Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

От БРИК к БРИКС: тенденции двусторонних отношений

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Петр Яковлев

От БРИК к БРИКС: тенденции двусторонних отношений


Яковлев Петр Павлович – руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки (ИЛА) РАН, доктор экономических наук.


От БРИК к БРИКС: тенденции двусторонних отношений

Расширение БРИК за счет присоединения Южной Африки стало не только количественным, но и качественным изменением группы крупнейших восходящих государств. Однако ее будущее во многом зависит от того, насколько прочными и диверсифицированными окажутся взаимоотношения внутри самой БРИКС, от уровня развития и динамики двусторонних отношений между странами-членами.

С присоединением в текущем году к БРИК Южной Африки и образованием БРИКС интерес к этой группе в мире ощутимо возрос. Стало очевидным, что речь идет не о конъюнктурном сближении крупных и влиятельных, хотя и чрезвычайно разных развивающихся стран, а о стратегическом повороте в развитии всей системы современных международных отношений. Начинают формироваться объединения крупнейших государств, играющих роль локомотива мирового торгово-экономического развития и способных серьезно (в долгосрочном плане) повлиять на процесс глобального регулирования.

Вступление Южной Африки в БРИК имело еще одно немаловажное политико-организационное следствие. Дело в том, что в 2003 г. (до возникновения БРИК) Индия, Бразилия и Южная Африка объединились в рамках диалогового форума ИБЮА (или ИБСА – IBSA) [1], который благополучно продолжает существовать и сегодня. Сложилась неординарная ситуация: параллельно с БРИКС действует тройственный союз, включающий большинство ее членов и преследующий, по большому счету, те же политические и экономические цели. Возникает закономерный вопрос: послужит ли вступление ЮАР укреплению БРИКС, или группировке угрожает размежевание между участниками ИБЮА, с одной стороны, и Россией и Китаем – с другой?

Перспективы дальнейшего повышения роли и влияния БРИКС на международной арене не в последнюю очередь зависят от уровня развития и динамики двусторонних отношениймежду членами группировки, от экономического и политико-дипломатического наполнения взаимодействия между ними. Крайне важно проанализировать, как в настоящее время развиваются (и могут развиваться в обозримом будущем) отношения между Бразилией и Индией, Китаем и Россией, Южной Африкой и Индией, Бразилией и Россией и т.д.

Возьмем для примера Бразилию и посмотрим, как эта латиноамериканская страна выстраивает свои отношения с каждым из остальных членов БРИКС. Иными словами, какие модели двусторонних связей характеризуют взаимодействие Бразилии с Китаем, Индией, Южной Африкой и Россией.

Бразилия – Китай: концепция «winwin»

Основой всей конструкции бразильско-китайских двусторонних отношений является торгово-экономическое сотрудничество, которое в последние годы приобрело беспрецедентные масштабы. Достаточно отметить, что торговый оборот между двумя странами в 2000–2010 гг. вырос почти в 25 раз и превысил огромную сумму в 56 млрд долл. (табл. 1).

Таблица 1. Торговля Бразилии с Китаем, млн долл.

Показатель

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Экспорт

1085

6835

8402

10749

16523

21004

30786

Импорт

1222

5355

7990

12621

20045

15911

25595

Сальдо

-137

1480

412

-1872

-3522

5093

5191

Объем

2307

12190

16392

23370

36567

36915

56381

Источник: Intercâmbio comercial brasileiro. – http://www.mdic.gov.br/

Базой расширяющегося межгосударственного взаимодействия Бразилии и Китая служит экономическая дополняемость, позволившая партнерам выстраивать свои отношения в духе концепции «win-win» («выигрыш-выигрыш»). Глубокая заинтересованность китайской стороны в стабильных поставках бразильских сырьевых и сельскохозяйственных товаров, в первую очередь железной руды, сои и нефти (табл. 2), продиктована потребностями быстро растущей промышленности КНР и качественным изменением потребительской модели значительной части китайского населения. Речь идет, в частности, о резком повышении спроса на мясные продукты, что, в свою очередь, ведет к увеличению импорта кормов (соевого шрота и т. д.). Не случайно бразильские экспортеры стали называть Китай «пылесосом, всасывающим продукцию соевого комплекса». Международные эксперты отмечают, что КНР должна прокормить свое растущее население, уже сейчас составляющее 22% мирового, располагая лишь 7% обрабатываемых земель планеты. Учитывая сложившиеся тренды, представители бразильского аграрного бизнес-сообщества считают, что их товарам гарантировано 15–20 лет высокого спроса со стороны китайских покупателей. При этом «эффект Китая» –появление нового чрезвычайно емкого рынка для товаропроизводителей Бразилии – может положительно сказаться не только на бразильском экспорте сельскохозяйственных товаров, но и на вывозе продукции других секторов национальной экономики. В частности, таких отраслей, как автомобилестроение и авиационная промышленность. Стратегическое значение могут приобрести поставки самолетов фирмы «Embraer» для крупнейшего не только в КНР, но и во всей Азии авиаперевозчика «China Southern Airlines». Эта компания в январе 2011 г. заявила, что будет эксплуатировать самолеты «Embraer 190» на Западе Китая, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Тем самым китайский авиаперевозчик предпочел бразильские машины самолетам местного производства «ARJ21», которые выпускает государственная корпорация «Commercial Aircraft Corporation of China» [2].

Таблица 2. Главные товары, экспортируемые Бразилией в КНР, % от общего объема экспорта

Товар № 1

Товар № 2

Товар № 3

Железная руда (27)

Соя (23)

Сырая нефть (6)

Источник: CEPAL. La República Popular China y América Latina y el Caribe:hacia una relación estratégica. – Santiago de Chile, mayo de 2010, p. 20.

По нашему мнению, экономическому сближению Бразилии и Китая в известной степени способствует и близость моделей развития двух стран: бразильского курса на демократизацию и модернизацию [3] при опоре на частно-государственное партнерство и «Пекинского консенсуса». Напомним, что «Пекинский консенсус» ориентирован на инновации, устойчивое развитие, социальную справедливость и национальное самоопределение [4]. Важно, что он придает прогрессивным социальным переменам не меньшее значение, чем экономическим. Другой ключевой момент в нем – решающее значение государства в процессе модернизации (в отличие от «Вашингтонского консенсуса», который минимизировал роль государства). В оптимальном варианте «Пекинский консенсус» усваивает и некоторые уроки неолиберализма и стремится соединить национальные сравнительные преимущества с возможностями глобализации. Все это очень напоминает теорию и практику бразильского социально-экономического курса, который стал концептуальным ориентиром национального модернизационного проекта в XXI веке, «получив прописку» в ряде стран Латинской Америки, в первую очередь в соседней Аргентине – ключевом для Бразилии региональном партнере.

Логика концепции «win-win» предполагает, по крайней мере, примерную сбалансированность торговых обменов. До сих пор, в основном, баланс в бразильско-китайской торговле соблюдался, но существует угроза, что чаша весов в будет склоняться в пользу КНР. Об этом говорит структура китайского экспорта, в котором доминируют промышленные товары (в отличие от бразильских поставок на китайский рынок). Причем относительно недорогие потребительские изделия массового спроса (текстиль, одежда, обувь, детские игрушки, товары для дома и досуга) все более вытесняются промышленным оборудованием, транспортными средствами (в первую очередь – мотоциклами), химической продукцией, сложной бытовой и вычислительной техникой, а также запасными частями и агрегатами для машинотехнического парка целого ряда отраслей бразильской индустрии. Ее предприятия сравнительно легко «подсаживались на иглу» конкурентоспособных китайских поставок [5]. В результате, если профицит Бразилии в торговле с КНР составил по итогам 2010 г. почти 5,2 млрд долл., то в двусторонней торговле промышленными изделиями бразильская сторона зарегистрировала рекордный дефицит – 23,5 млрд долл. [6]

Такое положение дел начало всерьез тревожить бразильских производителей промышленных товаров. Местные бизнесмены неожиданно для себя (поскольку уже несколько лет находились почти в «тепличных» макроэкономических условиях благодаря невыгодному для импортеров обменному курсу бразильской денежной единицы – реала) столкнулись с набиравшей силу конкуренцией со стороны экспортеров КНР. Более того, китайские конкуренты потеснили бразильцев на важном аргентинском рынке. Не случайно по страницам бразильской и аргентинской прессы прокатилась волна своего рода нового «экономического патриотизма»: появились материалы о «китайской торговой угрозе», о неспособности местных рынков «переварить» (без ущерба для национальных промышленников) растущие объемы китайского экспорта, раздались настойчивые требования «защитить национальную индустрию от нелояльной конкуренции азиатских компаний» путем принятия мер протекционистского характера [7]. В частности, в заявлении Федерации промышленников Сан-Пауло (FISP) говорилось: «Отношения с Китаем важны для нас, но, с точки зрения перспектив развития отечественной промышленности, крайне негативны» [8].

Давление бизнеса и общественного мнения стало настолько сильным, что бразильское правительство было вынуждено предпринять шаги по регулированию импорта из Китая ряда товаров, ввоз которых противоречил интересам местных производителей. Антидемпинговые решения (установление минимальных импортных цен или введение дополнительных таможенных сборов) затронули сравнительно широкую гамму промышленных товаров: стальные трубы, автомобильные шины, шарикоподшипники, химическую продукцию, бытовую электротехнику, другие потребительские изделия [9]. Отмечая такого рода факты, мировая деловая печать в начале 2011 г. констатировала, что «в торговых отношениях Бразилии и Китая наметился кризис» [10].

Разумеется, определенные шероховатости в сфере бразильско-китайских торговых связей неизбежны и даже закономерны. Не они определяют основное содержание двусторонних экономических обменов. В последнее время на первый план выходит инвестиционное сотрудничество, развитие которого может существенно изменить характер отношений между двумя странами, поднять их на новый, более высокий уровень. Вот убедительный показатель: в 2010 г. из 48 млрд долл. прямых иностранных инвестиций, поступивших в Бразилию, 17 млрд (35%) пришлось на долю китайских компаний, благодарю чему КНР стала главным источником зарубежных капиталовложений в бразильскую экономику [11].

В апреле 2010 г. в бразильской столице лидеры двух стран одобрили «План действий» на ближайшие пять лет, предусматривающий углубление сотрудничества в сфере торговли и энергетики. Была достигнута договоренность о строительстве в Бразилии крупного совместного металлургического предприятия стоимостью 5 млрд долл., а также подтверждено намерение бразильского энергетического концерна «Petrobras» и китайской нефтегазовой корпорации «Sinopec» развивать кооперацию в области добычи углеводородов на бразильском шельфе.

Линия на укрепление экономического взаимодействия с КНР, начатая правительством Луиса Инасио Лулы да Силвы, была продолжена кабинетом нового президента – Дилмы Руссефф, которая вступила в должность 1 января 2011 г. Уже в середине апреля Д. Руссефф предприняла поездку в Китай, целью которой было углубление связей с Поднебесной, потеснившей США и Аргентину и ставшей главным торговым партнером Бразилии. В КНР бразильский лидер провела переговоры с китайским руководством, приняла участие во встрече БРИКС и экономическом форуме в Боао («азиатский Давос») на острове Хайнань. Там она была единственным высшим представителем от стран Латинской Америки.

Бразилия – Индия: политические цели взаимодействия

В отношениях Бразилии с Индией торговые связи не играют такой роли, как с Китаем, хотя бразильско-индийский товарооборот с 2000 по 2010 г. продемонстрировал высокую динамику и вырос в 16 раз: с менее чем 500 млн долл. до почти 8 млрд (табл. 3). Торговый оборот продолжал уверенно расти даже в период мирового кризиса. Как правило, эта торговля сводится с нехарактерным для Бразилии отрицательным сальдо, поскольку страна имеет с большинством партнеров торговый профицит.

Таблица 3. Торговля Бразилии с Индией, млн долл.

Показатель

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Экспорт

217

1138

939

958

1102

3415

3492

Импорт

271

1203

1474

2169

3564

2191

4243

Сальдо

-54

-65

-535

-1211

-2462

1224

-751

Объем

488

2341

2413

3127

4667

5606

7735

Источник: Intercâmbio comercial brasileiro. – http://www.mdic.gov.br/

Бразилия является крупнейшим торговым партнером Индии в Латинской Америке. В будущем не исключено стратегическое сотрудничество «Petrobras» и индийских энергетических компаний, заинтересованных в диверсификации источников поставок углеводородов. Новые возможности Бразилии как крупного экспортера нефти и нефтепродуктов вызывают в Нью-Дели повышенный интерес.

Заметную роль в развитии двусторонних связей способно сыграть сотрудничество в сфере науки, образования и высоких технологий: информатика, био- и нанотехнологии, освоение космического пространства. Речь идет о совместной работе по созданию и выводу на орбиту искусственного спутника Земли и ряде других долгосрочных проектов. Большое внимание уделяется взаимодействию в области развития высшего образования. Так, в рамках бразильской правительственной программы «Наука без границ» специально предусмотрено партнерство с университетами и исследовательскими центрами Индии [12].

Бразилию и Индию (крупнейшие мировые демократии) сближает необходимость обеспечить социальный прогресс своего населения, решить все еще актуальную проблему массовой бедности, покончить с голодом. В апреле 2008 г. во время визита индийского президента в бразильскую столицу между двумя странами были подписаны соглашения, направленные на обеспечение продовольственной безопасности и борьбу с бедностью. Говоря о значении достигнутых договоренностей, президент Лула подчеркнул, что две страны могут поделиться накопленным национальным опытом в преодолении голода и нищеты. «Мы прекрасно понимаем, насколько трудно будет победить крайнюю бедность. Но мы постепенно создаем условия для более достойной жизни наших народов», – заявил бразильский лидер [13]. Конкретным проявлением взаимодействия двух стран в этой сфере на международной арене стала решительная поддержка, которую оказала индийская дипломатия избранию бразильского кандидата Жозе Грациану да Силвы на пост генерального директора Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) на период 2012 – 2015 гг. [14]

Но еще более существенное значение, на наш взгляд, имеет международно-политическая составляющая двустороннего взаимодействия Бразилии и Индии – в частности, четко обозначенное стремление обеих стран стать постоянными членами Совета Безопасности ООН. Как подчеркивала Д. Руссефф в выступлении на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 21 сентября 2011 г., «Миру необходим Совет Безопасности, который отражает современную реальность, Совет, в который войдут новые постоянные и непостоянные члены, особенно из числа развивающихся государств» [15].

Крепнущее бразильско-индийское двустороннее взаимодействие отчетливо просматривается на тех международных форумах, где обсуждаются вопросы выработки механизмов глобального регулирования. В первую очередь – на встречах Большой двадцатки (G-20). С точки зрения руководства двух стран, G-20 является наиболее востребованным форматом по согласованию основных направлений создания нового мирового порядка. Доказательство этому – активное (и инициативное) участие бразильской и индийской дипломатий в саммитах и других совещаниях Группы двадцати, где они сконцентрировали внимание на достижении следующих целей: предотвращение «войны валют», повышение удельного веса развивающихся стран в руководстве МВФ и Всемирного банка, ускорение темпов роста мировой экономики. На самом высоком уровне было неоднократно заявлено, что Бразилия и Индия поддерживают процесс формирования нового мирового порядка на основе принципов верховенства международного права и ведущей роли ООН в обеспечении мира и безопасности.

В фокусе внимания – африканские рынки (Бразилия и ЮАР)

Торгово-экономические отношения Бразилии с новым членом БРИК – ЮАР также демонстрируют положительную динамику: в 2000–2008 гг. объем торговли вырос почти в пять раз (табл. 4). Мировой кризис привел к заметному падению товарооборота, надо полагать – временному.

Таблица 4. Торговля Бразилии с Южной Африкой, млн долл.

Показатель

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Экспорт

302

1371

1463

1758

1175

1260

1310

Импорт

227

342

435

522

774

433

753

Сальдо

75

1030

1028

1236

981

827

557

Объем

529

1713

1898

2280

2529

1693

2063

Источник: Intercâmbio comercial brasileiro. – http://www.mdic.gov.br/

В настоящее время ЮАР является главным бразильским партнером на африканском континенте. Бразилия имеет здесь серьезные торгово-экономические и политические интересы, касающиеся, помимо ЮАР, прежде всего крупных португалоязычных стран (Анголы, Мозамбика), а также государств, располагающих значительными природными ресурсами и сравнительно емкими внутренними рынками (Замбии, Конго, Намибии и Нигерии).

Старт развитию двусторонних бразильско-южноафриканских отношений был дан в середине 1990-х годов, после начала демократических перемен в ЮАР. Принимая в 1998 г. ее тогдашнего президента Нельсона Манделу, глава бразильского государства Фернандо Энрике Кардозо заявил: «Бразильское общество отвергало режим апартеида, что, соответственно, мешало партнерству между нашими странами и препятствовало процессу интеграции – всему тому, что сегодня мы успешно развиваем. Бразилия и Южная Африка, каждая на своем континенте, играют важную роль, являясь неотъемлемыми и значимыми акторами на международной арене» [16].

В годы правления Лулы бразильско-южноафриканские отношения приобрели больший масштаб и дополнились новым измерением – участием обеих стран в тройственном форуме ИБЮА. Но и на двустороннем уровне контакты Бразилии и ЮАР заметно интенсифицировались, охватив не только торговлю, но и другие сферы межгосударственного сотрудничества: инвестиционные проекты, науку и образование, дипломатическую деятельность. В частности, представители двух стран тесно взаимодействуют в ключевых многосторонних организациях (ВТО, МВФ, Всемирный банк) и на различных международных диалоговых площадках, где обсуждаются актуальные вопросы глобального развития: перестройка экономического порядка, борьба с голодом, изменение климата, преодоление последствий мирового финансового кризиса, расширение сотрудничества по линии Юг – Юг. Во многих случаях делегации Бразилии и Южной Африки выступают с согласованных позиций, нередко стремятся говорить от имени своих континентов. По сути, Бразилиа и Претория, действуя совместно, претендуют на роль выразителей интересов большинства развивающихся латиноамериканских и африканских стран. Существует также взаимопонимание между бразильскими и южноафриканскими правящими кругами относительно их заинтересованности в получении обеими странами статуса постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Все эти факторы сыграли заметную роль при принятии решения о присоединении ЮАР к группе БРИК, которое бразильская дипломатия активно лоббировала. Что касается южноафриканской стороны, она рассматривает свое членство в БРИКС в качестве логичного и закономерного развития инициативы ИБЮА, а обе эти группировки – как взаимодополняющие одна другую и способные существовать параллельно. Об этом, в частности, прямо заявила министр международных отношений и сотрудничества ЮАР Маите Нкоан-Машабане, характеризуя основные направления современной внешней политики Претории [17].

Главная задача политического и делового истеблишмента Бразилии во взаимодействии с Южной Африкой состоит в том, чтобы сделать обширные территории африканского континента к югу от Сахары зоной широкого и свободного международного экономического сотрудничества и интенсивного использования имеющихся в этом районе богатых природных ресурсов. Таким образом, в бразильско-южноафриканских отношениях наблюдается тесное сочетание экономических и политических целей, что создает прочную основу сотрудничества на двустороннем уровне и в многостороннем формате.

Индия – Бразилия – Южная Африка: через ИБЮА в БРИКС

В середине октября 2011 г. состоялся пятый, юбилейный саммит диалогового форума ИБЮА с участием президента ЮАР Джейкоба Зумы, премьер-министра Индии Манмохана Сингха и президента Бразилии Дилмы Руссефф. Он прошел в Претории (или, как южноафриканскую столицу называют по большой городской агломерации, – Тсване) и подтвердил, что, несмотря на образование БРИКС, Бразилия, Индия и Южная Африка не собираются отказываться от сотрудничества в формате «тройки». Более того, они намерены расширять и активизировать взаимодействие в рамках ИБЮА, позиционируя себя как «подлинные большие демократии» (возможно, намек на то, что ни Китай, ни Россия таковыми не являются). На это обстоятельство прямо указали результаты пятого форума, который завершился принятием обширного (на 24 страницах) и весьма примечательного по содержанию итогового документа – Декларации Тсване (Tshwane Declaration), затронувшей едва ли не все значимые международные вопросы и нарисовавшей собственную картину современных глобальных тенденций [18].

Документ свидетельствует о том, что Бразилия, Индия и Южная Африка будут бороться за позиции важных игроков в мировых экономике и политике и продолжат добиваться статуса постоянных членов Совета Безопасности. В декларации прямо указывается на необходимость срочной реформы ООН в целях ее "демократизации" и "приведения в соответствие с геополитическими реалиями". "Реформа ООН не может считаться завершенной без реформы Совета Безопасности, включая увеличение числа как постоянных, так и непостоянных его членов, расширение участия развивающихся государств, – подчеркивается в документе. – Такая реформа крайне необходима Совбезу ООН, чтобы он стал представительным и легитимным органом, способным давать ответ на вызовы современности".

Декларация явно претендует на значимое послание «всему миру» от имени «трех крупных плюралистических, мультикультурных и многорасовых обществ», отстаивающих принципы «демократии с участием народных масс, уважения прав человека и правового государства» и представляющих три континента и широкий пласт развивающихся стран. При этом государства ИБЮА подчеркнули готовность координировать усилия по ключевым мировым проблемам в рамках Большой двадцатки, БРИКС и других международных организаций ради поддержания "устойчивого мира и стабильности", а также в целях "усиления роли развивающихся стран в принимающих решения органах многосторонних институтов". В данной связи Бразилия, Индия и Южная Африка в очередной раз призвали к реформе МВФ и Всемирного банка, специально отметив необходимость проведения предстоящих в 2012 г. выборов нового президента этого банка в условиях открытости, прозрачности и с учетом личных достоинств кандидата. Тем самым была сделана попытка переломить сложившуюся традицию, когда во главе Всемирного банка неизменно находился представитель США. В целом, подчеркивалось в Декларации Тсване, структура органов глобального управления должна отражать реальности XXI в. и в значительно большей степени учитывать возросшую роль и законные интересы развивающихся стран.

Члены ИБЮА не обошли вниманием практически ни один актуальный вопрос мировой политики: разоружение и обеспечение прочного мира, транснациональный терроризм, защиту прав интеллектуальной собственности, создание глобального электронного правительства, решение энергетической проблемы, изменение мирового климата, реальное обеспечение равенства полов, защиту материнства и детства, снижение безработицы среди молодежи, а также такие конфликтогенные проблемы, как ситуацию в Ливии, арабо-израильский процесс, прием Палестины в ООН, сирийский кризис, положение в Афганистане, Судане, Сомали и других «горячих точках».

Касаясь развития отношений между самими странами форума ИБЮА, участники саммита (в числе прочих позитивных сдвигов) отметили динамичный рост взаимного товарооборота. Как подчеркнул президент Дж. Зума, члены форума, несмотря на неблагоприятные условия мирового финансового кризиса, сумели нарастить объем взаимной торговли с 10 млрд долл. в 2007 г. до 16 млрд в 2010 г., а к 2015 г. рассчитывают повысить этот показатель до 25 млрд. долл. [19] В свою очередь, Д. Руссефф обратила внимание на конкретные положительные результаты деятельности специального Фонда ИБЮА, ресурсы которого направляются на борьбу с голодом и нищетой в наиболее нуждающихся странах. Причем, отметила бразильский лидер, эта помощь предоставляется «без каких-либо условий и без вмешательства во внутренние дела государств-получателей» [20].

Политические итоги пятого саммита ИБЮА позволяют сделать вывод, что в рамках этого диалогового форума складывается новая модель взаимодействия развивающихся стран, предполагающая как усиление двустороннего сотрудничества, так и продвижение вперед в многостороннем формате. Выдвигая предложения глобального значения и претендуя на более видную роль в мировых делах, Бразилия и другие члены ИБЮА стремятся перехватить инициативу у развитых государств (прежде всего у Большой восьмерки) и обеспечить изменение международного баланса сил в свою пользу.

Бразилия – Россия: принцип взаимного дополнения

В первое десятилетие XXI в. бразильско-российские отношения приобрели дополнительную динамику и ощутимо диверсифицировались. Это проявилось в резком увеличении торгового оборота (табл. 5), росте экономических и научно-технических обменов, интенсификации контактов на высоком политическом уровне, новаторских формах взаимодействия в области культуры, спорта и средств массовых коммуникаций. На пространстве двусторонних отношений укрепились и расширили свое влияние новые акторы: частные промышленные, торговые и сельскохозяйственные компании, банки, объединения предпринимателей, разного рода консалтинговые организации, юридические и посреднические фирмы, СМИ и другие социальные субъекты. В результате бразильско-российские связи стали наполняться более разнообразным содержанием и охватили практически все сферы человеческой деятельности.

Таблица 5. Торговля Бразилии с Россией (млн долл.)

Показатель

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

Экспорт

423

2917

3443

3741

4653

2869

4152

Импорт

571

722

943

1710

3332

1412

1911

Сальдо

-148

2195

2500

2031

1321

1457

2241

Объем

994

3639

4386

5451

7985

4281

6063

Источник: Intercâmbio comercial brasileiro. – http://www.mdic.gov.br/

Промышленные и технологические потенциалы двух стран взаимодополняемы, что позволяет им предлагать друг другу широкую номенклатуру товаров и услуг, эффективно использовать накопленный опыт хозяйственного сотрудничества и разработанную договорно-правовую базу. В 2008 г. товарооборот превысил 7,9 млрд долл. (максимальное значение в предкризисный период). Причем тон задала Бразилия, чьи товаропроизводители в 2000–2008 гг. увеличили продажи на российском рынке в 11 раз.

В ноябре 2008 г. в ряде стран Латинской Америки побывал президент Д.А. Медведев. В сопровождении представительной делегации деловых кругов он посетил и Бразилию. Как и другие визиты высших российских лидеров, эта поездка отличалась выраженным экономическим компонентом. Показательно, что глава российского государства нанес визит в штаб-квартиру «Petrobras», продемонстрировав интерес Москвы к налаживанию сотрудничества в энергетической области. Такое партнерство может иметь принципиальное значение, поскольку недавние открытия крупнейших месторождений нефти и газа на шельфе Бразилии превращают эту страну в своего рода атлантический «энергохаб».

В последние годы Россия вошла в число крупных импортеров ряда бразильских продовольственных товаров – в частности, сахара-сырца [21], кофе, говядины, свинины, мяса птицы, фруктовых соков, спиртных напитков. Повышение производительности труда в первом десятилетии XXI в. сделало многие бразильские изделия конкурентоспособными и привлекательными для импорта в Россию. Причем речь идет не только о продуктах питания, но и о разнообразных промышленных товарах, имеющих коммерческую перспективу на российском рынке: дорожной и строительной технике, роторных объемных насосах, алюминиевом прокате, цилиндрах для прокатного стана, запчастях для транспортных средств, комбикорме для животных, одежде, обуви, охотничьем оружии, разного рода инструментах, бумаге, мебели, товарах для дома и занятия спортом [22].

В свою очередь, Россия в значительных объемах поставляет в Бразилию минеральные удобрения (азотные, калийные и смешанные), на которые приходится до 90% совокупной стоимости российских поставок на бразильский рынок. Бразилия вышла на второе место (после Китая) среди покупателей российских удобрений. К сожалению, из-за сравнительно низкой конкурентоспособности сокращаются (а то и вовсе сходят на нет) поставки в Бразилию оборудования и промышленных изделий российских предприятий. В результате происходит болезненное сужение номенклатуры отечественного экспорта [23].

Стратегическая задача в торгово-экономических отношениях, как ее понимают и в Бразилии, и в России, – перейти от «классического» товарообмена к многопрофильному промышленно-инвестиционному взаимодействию. Это предполагает реализацию масштабных двусторонних проектов, которые предоставят поле для активного производственного и технологического сотрудничества.

В настоящее время векторы реформирования экономических и социально-политических структур Бразилии и России все больше сходятся. Оба государства стремятся в полной мере учесть уроки мирового финансового кризиса, усилить новые – прежде всего внутренние – импульсы развития, реализовать национальные модернизационные проекты и обеспечить кардинальное повышение конкурентоспособности своих экономик. На этом сложном пути взаимодействие в торгово-экономической и научно-технической областях может принести обеим странам и их народам ощутимые положительные результаты.

Москва (как, впрочем, и Вашингтон), по-видимому, не готова решительно и последовательно поддерживать стремление Бразилии стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Поэтому российско-бразильское сотрудничество имеет перспективы прежде всего в торгово-экономической сфере. Но и здесь, похоже, обе страны достигли определенного предела возможностей. Нашим деловым отношениям явно не хватает мегапроекта, реализация которого могла бы придать ускорение хозяйственному взаимодействию.

Вторая серьезная проблема – нехватка межнациональных институтов сотрудничества. Мы имеем в виду и совместные компании и банки, и реально действующие организации предпринимателей, и многое другое, без чего немыслимо современное масштабное межгосударственное взаимодействие в экономической сфере. Этот дефицит становится вызовом обеим странам и их правящим и деловым кругам, тормозит дальнейшее поступательное развитие бразильско-российских двусторонних отношений.

* * *

Превращение БРИК в БРИКС, безусловно, расширяет возможности этого объединения оказывать воздействие на международную обстановку, предлагать мировому сообществу новые формулы глобального политического и экономического сотрудничества. По сути, речь идет об утверждении практики коллективных действий группы восходящих держав, стремящихся выступать от имени большого числа развивающихся государств и, по-видимому, готовых принять на себя известную долю ответственности за будущее человечества. С этой точки зрения БРИКС может стать одним из главных инструментов реформирования нынешнего миропорядка и создания нового, полицентричного мироустройства. Все это – составные части той лавины фундаментальных изменений, которые зримо преобразовывают современную систему международных отношений.

Пример Бразилии убедительно показывает силу притяжения БРИКС. Вот цифры, которые говорят сами за себя. Общий товарооборот этой страны в 2000 – 2010 гг. вырос с 111 млрд долл. до 384 млрд, или в 3,5 раза, а объем торговли с партнерами по БРИКС за тот же период увеличился почти в 17 раз: с 4,3 млрд до 72,3 млрд долл. [24] Такой поворот в сфере торговых связей сопровождался интенсификацией политических контактов, выработкой общих позиций по ключевым вопросам международной политики. Причем, как показывают многочисленные факты, процесс сближения Бразилии с Китаем, Индией, Южной Африкой и Россией происходил как в многостороннем формате БРИКС и ИБЮА, так и на двусторонней основе. И именно укрепление двусторонних отношений стало тем фундаментом, на котором выстраивается коалиция «большой пятерки», претендующей на ключевую роль в будущем миропорядке.

Примечания:

[1] The India – Brazil – South Africa Dialogue Forum. – http://www.ibsa-trilateral.org/

[2] China Southern Airlines предпочла бразильский Embraer китайскому ARJ21. – http://www.ato.ru/

[3] См.: Окунева Л.С. Бразилия: особенности демократического проекта. М., 2008.

[4] Бергер Я. Китайская модель развития // Мировая экономика и международные отношения. 2009, № 9.

[5] Informe Especial Comercio Exterior China // Finsoport. Informe # 250. P. 7.

[6] Intercâmbio comercial brasileiro. – http://www.mdic.gov.br/

[7] De gigante amigo a gran peligro chino // La Nación. Buenos Aires, 2007.26.08.

[8] http://www.fiesp.com.br/

[9] El boom de importaciones chinas una amenaza para la industria nacional // Informe Económico Semanal. 2008. # 654. P. 4.

[10] Leathy J. Brazil and China trade tensions set to rise // The Financial Times. London, January 30, 2011.

[11] Ibidem.

[12] Discurso da Presidenta da República, Dilma Rousseff, durante Reunião Plenária da V Cúpula do Ibas – Pretória/África do Sul, 18 de outubro de 2011. – http://www2.planalto.gov.br/

[13] http://www.planalto.gov.br/

[14] O Globo. Rio de Janeiro, 26.06.2011.

[15] Discurso da Presidenta da República, Dilma Rousseff, abertura do Debate Geral da 66a Assembleia Geral das Nações Unidas – Nova York/EUA, 21 de setembro de 2011. – http://www2.planalto.gov.br/

[16] Цит. по: Чернышева Н.В. Бразилия – Южная Африка: взаимное притяжение // Латинская Америка, 2007, № 6, с. 40.

[17] Speech by Minister of International Relations and Cooperation, Ms Maite Nkoana-Mashabane, on South Africa’s Foreign Policy at the Atlantic Club in Sofia, Republic of Bulgaria. – http://www.info.gov.za/

[18] Tshwane Declaration – India-Brazil-South Africa (IBSA) Dialogue Forum. – http://vascopresscom.bl/

[19] Media remarks by His Excellency President Jacob Zuma on the occasion of the Fifth IBSA Summit, Presidential Guest House, Pretoria. – http://www.info.gov.za/

[20] Discurso da Presidenta da República, Dilma Rousseff, durante Reunião Plenária da V Cúpula do Ibas – Pretória/África do Sul, 18 de outubro de 2011. – http://www2.planalto.gov.br/

[21] Например, в 2007 г. Бразилия обеспечила свыше 70% импортных потребностей России в сахаре-сырце.

[22] http://www.mdic.gov.br/

[23] См.: Бразилия – восходящий центр экономического и политического влияния. М., 2008, с. 62-63.

[24] Intercâmbio comercial brasileiro. – http://www.mdic.gov.br/

Читайте также на нашем портале:

«БРИК как новая концепция многовекторной дипломатии» Круглый стол МГИМО

«Страны БРИК: на пути к новой экономической модели» Михаэль Либиг


Опубликовано на портале 21/11/2011



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика