Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Перспективы развития основных секторов мирового хозяйства после кризиса

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Владимир Кондратьев

Перспективы развития основных секторов мирового хозяйства после кризиса


Кондратьев Владимир Борисович – доктор экономических наук, руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований ИМЭМО РАН.


Перспективы развития основных секторов мирового хозяйства после кризиса

Товарные рынки XXI века имеют две общие особенности. Во-первых, они становятся все более глобальными, порождая в то же время новые формы протекционизма. Во-вторых, рынки оказываются все более сложными: наряду с обычной продукцией узких моноотраслей (нефть, газ, металлы, золото) появляется широкая линейка наукоемкой продукции и высокотехнологичных услуг – так называемые интегрированные продукты межотраслевой кооперации.

В 2009 г. мировое производство сократилось на 1,5%, а объем торговли – на 9%. В 2010 г., по оценкам консалтинговой компании Economist Intelligence Unit, глобальный ВНП должен вырасти на 3,2%, торговля – на 3,7%. Разумеется, такой рост связан с крупными программами государственного стимулирования частного бизнеса, повышения его ответственности, финансовой стабилизации.

В развитых странах, в наибольшей степени пострадавших от кризиса, рост составит лишь 1,7%, в то время как в развивающихся – более 5%. Лидером, разумеется, будет Китай. Огромные государственные инвестиции, особенно в инфраструктуру, обеспечат этой стране экономический рост на уровне 9%, чему будут способствовать также низкие процентные ставки.

 

Основные факторы развития мировых рынков товаров и услуг

На динамике и структуре мировых рынков товаров и услуг, вероятнее всего, скажется неопределенность трех факторов, а именно:

· экономического развития, особенно в первое десятилетие после выхода из кризиса;

· новой конфигурации мировой финансовой системы, сложных финансовых инструментов и контроля над ними;

· мирового экологического развития, что особенно проявилось после датского раунда переговоров в декабре 2009 г.

Можно отметить две особенности товарных рынков XXI века. Во-первых, они становятся все более глобальными в связи с появлением новых суверенных игроков, заявляющих о своих правах на природные ресурсы (которые они готовы обменивать на новые технологии и обучение персонала), но в то же время рынки порождают новые формы протекционизма. Во-вторых, рынки оказываются все более сложными: наряду с обычной продукцией узких моноотраслей (нефть, газ, металлы, золото) появляется широкая линейка наукоемкой продукции и высокотехнологичных услуг – так называемые интегрированные продукты межотраслевой кооперации.Среди ожидаемых тенденций развития товарных рынков можно выделить следующие:

1. Развитые страны сосредоточатся на производстве высокотехнологичной продукции по современным мировым стандартам (учитывающим экологические требования), выпуск которой не по силам новым гигантам индустриального роста (Китаю, Индии, Бразилии) или другим крупным странам мира. Возможны два последствия такого сценария:

· усилится товарообмен в рамках группы развитых стран;

· увеличится товарообмен между развитыми и развивающимися странами: сложная высококачественная продукция и услуги будут обмениваться не только на сырье, но и на рядовую продукцию первого передела.

2. Вероятно, предстоит новый виток борьбы за научно-техническое лидерство в мире. Страна, которая реально преобразует потенциал экономики знаний в повседневную жизнь общества, станет лидером, что найдет отражение в структуре товарных рынков и услуг.

3. На мировых рынках ожидается постепенное стирание граней между военной и гражданской продукцией в результате использования двойных технологий и интеграции военного и гражданского инновационных потенциалов. Система Spin-off (передача технологий из военного в гражданский сектор хозяйства) все реальнее будет подкрепляться системой Spin-on (передача новинок из гражданского сектора в военный). В результате возрастет диверсификация товарной линейки, ускорится обновление выпускаемой продукции, повысится интеллектуальная емкость товарных рынков.

4. Вполне вероятно усиление мирового соперничества в использовании информационных, коммуникационных, космических, био- и нанотехнологий на всех этапах производства, от проектирования до утилизации. В конкурентной борьбе все большую роль будут играть сроки обновления продукции (на имеющихся рынках) и предложение принципиально новых товаров (формирующих новые рынки). То и другое будет зависеть от степени интеллектуализации товара.

5. Логично предположить, что стоимость живого труда, особенно высококвалифицированного, будет возрастать. Одним из требований потребителей рынка станет снижение энергоемкости и материалоемкости продукции в целях сокращения издержек производства и повышения конкурентоспособности товаров.

В последние десять – пятнадцать лет минеральные, сырьевые и товарные ресурсы были объектом беспрецедентного спроса и фактором неопределенности вследствие сочетания шести глобальных макроэкономических, социальных и предпринимательских тенденций, изменившими конкурентный ландшафт. Среди этих тенденций – взрывной рост спроса на энергию и основные материальные ресурсы, особенно в развивающихся странах; сдвиги в предложении нефти, природного газа и базовых материальных ресурсов в сторону отдаленных (и часто геополитически нестабильных) регионов; усиление внимания к последствиям воздействия на окружающую среду производства и потребления энергии и основных материалов; резкое увеличение капиталовложений, необходимых для добычи и воспроизводства минерально-сырьевых и энергетических ресурсов.

В условиях усиления глобальной конкуренции, увеличения ресурсных издержек, существенной ценовой неопределенности встает вопрос о стратегии развития ресурсообеспеченных стран и компаний, направленного на постоянный рост эффективности и производительности труда. В мире наблюдаются глобальные изменения экономической активности, наиболее заметные в сфере энергетических и минерально-сырьевых ресурсов. Рост спроса на них сдвигается из развитых стран в развивающиеся, преимущественно азиатские. По прогнозам экспертов, спрос на нефть со стороны Китая и Индии за период с 2003 по 2020 г. почти удвоится и достигнет 15,4 млн баррелей в день [1]. К концу указанного периода азиатские страны по этому показателю достигнут уровня США – крупнейшего потребителя нефти на сегодняшний день.

Растущий спрос на энергию и базовые материалы со стороны азиатских стран наряду с низкими трудовыми издержками в этих странах означает, что Азиатский регион превратится в основного производителя алюминия, химикатов, бумаги и стали. Например, в Китае прирост сталелитейных мощностей осуществляется так быстро, что доля этой страны в мировом производстве металла может увеличиться с 5% в 2008 г. до 30% к 2015 г., и он станет ведущим экспортером стали в мире.

В следующем десятилетии добыча и производство основных видов ресурсов будут сосредоточены в регионах, существенно отдаленных как друг от друга, так и от мест их потребления. Бразильское древесное волокно, скажем, будет перерабатываться в бумажные продукты в Китае. Объемы природного газа, добываемые и потребляемые внутри страны, будут снижаться, уступая место международным потокам, поставкам на дальние расстояния по трубопроводам или с помощью специальных судов (для перевозки сжиженного природного газа). То же самое уже происходит с добычей нефти, и эта тенденция со временем будет только усиливаться.

Серьезные макроэкономические сдвиги происходят внутри регионов. Так, богатые нефтью и газом страны Среднего Востока осуществляют экспансию в новые для себя отрасли, такие как химическая промышленность или металлургия. Дубай, например, неожиданно превратился в ведущего производителя алюминия – вследствие использования дешевых источников энергии (особенно природного газа) и близости к европейским и азиатским рынкам. Катар, который надеется стать в 2010 г. мировым лидером в производстве сжиженного газа, добавил к этому производство на основе газа высококачественного дизельного топлива. Все это создает новые рабочие места для быстрорастущего населения региона, прежде всего для молодежи.

Рост глобальной взаимозависимости, связанный с необходимостью удовлетворения растущего спроса на сырье и материалы, будет иметь положительный экономический эффект в виде более ликвидных рынков и гибкого ценообразования. В то же время более сложные и длинные цепочки поставок этих товаров в сочетании с геополитическими проблемами способны затруднять снабжение и приводить к ценовой волатильности.

По мере ускорения экономического развития стремительными темпами увеличивается потребление природных и иных ресурсов в развивающихся странах. Например, в Китае потребление нефти за период с 1995 по 2004 г. практически удвоилось, а спрос на алюминий, никель и сталь вырос в три раза. Китай, Индия и страны Среднего Востока стараются ускоренными темпами строить генерирующие мощности и энергетические сети, чтобы удовлетворить растущий спрос на энергию. Китай, например, собирается до 2020 г. построить 500 ГВт новых мощностей в дополнение к 400 ГВт, введенным за прошедшие два десятилетия. Растущий спрос на энергию и материалы вызывает необходимость массированных капиталовложений, которые, по данным Международного энергетического агентства, за 2005–2030 гг. только в нефтяной отрасли должны составить 4,3 трлн долл. (в ценах 2005 г.).

Многие богатые природными ресурсами страны стараются все шире распространить над этими ресурсами государственный суверенитет и контроль, чтобы присваивать природную ренту. Безопасность энергоснабжения становится предметом все большей озабоченности стран – импортеров энергоресурсов (Китай, Европа, США). Этому способствовали и газовые конфликты между Россией и Украиной 2006 и 2008 г.

Тем временем проблемы защиты окружающей среды становятся все более актуальными и для бизнеса. Растущая озабоченность по поводу сокращения вредных выбросов в атмосферу (особенно диоксида углерода) может охватить не только Европу, но другие рынки. В электроэнергетике это стимулировало масштабные инвестиции в новые генерирующие мощности. С другой стороны, резко возрос интерес к возобновляемым источникам энергии, таким как солнечная или энергия ветра. Этот сектор превратился в сферу серьезного бизнеса, достигая 30% всех инвестиций в производство энергии в мире. К 2030 г. возобновляемые источники могут составить до 10% всей производимой в мире электроэнергии, а соответствующие технологии станут эффективными и без государственных субсидий.

Новые предложения вызывают существенные изменения спроса: в предпринимательском и потребительском секторах, в государственной сфере. По данным The McKinsey Global Institute, глобальное потребление энергии может быть сокращено к 2030 г. на 25%, если домашние хозяйства и бизнес получат стимулы для энергосбережения.

Экономический рост в развивающихся странах неизбежно приведет к появлению миллиарда новых потребителей на глобальном рынке, по мере того как доход домохозяйств в следующем десятилетии приблизится к уровню около 5 тыс. долл.. Хотя эти потребители будут обладать меньшей покупательной способностью по сравнению с жителями развитых стран, они, тем не менее, смогут генерировать спрос на известные глобальные бренды. Вследствие этого во многих отраслях возникнут поляризованные рынки, на которых товары класса «премиум» и элитного класса существенно потеснят средний товарный сегмент [2].

Такая поляризация неизбежно затронет и ресурсный сектор. Например, в автомобильной промышленности, сконцентрированной вокруг производства двух типов машин – роскошных и низкозатратных, поставщики высококачественной стали и алюминия постараются усовершенствовать свои технологии в целях создания эффективного рынка материалов для автомобилей класса «люкс». Аналогичным образом производители бумажных продуктов получат возможность занять прибыльную нишу производства инновационных упаковок для производителей потребительских товаров, начиная от мороженого и заканчивая картофельными чипсами. «Люксовые» ниши дадут возможность производителям алюминия, бумаги и стали в условиях излишних мощностей и острой конкуренции сократить свои издержки.

Глобальная стратегия по привлечению талантов для многих компаний будет столь же важна, как и нынешние глобальные стратегии в области добычи ресурсов и производства. Здесь можно выделить две стороны. Во-первых, рост наукоемких отраслей приведет к нехватке высококвалифицированных специалистов. Во-вторых, интеграция глобальных рынков труда создаст новые источники таких талантов. Уже в настоящее время в развивающихся странах сосредоточено 33 млн специалистов с университетским образованием, что в два раза больше, чем в развитых странах.

 

Добывающая промышленность

Сектор материально-сырьевых ресурсов находится в центре этих тенденций. Предполагаемый инвестиционный бум в ресурсных отраслях создаст огромный спрос на инженеров и технических специалистов. Хотя число студентов, обучающихся техническим профессиям, увеличивается, а квалификация инженеров в развивающихся странах растет, разрыв в уровнях компетенций и опыта, по-видимому, будет сохраняться. Некоторые производители металлообрабатывающего и энергетического оборудования отмечают, что не могут выполнить новые заказы вследствие нехватки инженерных работников.

В нефтедобывающей отрасли спрос на инженеров в следующем десятилетии может удвоиться, а разработка труднодоступных месторождений потребует привлечения большого числа высококвалифицированных предпринимателей. Нехватка опытных менеджеров, способных осуществлять крупные капиталоемкие проекты, может стать узким местом и затруднить их выполнение. Языковые барьеры и низкий уровень менеджмента мешают западным компаниям использовать для этих целей китайских и индийских инженеров [3]. Некоторые нефтедобывающие компании уже нанимают студентов из университетов нефтяного профиля и осуществляют поиск специалистов за рубежом. Другие нанимают и переобучают вышедших на пенсию технических специалистов из автомобильной промышленности, где в последние годы шел процесс высвобождения рабочей силы.

Вследствие изменений в условиях регулирования рынков и появления новых технологий в минерально-сырьевом секторе стала формироваться новая структура промышленности. В восходящих сегментах производственных цепочек, например, добыче минералов и нефтедобыче, преобладают процессы существенной экономии на масштабах. В добыче и переработке железной руды три ведущие компании контролируют около 70% глобального рынка. Аналогичная картина в добыче каменного угля. Здесь заметны интенсивные процессы консолидации.

На средних этажах производственных минерально-сырьевых цепочек, где происходит преобразование первичных материалов в готовые продукты и продвижение их на нижние этажи, преимущества экономии на масштабах менее очевидны. В бумажной промышленности, например, усилия по консолидации активов шведской компании Enso и финской Enso-Gutzeit Oy и образование в 1998 г. на этой основе крупнейшей в мире компании Stora Enso разочаровали акционеров. Глобализация торговли, а также быстрое строительство новых низкозатратных мощностей в развивающихся странах перевесили выгоды от консолидации.

Тем временем небольшие «нишевые» компании, работающие в разных сегментах цепочек добавленной стоимости минерально-сырьевого сектора, проявляют исключительную активность в инновационной разработке новых технологий в нефтяной, биотехнологической отраслях, а также в сфере производства чистого топлива на основе биомассы и ликвификации угля.

В 2000–2008 гг. сочетание таких факторов, как возможности промышленной реструктуризации, высокие темпы роста и доступность дешевого капитала привлекли в сектор новых инвесторов. Стоимость 25 крупнейших сделок в этом секторе составила 65 млрд долл. В этих условиях происходили разрушение, реструктуризация и перепозиционирование неэффективных конгломератов.

В следующем десятилетии крупный бизнес все чаще будет сталкиваться с социальными проблемами, вызванными ростом крупных корпораций их мощи, размеров и соответствующим давлением на окружающую среду. Кроме того, нефтяные и горнодобывающие компании накопили огромные прибыли в период высоких цен на сырье, что не прибавило им популярности у потребителей.

В предстоящие годы в деятельности компаний минерально-сырьевого сектора усилится государственное регулирование и вмешательство. В Европе, например, антимонопольные органы более пристально рассматривают сделки по слияниям и поглощениям, особенно в отраслях электроэнергетики и нефтегазодобычи. Государства также все больше озабочены вопросами национальной безопасности в этой сфере. Например, в 2005 г. оппозиция в американском Конгрессе заблокировала сделку по приобретению компании Unicol китайской корпорацией China National Offshore Oil Corporation (CNOOC).

В настоящее время обычных отношений компаний с общественностью оказывается недостаточно. Им приходится выстраивать принципиально новые контакты с государственными органами, местными органами власти и неправительственными организациями для разработки новых кодексов поведения.

Все более важной для минерально-сырьевых компаний становится операционная производительность. Добывающие компании, находящиеся в верхнем сегменте цепочки производственного процесса, концентрируются на обеспечении прибыльности капиталоемких проектов. Для компаний, находящихся в среднем звене цепочек добавленной стоимости (металлургические компании, производители бумаги и изделий из нее), критическим фактором выступают управленческие издержки. Здесь велико давление конкуренции со стороны вновь входящих на рынок компаний, которые имеют преимущества в использовании новых технологий. Кроме того, в этом сегменте рынка идут активные слияния и поглощения и оптимизация мощностей.

Минерально-сырьевые компании стараются усилить локализацию производства в тех странах, где находятся их основные мощности. Нигерия, например, требует от иностранных нефтедобывающих компаний, чтобы они использовали в своей деятельности определенный процент местного персонала и передавали часть субподрядных работ местным строительным компаниям, возводящим новые мощности. Основная проблема при этом компаний в цепочках добавленной стоимости, желающих развивать бизнес в странах Азии, заключается в адаптации их капитало-интенсивных моделей и технологий производства, дистрибуции и маркетинга к местным условиям.

Компаниям минерально-сырьевого сектора приходится принимать решения в условиях неопределенности цен, инвестиций, регионов деятельности и государственного регулирования. Так, стратегия диверсификации источников сырья компаниями энергетического сектора в целях снижения вредных выбросов в атмосферу имеет как минимум двадцатилетний горизонт планирования, далеко выходящий за рамки нынешней политики государственного регулирования. Повышение эффективности принятия решений в условиях неопределенности требует точной оценки рисков осуществления проектов в реальном времени и привязки этой оценки к используемым технологическим процессам. Такие требования создают определенные проблемы для многих минерально-сырьевых компаний, поскольку их топ-менеджеры имеют, как правило, техническое, а не финансовое образование.

Наконец успешный рост компаний зависит от их способности осуществлять крупномасштабные капиталоемкие проекты с использованием технологий работы в трудных климатических условиях. Одним из решающих факторов является высокий уровень квалификации персонала, способного находить оптимальное соотношение между лучшими техническими решениями и более практичными (хотя, быть может, и менее эффективными) стандартными вариантами, что позволяет осуществлять проекты с высокой степенью вероятности. Ключевой элемент при этом - умение привлекать менеджеров высочайшей квалификации, способных интегрировать технические, коммерческие и политические аспекты мегапроектов в единое целое, как в сегодняшних условиях, так и на перспективу.

 

Обрабатывающая промышленность

Глобализация обрабатывающей промышленности была наиболее примечательной чертой мирового хозяйства в последние 15 лет. Трансфер рабочих мест здесь (особенно в трудоемких отраслях) из развитых стран в развивающиеся, по всей видимости, продолжится и в следующие 15–20 лет.

Большинство экспертов полагает, что все более важным источником конкурентных преимуществ будут низкие издержки. Для трудоемких отраслей обрабатывающей промышленности развивающиеся рынки в этом смысле находятся в более выгодном положении. Несмотря на ожидаемый значительный рост заработной платы во многих развивающихся странах, различия в ее среднем уровне между развитыми и развивающимися странами останутся все еще огромными. Опрос международных ТНК показывает, что конкуренция со стороны рынков с низкими издержками и ценовая конкуренция остаются двумя важнейшими рисками, с которыми предстоит столкнуться международным корпорациям.

Например, уровень заработной платы в Китае в 2006 г. составлял 5% от уровня США и Европейского союза. К 2020 г. он возрастет до 15%. В восточноевропейских странах этот показатель составляет в настоящее время 20% от среднеевропейского уровня, а к 2020 г. возрастет до 30%. Это означает, что угроза конкуренции Восточной Европе со стороны развивающихся рынков также вырастет, особенно в отраслях, где высокие транспортные издержки не дают восточноевропейским странам естественного доступа на западноевропейские рынки. (Речь идет о крупнотоннажных видах продукции, таких, как крупнотоннажная химия, минеральные удобрения, уголь или сжиженный газ – прим. автора)

Развивающиеся страны будут конкурировать с развитыми не только по линии трудовых издержек. Качество выпускаемой ими продукции также улучшается. По данным консультационной компании McKinsey, до 1990 г. 70% всего производства цветных телевизоров в мире было сосредоточено в развитых странах; в настоящее время уже 80% этой продукции выпускается в развивающихся странах. Благодаря «диджитизации» информации и новым формам ее передачи, на развивающихся рынках возросло предложение квалифицированной рабочей силы в таких сферах, как разработка новых продуктов и проектирование.

В то же время сдвиг в мощностях обрабатывающей промышленности не является безусловным. Привлекательность стран с низкими издержками выше в одних отраслях и ниже в других. Действительно, в трудоемких секторах с большими объемами производства и низкими транспортными издержками, где потребитель особо чувствителен к цене товара (производство небольших домашних приборов и оборудования), развивающиеся страны будут иметь преимущества. Там же, где объемы производства не столь значительны, а капиталоемкость производства и транспортные издержки высоки (например, в производстве «белых товаров» [4]), мощности создаются, как правило, ближе к конечным рынкам сбыта. В сложных отраслях, таких как точное машиностроение, производство медицинского оборудования, авиастроение, приоритет сохранится за развитыми странами.

«Фактором размещения наших мощностей является наличие сырья и материалов, – говорит Пол Майер, директор по продажам компании Braby, производящей нишевые крупные емкости для хранения из алюминия и нержавеющей стали. – Китай и Тайвань не могут быть нашими поставщиками, поскольку наши предприятия расположены в Европе, и мы привязаны к поставщикам из Германии и Франции».

Интеллектуальная собственность – еще один важный фактор, определяющий инвестиционную стратегию компаний. Если конкурентные преимущества компании связаны с правами интеллектуальной собственности, то размещение производства в развивающихся странах, где риск воровства интеллектуальной собственности относительно выше, превращается едва ли не в авантюру. Степень риска здесь зависит от жизненного цикла товара. Например, в производстве мобильных телефонов жизненный цикл прав интеллектуальной собственности относительно короток, следовательно, и риск в этой сфере ниже.

По мере оптимизации контроля издержек, операционной эффективности и выхода на локальные рынки сбыта, компании стараются разбить цепочку производственного процесса на основные составные компоненты. Одни предполагается привязывать к местным рынкам, вторые централизовывать, в третьих объединять то и другое. Многие корпоративные структуры по разработке и продвижению новых продуктов будут глобализированы, поскольку современные коммуникационные технологии позволяют пользоваться информацией в Фактором размещения наших. С другой стороны, многие компании нацелены на более тесное сотрудничество потребителей и поставщиков в процессе производства товара, предполагающее взаимодействие между локальными потребителями и корпоративными исследовательскими структурами.

По мере того как скорость, персонализация и эффективность становятся все более критичными факторами производства, возрастают требования к квалификации рабочей силы. Многие компании предполагают значительно увеличить инвестиции в переподготовку кадров и повышение их квалификации. В американской компании Dell уже сейчас на переподготовку персонала затрачивается до 40 часов в год на человека. Ожидается существенная переориентация корпоративных ИТ-инвестиций. Если раньше главными объектами таких инвестиций были финансовый менеджмент, технологические процессы и общая ИТ-инфраструктура, то в ближайшие 15–20 лет произойдет сдвиг в сторону услуг потребителю, управления производственным процессом и управления знаниями.

Вероятной проблемой, особенно в развитых странах, станет привлечение новой рабочей силы в обрабатывающую промышленность, поскольку отрасль не является престижной: молодые люди не хотят быть сварщиками, а хотят сидеть за компьютером.

На современных глобальных рынках важным конкурентным преимуществом является стоимость брэнда. Брэнд все больше становится показателем уровня качества и имиджа. В развивающихся странах усиливается тенденция разрабатывать и производить товар под собственным оригинальным брэндом (так называемые производители оригинального брэнда – OBM).

В этом процессе некоторые компании органически поднимаются вверх по цепочке добавленной стоимости. Есть и такие, которые создают OBM, покупая компанию, на которую они работали в качестве «производителя оригинального оборудования» (OEM), получая таким образом необходимый западный опыт проектирования в дополнение к имеющимся собственным корпоративным ресурсам.

 

Автомобильная промышленность

После глубочайшего в своей истории экономического кризиса автомобильная промышленность начинает подавать признаки жизни. В 2010 г. общий объем зарегистрированных автомобилей должен вырасти на 5%. При этом наиболее высокие темпы роста ожидаются в странах Азии (17,5%), Северной Америки (11%) и Западной Европы (10%). Самый слабый рост прогнозируется для Латинской Америки (3%) и Восточной Европы, включая Россию (2,7%).

Несмотря на относительно низкую цену на нефть, ключевые автопроизводители продолжают инвестировать в энергосберегающие технологии. Основное направление –создание электромобилей. К 2015 г. этим широко будут заниматься не только корпорации массового сегмента, но и эксклюзивные производители, такие как Lamborghini и Ferrari. Следует ожидать резкого усиления конкуренции со стороны развивающихся стран. Так, крупнейшая китайская частная автомобильная компания Geely к концу 2010 г. собирается запустить девять новых моделей, а к 2015 г. – 42 новые модели, причем общий объем ежегодного производства этой компании достигнет 2 млн. автомобилей.

 

Потребительские товары

В развитых странах потребители, напуганные высокой безработицей и стагнацией цен на жилье, усиленно экономят на расходах, заставляя торговые компании все больше внимания уделять развивающимся рынкам, прежде всего Китаю. Здесь государство усиленно стимулирует внутренний спрос и покупательную активность населения, для того чтобы ослабить зависимость экономики от экспорта и инвестиций. В КНР эксперты ожидают рост объемов розничной торговли на уровне 9%, по сравнению с 1,7% в среднем по миру.

Среди потребителей сохраняется большой спрос на магазины-дискаунтеры. Крупнейшая в мире американская торговая компания Wal-Mart, уже открывшая в Индии свой первый магазин в партнерстве с индийской Bharti Group, планирует к 2011 г. открыть в этой стране еще десять торговых центров. Крупнейший американский продавец обуви Collective Brands откроет в 2010 г. свои фирменные торговые центры в России и на Среднем Востоке.

На рынке Е-ридеров разгорается настоящая битва, по мере того как падают цены на эти товары. Разрабатываются новые устройства, позволяющие максимально упростить доступ пользователей к различным блогам, торговым сайтам и книгам. Eee Reader от тайваньской компании Asus будет иметь два экрана, сканер, веб-камеру и микрофон для системы Skype, позволяющей осуществлять голосовое соединение через Интернет.

 

Энергетика

Хотя «зеленая» энергетика и останется повальным увлечением, наиболее растущим рынком станет уголь. Спрос со стороны Китая и Индии обеспечит углю самые высокие темпы роста среди остальных видов топлива, а ежегодный рост его потребления увеличится до 3,5%. На упомянутые две страны, «Чиндию», придется до 80% этого роста. Если в развитых экономиках спрос на уголь будет снижаться по мере совершенствования более чистых энергетических технологий, то Китай останется менее эко-ориентированным: к 2011 г. он будет располагать мощностями по сжиганию этого вида топлива на уровне 700 тыс. МВт, или 40% мирового потребления.

Глобальное потребление нефти увеличится в 2010 г. лишь на 1,1% вследствие слабого экономического роста, однако цены в целом восстановятся. В среднем цена нефти марки Brent прогнозируется на уровне 74 долл. за баррель по сравнению с 62 долл. в 2009 г. Что касается жидкого биотоплива, то его производство в развитых странах в ближайшие годы будет расти темпами 10—15% в год; двухзначными цифрами, однако влияние этого вида топлива на общую энергетическую ситуацию останется ограниченным. По данным Международного энергетического агентства, лишь через 20 лет доля биотоплива достигнет 5% от общего объема рынка жидких видов энергоресурсов. В целом за счет возобновляемых источников энергии к 2030 г. будет удовлетворяться 10% глобального спроса на первичные энергоресурсы по сравнению с 7% в 2006 г.

Финансовый сектор

Положение крупных транснациональных банков в 2010 г. продолжит стабилизироваться, однако их прибыли останутся незначительными вследствие введения жестких требований к капиталу. Из-за медленного экономического роста и слабого кредитного спроса капитализация глобального финансового сектора может снизиться. Процентные ставки останутся, по крайней мере в 2010 г., на своих исторических минимумах, поскольку центральные банки будут стараться реанимировать глобальную экономику.

Объем новых банковских кредитов, после падения на 9,5% в 2009 г., может возрасти на 5%, что с учетом инфляции означает стагнацию кредитования экономики. Это в сочетании с жестким государственным регулированием заставит крупные глобальные банки обратить более пристальное внимание на развивающиеся рынки, где финансовый кризис был менее острым. В большинстве развивающихся стран потребности в обычном банковском финансировании и простых банковских продуктах остаются высокими.

Благоприятные перспективы существуют и для компаний, управляющих активами, благодаря процессу старения населения и резкому сокращению разных пенсионных схем. Деньги будут перетекать с разбухшего рынка деривативов на биржи ценных бумаг, которые, в свою очередь, испытывают жесткое давление государства в сторону централизации и консолидации, а доля акций в общих объемах сделок будет иметь тенденцию к росту.

Пищевая промышленность и сельское хозяйство

Консультационная компания The Economist Intelligence Unit предполагает рост цен в 2010 г. на основные продукты питания на уровне 4–5%. Настоящей «звездой» среди них окажется сахар, цены на который могут возрасти в 2010 г. на 15%. Одной из причин такого роста является спрос со стороны развивающихся стран. Однако главная причина заключается в использовании сахарного тростника в качестве основы для производства биотоплива. В развивающихся странах экономический кризис привел к сокращению спроса на кофе, который рассматривается здесь в качестве элитного продукта. Розничные продажи кофе в развитых странах сохраняются на прежнем уровне.

Из кризиса быстрее всего выйдут пищевые компании, обладающие сильными брендами и предлагающие товары по низким ценам. Так, американский гигант Heinz прогнозирует рост продаж своих продуктов в ближайшие годы на уровне 4–6% и в объемах, превышающих 10 млрд долл. При этом 60% доходов предполагается получать не с американских рынков.

Базовые материалы

В 2010 г., по мере действия государственных мер по стимулированию экономического роста, произойдет восстановление цен на базовые материалы. Реанимация автомобильной промышленности будет стимулировать производство металлов, прежде всего стали, цены на которую могут вырасти на 15–20%. Глобальное потребление меди возрастет на 3% благодаря спросу со стороны кабельной промышленности. Это хорошая новость для Чили, на которую приходится треть мирового производства этого металла. Рост цен на золото обусловлен консервативными инвесторами, скептически настроенными в отношении будущего мировой финансовой системы. Хотите узнать где прямо сейчас можно сорвать реальный джекпот?Только на вулкан олим официальном сайте клуба.Только в нем и только сейчас вы можеет выиграть очень солидные выигрыши.Дерзайте

Информационные технологии и телекоммуникации

Глобальная ИТ-индустрия после рецессии 2009 г. подрастет в 2010 г. на 4–5% благодаря спросу на программное обеспечение и услуги. При этом продажи персональных компьютеров увеличатся на 8%. Этот рост, однако, будет распределяться неравномерно. Если в США и Канаде число персональных компьютеров на 100 человек населения достигнет 97, то на Среднем Востоке и в Африке этот показатель не превысит 17. В странах Азии число персональных компьютеров на 100 человек в среднем составит 19, причем разрыв с Западом по этому показателю будет стремительно сокращаться. В Китае, например, рост расходов на ИТ-индустрию ожидается на уровне 13%, а их объем достигнет в абсолютных размерах 80 млрд. долл., что выше, чем в Германии.

Продажи чипов в 2010 г. вернутся на предкризисный уровень, увеличившись на 7% и достигнув 210 млрд долл. (в 2011 г. ожидается увеличение еще на 9%). Рост будет наблюдаться на всех региональных рынках, но особенно быстро – в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поскольку западные производители электроники продолжат перенос своих мощностей в эти страны.

И в плохие и в хорошие времена любовь к мобильным телефонам остается неизменной. В 2010 г. число мобильных телефонов на 100 человек населения достигнет 80, а в 2013 г. – 90 (по сравнению с 73 в 2009 г.). Наиболее популярными станут смартфоны: в бедных странах они часто являются заменой персональным компьютерам. В Индии и Китае, где очень быстро развивается система мобильной связи третьего поколения (3G), будут наблюдаться наиболее высокие темпы роста, отражая отсутствие инфраструктуры фиксированной связи. Согласно оценкам консультационной компании Pyramid Research, к 2013 г. 17% индийских абонентов мобильной связи будут использовать технологии 3G.

Nokia, ведущий мировой производитель мобильных телефонов, собирается ввести в эксплуатацию систему m-платежей, позволяющую пользователям переводить деньги, покупать железнодорожные билеты, оплачивать счета. Мобильный банкинг получит широкое распространение. Музыкальные фанаты из стран Юго-Восточной Азии оплатят треть всех глобальных затрат на развлечения, покупаемые через мобильные телефоны. Этот бизнес в мире вырастет в 2010 г. на 28–30% и достигнет 40 млрд долл.

Электронная торговля после сокращения в 2009 г. на 3% обещает вырасти в 2010 г. на 5,5% и в 2011 г. – на 11%, достигнув 135 млрд долл. В последующий период, вследствие достижения зрелой стадии рынка, темпы роста будут постепенно снижаться. Тем не менее, по прогнозам консалтинговой компании Forrester Research, доля электронной торговли в общих объемах розничной торговли будет продолжать расти (с 6% в 2009 г. до 8% в 2012 г.).

Реальная коммерческая сила электронной торговли заключается на самом деле не столько в осуществлении трансакций, сколько в сборе информации, на основе которой торговые сети собираются наращивать объемы своих продаж. Пользователями Интернета к 2013 г. станут более 2 млрд человек, из которых 17% придется на жителей Китая. В этой стране объемы электронной торговли возрастут на 28%. В Латинской Америке объем онлайновой торговли, включая туризм и путешествия, может достичь в 2010 г. 30 млрд долл. по сравнению с 11 млрд долл. в 2007 г. Например, в Бразилии, в условиях относительно ограниченного выбора товаров в обычных торговых центрах, такая торговля в 2010 г. увеличится на 40%.

Примечания:

[1] The McKinsey Quarterly, 2007, No 1.

[2] T. Knudsen, F. Randel and Jorgen Rugholm “The vanishing middle market”,

[3] D. Farrel, M. Laboissiere and J. Rosenfeld, “Sizing the emerging global market”, The Mckinsey Quarterly, 2005 Number 3.

[4] Под «белыми товарами» (white goods) понимается обычно крупногабаритное оборудование для дома – холодильники, кондиционеры и пр.

Читайте также на нашем сайте:

«Выходит ли экономика из кризиса? Перспективы развития мировой экономики на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Экономический кризис: адаптация компаний и перспективы развития» Владимир Кондратьев

«Чем закончится кризис? Среднесрочные сценарии развития мировой и российской экономики» Наталья Акиндинова, Максим Петроневич

«Технологические уклады и преодоление экономических кризисов» Владимир Белоусов

«Либеральные сказки и кондратьевские волны. Николай Кондратьев как зеркало мирового кризиса» Александр Айвазов

«Конец экономического либерализма?» Владимир Кондратьев

«Мировая и российская экономика: оценки и прогнозы» Фонд «Общественное мнение»

«Какой должна быть бюджетная стратегия выхода из кризиса?» Катрин Матье, Анри Стердиньяк

«Основные показатели мировой экономики (данные ноября 2009 г.)» Институт энергетики и финансов

«В поисках утраченного роста: перспективы развития мировой экономики на 2009–2010 гг.» Лилия Зубченко


Опубликовано на портале 05/06/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика