат призывы обратиться к решению проблем Африканского континента. Значительно ограничены возможности увода по махинаторским схемам финансовых капиталов за рубеж - открыта тайна со счетов в Швейцарии и Люксембурге.

Сейчас настало именно то время, когда «антиглобалистам» необходимо наращивать давление на власть по линии вращивания общественных организаций в систему гражданского общества. Для этого должен быть сделан решительный прорыв «антиглобалистов» из положения аморфности и аполитичности к созданию крупных общественно-политических движений на базе, например, ДГД или АТТАК с определенной позитивной программой действий. Возможно, будет полезным обратиться к опыту «зеленых», которые в 1970-80-е годы образовали многочисленные общественные движения, на основе которых были сформированы партии, быстро вошедшие в парламенты, а иногда и правительства (например, Й. Фишер - политик партии Зеленых, бывший министр иностранных дел ФРГ (1998-2005 гг.) многих европейских государств. Представляется, что нынешний кризис «очистит» антиглобалистское движение от старых догм, придаст импульс новым, эффективным инициативам и позволит движению путем влияния на власть и ТНК снизить социальную напряженность во многих странах мира.


Информационно-аналитический центр, 07.12.2009


Примечания:

«Глобализация: что это такое?» Михаил Мунтян

«Заблуждения глобализма» Ульрих Бек

«Метафизика глобализации. От утопии к антиутопии» Вера Самохвалова

«Глобализация как явление постмодерна» Людмила Евстигнеева, Рубен Евстигнеев


Опубликовано на портале 10/12/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика