Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

От Бразилии к России: направления стратегического партнерства стран-членов БРИКС

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

От Бразилии к России: направления стратегического партнерства стран-членов БРИКС


Яковлев Петр Павлович – доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, профессор Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова.


От Бразилии к России: направления стратегического партнерства стран-членов БРИКС

На XI саммите БРИКС в Бразилии российский президент назвал совместными приоритетами группы в глобальных делах соблюдение норм международного права, защиту центральной роли ООН и формирование более справедливого миропорядка. Пять стран БРИКС обеспокоены негативными процессами в мировой экономике и политике. Опираясь на свой возросший финансово-экономический и торговый потенциал, «пятерка» ищет возможности преодоления негативных явлений, в том числе, на пути формирования альтернативных институтов мирового хозяйства. Объединение превращается в политическую реальность глобального масштаба.

13–14 ноября 2019 г. в бразильской столице Бразилиа состоялся XI саммит государств-членов группы БРИКС. Встреча лидеров неформального межгосударственного объединения, в которое входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка, проходила в центральном здании министерства иностранных дел – Дворце Итамарати, одном из шедевров всемирно известного архитектора Оскара Нимейера. Заметим, что Бразилия провела встречу глав государств и правительств БРИКС уже во второй раз – VI саммит в 2014 г. прошел в бразильском городе Форталеза,

В нынешней чрезвычайно сложной и напряженной международной обстановке, отмеченной вооруженными конфликтами, геополитическими разломами, «торговыми войнами», санкциями и контрсанкциями, кризисом демократических институтов и массовыми протестными выступлениями, к саммиту в бразильской столице было приковано самое пристальное внимание. Для России председательство Бразилии в БРИКС, старт которому был дан 1 января 2019 г., стало особенно важным, поскольку оно явилось своеобразным мостом к июлю 2020 г., когда саммит «пятерки» (также повторно) пройдет в Санкт-Петербурге.

 БРИКС в меняющемся мире

С того момента, когда сотрудник-исследователь влиятельной инвестиционной компании Goldman Sachs Джим О’Нил в ноябре 2001 г. ввел в оборот термин БРИК [Goldman Sachs…] применительно к четырем крупнейшим странам с формирующимися рынками (Бразилии, России, Индии и Китаю), прошло почти два десятилетия. За это сравнительно непродолжительное (по историческим меркам) время «четверка» превратилась в весьма авторитетное межгосударственное объединение, а с присоединением в феврале 2011 г. Южной Африки стала «пятеркой» и получила нынешнее наименование БРИКС.

В бурном потоке глобальных перемен страны «пятерки», несмотря на все потрясения и сложности, подтвердили свою растущую роль в процессе создания нового миропорядка. Это явилось следствием как национальных социально-экономических успехов, достигнутых за два десятилетия XXI в., так и все более плотного взаимодействия в рамках самой группы. В настоящий момент это взаимодействие охватывает более 30 приоритетных сфер межгосударственных отношений: энергетику, торговлю, финансы и банковское дело, науку и высокие технологии, образование и здравоохранение, способы противодействия трансграничной преступности и т. д. Совместная работа идет в интенсивном режиме: актуальные вопросы сотрудничества стран БРИКС ежегодно обсуждаются на десятках министерских совещаний и более чем сотне рабочих заседаний профильных экспертов. А с 2009 г. регулярно проводятся встречи на высшем уровне, фиксирующие продвижение вперед в расширении и консолидации внутригруппового сотрудничества, а также оценивающие с согласованных позиций «пятерки» развитие основных глобальных политических и торгово-экономических трендов [Kobelinsky].

Все годы существования БРИКС международные эксперты задаются сакраментальным вопросом: насколько естественным и оправданным является объединение его участников в сложившемся формате? В самом деле, между ними практически нет культурной или цивилизационной общности, у них очень разные политические системы (от жесткой коммунистической однопартийности КНР до вполне укоренившихся буржуазно-демократических режимов либерального толка в Бразилии и Индии), существуют глубокие различия в экономических моделях (например, государствоцентричный олигархический капитализм в России и так называемая функционирующая анархия в Индии). Не секрет, что между двумя представителями Азии уже многие десятилетия сохраняются острые разногласия, не раз ставившие Китай и Индию на грань военного столкновения. Да и отношения нашей страны с КНР, скажем прямо, далеко не всегда были безоблачными. Наконец, как отмечают отечественные ученые, государства-члены БРИКС «имеют различную географию внешнеполитических интересов» [Перспективы и стратегические… с. 20].

Названные факторы и обстоятельства трудно опровергнуть и невозможно игнорировать. Тогда что же объединяет участников БРИКС, что образует ценностную платформу членов этой группы и лежит в основе их стремления к сотрудничеству, в конечном счете – формирует новую международную реальность?

В агрегированном виде речь идет о критическом отношении «пятерки» к целому ряду системообразующих черт нынешнего миропорядка, включая попытки односторонних силовых действий и вмешательство во внутренние дела суверенных государств. Одновременно члены БРИКС выступают за укрепление центральной роли ООН в мировых делах, демонстрируют приверженность концепции многополярного мира, а также делают акцент на признании примата международного права, уважении равноправия всех стран-участниц мирового сообщества.

Весомые общие интересы участников БРИКС лежат в глобальной финансовой и торгово-экономической сфере. Это и понятно, поскольку благосостояние «пятерки» в сильнейшей степени зависит от состояния дел в мировом хозяйстве и трансграничной торговле, от того, по каким правилам и в каком направлении будет развиваться многостороннее экономическое сотрудничество в глобальном масштабе. Объединение выражает заинтересованность в поддержании роста глобального ВВП и оздоровлении ситуации вокруг Всемирной торговой организации (ВТО) и в целом в международной торговле. Как подчеркнул на пресс-конференции по итогам саммита в Бразилии президент России В.В. Путин, БРИКС является определенным фактором стабильности «в мировой экономике, поскольку выступает за открытые рынки, против любого вида протекционизма» [Владимир Путин ответил…].

Чрезвычайную остроту эти вопросы приобрели в последние годы, прежде всего в связи с агрессивной неопротекционистской политикой администрации Д. Трампа, развязыванием так называемых торговых и санкционных войн, резкой критикой в адрес ВТО и, по сути, блокированием ее нормальной работы. В большей или меньшей степени рестриктивные действия Вашингтона затронули интересы всех без исключения стран БРИКС, что, по мнению комментаторов Radio France internationale, неизбежно привело к «формированию антитрамповского фронта» в сфере международной торговли [BRICS countries…].

Думается, что в основе разногласий и конфликтов между США (и шире – объединенным Западом) и БРИКС лежит изменение в соотношении сил в пользу «пятерки», что отчетливо проявилось прежде всего в резком увеличении удельного веса государств «пятерки» в совокупном мировом ВВП (табл. 1).

Таблица 1 

Динамика ВВП (млрд долл. по паритету покупательной способности – ППС)

Страна

2000

2005

2010

2015

2018

Бразилия

1586

2048

2802

3234

3365

Индия

2086

3240

5311

8036

10505

Китай

3713

6622

12403

19756

25270

Россия

1636

2468

3229

3834

4213

ЮАР

347

469

601

730

789

БРИКС

7732

14847

24346

35590

44142

Мир в целом

43600

60630

74540

113700

136040

Доля БРИКС (%)

17,7

24,5

32,7

31,3

32,5

Источник: The World Bank. Database. – databank.worldbank.org/reports.aspx?source=2&series=NY.GDP.MKTP.CD&country=WLD

 

Как видно из многочисленных данных международной статистики (Всемирный банк, Международный валютный фонд, Организация экономического развития и сотрудничества и др.), в 2000–2010 гг. при росте мирового ВВП в 1,7 раза аналогичный показатель БРИКС вырос в 3,5 раза, благодаря чему доля «пятерки» в глобальной экономике «подскочила» с 17,7 до 32,7%. В последующие годы под влиянием негативных последствий мирового финансового кризиса 2008–2009 гг. и рецессии, сопровождавшейся замедлением прироста ВВП даже в таких странах-драйверах международной экономики, как Китай и Индия, доля БРИКС стабилизировалась на достигнутом уровне. Но уже в ближайшее время прогнозируется ее новое увеличение – в частности, в результате ожидаемого ускорения роста в России и Бразилии на фоне снижения общемирового показателя [Global Economic…].

Не менее впечатляющее усиление позиций БРИКС наблюдается в глобальной торговле товарами (табл. 2). Если в 2001–2018 гг. мировой товарооборот вырос в 3,1 раза, то совокупный показатель стран «пятерки» увеличился в 7,4 раза, а их доля более чем удвоилась и превысила 17% общего объема международной торговли. Причем азиатские члены объединения совершили подлинный внешнеторговый спурт. Индия нарастила товарооборот в 8,8 раза, а Китай – в 9,1 раза и стал самым крупным мировым экспортером товаров (в 2018 г. – 2,1 трлн долл.), далеко обойдя ближайших конкурентов: США (1,7 трлн долл.) и Германию (1,5 трлн долл.) [ITC…].

Таблица 2

Страны БРИКС в мировой товарной торговле (млрд долл.)

Страна

2001

2005

2010

2015

2018

Бразилия

113,9

211,4

383,7

362,6

421,1

Индия

94,6

241,3

570,4

655,1

830,7

Китай

509,7

1422,0

2973,8

3953,5

4629,2

Россия

141,8

340,2

626,0

526,7

687,6

ЮАР

51,6

102,0

165,7

165,8

187,8

БРИКС

911,6

2316,9

4719,6

5663,7

6756,4

Мировая торговля

12424,0

20950,0

30414,0

32924,0

38950,0

Доля БРИКС (%)

7,3

11,1

15,5

17,2

17,4

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Product_SelProduct_TS.aspx?nvpm=1%7c%7c%7c%7c%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c2...

 

Исключительно важным индикатором растущего глобального влияния государств БРИКС служит динамика их участия в международном движении капитала. Речь идет о прямых иностранных инвестициях (ПИИ) в экономику «пятерки» и прямых зарубежных инвестициях (ПЗИ) cамих членов объединения.

За период с начала текущего столетия роль участников БРИКС как импортеров и экспортеров международных прямых инвестиций кардинально изменилась (табл. 3). Если в 2000 г. на их долю приходилось всего 5,4% накопленного объема (стока) мировых ПИИ и 1,6% – ПЗИ, то уже в 2010 г. сток иностранных инвестиций вырос в 5,2 раза, превысил 2 трлн долл. и составил 10,5% общемирового показателя. К концу 2018 г. объем ПИИ в государствах БРИКС увеличился еще почти на 1,2 трлн долларов. Разительная перемена произошла на рынке зарубежных инвестиций. Накопленный объем прямых капиталовложений стран «пятерки» за рубежом в 2000–2018 гг. вырос в 24 (!) раза: с 121,4 млрд долл. до 2,9 трлн долл. Особенно существенно увеличились активы за рубежом китайских (в 70 раз) и индийских (в 96 раз) корпораций. Превращение государств-членов БРИКС в крупных экспортеров капитала глобального уровня создает для многих стран (в первую очередь – развивающихся) альтернативные западным инвестициям источники финансирования, формирует новую инвестиционную картину мира.

Таблица 3

Страны БРИКС: накопленные объемы ПИИ и ПЗИ (млн долл.)

Страна

ПИИ

ПЗИ

2000

2010

2018

2000

2010

2018

Бразилия

117611

640330

684213

45351

149333

229066

Индия

16339

205580

386354

1734

96901

166193

Китай

193348

587817

1627719

27768

317211

1938870

Россия

29738

464228

407362

19211

336355

344090

ЮАР

43451

179565

128809

27328

83249

237976

БРИКС

400487

2077520

3234457

121392

983049

2916195

Мировые инвестиции

7377272

19751909

32272043

7408782

20310855

30974931

Доля БРИКС (%)

5,4

10,5

10,0

1,6

4,8

9,4

Источник: UNCTAD. World Investment Report: Annex Tables. 12 Jun 2019. – unctad.org/en/Pages/DIAE/World%20Investment%20Report/Annex-Tables.aspx

 

Очевидно, что укрепление позиций БРИКС в мировой экономике, торговле и финансах может происходить только за счет сокращения удельного веса Запада, и в этом – причина настороженного (как минимум) отношения западных стран к согласованным усилиям членов «пятерки» на международной арене. В США и Европейском союзе распространяется опасение, что дальнейшее наращивание международной мощи БРИКС может привести к масштабному переустройству мирового хозяйства, в результате чего нынешние развивающиеся государства будут богатеть, а развитые (западные) – беднеть. Разумеется, такого рода перспектива совершенно не устраивает коллективный Запад.

Итоги бразильского саммита

Каждый очередной саммит БРИКС – удобный повод для его недоброжелателей интенсифицировать критику в адрес «пятерки», реанимировать и по возможности усилить самые пессимистические оценки и прогнозы, утверждать, что «нет смысла в ее существовании», вновь и вновь пытаться развести страны-члены объединения по «национальным квартирам». XI встреча лидеров в Бразилии не стала исключением из этого правила. В преддверии и даже в ходе работы саммита не было недостатка в комментариях, подчеркивающих несовпадения и различия в интересах отдельных государств «пятерки», а также переживаемые ими экономические сложности. Интриги добавил и склонный к политическому эпатажу нынешний президент Бразилии Жаир Болсонаро, еще в ходе избирательной кампании критически высказывавшийся в адрес ключевого партнера по БРИКС – Китая. В частности, все мировые СМИ облетела хлесткая фраза Ж. Болсонаро о том, что «Китай не столько покупает бразильские товары, сколько покупает саму Бразилию» [Casarões].

Однако работа саммита убедительно опровергла наиболее пессимистичные и мрачные предсказания международных наблюдателей и в целом характеризовалась деловым настроем и готовностью всех без исключения участников продолжить курс на сотрудничество, на выработку общей позиции на мировой арене. Все это позволило бразильскому президенту констатировать, что «совещание на высшем уровне БРИКС прошло великолепно». Кстати сказать, были сняты и шероховатости в отношениях между Бразилией и Китаем. На полях встречи прошли двусторонние переговоры Ж. Болсонаро и председателя КНР Си Цзиньпина, подтвердившие высокую заинтересованность двух стран в наращивании торгово-инвестиционного взаимодействия. Более того, бразильский министр экономики Пауло Гедес объявил о намерении его правительства создать с Китаем зону свободной торговли [Spring, Boadle].

Поскольку девизом XI саммита было «БРИКС: экономический рост для инновационного будущего», то вполне естественно, что одно из центральных мест в работе форума заняли вопросы делового взаимодействия стран «пятерки». По этому поводу корреспонденты влиятельной испанской газеты «El País» даже заметили, что выступления на встрече лидеров стран-участниц больше походили на заявления высших представителей «Big Business», чем на речи политических деятелей [Galarraga Gortázar, Benites].

В замечании испанских журналистов была изрядная доля правды. Отнюдь не пренебрегая сюжетами международно-политического характера, руководители БРИКС действительно уделили максимальное внимание вопросам торгово-экономического сотрудничества с акцентом на инновации и высокие технологии. В частности, в заключительном документе форума – Декларации Бразилиа – в качестве реальных достижений указывалось на создание Платформы энергетических исследований и Сети инновационных исследований БРИКС, а также принятие концепции «Новой архитектуры БРИКС в сфере науки, технологий и инноваций (НТИ)», которая будет реализовываться через Управляющий комитет НТИ БРИКС. Положительной оценки заслужили подписание Меморандума о взаимопонимании между национальными агентствами по содействию торговле и инвестициям и учреждение Женского делового альянса БРИКС [11th BRICSSummit…].

Огромное количество видных представителей предпринимательских кругов стран «пятерки» привлек организованный в рамках саммита Деловой форум БРИКС, площадка которого, по выражению В.В. Путина, была использована лидерами «пятерки» для «продвижения взаимной торговли и инвестиций». Сам российский президент, выступая перед лидерами бизнес-сообщества, подчеркнул, что РФ последовательно углубляет промышленную кооперацию в рамках БРИКС, создает новые современные технологические и инвестиционные альянсы, в первую очередь в наукоемких отраслях. В числе позитивных примеров такого сотрудничества Путин назвал реализацию совместных проектов в авиа- и ракетостроении, медицине, фармацевтике, освоении космоса, а в качестве наиболее перспективных – в области информатики, телекоммуникаций, производстве возобновляемых источников энергии. Российский лидер привлек внимание к новым отечественным разработкам, отвечающим самым высоким требованиям информационной безопасности: технологиям электронного документооборота, поисковых систем, антивирусных программ [Закрытие…].

Стало традицией, что президент России использует участие в саммитах БРИКС для укрепления двусторонних отношений с руководством принимающей страны. В данном случае состоялась встреча с Ж. Болсонаро, имевшая особое значение, поскольку, как отмечалось, Россия принимала у Бразилии председательство в БРИКС. Давая оценку состоянию российско-бразильских отношений, В.В. Путин подчеркнул сравнительно высокий уровень взаимодействия, по праву получившего статус «стратегического партнерства». В частности, было отмечено, что на долю Бразилии приходится более 30% общего объема торговли РФ с Латинской Америкой, бразильские предприятия снабжают отечественный рынок необходимыми продовольственными товарами, а российские производители покрывают 100% потребностей в титане мощной бразильской авиастроительной индустрии и обеспечивают калийными удобрениями сельское хозяйство Бразилии. Порядка 1,5 млрд долл. составляют российские инвестиции в бразильскую экономику [Встреча с Президентом Бразилии…]. Все это создает прочную основу дальнейшего углубления двусторонних хозяйственных связей.

Итоги бразильского саммита, его акцент на экономических вопросах задали тон российскому председательству в БРИКС в 2020 г. В числе приоритетных задач – актуализация Стратегии экономического партнерства, принятой в 2015 г. и явно нуждающейся в существенном обновлении. По мнению российского руководства, новая концепция должна с позиций интересов БРИКС учесть изменения, которые происходят в глобальной экономике и международной торговле.

 Синергия внутригрупповой торговли

В последние годы в мировых торговых отношениях происходят сложные и противоречивые процессы. Отчетливо прослеживаются, с одной стороны, положительные тенденции, а с другой – негативные контртенденции, что не может не затрагивать экономические интересы стран БРИКС. О чем идет речь?

Важный положительный момент состоит в том, что глобальный трансграничный экспорт товаров, несмотря на все кризисы, резкие конъюнктурные перепады и геополитические сложности, в 2001–2018 гг. вырос почти 3,2 раза: с 6,1 до 19,3 трлн долл. (табл. 4). Но после кризиса 2008–2009 гг. международная торговля в стоимостном выражении «топчется на месте». В 2015–2016 гг. ее объемы даже снижались, что в решающей степени было связано с падением цен на сырье и торможением темпов прироста глобального ВВП. Во всем мире наблюдалась флуктуация плотности торговых связей.

Таблица 4

Мировой товарный экспорт (млрд долл.)

Год

Экспорт

Год

Экспорт

2001

6128

2014

18875

2005

10341

2015

16413

2010

15094

2016

15882

2011

18083

2017

17551

2012

18388

2018

19285

2013

18879

2019

-

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1%7c%7c2227%7c000%7c%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c1%7...

 

Таким образом, на внешнем периметре БРИКС (в сфере международной торговли) складывается во многом нестабильная обстановка. По логике вещей, учащенный пульс и повышенная нервозность мировой торговли должны побудить членов «пятерки» к еще большей интенсификации внутригрупповых торгово-экономических связей. На наш взгляд, для этого существуют базовые условия, но необходимы дополнительные четкие импульсы расширения взаимной торговли.

Важно отметить, что уже сейчас внутригрупповая торговля (особенно товарная) является магистральным направлением экономического взаимодействия между членами БРИКС. Именно движение товаров наиболее осязаемо отражает реальные векторы сотрудничества, формирует платформу для развития других видов хозяйственных и финансовых связей. Показательный факт: в докладе ЮНКТАД о торговле и развитии 2018 г. взаимная торговля названа «строительным раствором для здания БРИКС» и подчеркнуто, что она «обладает наибольшим потенциалом в плане содействия в продвижении вверх по лестнице структурных преобразований» [UNCTAD…].

По данным международной статистики, в период с 2001 по 2018 г. товарный экспорт Китая в адрес партнеров по БРИКС вырос в 25 раз, Бразилии – в 19,2 раза, ЮАР – в 12,7 раза, Индии – в 11,4 раза, России – в 9,7 раза. Это многократно превышало показатель роста (в 3,2 раза) мирового экспорта. Конечно, все статистические оценки – это своего рода аппроксимация, но тренд отражен правильно: плотность внутригрупповых торговых связей стран-членов «пятерки» феноменально возросла.

Таблица 5

Внутригрупповой экспорт стран БРИКС (млрд долл.)

Страна

2001

2005

2010

2015

2018

Китай

7,0

43,6

105,8

136,3

175,0

Бразилия

3,7

14,3

39,7

43,0

71,1

Россия

6,9

19,4

27,0

35,1

66,7

Индия

2,3

12,3

26,2

18,1

26,3

ЮАР

1,1

3,4

12,1

11,5

14,0

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1%7c%7c2227%7c000%7c%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c1%7...

 

Анализ деятельности БРИКС показывает, что курс на развитие взаимной торговли реализовывался поэтапно, взвешенно и потому оказался достаточно реалистичным.

Назовем основные этапы этого процесса. На форталезской встрече 2014 г. было принято решение о создании Платформы обмена информацией, наличие которой во многом способствовало активизации внутригруппового движения товаров. В 2016 г. на саммите в Гоа лидеры стран «пятерки» подчеркивали важность создания Комитета таможенного сотрудничества БРИКС, а также отмечали потребность в расширении использования информационно-коммуникационных технологий для наращивания товарооборота и сделали акцент на создании благоприятных условий для электронной торговли. К саммиту в Йоханнесбурге (июль 2018 г.) члены «пятерки» уже сформировали национальные системы взглядов на перспективы развития взаимной торговли. В частности, в нашей стране была разработана и утверждена (в апреле 2018 г.) Концепция участия Российской Федерации в объединении БРИКС, в которой отмечалось, что объективной основой увеличения объемов внутригрупповой торговли является взаимодополняемость многих секторов экономики государств-членов [Концепция…].

Отсюда – широкие возможности заполнить имеющиеся «черные пустоты» во взаимной торговле, повышение ее доли в общем товарообороте стран «пятерки», что особенно хорошо видно на примере Бразилии – хозяйки XI саммита. Для нее данный показатель вырос с 5,6% в 2001 г. до почти 29% в 2018 г. (табл. 6). Иначе говоря, в настоящее время почти треть бразильского товарооборота приходится на партнеров по БРИКС.

Таблица 6

Торговля Бразилии с партнерами по БРИКС (товары, млрд долл.)

Показатель

2001

2005

2010

2015

2018

Экспорт

3,7

12,3

39,7

43,0

71,1

Импорт

2,7

7,7

33,3

38,6

49,8

товарооборот

6,4

20,0

73,0

81,6

120,9

Весь товарооборот

113,9

211,4

383,7

362,6

421,1

Доля БРИКС (%)

5,6

9,5

19,0

22,5

28,7

Источник: ITC. Trade statistics for international business development. – trademap.org/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1%7c076%7c%7c%7c6757%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c1%7...

 

Следует подчеркнуть, что все члены объединения (по крайней мере, декларативно) являются сторонниками «открытой, транспарентной, недискриминационной и всеобъемлющей многосторонней торговли». Тем самым они (в меру своих возможностей) коллективно противостоят протекционизму и санкционному давлению.

Выделим основные подходы членов «пятерки» к вопросам развития международных торговых связей.

Во-первых, это сохранение системы, созданной в рамках ВТО. В частности, в декларации саммита в Йоханнесбурге была выражена поддержка существующего механизма урегулирования торговых споров. Разумеется, такая позиция не исключает совершенствования деятельности ВТО, о чем говорилось на саммите «Группы двадцати» в Буэнос-Айресе [G20…]. Но страны БРИКС против того, чтобы под предлогом необходимости проведения реформы была разрушена многосторонняя основа мировой торговли.

Во-вторых, согласованная стратегия экономического партнерства БРИКС предусматривает диверсификацию торгово-экономического сотрудничества, что рассматривается в качестве одного из способов расширить экспортные возможности предприятий реальных секторов экономики. При этом особое значение имеет активное вовлечение во внутригрупповой товарообмен таких отраслей, как авиастроение, энергетическое машиностроение, металлургия, станкостроение, электроника, транспортное и специальное машиностроение, сельское хозяйство. Уже сейчас во взаимном товарообороте фиксируются порядка 50 позиций (в соответствии со Стандартной международной торговой классификацией), но это далеко не предел [UnitedNations…].

В-третьих, члены БРИКС взяли курс на вовлечение в орбиту своих деловых взаимодействий стран-соседей. Этому способствует участие России в Евразийском экономическом союзе, Бразилии – в МЕРКОСУР, Индии – в Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии, ЮАР – в Южно-Африканском таможенном союзе и Сообществе развития Юга Африки. Особая роль, безусловно, принадлежит Китаю – второй экономике мира, выстраивающей разветвленную сеть глобальных хозяйственных связей.

Конечно, вовлеченность стран БРИКС в региональные интеграционные процессы в известной степени замедляет решение вопросов координации внешнеторговой политики «пятерки», поскольку существует необходимость согласовывать тарифные и другие вопросы с партнерами за рамками «пятерки». Но вместе с тем это обстоятельство на ряде направлений усиливает влияние группы БРИКС, открывает перед членами объединения многообещающие перспективы. В самом деле, поскольку каждая из перечисленных интеграционных структур заключает соглашения о сотрудничестве с третьими странами, то увеличиваются возможности торговых сделок, в том числе и между предприятиями самих членов БРИКС. Чем интенсивнее коммерческие контакты с третьими государствами, тем сильнее гравитационное притяжение «пятерки» и тем больше шансов на расширение внутригруппового товарообмена.

Все более важным направлением взаимодействия стран БРИКС становится электронная торговля, в развитии которой, как показывают данные, заинтересованы все члены «пятерки». Не случайно в 2017 г. была принята «Инициатива стран БРИКС о сотрудничестве в сфере электронной коммерции». Уже сейчас практически все государственные закупки осуществляются в электронном виде на основе внедрения бизнес-модели G2B – Government to Business («правительство бизнесу»). Вполне логично, что бесспорным лидером электронной торговли является Китай. Достаточно указать, что порядка 90% зарубежных онлайн-покупок российских пользователей Интернета составляют китайские товары [Развитие…].

Результаты международных и национальных исследований подтверждают, что в целом взаимная торговля стран БРИКС приобрела тенденцию к росту, но для закрепления этого важного тренда необходимо «расшить» остающиеся узкие места и устранить имеющиеся административные барьеры. В частности, страны БРИКС различаются по уровню так называемых тарифных пиков (ставок, превышающих 15%). У Бразилии они достигают почти 28% всех ставок импортного тарифа, у Китая – около 15%, Индии – почти 12%, а у России – 9,5% [WTO…]. Следовательно, Россия имеет наименее выгодный доступ к рынкам партнеров по объединению и самый низкий уровень защиты собственного рынка. Эту ситуацию желательно выравнивать, тогда российский экспорт может вырасти еще больше.

Значительным потенциалом дальнейшего роста обладает внутригрупповая электронная торговля, позволяющая наращивать прямой товарообмен без посредников. Но и здесь необходимо существенно улучшить условия ведения бизнеса. В том числе: постоянно увеличивать обмен информацией о возможностях электронной торговли; отлаживать систему электронных платежей между иностранными юридическими лицами; шире внедрять Интернет в сферу малого и среднего бизнеса, особенно в Индии и Бразилии, которые в этом отношении заметно отстают от других членов «пятерки».

Но главное в том, что развитие взаимной торговли стран-участниц БРИКС обеспечивает синергию – суммирующий эффект взаимодействия пяти экономик этого во многом уникального международного объединения. Расширение взаимной торговли способствует росту производства, созданию новых рабочих мест, совершенствованию отраслевой структуры экономики.

 Новый банк развития: обнадеживающие перспективы

Важным институтом внутригруппового сотрудничества БРИКС стал Новый банк развития (НБР), политическое решение о создании которого было принято в 2013 г. на V саммите «пятерки» в Дурбане (ЮАР). На следующем саммите в бразильском городе Форталеза (2014 г.) было подписано соглашение о Новом банке, а официальный старт практической работе НБР был дан на инаугурационном заседании Совета управляющих банка 7 июля 2015 г. в Москве. Директором от России в НБР стал заместитель министра финансов РФ С.А. Сторчак, а разрешенный к выпуску капитал составил 100 млрд долларов. Согласно уставным документам, основная задача Нового банка состоит в приоритетном финансировании стратегически значимых инфраструктурных проектов и программ устойчивого развития в странах БРИКС (так называемое проектное финансирование), а также в заинтересованных развивающихся государствах, как правило, экономически связанных с членами «пятерки». Операционная деятельность НБР началась в 2016 г., а по состоянию на октябрь 2019 г. руководство банка одобрило 42 проекта на общую сумму около 12 млрд долларов [New Development Bank]. Уже в ходе работы XI саммита была достигнута договоренность о предоставлении крупнейшей бразильской горнодобывающей компании Vale займа НБР на 300 млн долл. для развития транспортной инфраструктуры на севере Бразилии [BRICS in Brazil…].

На сегодняшний день наиболее актуальной задачей представляется расширение членского состава НРБ, что должно, с одной стороны, укрепить международные позиции банка и нарастить его ресурсные возможности, а с другой – содействовать развитию отношений в формате БРИКС+. О возможности инициировать процедуру отбора новых государств-акционеров НРБ в октябре 2019 г. сообщил С.А. Сторчак. Выражая солидарное мнение представителей финансовых властей БРИКС, он предложил открыть «зеленый свет» присоединению к банку дополнительных членов. При этом в список кандидатов можно будет попасть только по приглашению государств-участников БРИКС (одного или нескольких). Более того, российский директор НБР сообщил, что перечень претендентов уже существует. «Можно предположить, – подчеркнул С.А. Сторчак, – что каждая из стран-основателей банка будет предлагать своих соседей. У каждого есть свои приоритеты. Исходя из этих приоритетов список и был сформирован» [Отбор новых…]. Таким образом, по замыслу руководства НБР расширение состава акционеров банка должно происходить преимущественно по региональному принципу.

Такой подход позволит участникам БРИКС активизировать и укрепить дополнительными механизмами проектного финансирования интеграционные процессы с их участием, о которых шла речь применительно к развитию взаимных торговых связей. Повысить положительный эффект от усиления «интеграционной связанности» основных экономик БРИКС с их региональными партнерами возможно, в частности, путем создания платформ сотрудничества Нового банка с региональными банками и фондами развития. Такие перспективы, по мнению экспертов, имеются у НБР в отношениях с Евразийским банком развития (ЕАБР), Банком развития Южной Африки (DBSA), Фондом развития Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (SAARC), Фондом структурной конвергенции МЕРКОСУР (FOCEM), Банком развития Китая (CDB) и Фондом инвестиционного сотрудничества Китай – АСЕАН (CAF). Как считает старший управляющий директор Сбербанка Я.Д. Лисоволик, «в рамках этой группы институтов развития НБР мог бы играть координирующую роль» [Лисоволик].

Можно согласиться с теми аналитиками, которые считают, что в обозримой перспективе именно расширение НБР может стать главным вектором дальнейшего институционального укрепления формата БРИКС. Скажем больше: от успеха (неудачи) деятельности Нового банка по созданию финансовых платформ развития будет во многом зависеть международный авторитет «пятерки».

*          *          *

В последние годы исторически сложившийся западноцентричный глобальный порядок заметно лихорадит. Причины этого явления – внутренние и внешние. К числу первых можно отнести замедление темпов экономического развития, социальную напряженность и массовые протестные выступления, кризис государственного управления, рост национализма и популизма, страсти вокруг Brexit, разлом в евроатлантических отношениях, острые разногласия в рамках НАТО. К числу вторых – существенное усиление незападных центров международного влияния и стратегического веса, в числе которых БРИКС играет, без преувеличения, выдающуюся роль. Это и вызывает обеспокоенность западных государств, поскольку со всей очевидностью подрывает опоры их мирового господства. Отсюда – настойчивое стремление выдать желаемое за действительное, «политически похоронить» крупнейший альтернативный Западу геоэкономический и геополитический проект.

Конечно, нет нужды упрощать ситуацию и закрывать глаза на трудности, переживаемые каждой отдельно взятой страной «пятерки» и всего объединения в целом. Многие из них носят укоренившийся характер и не поддаются легкому устранению. Но, как показали итоги бразильского саммита, БРИКС наращивает экономическую мощь, движется вперед в практических делах, продолжает генерировать надежды и ожидания, создавать перспективы формирования нового, более справедливого мирового порядка. Еще одним шагом в этом направлении должны стать продуктивное российское председательство в БРИКС и успешное проведение XII саммита в Санкт-Петербурге.

Астрофизики считают, что, когда у звезды кончается топливо, она начинает остывать и сжиматься. Топливом для внутригруппового торгового и финансово-экономического сотрудничества членов БРИКС и проекции их международного влияния является, в первую очередь, поступательный рост и модернизация национальных экономик. В хозяйственном развитии нельзя нажимать на паузу. Если этого не произойдет, тогда и взаимодействие стран-участниц «пятерки», преодолевая неизбежные проблемы и трудности, будет и дальше набирать обороты. Россия приняла эстафету у Бразилии и сделает все от нее зависящее, чтобы БРИКС продолжал укреплять свои позиции в динамично меняющемся мире.

 

Литература

Владимир Путин ответил на вопросы российских журналистов. 14 ноября 2019 года. Бразилиа // Сайт президента России. –URL: kremlin.ru/events/president/news/62047 (дата обращения: 02.12.2019).

Встреча с Президентом Бразилии Жаиром Болсонаро. 14 ноября 2019 года // Сайт президента России. – URL: Kremlin.ru/events/president/news/62049 (дата обращения: 02.12.2019).

Закрытие Делового форума БРИКС. 14 ноября 2019 года // Сайт президента России. – URL: kremlin.ru/events/president/news/62040 (дата обращения: 02.12.2019).

Концепция участия Российской Федерации в объединении БРИКС. Утверждена Президентом Российской Федерации 9 апреля 2018 г. // Законы, кодексы и нормативно-правовые акты Российской Федерации. – URL: legalacts.ru/doc/kontseptsija-uchastija-rossiiskoi-federatsii-v-obedinenii-briks/ (date of access: 02.12.2019).

Лисоволик Я. Новые члены Нового банка развития // Медународный дискуссионный клуб «Валдай». 07.11.2019. – URL: ru.valdaiclub.com/a/highlights/novye-chleny-novogo-banka/?sphrase_id=146100 (дата обращения: 02.12.2019).

Отбор новых акционеров Банка БРИКС может начаться до конца 2019 г. – Сторчак // finanz.ru. 18.10.2019. – URL: finanz.ru/novosti/aktsii/otbor-novykh-akcionerov-banka-briks-mozhet-nachatsya-do-konca-2019-g-storchak-1028609974 (дата обращения: 02.12.2019).

Перспективы и стратегические приоритеты восхождения БРИКС / Под ред. В.А. Садовничего, Ю.В. Яковца, А.А. Акаева. М. 2014. С. 20.

Развитие электронной торговли в странах БРИКС // webeconomy . – URL: webeconomy.ru/index.php?page=cat&cat=mcat&mcat=208&type=news&top_menu=main&sb=48&newsid=3906 (date of access: 02.12.2019).

11th BRICS Summit – Brasília Declaration // Ministry of Foreign Affairs. Portal deGoverno Brasileiro. 14.11.2019. – URL: itamaraty.gov.br/en/press-releases/21084-11th-brics-summit-brasilia-declaration (date of access: 02.12.2019).

BRICS countries form ‘anti-Trump front’ on trade // rfi. 27.07.2018 . – URL: rfi.fr/en/economy/20180727-bric-china-india-russia-brazil-south-africa-putin-xi-modi-ramaphosa-trump-trade (date of access: 02.12.2019).

BRICS in Brazil: collective efforts towards sustainable economic development and innovation // Vale. 14.11.2019. – URL: vale.com/EN/aboutvale/news/Pages/BRICS-in-Brazil-collective-efforts-towards-sustainable-economic-development-and-innovation.aspx (date of access: 02.12.2019).

Casarões G. Brazilian Elections and the Future of the BRICS // ISPI. 05.10.2018 . – URL: ispionline.it/it/pubblicazione/brazilian-elections-and-future-brics-21347 (date of access: 02.12.2019).

G20 Leaders’ declaration. Building consensus for fair and sustainable development. – URL: g20.utoronto.ca/2018/buenos_aires_leaders_declaration.pdf (date of access: 02.12.2019).

Galarraga Gortázar N., Benites A. La cumber de los BRICS evidencia la falta de cohesión de los emergentes // El País. Madrid, 14.11.2019.

Global Economic Outlook Datasheet – December 2019 // FitchRatings. 06.12.2019. – URL: fitchratings.com/site/re/10104505 (date of access: 02.12.2019).

Goldman Sachs. Building Better Global Economic BRICs. Global Economics Paper No: 66. 30 November 2001. –URL: goldmansachs.com/insights/archive/archive-pdfs/build-better-brics.pdf (date of access: 02.12.2019).

ITC. Trade statistics for international business development. – URL: trademap.org/Product_SelProduct_TS.aspx?nvpm=1%7c%7c%7c%7c%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c2%7c2%7c1%7c1%7c1%7c1 (date of access: 02.12.2019).

Kobelinsky F. Qué son los BRICS y qué peso tienen en el mundo // infobae.13.11.2019. – URL: infobae.com/america/mundo/2019/11/13/que-son-los-brics-y-que-peso-tienen-en-el-mundo/ (date of access: 02.12.2019).

New Development Bank. – URL: ndb.int/ (date of access: 02.12.2019).

Spring J., Boadle A. BRICS summit marks recovery of China-Brazil relations // Reuters. 12.11.2019. – URL: reuters.com/article/us-brics-summit-preview/brics-summit-marks-recovery-of-china-brazil-relations-idUSKBN1XM205 (date of access: 02.12.2019).

UNCTAD. Trade and Development Report 2018. Power, Platforms and the Free Trade Delusion. New York and Geneva: United Nations, 2018. – URL: unctad.org/en/PublicationsLibrary/tdr2018_en.pdf (date of access: 02.12.2019).

United Nations. Standard International Trade Classification. Revision 4. – URL: unstats.un.org/unsd/trade/sitc%20rev%204%20final.pdf (date of access: 02.12.2019).

WTO. World Tariff Profiles 2019. – URL: wto.org/english/res_e/publications_e/world_tariff_profiles19_e.htm (date of access: 02.12.2019).

 

 

 

Читайте также на нашем портале:

«Потенциал сотрудничества в формате БРИКС и культурно-цивилизационный фактор» Сергей Лунев

«БРИКС: цивилизационные параллели» Яков Шемякин

«БРИКС: на пути к партнерству» Андрей Виноградов, Александр Салицкий


Опубликовано на портале 25/12/2019



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика