Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Вьетнам: время важных решений

Версия для печати

Избранное в Рунете

Григорий Локшин

Вьетнам: время важных решений


Локшин Григорий Михайлович – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН.


Вьетнам: время важных решений

Продолжающийся третье десятилетие во Вьетнаме эксперимент с построением «социалистически ориен­тированной рыночной экономики», или, как считают некоторые, «конфуцианского капитализма с человеческим лицом» привлекает все большее внимание в мире. Накануне очередного съезда правящей Коммунистической партии, намеченного на январь 2011 года, среди политической и интеллектуальной элиты страны развернулась дискуссия, в которой все заметнее просматривается обычно тщательно скрываемое соперничество между сложившимися в партии и обществе течениями и группами интересов.

Политике открытости и обновления альтернативы нет

Продолжающийся третье десятиле­тие во Вьетнаме эксперимент с построением «социалистически ориен­тированной рыночной экономики» или, как считают некоторые наблюда­тели, «конфуцианского капитализма с человеческим лицом» [1], привлекает все больше внимания исследователей стран с переходной экономикой, как на Запа­де, так и на Востоке.

Вьетнам живет ритмом правящей Коммунистической партии, идущей на­встречу своему XI съезду, намеченному на январь 2011 г. Съезд готовится в ат­мосфере ожидания в партии и обще­стве нового импульса «политике от­крытости и обновления», которая про­водится уже 25 лет. Среди политической элиты и научной общественности Вьетнама развернулась широкая пред­съездовская дискуссия о судьбах стра­ны, в которой все заметнее просматри­вается и обычно тщательно скрывае­мое соперничество между сложивши­мися в партии и обществе различными течениями и группами интересов.

22-28 марта 2010 г. в Ханое прохо­дил 12-й пленум ЦК КПВ 10-го созыва, обсудивший проекты документов, кото­рые будут представлены XI съезду КПВ.

Они включают Политический (отчетный) доклад ЦК КПВ, проект изменений и до­полнений в действующую Программу КПВ 1991 г., Стратегию социально-экономиче­ского развития на 2011-2020 гг. и ряд дру­гих документов.

Все они предназначены для широкого обсуждения перед съездом на проходя­щих партийных конференциях на местах, в Национальном Собрании и в общественных организациях Отечественного Фронта.

Значение предстоящего съезда осо­бенно возрастает в связи с тем, что на нем должна произойти очередная сме­на поколений в руководстве партии и государства. Генеральный секретарь ЦК КПВ Нонг Дык Мань и Президент СРВ Нгуен Минь Чиет по возрасту (верхний предел - 65 лет) покидают свои посты. Всего по той же причине должны уйти 8 из 15 членов Политбю­ро, занимающие ключевые посты в го­сударстве. Это создает определенный вакуум для противоборства сложив­шихся групп интересов и влияния в КПВ.

Как обычно, в такой ситуации ве­дутся секретные переговоры, обсужда­ются компромиссы, выдвигаются но­вые люди. Этот процесс в кадровой подготовке съезда можно сравнить с известными «праймериз» в США.

Деление на различные противостоя­щие группы и фракции в руководстве КПВ - любимое занятие многих запад­ных наблюдателей, напоминающих из­вестных в прошлом «советологов». Ос­новное деление на реформаторов и консерваторов, а соответственно, на «западников» и «прокитайцев». Пер­вых, как считают эти ученые, возглав­ляет премьер-министр Нгуен Тан Зунг, а во главе вторых стоит сам Генераль­ный секретарь Нонг Дык Мань, опира­ющийся на партийный аппарат и сило­виков.

В руководстве КПВ, действительно, имеются разные интересы и мнения. Но, похоже, что иностранные специа­листы все-таки недостаточно знакомы с принципами демократического цент­рализма и с процессом принятия реше­ний в таких партиях, как КПВ.

Из нашего же прошлого опыта из­вестно, что ни один сколько-нибудь значительный шаг того же премьера или президента, ни один подписанный ими сколько-нибудь значительный контракт попросту не возможен без ре­шения Политбюро или предваритель­ного согласия основных руководителей партии и государства.

Вместе с тем, очевидно, что одни руководители КПВ предпочитают ки­тайскую модель открытой экономики под жесткой политической диктатурой, тогда как другие считают, что рыноч­ная экономика принесет больше диви­дендов в более демократической обста­новке. Некоторые даже восприняли по­литику обновления не только как отказ от скопированной с СССР командно-административной системы, но и как альтернативу социализму вообще. По их мнению, надо изменить даже назва­ние партии и страны и вернуться к су­ществовавшим до 1976 г., а именно: Партия трудящихся Вьетнама (предла­гается также Партия Вьетнамского На­рода) и Демократическая Республика Вьетнам.

Другие (их называют «консервато­рами») придерживаются противопо­ложной точки зрения, подчеркивая, что рыночная экономика - это не цель, а средство и всего лишь переходный этап на пути построения социализма. Причину возникших трудностей в эко­номике они видят в слабости нынешне­го руководства, в его отходе от прин­ципов марксизма-ленинизма. Они опа­саются, что чрезмерная открытость по отношению к Западу приведет к изме­нению политического строя, к так на­зываемой «мирной эволюции» или бур­жуазному перерождению партии.

Судя по итогам прошедшего мар­товского пленума ЦК КПВ (2010 г.), именно эти взгляды возобладали в ру­ководстве партии и страны. При всем этом, можно с большой долей уверен­ности говорить, что в КПВ никаких признаков идейного разброда, а тем более раскола, не наблюдается. В руко­водстве КПВ все согласны с тем, что путь «открытости и обновления», взя­тый 25 лет назад, остается единственно верным путем устойчивого развития страны на многие годы.

Разногласия по масштабам и харак­теру преобразований, по темпам интег­рации в мировую экономику, относи­тельно способов защиты национальных интересов страны в отношениях с КНР, США и другими странами были и бу­дут, но они не отменяют единства руко­водителей КПВ в главном направлении общего курса партии, их кровной заин­тересованности в политической стабиль­ности, то есть в сохранении политиче­ской монополии КПВ на власть. Отсюда попытки деления руководителей партии, например, на «западников» и «прокитайцев», крайне условны, ибо все они (но каждый по-своему) прежде всего «провьетнамцы».

Международное положение вызывает озабоченность

Статус Вьетнама в мировом сооб­ществе за прошедшие 5 лет значи­тельно повысился, открыв для него но­вые возможности и перспективы. Вьет­нам был принят в ВТО, в 2008 г. был избран непостоянным членом Совета Безопасности ООН, значительно укре­пил свое влияние в АСЕАН, где пред­седательствует в 2010 г. Страна имеет дипломатические отношения с более 150 государствами и поддерживает ак­тивное экономическое сотрудничество с США и странами ЕС, с Китаем, Япо­нией и Южной Кореей, с Индией, Авст­ралией и Новой Зеландией. В после­днее время успешно развиваются и тра­диционные отношения дружбы и стра­тегического партнерства с Россией.

Тем не менее, международная об­становка перед съездом КПВ складыва­ется не однозначно.

В последние годы Вьетнам оказался перед угрозой нового серьезного ос­ложнения отношений с северным сосе­дом, который совершает некоторые до­вольно сомнительные действия в Южно-Китайском море, объявив суве­ренитет над почти всей его акваторией, постоянно и демонстративно нарушая морские границы Вьетнама в районе Парасельских о-вов (оккупированных Китаем в 1984 г.) и архипелага Спратли, ежегодно вводя односторонний мо­раторий на рыбную ловлю и подвергая аресту суда вьетнамских рыбаков [2]. Не помогли ни большие уступки при де­маркации сухопутной границы между двумя странам, ни выгодный для Ки­тая раздел Тонкинского залива, ни другие важные для него проекты со­трудничества.

Дело в том, что на шельфе при­брежных государств в Южно-Китай­ском море и в районе Парасельских о-вов и архипелага Спратли предпола­гаются значительные месторождения нефти и природного газа. На суверени­тет над ними претендуют кроме Китая и Тайваня еще 5 государств Юго-Во­сточной Азии (ЮВА). Главные проти­воречия разделяют Китай и Вьетнам. В правовом отношении проблема сувере­нитета над акваторией Южно-Китай­ского моря (ЮКМ) остается не решен­ной. Стремление китайского руковод­ства единолично контролировать при­родные ресурсы ЮКМ создает значи­тельные проблемы для Вьетнама и ставит под вопрос все планы его эко­номического развития [3].

Действия китайских властей, по из­вестным историческим причинам, крайне болезненно воспринимаются вьетнамской общественностью, поднимая сильную волну национализма и об­винений в адрес руководства КПВ в проведении политики уступок и уми­ротворения Китая. Так, согласие Пра­вительства Социалистической Респуб­лики Вьетнам (СРВ) на то, чтобы ки­тайская компания строила бокситовые рудники на Центральном плато Тэйнгуен, вызвала редкое по силе возмуще­ние общества в 2009 г. Многие ученые и общественные деятели говорили, что экологические и социальные послед­ствия намного превзойдут все ожидае­мые доходы, а также указывали на прямую угрозу национальной безопас­ности.

Самым видным оппонентом этого про­екта стал известный вьетнамский полково­дец, легендарный организатор историче­ской победы под Дьенбьенфу (1954 г.), генерал армии Во Нгуен Зиап.

В политическом плане никогда еще выдвигаемые партией и государством установки не вызывали такого сопро­тивления в различных слоях населения.

Не меньше проблем возникает и в связи с развернутым китайской сторо­ной строительством многочисленных дамб и плотин в верхнем течении р. Меконг, что грозит поистине катастро­фическими последствиями для много­численного вьетнамского населения в дельте реки, являющейся житницей страны. Недовольство широких кругов вызывает сдача в аренду китайским предпринимателям лесных угодий в приграничных районах сроком на 50 лет и по крайне низким ценам.

Характерно, однако, что при всей возникающей время от времени напря­женности межпартийные отношения между КПВ и КПК остаются необык­новенно тесными. Обе стороны не ску­пятся на заверения в братской дружбе и стратегическом партнерстве, которые щедро даются на многочисленных встречах на высоком и на высшем уровне. Китай продолжает реализацию во Вьетнаме многих крупных проектов государственного значения, включая упомянутый проект разработки круп­нейшего в мире месторождения бок­ситов на Центральном плато Тэйнгуен, строительство ТЭЦ, ряда объектов ин­фраструктуры и различных пред­приятий.

Отношения с Китаем всегда управ­ляются, как говорят, « тиранией гео­графии». Нравится это кому-либо в стране или нет, но Вьетнам обречен экономически еще долго быть в орбите Китая. Китай сегодня - это главный торговый партнер, причем с огромным дефицитом для Вьетнама.

Общий товарооборот между ними в 2008 г. составил 21,65 млрд. долл. США, в 2009 г. - 20, 751 млрд. [4]

Импорт из Китая неизменно растет и превышает 13 млрд. долларов США (не считая нелегального ввоза через весьма прозрачную границу на Севере) и состав­ляет основную часть дефицита внешней торговли - 97,4% в 2009 г [5]. Долг Китаю в 2008 г. достиг 11 млрд. долл. США [6].

Руководство КПВ оказалось в труд­ном положении. Оно не хочет и не мо­жет открыто высказываться о полити­ке Китая и предъявлять ему претензии, но одновременно не имеет возможно­сти и серьезно повлиять на поведение КНР в Южно-Китайском море, все бо­лее ущемляющее интересы Вьетнама.

Обстановка в Южно-Китайском море подвела Вьетнам к положению, когда ему приходится вновь заняться серьезным укреплением национальной обороны, что связано с резким увели­чением военных расходов. Но он вы­нужден идти на них не в надежде взять верх над потенциальным противни­ком, а стремясь сделать применение силы для него достаточно дорогим удовольствием. Так или иначе, но на­чавшаяся гонка вооружений чревата многими негативными последствиями для страны.

У Вьетнама имеются весьма ограни­ченные возможности для конфронта­ции с Китаем. Нет и реальной возмож­ности сбалансировать отношения с КНР, повернувшись целиком, напри­мер, в сторону США, хотя отношения с ними успешно развиваются, несмотря на все трудности и препятствия со сто­роны враждебно настроенной части американского истеблишмента и вьет­намской диаспоры.

В последние три года США были самым крупным иностранным инвесто­ром во Вьетнаме (в 2009 г. зарегистри­ровано почти 10 млрд. долл. инвести­ций американских компаний). Вьет­намское руководство стремится разви­вать отношения с США во всех облас­тях, включая и некоторые формы военного сотрудничества, но не против Китая.

Вьетнам вынужден проводить очень сложную политику балансирующего многостороннего стратегического партнерства с великими державами, включая и Россию. В то же время он активно маневрирует внутри междуна­родных структур, таких как АСЕАН, формирующееся Восточноазиатское сообщество и АТЭС.

Вьетнамская дипломатия стремится вести дело так, чтобы не подчеркивать свои разногласия с Китаем, одновре­менно добиваясь его признания незави­симости и определенных интересов Вьетнама в регионе. Руководство КПВ проводит эту линию в межпартийных отношениях через череду встреч на высшем и высоком уровне, каждый раз заверяя Китай в своей поддержке его политики «одного Китая» и добиваясь в ответ обещаний, что и его интересы будут учтены. Цель, похоже, состоит в том, чтобы показать общность пози­ций, чтобы понравиться соседям, но за­тем проводить свою собственную ли­нию, когда и как это диктуется обстоя­тельствами.

Легитимность вьетнамских руково­дителей всегда базировалась на том, что они защищали суверенитет и тер­риториальную целостность страны. А сейчас их упрекают со всех сторон, что они с этой задачей якобы не справля­ются. Нарастающая волна национализ­ма в стране и усилившееся давление со стороны диаспоры ставит руководство КПВ перед выбором: поддаться этим настроениям и пересмотреть основы внешней политики страны, либо про­должать осторожный и взвешенный курс, не поддаваясь ни на какие прово­кации.

Вьетнамские лидеры в вопросе от­ношений с КНР, как уже говорилось, не едины. Есть группа тех, кто предпо­читает смириться с доминирующей ро­лью Китая, в надежде воспользоваться в будущем некоторыми благами от его возвышения и доходов. Другая группа связывает будущее страны с интеграци­ей в мировую экономику и потому стремится как к хорошим отношениям с Китаем, так и к улучшению отноше­ний с США, Японией и другими парт­нерами.

Вопросы отношений с Китаем, есте­ственно, станут главными в дискуссии по внешней политике на предстоящем съезде, но ожидать каких-либо ради­кальных перемен в нынешнем курсе ос­нований пока нет.

Экономика продолжает рост

Для всех, кто когда либо раньше бывал во Вьетнаме и после дли тельного отсутствия приезжает туда вновь, он предстает неузнаваемым. Словно джин, выпущенный из бутылки, потенциал страны, десятилетиями подавленный войнами с последовавшими проблемами восстановления и болезненным процессом интеграции двух частей страны и национального прими­рения, заработал с такой силой, кото­рую никто не мог даже представить.

О «феномене Вьетнама» или об ус­пехах политики обновления написано и сказано много, и это не требует повторения [7]. Однако за истекшие четверть века Вьетнам завершил период экстен­сивного развития на базе политики об­новления, начатой в 1986 г. Принятые тогда действительно новаторские ре­шения означали решительный переход к строительству «социалистически ори­ентированной рыночной экономики».

При всех бесспорных достижениях, экономическое положение страны на пороге съезда КПВ далеко от благо­стной идиллии, и это хорошо понима­ют в руководстве страны. В целом Вьетнам остается хоть и не самой бед­ной, но все-таки одной из беднейших стран мира.

По данным Всемирного Банка, в 2008 г. он преодолел установленный ООН «порог бедности» (годовой ВВП в 976 долл. США на душу населения) и при­соединился к самому нижнему ряду госу­дарств со средним доходом (ВВП от 1 до 4 тыс. долл. в год на человека). Его ВВП на душу населения в 2009 г. составил все­го 1104 долл. (и это в 5 раз выше уровня 80-х годов, когда начиналась политика об­новления), а в этом году ожидается 1200 долл., что, тем не менее, в два раза ниже, чем в среднем по АСЕАН и в три раза ниже, чем в соседнем Таиланде, не говоря уже о Сингапуре и Брунее [8].

Съезд пройдет в то время, когда страна еще полностью не выйдет из по­следствий мирового кризиса 2007­2009 гг., который не прошел бесследно для его ориентированной на экспорт экономики. Экспорт заметно сократил­ся из-за сужения рынков.

Дефицит торгового баланса в 2007 г. равнялся 12,4 млрд. долл. США, в 2008 г. поднялся до 18 млрд. долл. и в 2009 г. опять опустился до 12 млрд.9.

Платежный баланс в 2009 г. имел де­фицит почти в 2 млрд. долл. [9] и покрывал­ся за счет внешней помощи (2009 г. по программам помощи на развитие ODA Вьетнам получил 8 млрд. долл. [10]) и иност­ранных инвестиций, которые значительно сократились из-за кризиса.

В 2009 г. прямые иностранные инвести­ции (ПИИ) во Вьетнам снизились с 71,7 млрд. долл. США до 21, 5 млрд. или почти на 70% [11].

Инфляция в 2008 г. подскочила до 25%, что представляет самый высокий уровень за 17 лет [12]. Она съела все доходы людей.

Вторая проблема - это безработица, особенно в сельских районах. Излишки ра­бочей силы на селе достигают 50%, и это не из-за развития техники и механизации, а из-за недостатка земли и отсутствия капи­таловложений.

Бедность и безработица гонят тыся­чи людей из страны на поиски любой работы и пропитания. Созданы госу­дарственные организации по экспорту рабочей силы, которые в некоторых за­рубежных изданиях сравнивают с орга­низациями современной работорговли, что, конечно, не справедливо, но кое-что общее есть.

2009 г. выдался особенно неудач­ным в смысле большого числа стихий­ных бедствий.

11 раз сильнейшие бури и наводнения охватывали целые районы страны, особен­но в Центральном Вьетнаме, неоднократно возникали эпидемии так называемого «сви­ного гриппа» A1H1 № 1. На внешних рын­ках творилась чехарда цен на товары вьет­намского экспорта. В итоге прирост ВВП в 2009 г. составил всего 5,2%, что было са­мым низким показателем за 10 лет [13].

Сюда следует добавить такие не­приятные явления, как растущий раз­рыв между бедными и богатыми, меж­ду городом и деревней, между населе­нием равнинных и горных районов. И самое главное - это коррупция на всех уровнях, ставшая, как признается официально, «национальным бедствием страны».

Таким образом, очевидно, что труд­ностей в экономике еще много, но они не остановили движение вперед.

К началу года темпы роста стабилизи­ровались около 6,2% ВВП. По этому пока­зателю Вьетнам остается вторым в Азии после Китая.

Весенний урожай риса превзошел на 2,6 млн. т урожай 2007 г [14].

Правительство СРВ, как следует из ма­териалов мартовского Пленума ЦК КПВ 2010 г. поставило задачу на этот год до­биться роста ВВП на 6,5%, а в 2011 — 2015 гг. на 7,5—8,5%.

По планам министерства планирования и инвестиций СРВ, в 2015 г. ВВП страны должен достичь 200 млрд. долл. США, а на душу населения он должен почти удво­иться и достичь 2100 долл. США [15].

Инфляцию в этом году власти планиру­ют снизить до 7%, хотя некоторые запад­ные эксперты сомневаются в возможности добиться этого показателя и предсказыва­ют инфляцию в 10—12%, что тоже в два раза меньше прошлогоднего уровня [16].

Руководство КПВ считает, что пе­риод экстенсивного развития страны необходимо в ближайшее время завер­шать и переходить к интенсивному раз­витию народного хозяйства. Новым «главным словом» пропаганды сегодня является стабильность, а не рост любой ценой. Правительство проявляет боль­шую заинтересованность в обеспече­нии страны энергетическими ресурса­ми, шоссейными и железными дорога­ми. Инвесторы опять оживились. Об­суждаются крупнейшие инфраструк­турные проекты, вроде строительства высокоскоростной железной дороги Ханой - Хошимин и другие.

Всемирный банк и Азиатский Банк развития выражают готовность чуть ли не удвоить инвестиции во Вьетнаме.

К 2020 г., считают вьетнамские ком­мунисты, страна должна в основном стать современным индустриальным государством с политической и соци­альной стабильностью, с демократией и социальной гармонией при сохране­нии независимости, единства, суверени­тета и территориальной целостности. При этом ее международный авторитет и позиции на международной арене должны еще более укрепиться [17].

И все же главное в такой стране, как Вьетнам зависит от того, как окон­чательно будет решен аграрный воп­рос, прежде всего как будут повышены доходы крестьян, обеспечена заня­тость, как будет функционировать ры­нок сельхозпродукции.

Руководство КПВ не заблуждается и не строит иллюзий. Оно прекрасно видит, что в деревне наблюдается зас­той, уровень жизни не растет. После 10 лет непрерывного подъема это вызыва­ет определенную тревогу. Нового пока ничего не придумали.

Верное своему врожденному праг­матизму и сильнейшему политическо­му чутью, руководство КПВ продол­жает строить новый тип производ­ственных отношений в деревне через ненасильственную, выгодную крестья­нам кооперацию.

Одобренный ЦК КПВ проект Про­граммы социально-экономического развития на предстоящее 10-летие пре­дусматривает сочетание высоких тем­пов роста экономики с устойчивостью и надежностью экономического разви­тия, причем именно эти два элемента становятся главными. Программа на­мечает меры по совершенствованию структуры экономики, развитию транс­портной инфраструктуры, росту произ­водительности труда, улучшению каче­ства и конкурентоспособности продук­ции, созданию условий для здоровой конкуренции, для продолжения рефор­мы административной системы, повы­шению уровня трудовых ресурсов, совершенствованию систем народного образования и здравоохранения.

Необычно много внимания уделяет­ся вопросам сохранения окружающей природной среды, которые все более становятся жизненно важными для Вьетнама.

Намечается отладить нормальные и рациональные отношения между ры­ночной экономикой и государством, усилить борьбу с коррупцией, хищени­ями, бюрократизмом и произволом ме­стных властей.

Кризис 2007-2009 гг. в целом пока­зал устойчивость экономической модели развития в СРВ, при которой госу­дарство остается главным инструмен­том защиты интересов широких масс населения и сохранения социальной и политической стабильности.

Монополия КПВ в политике и мно­гоукладная рыночная экономика не ста­ли антиподами. Вьетнамские руководи­тели, вслед за китайскими коллегами, игнорируют устаревшие понятия и исхо­дят из практики, как главного критерия истины. В условиях глобализации, ин­формационной революции и «экономи­ки знаний» они приспосабливаются. На­сколько успешно - покажет время.

Самый стабильный политический режим в ЮВА

С1990 г. Вьетнам обходят стороной экономические и политические кризисы и государственные переворо­ты, которые потрясли или свергли во­обще многие режимы в странах ЮВА. Его политический режим самый ста­бильный в регионе. Стабильность Вьетнама - предмет зависти многих правителей других стран.

«Легитимность однопартийного госу­дарства, — отмечает известный австралий­ский эксперт, отставной генерал К.Тэйер, — проистекает из различных источни­ков, включающих легитимность успеха или эффективность экономической политики, традиционную легитимность любой суще­ствующей власти, независимо от ее проис­хождения (в соответствии с традиционными понятиями конфуцианства), из незыблемой легитимности национализма и руководства, которое привело народ к победе над чу­жеземными захватчиками, из харизмати­ческой легитимности Президента Хо Ши Мина, в верности заветам которого прися­гают его наследники» [18].

Терпимость к однопартийным ре­жимам вообще свойственна политичес­кой культуре в ареале китайского влия­ния. И нет ничего необычного для это­го региона, что компартии единолично правят Китаем и Вьетнамом уже многие десятилетия. Это вполне в кон­фуцианской традиции, когда соци­альная гармония достигается правиль­но построенным консенсусом. Его про­тивники сначала воспринимаются как отщепенцы.

Анархия в китайском мышлении - это абсолютное зло. И если ограниче­ния свобод являются условием сохра­нения социального порядка, то необхо­димо их принимать. И легитимность власти не зависит от ее происхождения, а от ее эффективности в поддержании порядка и гармонии. В той мере, в ка­кой КПВ сумеет сохранять граждан­ский мир и экономическое развитие, у нее будет мандат неба, который леги­тимен для значительного большинства вьетнамского народа.

При всех ошибках и недостатках нынешней политической системы, про­тивостоящие ей силы (которые только условно можно называть оппозицией) не имеют сколько-нибудь значитель­ной поддержки ни в стране, ни за рубе­жом. Вьетнамская оппозиция, как при­знают и сами ее деятели в диаспоре, все более становится неприятным бельмом в глазу у правящих кругов стран Запа­да, для которых политическая стабильность во Вьетнаме и безопасность ин­вестиций все-таки гораздо важнее, са­мых демократических характеристик существующего там строя.

Некоторые из них даже называют Вьет­нам «любимым дитем США в Юго-Восточ­ной Азии» при том, что американская организация «Фридом хаус», измеряющая уровень индивидуальных свобод и соблю­дения прав человека в различных странах, по-прежнему ставит Вьетнам на одно из самых последних мест в мире.

В руководстве страны преобладает убежденность, что основные элементы демократии западного типа, особенно политический плюрализм, противоре­чат сложившейся в стране системе вла­сти, подрывают политическую ста­бильность, национальную культуру и идентичность. Тем не менее, по мере перехода к рыночной экономике и от­крытия внешнему миру сложившаяся здесь политическая система тоже нача­ла изменяться в сторону демократиза­ции и либерализации.

Во Вьетнаме, хоть и медленно, с учетом местной специфики, но неук­лонно идет процесс демократизации и расширения гражданских свобод, при­чем эта эволюция, по мнению многих специалистов, уже приняла необрати­мый характер и может развиваться даже быстрее, чем в Китае.

Очевидно, что лидеры КПВ совер­шенно иначе, чем принято на Западе, понимают само слово демократизация, но они все более активно поддержива­ют выборный процесс на местах, при­чем как в органах власти, так и в партийных организациях, высказыва­ются за независимость судов и надзор за партийными функционерами. Как далеко зайдет этот процесс - открытый вопрос, но существенные подвижки уже на лицо.

Вьетнамцы, пережившие годы до политики обновления, почти все гово­рят, что «сейчас живется гораздо лучше, чем тогда». Режим тогда, действи­тельно, был тоталитарным и полицей­ским. На то была война и тяжелейшие 80-е годы. Сейчас не совсем так или даже совсем не так. Ограничения сво­бод не такие жесткие, и все это призна­ют, Режим стал более терпимым, но по-прежнему достаточно суров по от­ношению к инакомыслящим, особенно если обозначается их контакт с заморс­кими покровителями.

Руководство КПВ делает ставку на строительство «правового государ­ства», действующего строго по зако­нам. В этой связи на первое место выд­вигается Национальное собрание.

Прогресс демократии демонстриру­ет его новая, значительно активизиро­ванная роль. Национальное собрание, где значительная часть депутатов уже работают на постоянной основе, полу­чило полномочия отстранять от долж­ности даже президента и премьер-ми­нистра. Его открытые заседания, по­священные вопросам и ответам прави­тельства, вживую транслируются ТВ и радио. Каждый депутат с нынешнего года будет иметь свой сайт в Интерне­те, куда могут обращаться его избира­тели с любыми вопросами. Ответ обя­зателен. Именно Национальное собра­ние и местные советы призваны интег­рировать в себя новые политические силы, рожденные политикой «дой мой». Уже сейчас более 20% депутатов не являются членами КПВ.

Партия преображается и сама, от­крыв двери для католиков и других ве­рующих людей, для менеджеров и даже владельцев частных предприятий отка­зываясь от своей роли орудия диктату­ры пролетариата, о которой уже никто и не вспоминает. И все это для того, чтобы стать отлаженным механизмом управления и администрации по фор­муле: руководитель - партия, хозяин - народ, управленец - государство.

Хотя и эта формула, изобретенная, как говорят, еще покойным генераль­ным секретарем Центрального Комите­та Коммунистической партии Вьетна­ма (ЦК КПВ) Ле Зуаном задолго до политики обновления, по мнению не­которых ученых, уже требует уточне­ния. Они справедливо считают, что го­сударство должно управляться все же не партией, а законом.

В долгосрочной перспективе Вьет­нам, по мнению многих экспертов, эволюционирует в сторону известного в Восточной Азии типа политической си­стемы, наиболее успешно реализован­ной в Сингапуре. Не даром ее творец Ли Куан Ю был советником Президен­та СРВ при становлении политики об­новления. Это - парламентская респуб­лика с однопартийной системой, но с развитой внутрипартийной демократи­ей, с разделением властей, независимо­стью судов и свободными средствами массовой информации.

Курс на социализм с вьетнамским лицом

Падение веры в социализм, особен­но после распада СССР, - это главнейший вопрос идеологической жизни КПВ. Официально целью КПВ по-прежнему является построение во Вьетнаме социализма.

Об этом вновь напомнил Генеральный секретарь ЦК КПВ Нгуен Дык Мань, высту­пая 2 февраля на торжественном собра­нии, посвященном 80-летию КПВ. Там же он говорил о том, что партия должна, «усилить теоретические исследования и, опираясь на практический опыт, прежде всего на опыт процесса обновления, глуб­же прояснить, что такое социализм и ка­ким должен быть путь к социализму во Вьетнаме» [19].

Вообще-то, что такое настоящий социализм, пока, как говорится, науке не известно. ЦК КПВ выработал свою формулу, применяемую сегодня в офи­циальной пропаганде, «рыночная эко­номика с социалистической ориентаци­ей как этап перехода к социализму».

Эту формулу многие социалисти­ческие партии Европы легко могли бы сделать своей. Стоит только заменить термин «социалистическая ориента­ция» на «социальную экономику» гер­манской СДПГ или «сильную соци­альную политику» скандинавских со­циал-демократов, или, наконец, даже на нашу так называемую «социальную ответственность» бизнеса.

Во всех случаях речь идет о соци­ально ориентированной модели эконо­мического развития, которая была раз­работана в Западной Европе в услови­ях холодной войны и стала одним из главных достижений исторического развития Европы.

Главное, что реально пока во Вьет­наме понимается под словом социа­лизм, выражено в основном девизе по­литики «обновления», который повсю­ду можно видеть на многочисленных лозунгах и плакатах: «обеспеченный народ, сильное государство, справедли­вое, демократическое и цивилизован­ное общество».

В таком толковании социализма очень мало именно «изма», то есть доктринерства, но гораздо больше простого здравого смысла.

Социализм в новой редакции про­граммы КПВ, которую должен при­нять XI съезд КПВ, понимается как да­лекая цель, скорее как идеал, для кото­рого не устанавливается никаких вре­менных рамок.

Речь идет о том, чтобы к середине этого века только превратить Вьетнам в страну с современной экономикой, ориентированной на социализм. Ны­нешний же период они считают пере­ходным, когда необходимо построить такое государство и такую экономику, которые станут надежной основой для превращения страны в действительно социалистическое государство.

Все трудности и противоречия меж­ду рыночной экономикой и государ­ственным регулированием, по всей ве­роятности, будут решены, скорее в пользу именно рыночной экономики, что видно из стремления всемерно раз­вивать конкуренцию и свободу рынка, выраженного в программных установ­ках КПВ к своему XI съезду. Рыночная ориентация приносит стране гораздо больше капитала, чем провалившаяся командно-административная система в прошлом.

В целом же коммунистическая идео­логия, сегодня, фактически утратив свою первоначальную суть, стала для Вьетнама лишь источником национальной идентичности, а экономика становится все более современной и эффективной. И ничего не свидетель­ствует в пользу того, что это положе­ние в обозримом будущем изменится.

Те, кто опасается или надеется на то, что в ближайшем будущем режим однопартийной монополии во Вьетна­ме рухнет, могут успокоиться и на­браться терпения надолго. Режим еще обладает внутренними ресурсами для развития на относительно длительный период времени. С 1945 г. он показал удивительные способности к адапта­ции в любых, самых трудных условиях. Хотя известный принцип, что всякая монополия - это путь к загниванию, остается верным для всех и на все вре­мена.

Примечания:

[1] Foreign Affairs. 2010. № 2.

[2] Канаев Е.Вооруженный конфликт из-за Парасельских островов // "Обозреватель - Observer". 2005. № 7. С. 90-97.

[3] Локшин Г.М.Международная конференция в Ханое // Проблемы Дальнего Востока. 2010. № 2. С. 152-161.

[4] www.ASEANsec.org/ASEANstats/table5

[5] Communist Party of Vietnam Online Newspaper 06/ 05. 2010.

[6] L'Humanite. 2009. 14 Mai.

[7] Мазырин B.M.Реформы переходного периода во Вьетнаме 1986-2006. М., 2008.

[8] www.ASEANsec.org/ASEANStat/ Table 7; www. saigonbao.com/A Tin/ RFA/ 2010-05-18

[9] Нгуен Синь Кук.Обзор вьетнамской экономики за 2009 г. и перспективы на 2010 г. // Интернет-версия журнала «Коммунист». 2010. № 2(194).

[10] Из выступления Премьер-министра СРВ Нгуен Тан Зунга на Форуме в Давосе. www.saigonbao.com/ RFA. 28. 01.2010/

[11] www/ saigonbao/com/ВВС tieng Vietnam, thu nam, 6 thang 5, 2010 (Радио Би Би Си на вьет. языке)

[12] www. Saigonbao.com/RFA 2010.03.29. Them du bao xau cho Vietnam. (Радио «Свободная Азия» 29.03.2010. новые негативные прогнозы для Вьетнама)

[13] Tap chi Cong san so 3(195) 2010 www.saigonbao.com/Dang cong san Vietnam 22.10.2009. (Интернет-версия журнала «Коммунист». № 3(195) 2010).

[14] www/TuanVietnam.net.Vn/ thu nam, ngay25 thang 02nam 2010

[15] Nhan Dan. 29.03.2010.

[16] www.saigonbao.com/ВВС tieng viet/16 02 2010

[17] Заключительное слово Генерального секретаря ЦК КПВ Нонг Дык Маня на XII Пленуме ЦК КПВ 2010 г // Nhan Dan. 29.03.2010.

[18] Thayer СА.Background briefing: Communist Party of Vietnam at Eighty, 1930-2010 // www.saigonbao.com/BBC. January 28.2010

[19] Nhan dan. 03.02.2010.

«Обозреватель - Observer», №8 (247), 2010


Опубликовано на портале 22/11/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика