Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Турция меняет конституцию

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Николай Киреев

Турция меняет конституцию


Киреев Николай Гаврилович – доктор экономических наук, главный научный сотрудник сектора Турции Института Востоковедения РАН.


Турция меняет конституцию

Возглавляемая Т. Эрдоганом происламская Партия справедливости и развитияотметила пятую годовщину своего правления. Заполучив после новых выборов 2007 г. и законодательную, и исполнительную власть, ПСР решительно приступила к выполнению партийной программы и предвыборных обещаний.

3 ноября 2007 г. возглавляемая Т. Эрдоганом Партия справедливости и развития (ПСР) отметила пятую годовщину своего прихода к власти по итогам выборов 2002 г. Теперь, после новых выборов, состоявшихся в июле прошедшего года, она имеет в меджлисе 340 мест из 550, тогда как у двух её главных оппонентов - 98 (Народно-республиканская партия) и 70 мест (Партия националистического движения). Абдуллах Гюль, второй человек в правящей партии, в конце августа 2007 г. избран (через парламент) президентом страны. Безусловно, речь идёт об устойчивом успехе этой происламской партии в давно уже светском государстве, но главное – сохраняется кризис доверия к элитарным светским партиям, неспособным понять и удовлетворить социальные нужды больших прослоек турецкого общества. Заполучив теперь в свои руки и законодательную, и исполнительную власть, ПСР на исходе 2007 года решительно приступила к выполнению своей партийной программы и предвыборных обещаний. 2008 год становится первым годом открытого апробирования истинных задач партии.
Уместно напомнить, что за лидерами партии – Р.Т. Эрдоганом, А. Гюлем, другими партийными активистами - тянется радикально-исламистский шлейф: они были близкими соратниками небезызвестного Н. Эрбакана, руководителя официально зарегистрированной в Германии прошариатской исламистской организации «Милли гёрюш» («Национальный взгляд»). В Турции её последовательно пытались легально представлять, сменяя друг друга, происламские партии (последняя – «Фазилет» во главе с тем же Эрбаканом), при этом совсем не демонстрируя политическую умеренность. В результате они столь же последовательно закрывались судебными властями Турции.
Возникшая в результате раскола «Фазилет» Партия справедливости и развития вскоре, как уже сказано, оказалась у власти, не в последнюю очередь благодаря тому, что сочла полезным и нужным не возвращаться к прежним, открыто радикальным лозунгам «Милли гёрюш» и не переступать (пока!) «красную черту» в критике принципов светскости, определенных Конституцией 1982 г. В программе ПСР, в ее предвыборных лозунгах не было ссылок на Коран, требований установить в стране шариатский режим, обязать женщин носить платок, усилить религиозный элемент в системе образования и т. п., то есть всего того, что формально позволяло бы считать ПСР исламистской партией.
 Вместе с тем, судя по ее документам, партия намерена предложить турецкому обществу своё понимание светскости, демократии, гражданского общества и т.д. Если все эти намерения – не обещание «мирного джихада», умеренной исламской революции, то вполне ожидаем растянутый на несколько лет процесс серьезной социально-экономической реформации в этом направлении. Причем лидеры ПСР убеждены, что их периодическое обращение в партийных и правительственных документах к понятиям «свобода», «демократия», «права человека», «гражданское общество» поможет им получить в начавшейся реформации поддержку от Европейского союза, куда турецкая элита давно стремится вступить. «Наша партия считает существование демократического общества гарантией нашего существования», а «основами государства являются право, справедливость и свободы». Особо подчеркнута приверженность ПСР принципам и реформам Ататюрка. Термином «демократия» партийная программа наполнена, можно сказать, изрядно.
В программе сообщается, что партия намерена действовать на платформе современных демократических ценностей. «Наша партия - вместе со всеми гражданами страны, без различия пола, этнических корней, верований, мировоззрений». ПСР опирается на принципы «единства страны, светского, демократического, социально-правового государства, гражданственности, демократизации, свободы веры и равенства возможностей». «Как сказал великий Ататюрк, силой, которая спасет нацию, является её собственная твердость и решительность».
Правящая партия Турции не рекламирует свои «корни» - прежние связи с правым исламистским движением, и реформацию она начала с того, что было поддержано и даже инициировано Европейским союзом. Например, в 2004 г. по решению парламента были внесены очередные изменения в текст действующей Конституции, касающиеся прав и свобод граждан, средств массовой информации, неприкосновенности личности, давления на власть военных кругов. Особо следует упомянуть полную отмену 143–й статьи, считавшейся одной из самых антидемократических: она содержала положения о деятельности судов государственной безопасности, призванных защищать «целостность и единство страны и нации», «демократический режим государства» и т.д.
Поддерживая отмену антидемократического законодательства прежних времён, светская общественность Турции в течение последних пяти лет пытается разобраться, в чём же состоит консервативная демократия ПСР, не является ли этот лозунг попыткой возродить в новой упаковке намерения «Милли гёрюш», ввести в пределы этого понятия радикальные исламистские организации, тарикаты (мистический религиозный орден) и т.п. СМИ гадали, изменился ли Т. Эрдоган или нет, остался ли он исламистом, разделяющим в своих долгосрочных представлениях прежнюю радикальную идеологию. Также светская элита до конца не уяснила главное: что понимают под термином «светскость» лидеры ПСР? Религиозный подтекст в поведении власти, конечно, присутствует, но он как бы привязан к защите интересов значительной части гражданского общества - верующих, то есть к гуманизму, к защите прав человека, европейских ценностей, в том числе положений Хельсинкской хартии. Именно так, например, новый председатель Совета по высшему образованию Кемаль Гюрюз, назначенный на эту должность в декабре 2007 г., объясняет свое решение отменить запрет для студенток университетов накрывать голову на занятиях и экзаменах. Любопытно, что известие об этой мере обеспокоило тех, кто не собирается в упомянутых случаях покрывать голову – они опасаются теперь возможного давления соседей и родственников.
По мнению происламской газеты «Заман» (22.12.2007), отныне следует рассуждать не о свободе ношения платка (или тюрбана) – она дарована, - а о том, где и когда целесообразно не пользоваться платком. Так, понятно желание верующей девушки подчеркнуть свое взросление и начать пользоваться тюрбаном (лёгкая повязка на голове); для женщины в возрасте более подходит платок. Причём такие решения определяются уже не религиозными канонами, а модой. Отныне самой женщине придется решать – есть ли необходимость одевать платок в вузе или на работе, если она занята в сфере услуг.
Активисты правящей партии, особенно если они находятся на руководящих постах в провинции, все заметнее прибегают к действиям, нарушающим пока еще сохраняющее силу прежнее законодательство. 27 апреля 2007 г. в интернете, на сайте Генштаба Турции, появилось сообщение для печати, в котором отмечался «рост активности некоторых кругов, упорно и постоянно стремящихся подорвать фундаментальные ценности государства, прежде всего светскость». В качестве альтернативы национальным праздникам, символизирующим независимость государства и единство нации, проводились другие празднества, причем, говорилось в сообщении, «эксплуатируются святые религиозные чувства нашего народа, а подлинные цели маскируются под религиозные…». Например, 23 апреля, в день Национальной независимости и Праздника детей, в одном из районов Анкары был организован конкурс на лучшего чтеца Корана. 22 апреля в некоторых городах в неурочное время, «когда детям следует быть в постели», их нарядили в «неподобающие возрасту одежды и предложили исполнить религиозные песнопения», попытавшись при этом снять портреты Ататюрка и убрать турецкие флаги. Приводились случаи распоряжений по линии министерства просвещения об организации в школах, особенно провинциальных, ряда религиозных церемоний и празднований.
На первом этапе реформации, как уже сказано, важнейшими оказались отношения с ЕС, поскольку туркам приходится постоянно отчитываться перед руководством Евросоюза о реализации мер в связи с очередными замечаниями по поводу готовности Турции стать кандидатом на принятие в ЕС, и выслушивать очередные требования и упреки. Для многих очевидно, что дело не сводится к устранению в законодательстве Турции отдельных норм права и даже к уступкам по кипрскому и курдскому вопросам. Как однажды в июле 2003 г. признал Т. Эрдоган, основные трудности с приёмом Турции в ЕС проистекают из межцивилизационных противоречий, поэтому его правительство и делает упор на то, что руководству Евросоюза «Турция представит модель демократического ислама». Тема конфликта ци­вилизаций непрерывно обсуждается в Турции, самое активное участие в обсуждении принимают исламисты, причём они, как правило, не сомневаются в том, что упо­мянутый конфликт порождают страны Запада.
Проблема межцивилизационного сближения возникала в течение последнего пятилетия постоянно, например в связи с предпринятыми в США и Франции инициативами по осуждению геноцида армян в Османской империи в 1915 г.  Поддержавший эти инициативы турецкий писатель Орхан Памук был привлечен к суду, ему грозило серьезное уголовное обвинение, позже снятое. А в ноябре 2006 г. О. Памуку была присуждена Нобелевская премия.
Проверкой на прочность провозглашенной толерантности стал визит в Турцию папы Бенедикта ХVI, состоявшийся в декабре 2006 г. по приглашению прежнего президента страны Сезера. Обе стороны – Европа и власти Турции - оценили визит как удачный, но из показанных «Евроньюс» телекадров это не было очевидным. Во встречах с папой участвовал также патриарх Константинопольский Варфоломей. По этому поводу корреспондент радиостанции «Свобода» отмечал, что «патриархия неоднократно подвергалась нападками националистов, которые пытались сорвать службу, жгли изображения священников, закидывали самодельными бомбами православные соборы». У здания патриархии группы манифестантов провели акции протеста, около 100 представителей националистических организаций требовали запретить в Турции деятельность Константинопольской патриархии. В то же время «в знак уважения к мусульманам мира папа римский посетил Голубую мечеть…. встретился с духовным лидером армянской общины и раввином Стамбула»
 Своеобразным ответом на предпринимаемые шаги по «сближению цивилизаций» стало громкое убийство в январе 2007 г. армянского журналиста Гранта Динка, гражданина Турции. На допросе семнадцатилетний Огюн Семест сознался:  «Я знал, что меня поймают. Видел камеры наружного наблюдения. Я не состою ни в какой организации. Просто давно хотел его убить за все то, что он говорил про нашу страну». Во время похорон многие участники траурной процессии, которая растянулась на восемь километров, несли в руках транспарант черного цвета «Мы все Гранты Динки». Позже, уже в начале 2008 г., сообщалось, что подозреваемому в убийстве в действительности уже 19 лет и ему может грозить тюремное заключение до 24 лет. Казино Вулкан
Описывая другое убийство на религиозно-этнической почве в г. Малатья, газета «Джумхуриет» писала в апреле 2007 г.: «Пять человек напали на типографию «Зирве», печатающую книги по христианству и постоянно получающую угрозы от националистов-религиозников». Трое сотрудников, протестантов по вере, получили ножевые ранения и были привязаны к сиденьям, затем им перерезали горло. Ранее типография подвергалась обыску полиции ввиду того, что она «занимается изданием запрещенной литературы», было изъято большое количество экземпляров Евангелия. Агентство Рейтер высказало мнение, что «некоторые турецкие националисты рассматривают миссионеров-христиан как врагов».
В обнародованной в конце августа 2007 г. программе нового правительства утверждалось, что «у Турции нет проблем, которые она не могла бы решить». И власти, и СМИ единодушны в том, что наступающий 2008 год станет годом «скачка», причем средоточием принципов обновления общества и государства станет новая конституция. Речь будет идти о демократическом светском и социально-правовом государстве. На партийном совещании 24-25 ноября Т. Эрдоган сообщил, что проект новой «гражданской и демократической» конституции уже подготовлен комиссией ученых-правоведов во главе с профессором Э. Озбудуном и началось обсуждение проекта в парламентской комиссии ПСР, а затем (или параллельно) - организациями гражданского общества. Только после этого состоится референдум. Как заверил Т.Эрдоган, это будет конституция не Партии справедливости и развития, а всех тех, кто готов участвовать в её обсуждении. Действующая конституция 1982 г. уже не может обеспечить переход страны в 21-й век – «слишком тесны её одежды».
Если это так, то властным структурам, партиям, военным кругам, да и организациям гражданского общества, даже таким влиятельным, как Союз торговых и промышленных палат страны, потребуется много усилий и средств для того, чтобы принятие этого важнейшего правового документа страны прошло успешно и демократично, в условиях взаимных уступок и разумных компромиссов.
Влиятельный турецкий обозреватель М.А. Биранд, давно известный своей осторожностью в оценках, в декабре 2007 г. опубликовал в нескольких газетах статью «Мы заново открываем Турцию». Он вспоминает прошлое - время, когда живы были его дед и бабушка, когда «на бородатых приверженцев веры смотрели с подозрением», а его мать, как и многие городские женщины, не носила платка. Жителей провинции горожане видели редко. Заслуга ПСР – в том, что «она показала Турцию, которую мы не желали замечать». Это пытался сделать и Эрбакан, но «способ и время были выбраны неудачно». В период правления ПСР стала видна существовавшая и прежде, но не слишком способная показать себя религиозная часть Турции. Этому способствовал и рост благосостояния в стране; сообщество верующих, «прежде наблюдаемое лишь при мечетях, стали замечать уже и в отелях, в торговых центрах; организовав свои пляжи, они стали купаться в море». «В сущности, именно они привели к власти ПСР - и потому еще, что другие традиционные партии не сумели удовлетворить их ожидания…Иными словами, ПСР примирила государство с религиозной частью общества…Все эти перемены не следует считать «опасными», надо положительно оценивать процесс. Достаточно, чтобы возрождение религии не означало - «прибрать к рукам» государство и управление страной, разрушить светский парламентский режим, который считается неотделимой частью демократии. Есть ли такая опасность? В данный момент, как представляется, нет, однако признаки, порождающие беспокойство и тревогу, растут».
Турецкое общество давно нуждается в примирении, на этот раз в роли «примирителей» оказались умеренные исламисты. Наступивший 2008 год покажет, насколько эффективным инструментом примирения окажется предлагаемый ими главный закон государства – новая конституция Турецкой Республики.


Читайте также на нашем сайте:
 
 
 


Опубликовано на портале 19/01/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика