Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Северокорейские вооруженные силы и их роль в политической жизни КНДР

Версия для печати

Избранное в Рунете

Валерий Денисов

Северокорейские вооруженные силы и их роль в политической жизни КНДР


Денисов Валерий Иосифович – доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения, главный научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО(У) МИД России.


Северокорейские вооруженные силы и их роль в политической жизни КНДР

На протяжении всей истории Северной Кореи вооруженные силы играли существенную роль в политической и хозяйственной жизни страны. Это было и в период правления Ким Ир Сена, когда Корейская народная армия, разгромленная в годы Корейской войны, была восстановлена, перевооружена при содействии СССР и превратилась в защитницу тоталитарной системы. Такая ситуация сохраняется и сейчас, в условиях нерешенности ядерной проблемы, паузы в процессе шестисторонних переговоров и подготовки к передаче власти от Ким Чен Ира к одному из его сыновей.

В начале 1970-х Ким Ир Сен стал активно готовить своего сына Ким Чен Ира в каче­стве преемника «великого революционного дела чучхе». В 1980г. VI съезд ТПК официально утвердил Ким Чен Ира наследником вождя. В 1991 г. Ким-младщий был назначен Верховным главнокомандующим КНА (по Конституции эту функцию выполнял президент). В 1992 г. В Кон­ституцию КНДР были внесены поправки, при­званные усилить роль военных. В Основной закон была введена глава «Оборона страны», в которой сформулирована военная доктрина КНДР. Ее ос­новные положения предусматривают «превра­щение КНА в кадровую» армию; модернизацию армии; «вооружение всего народа»; «превращение всей страны в крепость».

В 1992 г. в Конституцию вводится также раздел «Комитет обороны», которому придается статус «высшего военного руководящего органа государственной власти». В 1993 г. Ким Чен Ир назначается председателем Государственного Ко­митета Обороны (ГКО). Таким образом, еще при жизни президента Ким Ир Сена его сын сосредо­точил в руках всю полноту военной и партийной власти (в 1980г. он был избран членом Президиума Политбюро ЦК и секретарем ЦК ТПК).

Армия и передача власти Ким Чен Иру

Утверждение Ким Чен Ира в качестве руково­дителя армии сопровождалось определенным сопротивлением в высшем генералитете. Только безоговорочный авторитет Ким Ир Сена позво­лил сравнительно быстро погасить недовольство, «усмирить» несогласных. В армии, органах без­опасности была развернута беспрецедентная по масштабам пропагандистская кампания по воз­величиванию «полководческого таланта» Ким Чен Ира.

После смерти вождя в 1994 г. роль армии в политической жизни КНДР возросла. Новое ру­ководство страны, возглавляемое Ким Чен Иром, столкнулось с огромными внутренними и внеш­ними проблемами. Партийно-государственный аппарат в центре и на местах оказался неспособ­ным справиться с глубоким экономическим кри­зисом. Нехватка продовольствия, сырья привели практически к коллапсу системы управления, го­лоду, массовой безработице (более 80 процентов промышленных предприятий бездействовали). В этих условиях Ким Чен Ир и его ближайшее окружение, состоявшее в основном из военных, принимает решение полностью опереться на ар­мию, провозглашается политика «сонгун» (прио­ритет армии, военного дела). Вся экономическая и общественная жизнь стала строиться по воен­ному образцу. Процесс милитаризации страны набирал обороты. Пропагандистская машина, роль которой была отведена Трудовой партии, оперировала такими понятиями, как;

— «защищать вождя ценой собственной жиз­ни»;

— «революционный воинский дух»:

— «скоростной бой»;

— «вся страна - фронт, каждый уезд - крепость»;

— «стоять насмерть» и т.п.

Корейская народная армия была объявлена «армией вождя и партии». По выражению Ким Чен Ира, сегодня КНА - это «и народ, и партия, и государство». Для усиления обороноспособ­ности северокорейское руководство направляло значительные (по меркам КНДР) ресурсы на во­енные цели. Более четверти госбюджета трати­лось на военные программы. Причем делалось это и в критически очень сложные 1990-е годы, когда от голода умирали десятки, а, возможно, и сотни тысяч людей.

Большие средства (опять же по меркам КНДР) выделялись на ракетно-ядерные про­граммы. По расчетам экспертов, только на во­енную ядерную деятельность Северная Корея израсходовала десятки миллиардов долларов, которые она «зарабатывала» на экспорте ракет и ракетных технологий (до 1 млрд. долл. ежегодно). Большие поступления твердой валюты шли от корейцев, проживающих в Японии. Неплохие доходы получал Пхеньян от межкорейского со­трудничества (Кымгансанский туристический проект, Кэсонский индустриальный комплекс и др.) в годы разрядки отношений между КНДР и РК (1999-2008). Все это происходило до 2006 г., то есть до принятия резолюции №1718 Совета Безопасности ООН и введения санкций.

Экономический кризис, продолжающийся в Северной Корее не одно десятилетие, всеоб­щая милитаризация общественно-экономиче­ской жизни, нездоровье лидера страны Ким Чен Ира, наряду с жестким военно-политическим давлением на КНДР со стороны США, Японии, Южной Кореи, других государств, превратили страну в большой военный лагерь, находящийся под строгим контролем армии и органов без­опасности.

Армия и передача власти Ким Чен Ыну

В последние два года в КНДР происходит передача верховной власти от Ким Чен Ира его сыну Ким Чен Ыну. Этот процесс сопровождается усиле­нием милитаризации внутри страны и вовне (обстрел южнокорейского острова Ёнпхёндо в ноябре 2010 г.). Северокорейская пропаганда ве­дет интенсивную кампанию по возвеличиванию Кима-младшего, внука Ким Ир Сена. Новый этап, связанный с ускорением процесса выдвижения Кима-младшего на высшие военные и партийные посты - проведение в сентябре 2010 г. III конфе­ренции ТПК. Анализ вновь избранного состава Политбюро ЦК ТПК показывает, что в высшем руководстве партии более 50 процентов - это чле­ны клана Кимов и военные. Среди них - родная сестра Ким Чен Ира, генерал армии, заведующий отделом ЦК ТПК Ким Гён Хи, первый заместитель председателя ГКО вице-маршал КНА Чо Мён Рок (умер в конце 2010 г.), министр народных воору­женных сил вице-маршал КНА Ким Ен Чхун, на­чальник Генерального штаба КНА вице-маршал КНА Ли Ен Хо. Кандидатом в члены Политбюро ЦК ТПК стал заведующий отделом ЦК ТПК, за­меститель председателя ГКО Чан Сон Тхэк - муж родной сестры Ким Чен Ира.

Важным военным органом в КНДР является Центральная Военная Комиссия ТПК. Предсе­дателем комиссии является Ким Чен Ир, а его заместителем - генерал армии Ким Чен Ын [1] и начальник Генштаба вице-маршал КНА Ли Ен Хо. Членами Комиссии являются также сестра Ким Чен Ира - Ким Гён Хи и его новая супруга Ким Ген Ок [2], а также Чан Сон Тхэк (муж Ким Гён Хи).

По мнению авторитетных источников, из­брание Ким Чен Ына на важный пост замести­теля Председателя Центральной военной Комис­сии ТПК свидетельствует об ускорении процесса передачи власти в Северной Корее. Обращает на себя внимание тот факт, что Ким Чен Ын пос­тоянно сопровождает отца в поездках по воен­ным гарнизонам и важнейшим экономическим объектам. В официальных публикациях сын, формально не будучи членом Политбюро, всегда следует первым при перечислении сопровожда­ющих Ким Чен Ира военных и политических фигур. Кстати говоря, «молодой генерал» осу­ществляет и самостоятельные инспекционные поездки по стране, которые широко освещаются в СМИ.

В 2009 году в Конституцию были внесены новые изменения, направленные на дальнейшее укрепление роли военных во всех сферах жизни страны. В частности, Председатель Госкомитета обороны объявлен «верховным руководителем КНДР». Он принимает решения не только по чисто военным вопросам, но и «руководит всеми делами государства», включая ратификацию и денонсацию «важных международных догово­ров» (аналогичные полномочия по Конституции имеет также Президиум Верховного Народного Собрания).

Конституционные поправки 2009 г. заметно расширили полномочия ГКО, который теперь занимается разработкой «важнейших политиче­ских установок государства». ГКО наделен также правом отменять постановления и распоряже­ния государственных органов, противоречащих приказам Председателя ГКО и постановлениям и распоряжениям Госкомитета обороны. В 2009 г. состав ГКО был расширен с 9 до 13 членов. Ким Чен Ир обновил этот орган за счет введе­ния в него мужа своей сестры Чан Сон Тхэка, генерала армии О Гык Рёля - давнишнего друга и соратника Кима, занимавшего пост начальни­ка Генштаба КНА при Ким Ир Сене. Появилась информация, что после смерти в конце 2010 г. первого заместителя председателя ГКО Чо Мён Рока на его должность назначен Ким Чен Ын.

Таким образом, в КНДР создана широкая юридическая база для дальнейшей милитари­зации страны, всевластия военной бюрократии, которая использует власть в интересах укрепле­ния вооруженных сил, как «армии верховного руководителя» страны. Наряду с интенсивной индоктринацией военнослужащих, воспитани­ем «преданности» Верховному главнокоманду­ющему и его сыну в КНА уделяется внимание моральному и материальному поощрению выс­шего и среднего командного состава. Ежегодно по случаю главных праздников страны (дни рождения вождей, создание КНА, ТПК) Пред­седатель ГКО издает приказы о присвоении ге­неральских званий. В 2010г. более 100 человек были произведены в генералы и повышены в генеральских званиях.

Высшая военная бюрократия (генералы и старшие полковники) имеют достаточно вы­сокие денежные оклады и продовольственные пайки, благоустроенное жильё. Для улучшения продовольственного положения рядового и сер­жантского состава при воинских гарнизонах имеются подсобные хозяйства. Глубокий эко­номический кризис, в котором находится КНДР уже длительное время, тем не менее, затрагивает и вооруженные силы, в частности, рядовой со­став. Нехватка продовольствия в середине 1990-х годов заставляла некоторых северокорейских солдат заниматься попрошайничеством, в том числе у иностранцев. Делалось это в отсутствие офицеров и с оглядкой, чтобы никто не видел. Солдаты были даже готовы обменять значки Ким Ир Сена и Ким Чен Ира на кусок хлеба (по­теря значков сурово карается в Северной Корее). Известно, что гуманитарные продовольствен­ные поставки в КНДР довольно часто распреде­лялись по воинским частям, что фиксировалось международными наблюдателями.

Руководство страны стремится не допустить ухудшения продовольственного снабжения во­еннослужащих. В этих целях значительная часть гражданской экономики, сельскохозяйствен­ного производства поставлена под военный контроль, под контроль Госкомитета обороны КНДР и его структур на местах.

Состояние вооруженных сил КНДР

Ко­рейская народная армия сегодня представляет внушительную военную силу. По своей числен­ности она является четвертой армией в мире. Северная Корея тратит на военные цели от 15 до 16 процентов государственного бюджета (в 2003 г. - 1,6 млрд. долл. США, в 2009 г. - более 2 млрд. долл. США). При населении 23,5 млн. человек вооруженные силы КНДР насчитывают 1,2 млн. человек. Резерв составляет около 5 млн. человек Мобилизационные ресурсы страны - более 6 млн.человек.

Комплектование КНА осуществляется по призыву. Срок службы в сухопутных силах -8-10 лет, в военно-воздушных силах - 5-6 лет, в военно-морских силах - 6-8 лет. Страна раз­делена на 6 военных округов (районов обороны) [3]. Сухопутные войска (СВ) насчитывают около 900 тыс. солдат и офицеров (15 корпусов, 67 дивизий, более 75 бригад). На вооружении находятся 3 500 танков, 2 600 бронетранспор­теров и 10 тыс. орудий полевой артиллерии. Военно-воздушные силы (ВВС) (90 тыс.чел.) сведены в 6 авиационных дивизий (по одной в каждом военном округе), насчитывают более 1100 боевых самолётов и свыше 300 вертолетов, расположенных на 70 аэродромах страны. ВВС и ПВО имеет 350 ПЗРК. Военно-морские силы (ВМС) включают два флота - Восточный и Западный (всего 10 флотилий), насчитывают 80 тыс. человек, 400 надводных кораблей, около 100 подводных лодок, более 200 катеров, осна­щенных ракетами.

Вооружение и боевая техника КНА произ­ведены в СССР и КНР и в своем большинстве устарели морально и физически - танки Т-34, Т-62, истребители МИГ-17 и МИГ-19. В КНДР сформированы подразделения летчиков - ками­кадзе, которые находятся в подчинении Верхов­ного главнокомандующего КНА. Во всех видах вооруженных сил КНДР созданы части специ­ального назначения (спецназ), насчитывающие более 200 тыс. хорошо подготовленных и экипи­рованных военнослужащих. Из этих 200 тысяч северокорейского спецназа 60 тыс. являются бойцами элитных подразделений, подчиняю­щихся лично Верховному главнокомандующему. По оценкам американских экспертов, элитные подразделения имеют специальную программу подготовки, которая предусматривает обучение бомбометанию, изготовлению взрывчатых ве­ществ, современным методам террористической деятельности.

После провозглашения политики «сонгун» северокорейское руководство усилило внима­ние к обороне страны, модернизации военной промышленности, созданию новых видов во­оружения и боевой техники. КНДР де-факто стала страной, обладающей ядерным оружием. В 2006 г. и 2009 г. в Северной Корее (провинция Хамген, уезд Кильчжу) произведены подземные испытания ядерных устройств военного назна­чения. Мировые СМИ сообщают о подготовке третьего ядерного взрыва. По оценкам экспер­тов, КНДР имеет до 10 ядерных боезарядов.

Кроме плутониевой ядерной программы, в КНДР есть программа по обогащению урана, о которой Пхеньян официально известил в 2010 году. Эта программа разрабатывается уже 20 лет (с 1990 г.). КНДР добилась определенного прогресса на этом направлении. Действуют два завода по обогащению урана, строится предпри­ятие по производству легководных реакторов. Американские ядерщики, посетившие завод в Нёнбёне, полагают, что Пхеньян вряд ли смог са­мостоятельно создать мощности по обогащению урана. В ряде зарубежных изданий появилась информация о том, что КНДР и Иран в 2008 г. подписали секретное соглашение, по которо­му Северная Корея получила от Ирана 2 млрд. долл. на реализацию указанной программы, в том числе по запуску центрифуг, при условии, что обогащенный в КНДР уран будет возвра­щаться в Иран. Несмотря на введение санкций ООН в отношении Северной Кореи, Пхеньян продолжает работы по дальнейшему развитию своих ядерных программ.

Весьма активно развиваются ракетные программы КНДР. По американским оценкам, Северная Корея имеет более 1000 ракет типа «СКАД», свыше 300 баллистических ракет клас­са «Нодон» (дальность полета 1300 км) и ве­дет интенсивные разработки ракет «Тэпходон» (дальность 3 тыс. и более км). По американским данным, Северная Корея провела успешные ис­пытания технологий, связанных с созданием межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Эти испытания производились в ходе пуска ракет «Тэпходон-1 и «Тэпходон-2».

КНДР продолжает также модернизировать инфраструктуру ракетных баз. Помимо ракет­ного полигона на востоке страны (Мусудан), построена новая база на западе, вблизи грани­цы с Китаем (Тончхон). По оценке экспертов, новый ракетный полигон более защищен от возможных атак противника. До введения санкционного режима Пхеньян активно поставлял ракеты и ракетные технологии в страны Ближ­него Востока, Южную Азию, Северную Африку. Тесное сотрудничество в ракетной области КНДР осуществляет с Ираном и Пакистаном. И даже после введения санкций Северная Корея «уму­дряется» экспортировать оружие, в т.ч. ракеты, на Ближний Восток и в Африку. По сведениям американской военной разведки, в 2008 г. Пхе­ньян заработал на оружейном экспорте более 100 млн. долларов, что свидетельствует о неэф­фективности режима санкций.

В «Белой Книге по вопросам обороны» за 2010 г., изданной в Южной Корее, приводят­ся сведения о продолжающейся модерниза­ции вооруженных сил КНДР и вооружений. В частности, сообщается о росте численности сухопутных дивизий до 90, количества танков - до 4100. В КНА на основе Т-62 создан новый танк «Шторм», появились беспилотные само­леты-разведчики, сформирована дивизия бал­листических ракет средней дальности. КНДР разместила на наиболее сложных направлени­ях возможного военного конфликта дополни­тельные силы и средства. В частности, за два года до обстрела южнокорейского острова Ёнпхёндо недалеко от Северной разделительной линии (СРЛ) в спорном районе Жёлтого моря была усилена береговая артиллерия. Завершено строительство крупной базы для кораблей на воздушной подушке. База находится в 50 км от южнокорейского побережья (в западной части Корейского полуострова).

По южнокорейским данным, в 2010 г. КНДР укрепила свои силы в районе демилитаризован­ной зоны (ДМЗ). Там были размещены допол­нительно 200 систем залпового огня, способных достичь столицы РК Сеула. Всего северные ко­рейцы сосредоточили в районе ДМЗ более 5000 единиц артиллерии различных видов, около 200 танков и другой боевой техники. Вооруженные силы КНДР обладают также химическим ору­жием, имеют до 5 тыс. т отравляющих веществ. Подготовлено более 600 специалистов-хакеров для ведения кибервойн против Южной Кореи, США, Японии. Игровые автоматы Вулкан казино co с лучшими играми от разных софтов.

Перспективы

Корейская народная ар­мия и органы безопасности остаются сегодня единственной силой, на которую опирается ны­нешний политический режим КНДР. Военная и партийная бюрократия по-прежнему делают все возможное, чтобы «держать в узде» сило­вые структуры, как путем интенсивной индоктринации, так и материально. Режим, конечно, учитывает то, что происходит в Тунисе, Египте, Ливии, других странах Ближнего Востока, об­ращая особое внимание на поведение армии, ее руководства [4]. В условиях передачи власти большое значение приобретает переформи­рование военно-политической бюрократии в угоду новому руководителю. Этот процесс, судя по всему, происходит непросто. Он был весьма сложным при утверждении Ким Чен Ира пре­емником вождя. Авторитет Ким Чен Ира как в стране в целом, так и в армейских кругах, в частности, нельзя сравнить с авторитетом Ким Ир Сена в период передачи власти. Тем не менее, определенные круги северокорейской военной верхушки оказывали противодействие «восхо­ждению» Ким Чен Ира на военный и полити­ческий олимп.

Одно из слабых мест генерала армии Ким Чен Ына - это его возраст (29 лет). Традиции конфуцианства требуют получение высоких постов и титулов людьми в соответствии с их заслугами, возрастным цензом. Единственная «заслуга» молодого генерала состоит в том, что он - сын вождя. С учетом фактора наследования верховной власти в КНДР роль северокорей­ской армии на ближайшую перспективу видится в, в первую очередь, в обеспечении устойчи­вости политического режима, недопущении де­стабилизации внутриполитической обстанов­ки в стране. Кроме того, на армию возлагается задача защиты от внешней угрозы. В связи с этим правящий режим будет стремиться в меру финансово-экономических возможностей удов­летворять потребности военных в оснащении армии новой боевой техникой и снаряжением.

КНДР, как представляется, продолжит раз­витие своих ракетно-ядерных программ. Воен­ные и созданные ими структуры управления на различных уровнях будут оказывать реша­ющее влияние на все стороны жизни общества. Политика приоритетного развития военного дела - «сонгун» - на длительное время останется стратегическим курсом во внутренней и внеш­ней политике КНДР. Вооруженные силы как самая организованная структура будут играть ведущую роль в экономическом строительст­ве. Военные продолжат курс на установление всеохватывающего контроля над экономикой страны, полного подчинения ее нуждам армии. Роль Трудовой партии Кореи, общественных организаций в условиях тотального военного контроля будет по-прежнему подчинена пропа­гандистскому обеспечению проводимого курса «сонгун», дальнейшей чучхеизации североко­рейского населения.

В области межкорейских отношений во­енные КНДР всегда занимали сверхконсерва­тивные позиции. Десятилетия военно-поли­тической напряженности и конфронтации с Южной Кореей сохраняют в КНДР глубокую подозрительность к Сеулу, особенно в военной сфере. Однако по тактическим соображениям северокорейская военная бюрократия готова идти на строго контролируемые ограниченные контакты с Южной Кореей. Тем не менее, ожи­дать в ближайшей перспективе реальной воен­ной разрядки на полуострове не приходится. Оказавшись в международной изоляции в ре­зультате наложенных на КНДР санкций ООН, северокорейский режим испытывает огромные трудности на мировой арене. Этот фактор, а так­же сильный нажим со стороны Китая побуждает Пхеньян искать возможности возобновления шестисторонних переговоров по урегулирова­нию ядерной проблемы. Северокорейский ге­нералитет критически настроен в отношении Китая. Пхеньян не может простить своему во­енно-политическому союзнику принятие Совбезом ООН антисеверокорейских резолюций после подземных ядерных испытаний в КНДР в 2006 и 2009 гг. Именно тогда генералы КНА резко негативно отреагировали на поведение Пекина, потребовали прекращения военно-политиче­ских связей с ним. Однако «эмоциональная» реакция северокорейских генералов не внесла каких-то серьезных корректив в отношения КНДР с Китаем. В Пхеньяне, в том числе и в выс­ших армейских кругах, хорошо понимают, что сегодня Китай остается единственным гарантом северокорейской государственности и вынужде­ны считаться с мировыми геополитическими интересами своего союзника. Продолжающееся наращивание Северной Кореей своих военных возможностей, совершенствование боевой тех­ники, ракетно-ядерного оружия, создают вполне реальную угрозу для России. Следует, на наш взгляд, весьма настороженно относиться к се­верокорейским заверениям о том, что Пхеньян «не угрожает соседним странам, дружественно относящимся к КНДР». Хронический экономи­ческий кризис, политическая неустойчивость в северокорейском обществе в связи с передачей власти новому руководителю, мощное внешнее давление на Северную Корею на каком-то этапе могут привести к трудно предсказуемым дейст­виям руководства КНДР.

На протяжении всей истории Северной Кореи вооруженные силы играли существенную роль в политической и хозяйственной жизни страны. Это было и в период правления Ким Ир Сена (1945-1994 гг.), когда Корейская народная армия, разгромленная в годы Корейской войны (1950-1953 гг.), была восстановлена, перевооружена при содействии СССР и превратилась в защитницу тоталитар­ной системы. Это есть и сейчас, в условиях нере­шенности ядерной проблемы, паузы в процессе шестисторонних переговоров и подготовки к передаче власти от Ким Ченр Ира к одному из его сыновей.

Примечания:

[1] Ким Чен Ыну присвоено звание генерала армии незадолго до открытия конференции ТПК в возрасте 28 лет.

[2] Прежняя жена Ко Ен Хи, мать Ким Чен Ына, умерла в 2004 г.

[3] Здесь и далее данные на начало 2000-х гг.

[4] КНДР имеет особые отношения с Египтом и Ливией. В эти страны экспортируются северокорейские ракеты.

Вестник МГИМО, №4, 2011


Читайте также на нашем портале:

«Ядерная программа КНДР» Александр Шилин

«Весна 2010 г.: обострение напряженности на Корейском полуострове» Александр Воронцов, Олег Ревенко

«Корейский полуостров: вызовы и возможности для России» Георгий Толорая


Опубликовано на портале 07/10/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика