Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Глобальная металлургия: тенденции и перспективы развития

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Владимир Кондратьев

Глобальная металлургия: тенденции и перспективы развития


Кондратьев Владимир Борисович - доктор экономических наук, руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН.


Глобальная металлургия: тенденции и перспективы развития

Очередная статья из цикла материалов о положении в отдельных отраслях хозяйства в России и мире посвящена металлургии – второму по значимости (после нефти и газа) сектору российской экономики. Объемы производства стали и ее потребления остаются важным показателем экономического развития страны. Перспективы России в этой отрасли во многом определяются ситуацией на глобальном металлургическом рынке, где наша страна (наряду с Китаем, Индией, Бразилией) является одним из ведущих игроков.

В 2010 г. глобальный рынок металлургии практически вышел из кризиса. Мировое производство стали достигло рекордного уровня в 1,41 млрд. тонн, что на 15% больше, чем в 2009 г. Быстрые темпы восстановления в основных центрах металлургии стали возможны благодаря принятию широких государственных программ по развитию инфраструктуры и поддержки автомобильной промышленности – прежде всего в Китае, Индии, США и Бразилии [1].

Глобальный рынок металлургии в последнее десятилетие переживал глубокие изменения. После долгого периода низких темпов роста, избыточных мощностей и низких цен, продолжавшегося с середины 1970-х годов до конца прошлого столетия, начался новый этап в развитии этой отрасли.

В 2001–2008 гг. спрос на металл со стороны Китая возрастал на 25% в год, а мировое производство стали увеличивалось ежегодно на 7% и достигло 1,22 млрд. тонн. Одновременно существенно выросли и цены на металл – только за 2001–2006 гг. более чем в три раза. В то же время наблюдался заметный рост цен и на основное металлургическое сырье: железную руду, кокс, металлолом и др., что привело к росту издержек производства металла по всему миру. Тем не менее ведущие металлургические компании закончили 2008 г. с заметной прибылью.

С конца 1990-х годов в глобальной металлургии началась успешная реструктуризация. Она включала в себя четыре важнейших элемента:

· ускоренную консолидацию активов (главным образом внутрирегиональную, но также, во все возрастающих масштабах, и международную);

· приватизацию убыточных государственных активов;

· переориентацию большей части металлургических компаний на производство высокотехнологичной продукции;

· модернизацию металлургических мощностей, особенно в Китае, Индии и странах СНГ.

Сочетание высокого спроса на металл и реструктуризационных усилий компаний привело к тому, что в 2002–2007 гг., впервые за последние десятилетия, металлургическая отрасль превзошла по показателю акционерной прибыли все другие базовые сектора экономики (рис. 1).

Рис. 1. Значение совокупной акционерной прибыли (САП)* для базовых отраслей промышленности

* САП – равна приросту прибыли и дивидендов, отнесенных к стоимости акций на момент осуществления инвестиций

Источник: Рассчитано по Thomson Financial Datastream; Morgan Stanley Capital International. 2007.

Для того чтобы оценить перспективы развития металлургического рынка в ближайшие десятилетия, необходимо проследить воздействие на отрасль фундаментальных экономических факторов.

За послевоенный период металлургическая отрасль прошла три отчетливые фазы в своем развитии: период роста (1950–1973 гг.), фазу стагнации (1974–2001 гг.) и период бума (2002–2007 гг.). В первый период производство в металлургической отрасли росло на 5,8% в год [2]. Индустриализирующиеся страны формировали свою социальную и экономическую инфраструктуру, возрастал ВВП на душу населения, а вместе с этим росло и потребление металла. Сталь выступала фундаментальным элементом послевоенного развития и модернизации. Все металлопотребляющие отрасли – строительство, автомобильная промышленность, общее машиностроение, судостроение – стремительно развивались.

Нефтяные шоки 1974 и 1979 г. привели к резкому снижению потребления продукции металлургии. Темпы роста глобальной металлургической промышленности замедлились до 0,6% в год и держались на этом уровне 27 лет. Цены на сталь стабильно снижались ежегодно на 2–3%. С 1992 по 2001 г. доля избыточных, незагруженных мощностей в отрасли держалась на уровне 25%. При этом наиболее серьезная ситуация наблюдалась в Японии, где доля избыточных мощностей достигала 30%. Ниже (до 15%) она была в США. В это время вывод из оборота неэффективных и устаревших активов сдерживался высокими социально-экономическими издержками закрытия предприятий и политическими соображениями.

Отрасль попала в своеобразный заколдованный круг: чем быстрее она перестраивалась, тем больше появлялось неиспользованных мощностей. Коллапс Советского Союза в 1991 г. окончательно нарушил хрупкое равновесие между спросом и предложением. В 1990 г. Россия и Украина вместе выплавили около 70 млн. тонн стали, а к 1992 г. их внутреннее потребление сократилось в разы, заполнив глобальный рынок избыточным металлом. В этот период только единичные компании смогли поддерживать устойчивый уровень прибыльности, а металлургия приобрела образ умирающей, не имеющей возможности привлекать инвестиционные, управленческие ресурсы и новых потребителей отрасли.

Начиная с 2002 г. глобальная металлургия снова стала важным фактором модернизации, на этот раз благодаря Китаю. Ежегодные темпы роста отрасли поднялись до 7–8% в год (рис. 2, табл. 1).

Рис 2. Мировое производство стали, млн. т

Источник: См. рис. 1.

Возрастающее потребление металла обеспечивалось стремительным ростом таких китайских отраслей, как автомобилестроение, судостроение и инфраструктура. Колоссальный спрос на металл со стороны Китая явился одной из важных причин беспрецедентного скачка цен на металл в мире. Среди других факторов следует отметить постоянную нехватку сырья и новых металлургических мощностей, а также, впервые в истории мировой металлургии, сознательное сокращение производства в развитых странах с целью снизить волатильность мировых цен.

Таблица 1. Крупнейшие страны-производители стали в 2010 г.

Страна

Производство стали, млн. т

1.

Китай

626,6

2.

Япония

109,6

3.

США

80,5

4.

Россия

67,9

5.

Индия

66,8

6.

Южная Корея

58,5

7.

Германия

43,8

8.

Украина

33,5

9.

Бразилия

32,8

10

Турция

29,0

Источник: World Steel Association, Steel Statistics 2010.

После нескольких лет исключительно высокого спроса многие компании – поставщики сырья для металлургической промышленности оказались в очень благоприятной ситуации. Например, в добыче железной руды три компании – австралийская BHP Billiton, бразильская Companihia do Rio Doce и британская Rio Tinto – контролируют более 70% глобального рынка. Вследствие этого в 2007 г. прибыли этих компаний намного превысили прибыли крупнейших металлургических компаний мира.

Быстрое развитие последних лет привело к снижению доли незагруженных мощностей в глобальной металлургической промышленности с 23% в 2000 г. до 17% в 2008 г. [3] Наиболее острая ситуация сложилась в Китае. В результате крупных инвестиций в новые металлургические мощности производство стали в стране превысило спрос. В 2002–2008 гг. металлургические мощности в Китае ежегодно увеличивались на 50 млн. тонн, то есть больше, чем выплавляет вся Германия за целый год.

В 2005 г. Китай стал чистым экспортером металла. По объемам экспорта (в среднем более 20 млн. тонн в год) он вышел на первое место в мире, обогнав традиционных лидеров – Японию, Россию и страны ЕС. При этом Китай вывозит совершенно определенные виды стали, включая предварительно напряженные металлические конструкции для мостов и зданий, импортируя одновременно высококачественный металл из Японии и Южной Кореи.

Позиции Китая на глобальном металлургическом рынке стремительно крепнут. Страна быстро модернизирует верхние этажи технологической цепочки. Еще в 1980 г. Китай более трети металла выплавлял по устаревшим технологиям. В настоящее же время он уже достиг уровня ведущих западных стран по масштабам использования технологии непрерывной разливки стали (табл. 2).

Таблица 2. Доля технологии непрерывной разливки стали в общих объемах ее производства, %

Страна

1995 г.

2008 г.

Южная Корея

90,1

98,1

Япония

95,2

97,8

США

95,1

96,8

Германия

96,1

96,4

Китай

47,0

95,7

Бразилия

64,0

92,4

Россия

38,0

66,0

Индия

38,0

65,9

Рассчитано по: International Iron and Steel Institute annual reports; National Statistics.

Несомненно, такая модернизация подстегивает китайский экспорт, создавая дополнительное давление на конкурентов. Металлургическая промышленность Японии и Южной Кореи уже почувствовали это. С другой стороны, Китай становится все более зависимым от импорта металлургического сырья. Например, если в 1995 г. поставки железной руды из Бразилии и Австралии в Китай составляли 9% мировой торговли этим сырьем, то к 2008 г. эта доля возросла до 25%.

* * *

Каковы же перспективы развития глобального металлургического рынка? Они, на наш взгляд, зависят от трех ключевых проблем:

· как быстро и в каком направлении станет развиваться китайская экономика, каково будет ее влияние на глобальную металлургию;

· сможет ли развитие других стран BRIC, в том числе России, а также стран Центральной и Восточной Европы поддержать следующую волну роста мирового металлургического рынка;

· в каком направлении будет происходить процесс консолидации в мировой металлургической промышленности.

Что касается Китая, его экономика, по всей вероятности, продолжит развиваться достаточно быстро, однако менее высокими темпами. Следует учесть, что потребление стали на душу населения в Китае остается на исключительно низком уровне по сравнению с развитыми странами, составляя лишь 50 кг (в США – 400 кг, в Японии – 500 кг) [4].

Китайское правительство предполагает, что отечественные производители смогут удовлетворить большую часть роста внутреннего потребления металла. Ожидается, что к 2012 г. в стране появится от 100 до 120 млн. тонн новых мощностей, а ежегодное производство будет расти на 15% в год. В то же время Китай останется и после 2012 г. производителем в основном полуфабрикатов, импортируя из-за рубежа высококачественные продукты металлургии.

Китайская металлургическая промышленность остро нуждается в дальнейшей консолидации. Уровень ее концентрации все еще очень низок по сравнению с другими странами. В соответствии с государственной программой развития металлургии, объявленной в 2005 г., планируется объединить более 800 независимых производителей в десять крупных металлургических компаний, которые будут выплавлять более половины всей стали в стране. В случае успеха этого плана каждая из крупных компаний будет способна выплавлять до 20 млн. тонн стали в год. Иными словами, эти десять компаний войдут в число 25 крупнейших металлургических корпораций мира. Уже сейчас Baosteel Group вышла на второе место в мире по выплавке стали.

От иностранных металлургических компаний, желающих инвестировать в китайскую экономику, новая программа требует, чтобы они производили не менее 10 млн. тонн углеродистой стали или 1 млн. тонн высоколегированной стали в год. Существующие ограничения на покупку иностранцами мажоритарных пакетов акций в китайских компаниях сохраняются.

Однако, несмотря на амбициозные планы, Китай вряд ли превратится в ближайшем будущем в единственную глобальную металлургическую державу.

Во-первых, в настоящее время глобальный рынок состоит из многих крупных игроков, разбросанных дисперсно по всему миру, с различными структурными недостатками и преимуществами, а также разным уровнем корпоративного управления. Каждый из этих игроков, несомненно, будет стремиться интенсифицировать производство и совершенствовать стратегию, направленную на слияние с другими участниками рынка, с целью поддержать свою конкурентоспособность на отечественном или глобальном рынке.

Во-вторых, производители с наиболее низкими издержками находятся не в Китае, а в Южной Америке и странах СНГ, в том числе в России. Поэтому и в перспективе основной чертой глобального металлургического рынка будет дешевый экспорт металла из Бразилии, России и Украины. В течение следующих нескольких лет он окажется большей угрозой для развитых рынков Запада, чем экспорт из Китая. Например, в Бразилии ожидаемое увеличение мощностей связано с кооперационными соглашениями этой страны с партнерами из Западной Европы, США и Японии. Поэтому рост мощностей в Бразилии не приведет к бесконтрольному наплыву дешевых полуфабрикатов на рынок развитых стран. Продолжится перевод верхних цепочек производства металла из развитых стран в Бразилию, Россию и Украину, создавая излишние мощности в старых металлургических регионах.

Среди глобальных игроков металлургического рынка выделяются Индия, Бразилия и Россия, а также другие страны СНГ.

Индия является здесь одним из лидеров и имеет хорошие перспективы для дальнейшего развития. Индийские предприятия обладают прочными конкурентными преимуществами, связанными с низкими издержками на рабочую силу. Эта страна имеет значительные залежи железной руды (6% мировых запасов) и коксующихся углей (11% мировых запасов), а также большие объемы накопленных прямых иностранных инвестиций (более 10 млрд. долл.). Прибыли индийских металлургических компаний постоянно растут благодаря процессам либерализации и приватизации.

Кроме того, Индия обладает огромным потенциалом роста внутреннего рынка. Душевое потребление стали в стране составляет только 30 кг, что отражает сравнительно низкие инвестиции в социальную инфраструктуру, недостаточное развитие автомобильной промышленности и производства потребительских товаров длительного пользования, а также низкую долю в экономике отраслей тяжелой промышленности и строительства – 25% (по сравнению с 35% в Бразилии, 38% в России и 53% в Китае).

В 2005 г. Комиссией по экономическим вопросам кабинета министров Индии была принята национальная программа развития металлургии. Долгосрочной целью этой программы является формирование в стране современной металлургической промышленности, функционирующей в соответствии с глобальными стандартами и удовлетворяющей диверсифицированный спрос. Программа предусматривает достижение конкурентоспособности по качеству, номенклатуре производства, эффективности и производительности. Намечено увеличить внутреннее производство до 100 млн. тонн к 2020 г. (против 38 млн. тонн в 2004–2005 гг.), из которых 25 млн. тонн предполагается экспортировать. Это будет означать ежегодный рост металлургического производства на 7–8%. К концу этого периода Индия планирует существенно нарастить производительность труда, которая в настоящее время в 2,5 раза ниже, чем в Египте, и в 8 раз ниже, чем в Бразилии. Намерение компании Arcelor Mittal построить в стране завод полного цикла, а также недавнее поглощение Tata Steel компании Corus существенно ускорят этот процесс.

Бразилия в ближайшей перспективе сохранит позиции поставщика дешевого металла и металлургических полуфабрикатов в страны Западной Европы и США. Одновременно существенно возрастет экспорт в страны Латинской Америки.

Бразильские металлургические корпорации продолжают отличаться самыми низкими в мире издержками производства – благодаря внутренним запасам высококачественной железной руды, невысоким энергозатратам и дешевой рабочей силе. По сравнению с Китаем бразильская металлургия сильно консолидирована: на четыре ведущие компании – Usiminas, Gerdau, CSN и бразильское отделение Arcelor Mittal – приходится 80% производимого в стране металла. Эти компании в состоянии конкурировать с мировыми лидерами как по качеству, так и по технологиям.

Нынешние успехи бразильской металлургии не в последнюю очередь связаны с государственной поддержкой импортозамещения. О привлекательности бразильского рынка и возможностях его роста говорит присутствие на нем таких глобальных игроков, как Arcelor Mittal и Nippon Steel Corporation. Помимо этого, такие гиганты, как Shanghai Baosteel, ThyssenKrupp и другие, уже осуществляют или планируют производство высококачественного металла в стране, что означает существенное увеличение экспорта в ближайшие годы.

Неплохие перспективы на глобальном рынке металлургии остаются у России. Внутренние цены на металл здесь уже выше мировых, в то время как издержки основных производителей – ниже, поскольку они вертикально интегрированы, обладают собственными угольными шахтами, месторождениями руды и источниками энергии. В то же время относительно низкий показатель использования технологии непрерывной разливки стали (66%) свидетельствует о необходимости дальнейшей интенсивной модернизации, для того чтобы соответствовать глобальным игрокам металлургического рынка.

Недавняя заявка «Северстали» на роль потенциального покупателя компании Arcelor отражает амбиции российских металлургических компаний в отношении доступа к современным технологиям, а также выхода на глобальный металлургический рынок. После неудачи с покупкой люксембургской компании следует ожидать от «Северстали» и других ведущих российских игроков (Магнитогорского, Новолипецкого комбинатов) новых попыток выхода на западноевропейские рынки металла.

Металлургия – второй по значимости (после нефти и газа) сектор российской экономики. Отрасль производит продукции на 70 млрд. долл.; больше половины ее экспортируется, рентабельность исключительно высока. Но успешное развитие металлургии в последние годы вызывает неоднозначные ощущения. Металлургия все больше выглядит хоть и полезным, но всего лишь довеском к сырьевой специализации страны. Отечественные компании не стремятся укреплять на своих предприятиях характерную для развитых экономик мира специализацию на высоких переделах, металлообработка не особо их интересует, некоторые от нее и вовсе уже отказались [5].

Несмотря на то, что за плечами лидеров российского металлургического рынка миллиарды долларов инвестиций в основной капитал, они пока отстают по части нового строительства, вкладывая деньги преимущественно в модернизацию старых советских заводов (рис 3). Единственный крупный сталелитейный завод, возводимый сейчас в России, – дело рук вовсе не сталелитейщиков; его строит трубная компания ОМК.

Рис. 3. Ввод в действие новых мощностей в российской металлургии, млн. т в год

Источник: Российский статистический ежегодник 2009. М., 2009.

На сегодняшний день Россия занимает в мире 4-е место по производству стали (67,9 млн. тонн в год), 3-е место по экспорту стальной продукции (27,6 млн. тонн в год – 46% от общего объема производимого металлопроката), входит в первую десятку стран мира по импорту (5,1 млн. тонн в год; доля импорта во внутреннем потреблении стального проката составляет 14%).

Доля черной металлургии в общем объеме промышленного производства составляет около 9,8%. В состав отрасли входит более 1,5 тыс. предприятий и организаций, 70% являются градообразующими. В отрасли занято свыше 660 тыс. человек.

В черной металлургии России сформировалось 9 крупных компаний и вертикально интегрированных корпоративных групп, на долю которых приходится более 80% объемов промышленного производства отрасли (это металлургические компании «ЕвразХолдинг», «Северсталь», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Магнитогорский металлургический комбинат», «УК Металлоинвест», «Мечел», а также трубные компании «Трубная металлургическая компания», «Объединенная металлургическая компания», ЗАО «Группа Челябинский трубопрокатный завод»).

В 1990-х годах в России происходило сокращение объемов металлургического производства, обусловленное снижением потребления металлов на внутреннем рынке. Одновременно значительный объем производства был переориентирован с внутреннего на внешний рынок, доля экспорта проката черных металлов увеличилась до 60%.

Начиная с 1999 г., благодаря действию как внутренних, так и внешних факторов, начался рост металлургического производства. В 2006 г. объемы производства основных видов продукции черной металлургии превысили уровень начала 1990-х годов.

Для развития металлургической промышленности в Российской Федерации существуют благоприятные условия. В результате использования дешевых энергетических, сырьевых и трудовых ресурсов себестоимость производства металлопродукции у нас является одной из самых низких в мире. Учитывая, что металлопродукция реализуется как на внешнем, так и на внутреннем рынке фактически по мировым ценам, российские металлургические компании являются одними из самых рентабельных в мире. Так, отношение чистой прибыли к выручке крупнейших российских комбинатов черной металлургии в последние несколько лет составляло 0,15–0,3 что существенно превышает аналогичные показатели ведущих мировых компаний (0,02–0,07).

При таких благоприятных условиях и высоких финансовых показателях темпы развития отрасли в 2000–2008 гг. были на относительно невысоком уровне: производство основных видов продукции (прокат черных металлов, железная руда) росло в среднем на 2–3% в год. Это обусловлено высоким уровнем загрузки производственных мощностей в металлургии, а также длительными сроками строительства и высокой капиталоемкостью новых мощностей. Сказывалось и то, что на инвестиции в основной капитал в последние несколько лет направлялось 25–35% от сальдированного финансового результата черной металлургии, большая часть прибыли расходовалась на другие цели, в том числе на приобретение производственных активов в других секторах экономики и за рубежом, на выплату дивидендов.

По данным Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации, в 2003–2007 гг. на долю металлургической промышленности приходилось, с одной стороны, 30–40% от объема сальдированного финансового результата всей промышленности, с другой – 6–9% от суммарного объема налоговых поступлений промышленности. Сумма налоговых поступлений составляла в металлургии 7–8% от объема произведенной продукции, в то время как в добыче и переработке нефти, например, – от 40 до 63%.

Российские металлургические компании при установлении отпускных цен в значительной степени ориентируются на быстро растущую ценовую конъюнктуру внешних рынков, хотя свыше 50% производимой ими готовой продукции поступает на российский рынок. Однако у них имеется возможность, в случае необходимости, сократить объемы поставок готовой продукции внутренним потребителям и направить на экспорт стальные полуфабрикаты, что лишает потребителей необходимых рычагов ответного рыночного влияния.

Наблюдаемый в настоящее время рост цен на металлопродукцию на мировых рынках ведет к увеличению российского экспорта, в первую очередь полуфабрикатов. Так, за первый квартал 2010 г. выросли экспортные поставки заготовок на 9 %, чугуна – на 7,7%, кокса и полукокса – на 6,4%, тогда как поставки продукции повышенной технологической готовности – плоского проката снизились на 4,5% по отношению к аналогичному периоду 2009 г.

Доля продукции черной металлургии в затратах на производство и реализацию продукции составляет: в машиностроении – 13–18 %, в промышленности строительных материалов – 7–12 %, в целом по промышленности – около 7%. Опережающий рост цен на металлопродукцию ведет к перераспределению доходов между отраслями экономики, увеличивает затраты предприятий металлопотребляющих отраслей и отрицательно влияет на их финансово-экономические показатели. Особенно негативно резкий рост цен на металлопродукцию отражается на отраслях, в которых цены и тарифы регулируются и сдерживаются государством, – таких как железнодорожный и трубопроводный транспорт, электроэнергетика, в значительной степени газовая и нефтяная промышленность [6].

Главная системная слабость российской металлургической промышленности – невысокий передел поставляемых на экспорт изделий. Например, отношение выручки к объему выплавляемой стали у российских компаний одно из самых низких в мире (табл. 3). Иначе говоря, мы попросту за бесценок продаем свою сталь.

Таблица 3. Показатель отношения выручки к объемам производства у крупнейших металлургических компаний мира, долл./т

Компания

Страна

Выручка к объемам производства

ArcelorMittal

Люксембург

746

Nippon Steel

Япония

546

Nucor

США

396

Usiminas Group

Бразилия

342

НЛМК

Россия

274

Северсталь

Россия

215

Источник: Bloomberg, РТС, ИФК

Большую роль здесь могло бы сыграть государство, прежде всего по линии высокотехнологичного внутреннего спроса. Это касается, например, ряда крупных инвестиционных проектов в нефтегазовой отрасли. Так, в проекте «Сахалин-2», который осуществляется на условиях СРП с крупнейшими западными компаниями, изначально предполагалось передавать до 70% заказов на подрядные работы российским заводам, в том числе трубным и металлургическим. Однако зарубежные партнеры неоднократно уходили от выполнения таких требований. Инвесторы настаивают на использовании в проекте труб японского производства, ссылаясь на невозможность своевременного выпуска изделий нужного сортамента на российских заводах. До последнего времени из общего объема инвестиций в проект на долю российских компаний приходилось менее одного процента контрактов. Такая же ситуация в автомобильной промышленности – на заводах по крупноузловой сборке машин иностранных марок.

* * *

В прошлом целью процесса консолидации являлось сокращение риска циклических колебаний экономической активности. В настоящее время на 10 ведущих металлургических компаний приходится 28% мирового производства металла. Кроме Arcelor Mittal, признанного лидера мировой металлургии, семь из десяти компаний являются азиатскими (табл. 4). Крупнейшие российские компании «Северсталь» и «Евраз» замыкают список десятки.

Таблица 4. Крупнейшие металлургические компании (2009 г.)

Компания

Страна

Производство стали, млн. т

1.

ArcelorMittal

Люксембург

77,5

2.

Baosteel Group

Китай

31,3

3.

POSCO

Южная Корея

31,1

4.

Nippon Steel

Япония

26,5

5.

JFE

Япония

25,8

6.

Jiangsu Shagang

Китай

20,5

7.

Tata Steel

Индия

20,5

8.

Ansteel

Китай

20,1

9.

Северсталь

Россия

16,7

10.

Евраз

Россия

15,3

Источник: World Steel Association Report, 2010.

По нашему мнению, металлургическую отрасль в ближайшее время ожидает новая волна консолидации. Лакшми Миттал, глава Arcelor Mittal, заявил недавно, что конкурентоспособная металлургическая компания должна к 2015 г. производить от 150 до 200 млн. тонн стали в год и что размер компании будет ключевым фактором ее стоимости. Помимо Arcelor Mittal, этой цели способна достичь и китайская металлургическая корпорация Baosteel (образована в 1998 г.), которая к 2005 г. была уже пятой по величине компанией в мире, а в 2010 г. прочно заняла второе место, выплавив 31,3 млн. тонн стали. После слияния Tata Steel с компанией Corus вплотную к Baosteel приблизилась индийская корпорация, став седьмой по величине глобальной компанией.

Экстраполяция нынешнего процесса консолидации позволяет прогнозировать, что к 2015 г. на первую десятку игроков придется уже до 40% глобального металлургического рынка. Это означает, что первые три-четыре компании будут выплавлять в среднем более 80 млн. тонн стали в год. Сочетание относительно невысокой стоимости металлургических активов с высокими прибылями будут стимулировать процесс дальнейших слияний и поглощений в этом секторе.

Более того, даже крупные и успешные металлургические компании с высоким курсом своих акций не застрахованы от поглощений, поскольку Arcelor Mittal в три раза превосходит по своим размерам ближайших преследователей.

На металлургическом рынке сложились три группы компаний, которые будут действовать в среднесрочной перспективе: глобальные игроки, региональные чемпионы и нишевые специалисты.

Глобальные игроки имеют производственные мощности свыше 50 млн. тонн стали в год и обладают глобальной сетью заводов. Они производят всю номенклатуру стальной продукции при ведущей роли готовых изделий. По состоянию на 2010 г. к глобальным игрокам можно отнести только Arcelor Mittal.

Глобальные игроки способны использовать в полной мере преимущества производства продукции в развивающихся странах, включая более низкую заработную плату, более дешевые энергоресурсы и сырье, меньшие потребности в капитале, близость к новым источникам спроса. Например, глобальная компания организует низкозатратное производство низких переделов в Бразилии; осуществляет инновационное и технологически емкое производство высоких переделов в Европе, Японии или Корее; обеспечивает доступ своей продукции на рынки быстроразвивающихся стран, таких как Индия или Китай, кооперируясь с местными металлургическими компаниями или отдавая на аутсорсинг специфические функции (ИТ, исследования и разработки).

Ключевыми и обязательными для глобальных игроков видами деятельности являются:

· расширение своего присутствия по всему миру;

· стратегическая интеграция приобретаемых компаний в состав корпорации;

· выстраивание глобальной сети для формирования оптимальной с точки зрения издержек цепочки добавленной стоимости;

· обеспечение глобальных отношений с потребителями (автомобильная промышленность, инфраструктура и др.);

· формирование единых стандартов качества и предпринимательской культуры для всех элементов цепочки добавленной стоимости;

· достижение лидерства в снижении издержек (особенно на верхних этажах производственных цепочек).

Региональные чемпионы обычно имеют объемы производства в диапазоне от 10 до 50 млн. тонн и концентрируют свою деятельность в одном ключевом регионе, хотя и могут осуществлять некоторые операции (или владеть сбытовыми подразделениями) в других регионах. В свою очередь, они могут быть двух типов. К первому типу относятся, как правило, компании из так называемой металлургической триады (США, Европа, Япония). Такие компании обладают производственными мощностями высокого передела нижнего предела в развивающихся странах. Ко второму типу региональных чемпионов относятся компании из стран с низкими издержками, заинтересованные в получении современных технологий, а также результатов исследований и разработок, проводимых в странах «триады».

В целом региональные чемпионы предлагают рынку довольно диверсифицированный набор изделий. Главным же их отличием является упор либо на лидерство в издержках, либо на лидерство в технологиях. Региональные чемпионы стараются максимально использовать возможности рынка, особенно обслуживая его фрагментированные сегменты, поскольку из-за высоких транспортных издержек локальные поставки металла предпочтительнее глобальных.

Как и глобальные игроки, региональные чемпионы стараются использовать возможности, предоставляемые глобализацией, и пытаются получить доступ на перспективные рынки или сокращать издержки, перенося ряд операций в страны с низкой стоимостью рабочей силы. Региональные чемпионы, относящиеся к первому типу, стараются поддерживать высокий технологический уровень, инвестируя в новые продукты и разрабатывая их совместно с ключевыми потребителями. Региональные чемпионы второго типа укрепляют свои позиции на локальном рынке, повышая профессиональный уровень и улучшая балансовые счета, чтобы получить доступ к активам более высоких переделов в странах «триады» и в то же время защититься от внешних конкурентов.

Интересно, что региональные чемпионы обоих типов часто используют взаимодополняющую стратегию. Так, те и другие сокращают издержки с помощью переноса нижних переделов в развивающиеся страны и стараются получить доступ к передовым технологиям с помощью различных форм кооперации и альянсов.

Металлургические компании – нишевые специалисты обычно производят в год не более 5 млн. тонн стали. Однако это высокотехнологичные виды продукции, такие как инженерная и машиностроительная сталь, специальные виды формовой стали (тонколистовой металл, оцинкованный лист и др.). Как правило, нишевые специалисты размещаются в развитых странах и предлагают свои продукты как на региональном, так и на глобальном рынках. Поскольку продукция таких компаний требует специфических высокотехнологичных производственных процессов, они располагают всего одним или двумя-тремя заводами, но множеством центров продажи, часто на глобальном уровне. Ключевыми направлениями стратегии таких компаний являются: стимулирование роста с помощью продуктовых инноваций, часто совместно с потребителями; усиление сервисных операций; концентрация на производстве высококачественных изделий высокой добавленной стоимости (табл. 5).

Таблица 5. Типы металлургических компаний

Характеристики

Географическое присутствие

Продукты

Основные черты

Примеры компаний

Глобальные игроки

Глобальная сеть с заводами по всему миру

Полная линейка продукции;

примерно равное соотношение между изделиями низкого, среднего и высокого переделов

Объемы производства свыше 50 млн. тонн в год;

глобальное присутствие;

«обратная» интеграция: от конечного производства к добыче необходимого сырья

ArcelorMittal (Люксембург)

Региональные чемпионы I

Прочное региональное присутствие;

базирование в странах «триады» с выходом на страны с низкими издержками

Акцент на производство изделий с высокой добавленной стоимостью

Высокое качество;

тесное взаимодействие с потребителем;

технологическое лидерство

Posco (Южная Корея)

Nippon Steel (Япония)

ThyssenKrupp (Германия)

Региональные чемпионы II

Прочное региональное присутствие;

базирование в странах с низкими издержками

Производство изделий низкого и среднего переделов

Акцент на издержки производства;

локальное присутствие

Baosteel Group (Китай)

Tata Steel (Индия)

Северсталь (Россия)

Нишевые специалисты

Ограниченное число производственных мощностей;

многочисленные торговые представительства

Узкий набор изделий с высокой добавленной стоимостью

Уникальность изделий;

высокое качество;

акцент на потребителя

Voestalpine (Австрия)

Salzgitter (Германия)



В перспективе межрегиональная консолидация будет происходить интенсивнее, чем внутрирегиональная, поскольку во многих странах Западной Европы, Латинской Америки и Азии (исключая Китай), а также в США уже достигнут достаточно высокий уровень внутрирегиональной консолидации, и дальнейший ее рост ограничивается антитрастовским законодательством (прежде всего в развитых странах). В Китае огромный рост мощностей опрережал до последнего времени процесс консолидации в металлургии, в результате чего доля пяти крупнейших компаний в общих объемах национального производства сегодня ниже, чем была в 1995 г. Однако следует ожидать изменения этой тенденции. В настоящее время только 15 из 800 китайских металлургических компаний имеют производственные мощности более 5 млн. тонн, следующие 40 компаний – от 1 до 5 млн. тонн.

Потенциальные межрегиональные сделки по слияниям и поглощениям будут определяться стремлением производителей из развитых стран использовать мощности в странах с низкими издержками для производства продукции высоких переделов. Одновременно следует ожидать роста спроса на высококачественный металл со стороны таких важных потребителей, как автомобильная промышленность и производство бытового оборудования, которые ускоренно переводятся в страны с низкими издержками. В свою очередь, производители из Бразилии, стран Центральной и Восточной Европы будут стараться войти в премиальные сегменты глобального металлургического рынка, создавая собственные мощности высоких переделов в странах Западной Европы и Северной Америки.

Примечания:

[1] Record global steel production and rising steel prices. GMT, 25 January, 2011.

[2] Рассчитано по : International Iron and Steel Institute, Statistical Yearbook, 2002 and 2007.

[3] Рассчитано по : International Iron and Steel Institute annual reports; Morgan Stanley annual reports; OECD Commodities analysis.

[4] IISI Steel Statistical Yearbook, 2008; The Economic Intelligence Unit database.

[5] Эксперт, № 12, 2008 г.

[6] http://premier.gov.ru/visits/ru/6050/info/1750/

Читайте также на нашем сайте:

«Нефть и газ: благо или проклятие» Владимир Кондратьев

«Агробизнес в современном мире: 20 лет грабежа» Пьер Аллард

«Сфера услуг в постиндустриальной экономике» Владимир Кондратьев

«Инфраструктура как фактор экономического роста» Владимир Кондратьев

«Автомобильная промышленность: перспективы развития после кризиса» Владимир Кондратьев

«Перспективы развития основных секторов мирового хозяйства после кризиса» Владимир Кондратьев


Опубликовано на портале 18/03/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика