Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Черные дыры мировой экономики

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Лилия Зубченко

Черные дыры мировой экономики


Зубченко Лилия Александровна – кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН.


Черные дыры мировой экономики

Налоговые убежища – один из столпов глобализации. По оценкам экспертов, на долю офшоров приходится 30% активов всех финансовых центров мира. Здесь расположены филиалы крупнейших ТНК и банков. Хотя налоговые убежища не были первопричиной нынешнего финансового кризиса, их роль в его развитии и углублении очевидна. Сегодня, когда многие страны столкнулись с проблемой бюджетного дефицита, борьба с налоговыми потерями приобретает особую остроту.

Среди мер, предложенных Группой двадцати (G20) для преодоления последствий нынешнего глобального финансово-экономического кризиса и реформирования мировой финансовой системы, немаловажное место отведено борьбе с налоговыми убежищами. Как следует из самого названия, налоговые убежища представляют собой страны и территории, которые позволяют резидентам (физическим лицам, компаниям, банкам и др.) разных стран избегать налогообложения.

Большинство налоговых убежищ (иногда называемых «налоговыми оазисами», «налоговыми гаванями» или странами «налогового рая») расположены в офшорных центрах. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 2001 г. отказалась от понятия «налоговое убежище», используя иную классификацию на основании сотрудничества в области обмена налоговой информацией.

Существуют различные критерии отнесения страны или территории к налоговым убежищам; в целом их отличительные признаки сводятся к следующему:

· низкие или нулевые ставки налогов на доходы нерезидентов;

· наличие банковской тайны, закрепленной законодательно;

· облегченная процедура регистрации компаний и банков;

· строгий контроль за соблюдением конфиденциальности в деятельности адвокатов, бухгалтеров и т.д.;

· полная свобода международного движения капиталов;

· высокая скорость выполнения операций;

· поддержка со стороны ведущих финансовых центров;

· экономическая и политическая стабильность;

· отсутствие двусторонних соглашений об избежании двойного налогообложения и обмене налоговой информацией с другими странами.

Точная численность налоговых убежищ неизвестна, так как разные страны и организации составляют их списки, руководствуясь собственными критериями. В начале ноября 2009 г. международная сеть экспертов Tax Justice Network (TJN) опубликовала Индекс финансовой секретности (непрозрачности) (Financial Secrecy Index, FSI), который характеризует уровень закрытости финансовых и налоговых офшоров и их нежелания сотрудничать с налоговыми органами других стран. Финансовая секретность покрывает все виды налоговых злоупотреблений, торговлю инсайдерской информацией, коррупцию, финансирование терроризма и т. д. По оценкам TJN, наиболее "скрытными" из 60 исследованных юрисдикций являются американский штат Делавэр, Люксембург, Швейцария, Каймановы острова и лондонский Сити. Если для Люксембурга и Швейцарии характерна традиционная банковская непрозрачность, то англосаксонские страны предоставляют более изощренные схемы обслуживания финансовых потоков. По свидетельству экспертов TJN, во всех 60 офшорах (за исключением Монако) невозможно определить, кто является реальным владельцем зарегистрированной компании. В них отсутствуют центральные реестры трастов и фондов, которые были бы доступны публично. По оценкам TJN, половина юрисдикций, называемых налоговыми убежищами, зависит от британской короны.

С 1 января 2010 г. во Франции выделяются страны и территории с низкими налогами (Etats et territoires à fiscalité privilégiée, ETFP) и страны и территории, не сотрудничающие в области обмена налоговой информацией (Etats et territoires non-coopératifs, ETNC). Многие ETFP одновременно являются ETNC. Ежегодно обновляемый список ETNC на 2010 г. включает 19 стран и территорий. При отборе использованы три критерия: страна не является членом ЕС, имеет менее 12 соглашений с другими странами об обмене налоговой информацией и не обменивается такой информацией с Францией.

В апреле 2009 г. по запросу G20 были обнародованы три списка ОЭСР – «черный», «серый» и «белый».

В «белый» список включены 40 стран, которые в соответствии с международными стандартами заключили не менее 12 соглашений с другими странами об обмене налоговой информацией (в этот список входит и Россия). В «черный» список вошли Коста-Рика, Малайзия, Филиппины и Уругвай; буквально через несколько дней страны, включенные в него, заявили о своей готовности сотрудничать с другими государствами и сделать свои налоговые системы прозрачными. После этого они были перенесены в «серый» список. В этом списке находятся 38 стран, которые заключили менее 12 соглашений с другими странами об обмене налоговой информацией. За время, прошедшее с апреля 2009 г., некоторые страны (например, Бельгия и Люксембург) были исключены из «серого» списка.

Специалисты справедливо критикуют подход ОЭСР к составлению указанных списков: достаточно стране подписать 12 двусторонних налоговых соглашений по международным стандартам, как она покидает «серый» список. Так, в «белый» список на этом основании включены такие признанные офшорные центры, как острова Джерси, Гернси, Маврикий и Мэн. В то же время, например, в 2009 г. 44% иностранных инвестиций в экономику Индии (в промышленность, строительство, сельское хозяйство и т. д.) поступило с острова Маврикий [1]. Кроме того, некоторые налоговые убежища заключали соглашения об обмене налоговой информацией с другими налоговыми убежищами.

Налоговые убежища – одна из важнейших опор развития глобализации в последние годы, что дало основания назвать их «темной стороной глобализации». На долю офшоров приходится, по оценкам, 30% активов всех финансовых центров мира [2]. Здесь расположены филиалы крупнейших ТНК и банков. Так, компании и банки, акции которых используются при расчете французского биржевого индекса САС40, имеют филиалы в налоговых убежищах. В 2008 г. 55% расчетов по мировой торговле и 35% финансовых потоков осуществлялись через налоговые убежища. Они получают треть прямых инвестиций ТНК. Вклады банков, зарегистрированных только на Каймановых островах, оцениваются в 500 млрд долл., что составляет пятую часть вкладов во всех финансовых центрах мира.

Хотя налоговые убежища не были непосредственной причиной нынешнего финансового кризиса, их роль в его развитии и обострении, а также в усилении финансовой нестабильности не следует недооценивать. Дело в том, что офшорные центры сыграли немалую роль в чрезмерных рисках, которые брали на себя банки и другие финансовые институты, что стало одним из важных факторов развязывания финансового кризиса. Многие крупные банки, испытывавшие финансовые трудности (в частности, американский Bear Stearns, английский Northern Rock и др.), вели свои операции через офшорные центры.

Можно ли восстановить доверие к финансовой системе, если огромные средства продолжают храниться банками на счетах в налоговых убежищах? Например, в 2009 г. вклады иностранцев в банках Швейцарии составили 2410 млрд швейц. франков против 2180 млрд в 2008 г. [3] Кроме того, в налоговых убежищах зарегистрированы две трети хеджевых фондов, играющих ведущую роль в финансовых спекуляциях.

Налоговые убежища оказывают деструктивное воздействие на финансовое положение государств, затрагивая их суверенитет. По разным оценкам, ведущие страны теряют минимум 2–3% ВВП от налоговых злоупотреблений, в том числе и с помощью налоговых убежищ [4]. Сегодня, когда многие страны столкнулись с проблемой бюджетного дефицита и увеличения государственного долга, борьба с налоговыми потерями приобретает особую остроту. Во Франции потери от налоговых злоупотреблений в три раза превышают сумму дефицита системы социального обеспечения. Еще серьезнее обстоят дела в развивающихся странах, которые лишаются необходимых средств для обеспечения социально-экономического роста. Из этих стран в налоговые убежища ежегодно переводится около 800 млрд евро [5].

Деятельность налоговых убежищ обостряет налоговую конкуренцию между странами, от которой выигрывают только ТНК, банки и состоятельные лица. Ее последствием является снижение налогов на компании и капиталы. По свидетельству Международной конфедерации свободных профсоюзов, если тенденция к снижению налогов на компании сохранится и в будущем, к середине века их ставка приблизится к нулевой отметке [6].

Налоговые убежища играют большую роль в «отмывании» средств. К сожалению, международная статистика этого явления отсутствует. МВФ оценивает масштабы «отмывания» в 2–5% мирового ВВП. По другим оценкам, сумма «грязных» денег, обращающихся в мировой финансовой системе, составляет 1600 млрд долл.; треть этой суммы принадлежит мафиозным группировкам, а две трети связаны с экономическими преступлениями и злоупотреблениями «белых воротничков» [7]. Налоговые убежища, как предполагается, способствуют объединению государственных чиновников, мафии и представителей крупного бизнеса, что, помимо налоговых злоупотреблений, приводит к расширению коррупции, незаконной торговле оружием и другим преступлениям. В целом налоговые убежища постоянно угрожают миру и демократии.

До недавнего времени налоговые убежища соглашались предоставлять информацию иностранным налоговым ведомствам только при наличии очевидных доказательств совершения налоговых преступлений. Теперь ситуация начинает меняться. Многие налоговые убежища ведут двусторонние переговоры об условиях обмена налоговой информацией. На уровне ОЭСР создается специальная группа по надзору за соблюдением налоговыми убежищами своих обязательств.

Несмотря на эту эволюцию, еще многое предстоит сделать как на национальных, так и на международном уровнях. Некоторые специалисты предлагают переходить от предоставления налоговой информации по запросу заинтересованных стран к автоматической передаче такой информации: любой налогоплательщик, желающий зарегистрироваться в налоговом убежище, должен обязательно сообщить об этом в налоговое ведомство страны происхождения.

Следует обратить внимание на ТНК, особенно действующие в фармацевтической промышленности, электронике и информатике и являющиеся «чемпионами» по присутствию в налоговых убежищах, – потребовав от них предоставления данных об оборотах, численности занятых, прибылях, уплаченных налогах и странах, используемых для минимизации налогообложения. Поскольку без крупных компаний и банков развитых стран налоговые убежища не существовали бы, именно на эти компании и банки должны быть в первую очередь направлены меры G20.

Безусловно, заслуживают внимания и меры, предлагаемые другими организациями, в том числе неправительственными. Большой интерес представляют разработки неправительственной организации CCFD-Terre Solidaire, предлагающей следующие 10 пунктов борьбы с налоговыми убежищами [8]:

· поставить в центр борьбы страны Юга, которые не имеют возможности вести двусторонние переговоры с налоговыми убежищами. Это значит, что следовало бы создать многостороннюю систему соглашений;

· составить полный список налоговых убежищ на основе новых критериев, включающих участие страны в «отмывании» денег и особенности финансового регулирования;

· принять санкции в отношении налоговых убежищ и тех, кто пользуется их услугами. Эти санкции должны зависеть от уровня прозрачности операций и международного сотрудничества. Внести в международные стандарты бухучета требования об обязательной отчетности деятельности в налоговых убежищах. Соответствующие данные должны включать детальную информацию о природе деятельности, оборотах, численности занятых, доходах до уплаты налогов, уплаченных налогах, об управлении рисками и системах внутреннего контроля. Такая информация может даваться в приложении к годовым отчетам компаний и банков;

· обязать все страны и территории вести национальные реестры трастов и других организаций. В реестре должны указываться имена реальных бенефициаров, операторов и заказчиков; эти данные должны быть доступны налоговым, таможенным и судебным органам других стран. В каждой стране должна быть картотека банковских счетов (подобная той, что существует во Франции), также доступная всем указанным выше органам;

· усилить международный обмен информацией о сбережениях, дивидендах и других финансовых продуктах сначала на европейском, а затем и на глобальном уровне;

· разработать в рамках Комитета налоговых экспертов (Comité d’experts en matière fiscale) ООН и принять кодекс хорошего поведения экономических и финансовых субъектов в сфере борьбы с налоговыми злоупотреблениями и незаконным бегством капиталов. Надзор за его соблюдением должны осуществлять эксперты, в том числе связанные с ОЭСР;

· позволить органам юстиции вести расследования на международном уровне, что предполагает гармонизацию подхода к налоговым злоупотреблениям;

· усилить сотрудничество органов юстиции, прежде всего на европейском уровне;

· ввести более строгие санкции в отношении различных посредников (бухгалтеров, адвокатов, банкиров и т. д.), участвующих в операциях, связанных с бегством от налогов;

· разработать программу конверсии налоговых убежищ, особенно в островных государствах, экономика которых недиверсифицирована.

Нельзя не согласиться с некоторыми западными экспертами, считающими, что меры борьбы с налоговыми убежищами, предлагаемые ОЭСР и ЕС, во многом имеют скорее символический и формальный, чем практический и эффективный характер. Полумеры могут оказаться контрпродуктивными, поскольку подчиняют налоговые убежища чисто формальным требованиям (например, подписанию соглашений об обмене налоговой информацией). Борьба с налоговыми убежищами должна быть частью комплекса мер, направленных на то, чтобы изменить поведение состоятельных экономических субъектов – компаний, банков, физических лиц. Это такие меры, как отмена банковской тайны, обеспечение большей прозрачности финансовых операций, введение более высоких налогов на состояния, совершенствование регулирования финансовой сферы и различных финансовых институтов, борьба с коррупцией и др. Кроме того, в мире, в котором ставки налогов не гармонизированы, каждая страна должна иметь право определять уровень налогообложения в налоговых убежищах, в отношении которых она может вводить санкции.

Примечания:

[1] http://www.hebdo.ch/ _44246_html

[2] http://www.institut.fsu.fr/lettremensuelle/htm

[3] http://www.hebdo.ch/ _44246_.html

[4] http://www.institut.fsu.fr/lettremensuelle/htm

[5] http://www.partidegauche66.over-blog.fr/

[6] http://www.frerealbert.be/fiscalite/

[7] http://www.institut.fsu.fr/lettremensuelle/htm

[8] http://taj-strategie.fr/spip.php?article54

Читайте также на нашем сайте:

«Перспективы развития экономики зоны евро на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Какой должна быть бюджетная стратегия выхода из кризиса?» Катрин Матье, Анри Стердиньяк

«В поисках утраченного роста: перспективы развития мировой экономики на 2009–2010 гг.» Лилия Зубченко

«Основные показатели мировой экономики (данные мая 2010 г.)» Институт энергетики и финансов

«Перспективы развития мировой экономики в 2009-2010 гг.» Лилия Зубченко

«Планы спасения экономики» Лилия Зубченко

«Выходит ли экономика из кризиса? Перспективы развития мировой экономики на 2010–2011 гг.» Лилия Зубченко

«Экономический кризис: адаптация компаний и перспективы развития» Владимир Кондратьев


Опубликовано на портале 28/06/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика