Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Кризис на Украине: взгляд с Арабского Востока

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Александр Демченко

Кризис на Украине: взгляд с Арабского Востока


Демченко Александр Владимирович – научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук.


Кризис на Украине: взгляд с Арабского Востока

Как скажется украинский кризис на системе международных отношений в целом и обстановке на Ближнем и Среднем Востоке в частности? Государства, у каждого из которых есть свои интересы и своя специфика отношений друг с другом и с мировыми державами, по-разному реагируют на ситуацию. Действия России были восприняты как шаг на пути к утверждению многополярного мира. Примечательно, что с тезисом об ослаблении Запада согласны все, включая критиков российской позиции по Украине.

С конца 2013 г. Украина переживает глубокий внутриполитический кризис, который в феврале 2014 г. привел к захвату власти прозападной оппозицией, а в марте того же года ‒ к вхождению Крыма и Севастополя в состав России в качестве отдельных субъектов федерации и усилению ирредентистского движения на Юго-Востоке. Эти события в первую очередь обусловлены внутренними особенностями развития Украины с присущими ей сильными историческими, культурными и политическими различиями между юго-восточными и остальными районами страны. Однако нынешний кризис отличает прямое вмешательство внешних игроков. Происходящее на Украине, в Крыму и непризнанных республиках Юго-Востока, а также активность внешних сил имеют не только региональное (европейское) измерение. Российско-западные противоречия по Украине влияют на глобальную систему международных отношений в целом.

Отношения между Россией и Западом стали трансформироваться в сторону большего недоверия после попытки Грузии силовым путем решить проблему Южной Осетии в 2008 г. С возвращением Владимира Путина в президентское кресло в 2012 г. обозначился курс на усиление соперничества России с Америкой. В программной статье «Россия и меняющийся мир» Путин обвинил США в том, что они отказываются строить единую для всех систему безопасности и стремятся обеспечить себе «абсолютную неуязвимость», которая означает «абсолютную уязвимость для всех остальных» [1]. Активное отстаивание Москвой своих интересов на Украине в 2014 г. закрепило тенденцию ухудшения отношений между Россией и Западом. Теперь многое будет зависеть от развития кризиса на Украине, который имеет неопределенные перспективы.

Масштаб противоречий, статус вовлеченных в украинские события государств, имеющих интересы на всех континентах, заставляют даже самые отдаленные страны мира следить за развитием ситуации. Пристальное внимание к ней Арабского Востока определяется рядом факторов:

1. Противостояние Запада и России повлияет на систему международных отношений в целом. Арабский мир, в дела которого активно вовлечены и США, и Россия, и ЕС, волнует исход этой борьбы. Регион, c одной стороны, в целом заинтересован в утверждении стабильной многополярности и ослаблении своей зависимости от Запада, а с другой ‒ осознает, что США являются главным гарантом безопасности, обеспечивающим решение иранской проблемы, пытающимся как-то регулировать арабо-израильские отношения, помогающим в борьбе с терроризмом и оказывающим ряду арабских государств финансовую и военно-техническую помощь. Другим словами, арабам интересно, какая из сторон, Россия или Запад, выйдет из борьбы усилившейся, а какая ослабнет;

2. Россия является посредником в урегулировании ряда конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке (палестино-израильского и сирийского, иранской ядерной проблемы). В случае с Сирией и Ираном ее роль является одной из ключевых. Арабский Восток беспокоит вопрос, как отразятся российско-американские противоречия по Украине на решении региональных проблем;

3. Ряд арабских государств (Ирак, Ливия, Судан, Сирия) в начале XXI в. столкнулись с вольной интерпретацией международного права со стороны США и их европейских союзников, ставящих целью смену неугодных режимов. Во всех случаях Россия заняла позицию, диаметрально противоположную западной. В этой связи арабам интересно, как в случае с Украиной будут применяться нормы международного права и какую роль сыграют международные организации (ООН, ОБСЕ, ЕС, НАТО) в разрешении кризиса;

4. Нефтегазодобывающие аравийские монархии надеются, что Запад после украинского кризиса постепенно будет диверсифицировать нефтегазовый импорт, чтобы снизить зависимость от России, и рассчитывают использовать новые возможности для развития своей экономики. Кроме того, Россия и Украина выступают в качестве основных поставщиков зерновых в ряд арабских стран. Арабским лидерам небезразлично, смогут ли они в 2014 г. закупить продовольствие по низким ценам в нужном объеме, ‒ это имеет большое значение для обеспечения социальной и политической стабильности;

5. Украина, как и ряд ближневосточных государств, переживает глубокую политическую трансформацию. Арабы видят схожесть этих процессов и смотрят на Украину через призму «арабской весны»;

6. Украинско-арабское экономическое сотрудничество незначительно, государства географически отдалены друг от друга. Поэтому серьезных интересов у арабских стран в Украине нет, и происходящее занимает их лишь в той степени, в какой может отразиться на глобальной системе международных отношений и ближневосточном регионе. Сами по себе внутренние проблемы Украины, перипетии внутриполитической борьбы их не волнуют.

Официальную позицию арабских стран по событиям на Украине и действиям России можно охарактеризовать как стремление дистанцироваться от украинского кризиса, избежать критики любой из сторон и не быть втянутыми в конфронтацию России и Запада. Тем не менее государства отнюдь не гомогенного арабского мира, у каждого из которых есть свои интересы и своя специфика отношений друг с другом и с мировыми державами, по-разному реагируют на ситуацию вокруг Украины.

В ходе обсуждения 15 марта 2014 г. в Совете Безопасности ООН проекта резолюции, объявлявшей референдум о статусе Крыма 16 марта «не имеющим силы», Иордания, как единственное арабское государство ‒ непостоянный член СБ ООН, проголосовала в поддержку документа, который был заблокирован Россией [2]. (О причинах будет сказано ниже.)

Действительно показательным было голосование на сессии Генеральной Ассамблеи ООН 27 марта [3]. Согласно сложившейся практике, на ее обсуждение выносятся спорные международные вопросы, по которым Совбез не в состоянии принять резолюцию. В этом случае решение принимается простым большинством голосов, а участие в голосовании 193 членов ООН дает хорошее представление о мнениях в мире по той или иной проблеме. Из 22 стран, являющихся членами Лиги арабских государств, за резолюцию проголосовали Бахрейн, Иордания, Катар, Кувейт, Ливия, Саудовская Аравия, Сомали и Тунис. Все они имеют тесные отношения с Западом, который является их главным гарантом безопасности и ведущим экономическим партнером. Сомали (эту страну многие политологи относят к категории failed states) вообще всецело зависит от помощи Запада. Для арабских монархий (кроме Марокко) дополнительным аргументом в пользу голосования за резолюцию стали разногласия с Москвой по Сирии.

Против резолюции выступила Cирия, для руководства которой Россия выступает главным внерегиональным союзником в борьбе за выживание. Москву также поддержал Cудан, названный Западом страной-изгоем, президент которой Омар аль-Башир должен быть арестован по решению Международного уголовного суда по обвинению в геноциде в связи с конфликтом в Дарфуре.

Еще шесть членов ЛАГ ‒ Алжир, Джибути, Египет, Ирак, Коморские Острова и Мавритания ‒ воздержались. Такой расклад тоже говорит в пользу России, так как открыто заявить о нейтральной позиции – это уже достаточно смелый шаг. Тем более что среди воздержавшихся оказались три значимые арабские страны – Ирак, Египет и Алжир.

Вообще не участвовали в голосовании представители Йемена, Марокко, Омана, ОАЭ, Ливана и Палестины. Среди них в арабском мире наибольшим весом обладают Марокко и ОАЭ. Об их мотивах можно высказать следующие предположения. Марокко с 1979 г. контролирует Западную Сахару, где местная оппозиция безуспешно добивается независимости, а ООН отказывается признать присоединение региона к королевству. Россия на протяжении десятилетий поддерживает борьбу палестинского народа за независимость, а в 1989 г. признала независимое палестинское государство. В ходе противостояния властей и оппозиции в Йемене с 2011 г. Россия внесла определенный вклад в восстановление гражданского мира. В случае с Ливаном можно предположить, что его позиция объясняется сложным конфессиональным составом страны, причем ориентированная на Иран и Сирию «Хезбалла» имеет серьезный вес в политической системе, и неучастие в голосовании в ООН стало компромиссом между прозападными и проиранскими силами. Кроме того, по словам постоянного представителя РФ при ООН Виталия Чуркина, оценившего результаты голосования всех членов Генассамблеи (не только арабов), «очень многие страны жаловались на то, что они подвергаются колоссальному давлению со стороны западных держав для того, чтобы они проголосовали в поддержку этой резолюции» [4].

Можно констатировать, что среди 22 арабских стран Россию в ООН не поддержало меньшинство. 14 государств выступили против резолюции, воздержались или предпочли не участвовать в голосовании, что в Москве тоже было оценено позитивно. Таким образом, уровень поддержки или нейтрального отношения к присоединению Россией Крыма на Арабском Востоке немного выше, чем в целом в мире (из 193 членов ООН резолюцию поддержали 100, против выступили 11, воздержались 58, не голосовали 24).

Оценки ситуации на Украине и новый мировой порядок

Чтобы понять отношение властей и общественности арабских государств к событиям вокруг Украины, обратимся к анализу прессы. Оценки в арабских СМИ украинского кризиса и действий России сильно различаются.

Сравнения с «арабской весной»

Ведущий научный сотрудник Центра партнерства цивилизаций МГИМО Юрий Зинин, один из первых в России проанализировавший реакцию арабского мира на кризис в Украине, отмечает, что «евромайдан в Киеве с его буйством радикалов, устроивших жестокое побоище силам порядка под фейерверк бутылок с горючей смесью, был воспринят многими наблюдателями через призму событий арабской весны». Причем сравнение проводилось не с протестами в Тунисе и Египте, где уровень насилия был невысок, а с событиями в Сирии, где поначалу выступления оппозиции носили мирный характер, но потом инициативу перехватили экстремисты, что привело к вооруженному противостоянию [5].

Здесь нужно добавить, что «арабская весна» понимается комментаторами как многогранное явление, которое нельзя идеализировать. Были протесты против авторитарных режимов, коррупции и социально-экономических проблем, но смена власти обернулась обрушением экономик, слабостью политических институтов, ожесточенной борьбой между вчерашними союзниками-оппозиционерами, усилением политических экстремистов, ростом насилия, разгулом криминала, ослаблением позиций на международной арене стран, где произошла смена власти. Не случайно термин «весна» часто подвергается критике российскими учеными, которые видят в нем некорректное сравнение событий на Ближнем Востоке с «бархатными революциями» в Восточной Европе в конце 1980-х годов.

Даже критикующие Россию арабские издания скептически относятся к победе евромайдана. «Проевропейские протестующие в Киеве достигли успеха и свергли президента, заплатив за это неожиданную цену. Крым для них потерян, возможно, что и навсегда. Возможно, что самые большие неприятности Украине стоит только ждать. Неудобная правда в том, что «народная» власть очень часто деструктивна, какими бы ни были ее намерения», ‒ пишет саудовская «The Arab News». Газета отмечает, что события в Крыму и на Юго-Востоке объясняются внутренними причинами, а не тайными интригами России. Украина расколота на проевропейский Запад и пророссийский Восток, население которого опасается радикалов из «Правого сектора» и считает, что, попав под влияние ЕС, Украина «превратится в банановую республику». Недовольство новой властью распространено не только на Юго-Востоке, но и в самом Киеве, где люди хотят вернуться к нормальной жизни. Решение о форсированном сближении с ЕС после свержения президента Виктора Януковича было принято узким кругом новых министров без широкого обсуждения с народом. Наконец, кроме внутриполитических трудностей Украина переживает экономические. Помощь Запада может лишь поддержать экономику на плаву, а реформы, проведения которых от Украины требует МВФ в обмен на кредиты, приведут к росту безработицы, тарифов на ЖКХ, сокращению зарплат бюджетников. Украину в итоге ждет судьба Греции, заключает издание [6].

Отношение арабских авторов к украинским событиям как к восточноевропейскому варианту «арабской весны» перекликается и с некоторыми российскими оценками. Например, в начале апреля министр обороны России Сергей Шойгу сравнил беспорядки на майдане с событиями «арабской весны» и предостерег Киев от общения с националистами [7]. Тут возникает еще одна параллель в оценках российских и арабских критиков украинских событий: националисты в Украине, с их возросшими амбициями и экстремистскими лозунгами, – это аналог арабских радикальных исламистов.

Наконец, если одни авторы называют новые власти Украины легитимными и избрание 25 мая 2014 г. президентом Петра Порошенко у них не вызывает вопросов, то другие ‒ например, египетский эксперт и журналист Амр Абдель Хамид ‒ считают новое украинское руководство незаконным, так как оно пришло к власти, нарушив договор 21 февраля между оппозицией и В. Януковичем.

В будущем Украину ждет политическая нестабильность. В Украине нет сильного лидера, способного преодолеть внутренний раскол в стране и объединить общество, и можно ожидать раскола в «оранжевом» лагере, прогнозирует египетский наблюдатель [8].

Критика действий России

В СМИ арабских стран Персидского залива преобладает негативное освещение позиции России по украинскому кризису. Внешняя политика Москвы оценивается как агрессивная. Так, известный в арабском мире и на Западе журналист Фейсал аль-Яфаи пишет в ведущей англоязычной газете ОАЭ «The National», что Россия раз за разом демонстрирует свою мощь перед лицом бессильного Запада, и в качестве примеров приводит действия России в Южной Осетии, помощь Сирии, присоединение Крыма и поддержку пророссийского, как признает автор, Юго-Востока Украины. «Сейчас Россия легко вмешивается в дела одной из крупнейших европейских стран, невзирая ни на [СБ] ООН, где она имеет право вето, ни на международную изоляцию, ни на какие-либо дипломатические, экономические или военные санкции, которые могут последовать», ‒ считает автор. Ф. аль-Яфаи приходит к интересному выводу об окончании эпохи однополярного мира с доминированием США и переходе к многополярному, где есть Россия, Китай и слабеющие США и Евросоюз [9].

В отличие от Ф. аль-Яфаи, который, критикуя Россию, признает усиление ее международного влияния, колумнист саудовской газеты «Аш-Шарк аль-Аусат» Амир Тахери считает, что Россия, наоборот, теряет свой статус ответственного члена международного сообщества и становится страной-изгоем. Вмешательство РФ в украинские дела он ставит в один ряд с вводом войск Сирии в Ливан, когда там шла гражданская война 1975‒1990 гг., вторжением Ирака в Кувейт в 1990 г., проведением Ираном ядерных разработок и милитаризацией Северной Кореи. Особую опасность А. Тахери видит в том, что «впервые после вторжения нацистской Германии в Чехословакию под предлогом защиты судетских немцев» по пути превращения в страну-изгоя пошло одно из крупнейших государств мира [10].

С ним согласен сирийский оппозиционер и ученый-международник Марван Кабалан. С его точки зрения, Россия проиграла Западу борьбу за влияние на Украине и в качестве компенсации решила присоединить Крым. То, что произошло с Крымом, – это поражение Москвы, а не ее победа, как думают многие. Европа, в особенности Германия, зависимая от поставок российского газа, не способна противостоять России. США, несмотря на жесткую антироссийскую риторику, еще меньше заинтересованы в конфронтации, потому что для Вашингтона, по мнению М. Кабалана, главный соперник в современном мире – это Китай, а действия России на Украине – это скорее предмет заботы ЕС [11].

Впрочем, в прессе стран Залива встречаются разумные призывы не игнорировать интересы РФ и населения Юго-Востока Украины. Дубайская газета «Gulf News» в середине апреля писала, что и Москва, и Киев не заинтересованы в гражданской войне на Украине, поэтому самое время для начала диалога между ними. Проведение военной операции киевскими властями только усугубит обстановку, приведет к жертвам среди мирного населения и экономическим трудностям. Если новая украинская власть действительно демократическая, то она должна учитывать интересы жителей Юго-Востока и вести переговоры с ополченцами, а не пытаться силовым путем подавить оппозицию. Позитивную роль в примирении сторон могло бы сыграть восстановление официального регионального статуса русского языка, который был ему придан в 2012 г. В. Януковичем, но отменен Верховной Радой в феврале 2014 г. [12]

Интересен взгляд критиков на санкции против России. Если «Saudi Gazette» в редакционной статье призывает Европу отказаться от российского газа [13], то катарская «The Peninsula», которую тоже трудно заподозрить в симпатиях к России, отмечает, что разговоры на Западе о возможном применении против России жестких санкций (например, против нефтегазовых компаний и банковской сферы) не подействовали на В. Путина, не готового пожертвовать российскими интересами на Украине. Введение санкций только ухудшит положение, поэтому Б. Обаме не стоит торопиться, а лучше ждать и следить за развитием ситуации, считают авторы редакционной статьи [14].

Позитивные оценки действий России

Примером позитивного отношения к России может служить публикация в египетском еженедельнике «Аль-Ахрам», вышедшая в середине мая на фоне конфликта на Юго-Востоке Украины. Автор статьи, Ахмад ас-Саид ан-Наггар, ‒ известный аналитик из египетского Центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам». Он считает, что Запад оказался не способен оценить и учесть политические и социально-экономические интересы России, а также историческое значение для нее Крыма, который, напоминает А. ан-Наггар, был присоединен к России в 1783 г. и вошел в состав Украины только в 1950-е годы. Изменение статуса Крыма генсеком Никитой Хрущевым не привело к изменению демографической ситуации на полуострове, где русские составляют большинство населения. Более того, отмечает автор, большинство жителей юго-восточной Украины также являются русскоговорящими.

Египетского политолога волнует более широкий вопрос. «Почему же Запад отверг капиталистическую Россию, хочет ее изолировать и почти по всем глобальным конфликтам занимает позицию, противоположную российской?» Он приходит к выводу, что негативное отношение Запада к России не изменилось с советского периода, несмотря на ее отказ от коммунистической идеологии и переход на капиталистический путь развития. По мнению автора, в США есть влиятельное военно-промышленное лобби, которое играет важную роль в выработке внешнеполитического курса и которому всегда будет нужен внешний враг, чтобы оправдать огромные военные расходы. Другая причина российско-американских противоречий связана со стремлением Америки держать Европу в орбите своего влияния. В случае, если произойдет успешное сближение России с Западом, в Старом свете ее перестанут воспринимать как угрозу, и потребность в тесном военном сотрудничестве с США ослабеет, а без европейской поддержки американцы утратят статус державы-лидера в мировых политических и финансовых институтах. Таким образом, по мнению А. ан-Наггара, противоречия между Западом и Россией, связанные с геополитическим положением последней, неизбежны. Наконец, не стоит забывать о цивилизационных различиях, так как в России переплетаются европейские и азиатские черты ‒ и в политической сфере, и в культуре [15].

Ошибкой Запада, которая не позволила ему отстоять свои интересы в Украине и помочь, как в 2004 г., “оранжевой коалиции” утвердиться во власти, стала недооценка России. Даже приняв во внимание российскую позицию в недавних событиях в Ливии и Сирии, указывает А. Абдельхамид, Запад не смог предвидеть столь решительной реакции [16].

Египетский политолог Тарик Хегги называет действия России защитой от экспансии США и Евросоюза, которые пытаются ослабить Россию через Украину. Украине вместо одиозных героев евромайдана нужны новые лидеры, которые понимают геополитические озабоченности Москвы и способны проводить сбалансированную внешнюю политику [17]. С ним согласен проживающий в России арабский политолог Висам Джавад, который называет вмешательство России в украинский кризис вполне оправданным, учитывая, что США проявляют интерес к расположенной за тысячи километров от Вашингтона Сирии [18].

Другой египетский ученый, преподаватель Каирского университета и специалист по европейской политике Нурхан аш-Шейх называет страхи Запада перед Россией надуманными. По его мнению, Москва не стремится к военной гегемонии или военным интервенциям на постсоветском пространстве с целью восстановления СССР, а ориентирована на развитие экономической интеграции в рамках евразийского проекта, стремясь следовать примеру ЕС [19].

Влияние кризиса в Украине на Ближний Восток

Конфликт в Сирии

На фоне кризиса в Украине внимание мирового сообщества к зашедшему в тупик трехлетнему конфликту в Сирии ослабло. Но на Ближнем Востоке война с участием трех сторон ‒ правительственных сил президента Башара Асада, отрядов оппозиционной Сирийской свободной армии и террористов, связанных с «Аль-Каидой», ‒ остается темой номер один. Учитывая косвенную вовлеченность в сирийский конфликт США и России, в арабском мире, в том числе и в самой Сирии, задаются вопросом: как повлияет конфронтация между Москвой и Вашингтоном по украинскому вопросу на развитие ситуации в Сирии? Можно ли считать, что робкие попытки урегулировать конфликт дипломатическим путем канули в Лету? Приведут ли российско-американские противоречия к усилению поддержки сторон конфликта и обозначится ли явный перелом в войне в пользу либо Б. Асада, либо разномастного лагеря его противников?

Возможность начала сирийского урегулирования связывается с запланированной на лето 2014 г. третьей международной Женевской конференцией по Сирии с участием ведущих мировых держав, ближневосточных государств и представителей сирийских властей и оппозиции. Предыдущие встречи (Женева-1 в июне 2013 г. и Женева-2 в феврале 2014 г.), хотя и свидетельствовали о том, что международное сообщество пришло к пониманию необходимости скоординированных усилий по прекращению войны в Сирии, тем не менее не увенчались успехом. На последней конференции участники условились, что в следующий раз они обсудят проблемы прекращения насилия, формирования переходного правительства, национальных институтов и ведения национального диалога. Однако проведение Женевы-3 откладывается. Сирийские власти и оппозиция не могут договориться о порядке приоритетов на будущих переговорах. Если оппозиция на первый план выдвигает необходимость формирования переходного правительства, то Б. Асад настаивает на борьбе с терроризмом и восстановлении безопасности. Кроме того, раздражение оппозиции вызвало решение властей Сирии провести 3 июня президентские выборы и переизбрание Б. Асада на следующий пятилетний срок. В рядах самой сирийской оппозиции и между стоящими за ее спиной Саудовской Аравией и Катаром есть серьезные разногласия, которые не позволяют сформировать делегацию, представляющую интересы всех группировок. Наконец, международное сообщество пока не определилось с кандидатурой нового представителя Генерального секретаря ООН по Сирии, который должен сменить ушедшего в отставку Лахдара Брахими.

Таким образом, напряженность в российско-американских отношениях создает неблагоприятный фон для подготовки к Женевской конференции, хотя очевидно, что причины отсутствия прогресса связаны с сирийскими трудностями. Еще один аргумент, говорящий, что не стоит преувеличивать влияние украинского фактора на переговорный процесс, ‒ это то, что Женева-1 и Женева-2 также окончились безрезультатно. Большинство арабских обозревателей склонны считать, что усугубление российско-американских противоречий негативно отразится на сирийском конфликте, но не приведет к каким-либо кардинальным сдвигам.

Проамериканские эксперты на Ближнем Востоке не исключают другой вариант. Директор Ближневосточного центра в Бейруте американского Фонда Карнеги, Лина Хатиб, надеется, что «если международное сообщество эффективно применит санкции и дипломатические инструменты, чтобы подтолкнуть Россию к урегулированию украинского кризиса, Москва может пойти на компромисс по Сирии в ответ на более благоприятную для нее договоренность по Украине» [20].

Серьезную тревогу вызывает перспектива усиления поддержки вооруженной оппозиции со стороны США, что неминуемо приведет к эскалации конфликта. В середине апреля с.г. агентство «France Press» сообщило о получении представителями сирийского оппозиционного движения «Харакат Хазм», входящего в так называемую Свободную сирийскую армию, по меньшей мере 20 американских противотанковых ракетных комплексов [21]. Позже газета «The Wall Street Journal» со ссылкой на собственные источники уточнила, что партию оружия для борьбы с бронетехникой передали оппозиции спецслужбы США и Саудовской Аравии [22].

Незадолго до приезда в США руководителя базирующейся в Стамбуле Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил Сирии Ахмеда аль-Джарбы Вашингтон заявил, что обсуждается вопрос о выделении дополнительных 27 млн долларов помощи сирийской оппозиции. И хотя госдепартамент уточнил, что речь идет о «нелетальной помощи» [23], публикации западных СМИ об уже имевших место поставках оружия, а также сообщение самого А. аль-Джарбы о том, что на встрече с президентом США Бараком Обамой он попросит о поставках переносных зенитно-ракетных комплексов, свидетельствуют о том, что риск усиления американской поддержки оппозиции на фоне украинских событий растет. У «ястребов» возникает соблазн воспользоваться ситуацией, тем более что сдерживающая их международная операция по вывозу из Сирии химического оружия, если не будет помех, завершится к 30 июня этого года.

Между тем существуют факторы, на которые указывают арабские СМИ. Это опасения США, что оружие может попасть в руки радикальных исламистских группировок, в результате неконтролируемого всплеска насилия произойдет падение режима Б. Асада, джихадисты возьмут под свой контроль значительную часть страны, и Сирия станет похожа на охваченную анархией Ливию. Хаос в Сирии поставит под угрозу безопасность Израиля. Но даже если Вашингтон пренебрежет этими соображениями и перенесет конфронтацию с Россией на сирийскую территорию ‒ американцам, как справедливо отмечает М. Кабалан, не удастся использовать Сирию как рычаг для давления на Россию по украинскому вопросу. Значение Украины с политической, экономической и геополитической точек зрения для Москвы не сопоставимо со значением Сирии, и надеяться, что Россия отступит, не стоит. «Как давление в менее важном вопросе может привести к уступкам в более важном?» ‒ задается риторическим вопросом сирийский оппозиционер [24].

Украинский кризис подталкивает к ужесточению политики не только США. Власти в Дамаске поддержали присоединение Крыма к России и решили воспользоваться углублением российско-американских противоречий. Теперь они рассчитывают, что в этих условиях Москва увеличит помощь режиму, что, в свою очередь, позволит правительственным силам закончить активную фазу антитеррористической операции к концу этого года [25].

В середине мая Москва подтвердила свою поддержку Б. Асада. В Дамаске на заседании российско-сирийской комиссии во главе с вице-премьером РФ Дмитрием Рогозиным стороны обсудили финансово-экономические и военно-технические вопросы. Россия подтвердила, что будет и впредь выполнять оружейные контракты с Сирией, которые не противоречат международному праву, так как Совбез ООН из-за российского вето не принял резолюцию, запрещающую поставки оружия в страну [26]. По сведениям газеты «Коммерсантъ», в целях поддержки Б. Асада Россия в этом году выделит Сирии 240 млн евро для решения социальных проблем [27].

Ядерная программа Ирана

Куда большую озабоченность в арабском мире вызывает возможное влияние украинского фактора на процесс урегулирования иранской ядерной проблемы.

Исламская республика, превратившаяся в один из центров силы на Ближнем и Среднем Востоке и опирающаяся на шиитов-единоверцев из организации «Хизбалла» в Ливане, шиитско-алавитский режим Б. Асада в Сирии и шиитов в Ираке, воспринимается аравийскими монархиями как угроза их безопасности. Рост иранской военной мощи, подкрепленный развитием ядерной программы (хотя и без неопровержимых доказательств ее военной направленности), еще более усиливает страхи в столицах стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Намерение сохранить безъядерный статус Ирана разделяют не только арабские государства, но и Турция, Израиль и внерегиональные державы. С 2003 г. «шестерка» (Россия, США, Китай, Франция, Великобритания, ФРГ) совместно с МАГАТЭ ведут с Тегераном переговоры по «ядерному досье». Но прорыв был достигнут только в 2013 г., когда Иран, ослабленный санкциями, а также, по мнению большинства экспертов, вовсе не собирающийся в настоящее время становиться ядерной державой и провоцировать США или Израиль на военный удар, согласился на компромисс.

Этот прогресс имеет оборотную сторону. США в преддверии вывода войск из Афганистана в конце 2014 г. не против, чтобы Иран способствовал сохранению относительной стабильности в регионе. Наконец, в Вашингтоне пришли к пониманию, что прежние санкционные методы не сломили Иран и не подорвали доверие народа к режиму аятолл. Напротив, продолжение жесткой линии может укрепить позиции «ястребов» в иранской политической элите, и тогда вероятность создания в Иране ядерного оружия возрастет.

В октябре-ноябре 2013 г. на переговорах в Женеве представители МАГАТЭ и Ирана договорились, что в ближайшие три месяца Тегеран предоставит доступ наблюдателям ко всем ядерным объектам, а также информацию по планируемому сооружению 16 атомных электростанций. «Совместный план действий» предусматривал, что с 20 января 2014 г. в течение шести месяцев Иран откажется от обогащения урана до уровня 20%, приостановит сооружение ядерного реактора в Араке, способного производить оружейный плутоний, откажется от ввода в строй новых центрифуг на заводах в Натанзе и Фордо и не будет строить новые предприятия по обогащению урана. США и государства ЕС обязались смягчить экономические санкции. В дальнейшем всеобъемлющее урегулирование иранской ядерной проблемы предусматривает беспрепятственное развитие мирного атома ‒ при условии, что будут сняты все озабоченности международного сообщества по поводу возможной военной направленности ядерной программы [28]. Иран и Запад действительно выполняют Женевские соглашения. 20 мая в докладе МАГАТЭ было отмечено, что Тегеран ликвидировал почти все запасы обогащенного урана, а также реализовал все практические меры, в том числе относящиеся к возможной военной составляющей ядерной программы [29].

Достижение этих договоренностей отчасти является заслугой России и Китая, которые на протяжении многих лет блокировали наиболее жесткие инициативы Запада и предлагали компромиссные варианты.

Украинский кризис пока не оказал влияния на сотрудничество Ирана с МАГАТЭ. Признаков, свидетельствующих о намерении Тегерана и «шестерки» отказаться от диалога, нет. Но некоторые опасения у арабов все же появились.

Во-первых, на Аравийском полуострове считают, что антироссийские шаги Запада подтолкнут Россию к более тесному сотрудничеству с Ираном. Не случайно бывший иранский переговорщик по ядерному вопросу Сайед Хусейн Мусави предположил, что если украинский кризис будет продолжаться, а Иран столкнется с завышенными требованиями Запада во время ядерных переговоров, Москва может сблизиться с Тегераном [30]. В Иране также не исключают, что давление Запада на Россию может привести к тому, что она, как один из членов «шестерки», станет поддерживать Тегеран в ходе переговоров по различным аспектам его ядерной программы. Это не отменяет намерений Ирана решать вопрос с «ядерным досье», но в ходе обсуждения деталей его позиция в случае усиления российской поддержки станет менее компромиссной [31].

Во-вторых, риск заключается в том, что пример Киева, в 1994 г. отказавшегося от ядерного оружия, полученного в наследство от Советского Союза, и оказавшегося не способным сохранить Крым в составе государства, заставит Иран переосмыслить вопрос о развитии военной составляющей ядерной программы. Эксперты Барселонского центра международных отношений считают, что Украина перестала быть образцом успешной денуклеаризации. Наоборот, спустя два десятилетия возникают сомнения в правильности этого шага для Киева [32].

Тем не менее ожидать, что украинский фактор помешает переговорному процессу Запада с Ираном, не стоит. Во-первых, Россия, вложившая в него много сил и времени, сама заинтересована в успехе. Москва выступает против дестабилизации ближневосточного региона в результате силового решения ядерной проблемы и против появления у своих южных границ исламской ядерной державы. Во-вторых, РФ не обладает таким влиянием на Тегеран, чтобы заблокировать нормализацию его отношений с Западом. Эксперт Фонда Карнеги Джордж Перкович, полагая, что Иран и Украину не стоит увязывать, не исключает, что «влияние России на ситуацию может усилиться, когда ‒ и если ‒ дипломатические меры по разрешению иранского кризиса не дадут результата. В этом случае Россия способна заблокировать введение новых санкций ООН. Это усугубит общие разногласия Москвы с Западом. В зависимости от развития событий на Украине у Запада могут появиться дополнительные побуждения ужесточить санкции против России. И наоборот, Москва, при желании, может принять участие в ужесточении санкций против Ирана, но это решение будет негласно находиться в зависимости от решения Запада: он в этом случае должен не ужесточать санкции против РФ» [33].

Таким образом, трудности в переговорном процессе между МАГАТЭ и Ираном в будущем вполне вероятны, но их не следует связывать с украинским кризисом, тем более что разногласия России и Запада по Сирии не стали препятствием для достижения соглашений с Ираном в ноябре 2014 г.

Палестино-израильское урегулирование

В США, на Арабском Востоке и в Израиле также задаются вопросом: как скажется украинский кризис на палестино-израильских переговорах о мире? Их очередной этап после трехлетнего перерыва начался летом 2013 г. Однако за это время стороны не достигли успехов. США теперь выступают фактически единственным посредником, а другие участники международного «квартета» (Россия, ЕС, ООН) оказались не у дел. Но сейчас, как и на переговорах в Шарм аш-Шейхе в 2000 г., во время обсуждения «Дорожной карты» в 2003 г., после международной конференции в Аннаполисе в 2007 г. и в первые полтора года президентства Б. Обамы в 2009‒2010 гг., Вашингтон не в состоянии в одиночку добиться компромиссного решения, одобряемого населением Израиля и палестинской автономии. Главные проблемы, на которые стороны имеют противоположные точки зрения, – принадлежность Восточного Иерусалима и судьба еврейских поселений на оккупированном Западном берегу, контроль над границами будущего палестинского государства, возвращение палестинских беженцев ‒ до сих пор остаются нерешенными. Положение осложняет почтенный возраст президента ПНА Махмуда Аббаса, у которого нет официального преемника, а также его попытки восстановить отношения с исламистским движением ХАМАС, правящим в секторе Газа, и создать палестинское правительство национального единства. Последняя инициатива межпалестинского примирения 5 мая с.г. вызвала осуждение США и Израиля, считающих ХАМАС террористической организацией и стремящихся изолировать его от мирных переговоров.

Таким образом, палестино-израильский мирный процесс находится в тупике. В условиях, когда речь идет не о заключении мирного договора и даже не о промежуточной договоренности о базовых принципах примирения, а просто о продолжении диалога, Россия, находящаяся на периферии переговорного процесса, не способна повлиять на переговоры. Но нельзя исключать, что в случае их неудачи официальная Рамалла, отвергнув не устраивающие ее американские или израильские предложения, будет заинтересована в том, чтобы Москва назвала мирный план несправедливым, не учитывающим палестинские интересы, и поддержала выход М. Аббаса из переговорного процесса. Такое поведение России вполне ожидаемо на фоне ухудшения отношений с Западом. Оно позволит показать, что, как и в случае с Украиной, Вашингтон не в состоянии быть беспристрастным и эффективным посредником. Описанный сценарий обсуждается западными наблюдателями как единственной вариант, когда украинский фактор может косвенно соприкоснуться с палестинской тематикой [34].

Нефтегазовый рынок

Россия является одним из крупнейших поставщиков нефти и газа на мировой рынок и заинтересована в поддержании высоких цен на углеводороды, за счет экспорта которых формируется значительная часть бюджета страны. Арабские страны Персидского залива также относятся к числу крупнейших нефтегазодобывающих государств. В случае, если из-за санкций Россия столкнется с трудностями в экспорте энергоносителей, одни арабские страны выиграют из-за повышения цен, а другие ‒ например, Иордания и Египет, вынужденные закупать энергоносители, ‒ напротив, пострадают. Однако сценарий введения санкций против российских нефтегазовых компаний представляется крайне маловероятным. По общему мнению наблюдателей, антироссийские меры Запада коснутся визовых ограничений и замораживания банковских счетов небольшого круга российских граждан. В арабском мире полагают, что заинтересованность Европы в продолжении долговременного энергетического сотрудничества с Москвой и готовность Китая расширять закупки углеводородов снижают вероятность серьезных потрясений на нефтегазовом рынке.

Возможность снижения цен на нефть арабскими нефтедобывающими монархиями ради того, чтобы нанести удар по экономике России, не стоит преувеличивать. Хотя в мае министр нефти Саудовской Аравии Али аль-Наими и заявил, что его страна «готова компенсировать любую нехватку (в поставках нефти), которая может возникнуть», Эр-Рияду не выгодны изменения на рынке углеводородов. Как указывает отечественный эксперт Виктор Михин, в случае падения цены на нефть ниже 85 долларов за баррель в саудовской экономике, как и в российской, могут возникнуть проблемы. Искусственное снижение цены на нефть лишит арабов сверхдоходов. Да и производственные мощности королевства не позволят ему нарастить объемы добычи нефти настолько, чтобы обрушить цены. К тому же решение об увеличении добычи нефти должно быть принято всеми странами-членами ОПЕК, а им это невыгодно [35].

Влияние украинского кризиса на арабскую нефтегазовую сферу чаще обсуждается в регионе в другом ключе [36]. Очередной спор между Москвой и Киевом о цене на газ и порядке оплаты ставит под угрозу поставки российского «голубого топлива» в Европу через Украину. На Ближнем Востоке принимают во внимание опасения европейцев и считают, что это будет стимулировать интерес стран ЕС, с одной стороны, к прямому сотрудничеству с Россией или другими государствами-экспортерами в обход ненадежных транзитных стран (например, проекты «Северный поток», «Южный поток» и «Набукко»), а с другой ‒ к арабским углеводородам с целью снижения зависимости от импорта из России. В этой связи возрастает роль Катара (третье место в мире по запасам газа после России и Ирана), который поставляет сжиженный газ. Плюсом такого варианта является независимость от транзитных стран, так как газ перевозится на танкерах, а минусом ‒ то, что стоимость морских перевозок из Персидского залива выше, чем экспорт по трубопроводам из России. На изменения в цене можно рассчитывать только в случае планируемой прокладки газопровода Катар − Саудовская Аравия – Иордания – Сирия – Турция, перспектива которого под вопросом из-за гражданской войны в Сирии.

Итак, влияние украинского кризиса на состояние мирового рынка углеводородов не вызывает у арабов серьезных озабоченностей. В краткосрочной перспективе они скорее ожидают не кризиса, а временных трудностей, а в долгосрочной рассчитывают на увеличение интереса европейских потребителей к катарскому и саудовскому газу. (Разумеется, не переоценивая этот фактор. Например, для одного из главных потребителей российского газа – Германии, которая получает «голубое топливо» напрямую через трубопровод по дну Балтийского моря, сжиженный газ из Залива окажется на треть дороже.)

Продовольственная проблема

Уровень торгово-экономического сотрудничества Украины и арабских стран в целом очень скромный. Однако обеспечение поставок дешевого украинского зерна для Египта, например, – вопрос первостепенной важности, так как от него зависят поддержание уровня жизни значительной части населения и социально-политическая стабильность в стране, которая на протяжении трех с половиной лет пережила четыре смены власти и столкнулась с хроническими экономическими трудностями. Россия и Украина являются главными поставщиками зерновых в Египет. Из Северного Причерноморья зерновые экспортируются также в Ливию, Йемен, Сирию, Саудовскую Аравию, вытеснив оттуда американскую пшеницу.

Нестабильность на Украине привела к тому, что в марте, когда обычно арабские трейдеры покупают пшеницу из будущего урожая, торги не начались в срок, и перед странами возникла перспектива покупки более дорогой пшеницы в США и Канаде [37].

В конце апреля Всемирный банк подтвердил, что украинский кризис создает проблему для продовольственной безопасности арабских государств. В группу риска попали Иордания, Йемен, Египет и Ливан, закупающие у Украины 50% импортной пшеницы и кукурузы. Эксперт по Ближнему и Среднему Востоку Всемирного банка Лейла Мутага сообщила газете «Аль-Хайят», что дальнейшее развитие кризиса может иметь негативные последствия [38].

* * *

Арабский Восток живо и противоречиво отреагировал на кризис вокруг Украины. Положительным моментом является то, что российская позиция получила наибольшую поддержку в самой крупной арабской стране ‒ Египте. Наибольший негатив отмечен в странах Персидского залива, отношения с которыми ухудшились из-за Сирии. В целом в регионе отношение к позиции Москвы по Украине варьируется от нейтрального до благожелательного, особенно на общественном уровне.

Действия России и Запада были восприняты как шаг на пути к утверждению многополярного мира. В очередной раз США продемонстрировали свою слабость на международной арене. Украинский кризис стал новым внешнеполитическим поражением Вашингтона, которому одни арабские государства (Алжир, Египет, Ливан, Ирак и даже проамериканская Иордания) ставят в вину неумелую и спорную политику по поддержке исламистов в странах арабского пробуждения, а другие (Саудовская Аравия и Катар) ‒ нерешительность в борьбе против Б. Асада. Примечательно, что с тезисом об ослаблении Запада согласны все, включая критиков российской позиции по Украине.

На этом фоне возрастает роль других центров силы, в том числе Китая и России, хотя значение РФ в арабском мире не преувеличивают. В настоящее время арабские страны более всего озабочены тем, чтобы российско-американские разногласия не повлияли негативным образом на ситуацию вокруг Сирии и Ирана. В регионе осознают, что Россия не собирается переносить туда разногласия с США, но сам факт активного обсуждения этого вопроса отражает восприятие растущего потенциала российской внешней политики.

Примечания:

[1] Путин Владимир. Россия и меняющийся мир // Московские новости, 27.02.2013.

[2] Security Council fails to adopt text urging member states not to recognize planned 16 March referendum in Ukraine’s Crimea region // Security Council 7138th Meeting (AM), 15.03.2014. - http://www.un.org/News/Press/docs/2014/sc11319.doc.htm

[3] General Assembly adopts resolution calling upon states not to recognize changes in status of Crimea region // Sixty-eighth General Assembly Plenary 80th Meeting (AM), 27.03.2014. - http://www.un.org/News/Press/docs//2014/ga11493.doc.htm

[4] Полищук О.И. Голосование в ООН по Украине: воздержались, за или против? // ИТАР-ТАСС, 29.03.2014. - http://tass-analytics.com/positions/1907

[5] Зинин Юрий. Кризис на Украине: взгляд из арабского медиаполя // Новое восточное обозрение, 02.03.2014. - http://ru.journal-neo.org/2014/03/02/rus-krizis-na-ukraine-vzglyad-iz-arabskogo-mediapolya/

[6] Ukraine’s not out of the woods // Arab News, 01.04.2014.

[7] Шойгу: угроза для государственности Украины не в России, а во внутриполитическом кризисе // ИТАР-ТАСС, 01.04.2014. - http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1088753

[8] Египетский эксперт: Запад хотел повторить на Украине сценарий 2004 г. // РИА «Новости», 06.03.2014. - http://ria.ru/world/20140306/998498811.html#ixzz32r7pNm1p

[9] Al Yafai Faisal. In Ukraine as in Syria, Western words are hollow if not backed by steel // The National, 11.03.2014.

[10] Taheri Amir.When A Big Power Goes Rogue // Asharq Al Awsat, 21.03.2014.

[11] Kabalan Marwan. The Ukraine crisis: A Middle East perspective // Al Jazeera, 08.03.2014. - http://www.aljazeera.com/indepth/opinion/2014/03/ukraine-crisis-middle-east-persp-20143612561064362.html

[12] Middle Eastern perspectives on the Ukraine crisis // Middle East Policy Council, 18.04.2014. - http://www.mepc.org/articles-commentary/commentary/ukraine-crisis

[13] Patriotic nonsense actually endangers Russia // Saudi Gazette, 15.04.2014.

[14] Middle Eastern perspectives on the Ukraine crisis…

[15] Al-Naggar Ahmed El-Sayed. Russia and the West: From Ukraine to the High Dam // Ahram Online,14.05.2014.

[16] Египетский эксперт: Запад хотел повторить на Украине сценарий 2004 г. // РИА «Новости», 06.03.2014. - http://ria.ru/world/20140306/998498811.html#ixzz32r7pNm1p

[17] Египетский политолог считает действия России на Украине оправданными // РИА «Новости», 06.03.2014. - http://ria.ru/world/20140306/998503276.html#ixzz32r81jayA

[18] Зинин Юрий. Кризис на Украине...

[19] Soliman Alia. Russia’s role in Ukraine: Benign or Cold War II? // Ahram Online, 13.03.2014.

[20] Каковы глобальные последствия украинского кризиса? // Московский центр Карнеги, 27.03.2014. - http://carnegie.ru/2014/03/27/каковы-глобальные-последствия-украинского-кризиса/h748

[21] Комментарий Департамента информации и печати МИД России по поводу поставок американских противотанковых комплексов сирийской оппозиции // МИД РФ, 16.04.2014. - http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/50BEFE7F2FACE9DA44257CBC00527CAE

[22] Abi-Habib M., Entous A., Knickmeyer E. Advanced U.S. Weapons Flow to Syrian Rebels // The Wall Street Journal, 18.04.2014.

[23] Brennan Margaret.U.S. greenlights diplomatic mission for Syrian opposition // CBS News, 05.05.2014. -

http://www.cbsnews.com/news/us-greenlights-diplomatic-mission-for-syrian-opposition/

[24] Kabalan Marwan. The Ukraine crisis...

[25] Пресс-конференция Сергея Степашина о политической и гуманитарной ситуации в Сирии // РИА «Новости», 07.04.2014. - http://pressria.ru/pressclub/20140407/949154610.html

[26] «Башар Асад по-прежнему уверен в себе» // Коммерсантъ, 26.05.2014.

[27] Башар Асад получил социальное пособие // Коммерсантъ, 28.05.2014.

[28] Совместный план действий, Женева 24 ноября 2013 года // МИД РФ. - http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/A40C0E9478030EFD44257C2D003913CE

[29] Joint Statement by Iran and IAEA // International Atomic Energy Agency, 21.05.2014. - http://www.iaea.org/newscenter/pressreleases/2014/prn201411.html

[30] Seyed Hossein Mousavian. Ukraine crisis could strengthen Russia-Iran-China ties // Al Monitor, 16.03.2014. - http://www.al-monitor.com/pulse/originals/2014/03/russia-iran-relation-ukraine-china-ties-strategic.html

[31] Крымский кризис и ядерная программа Ирана. Обзор СМИ Ирана 14-19 марта // ИноСМИ, 21.03.2014. - http://inosmi.ru/overview/20140321/218811670.html

[32] Soler Eduard,Woertz Eckart. Implications of the Ukraine crisis for the Middle East // Notes Internacionals CIDOB, April 2014. P.5.

[33] Каковы глобальные последствия...

[34] Ukraine's Crisis and the Middle East // The Council on Foreign Relations, 06.03.2014. - http://www.cfr.org/middle-east-and-north-africa/ukraines-crisis-middle-east/p32539

[35] Михин Виктор. Сможет ли Саудовская Аравия обвалить нефтяной рынок? // Новое восточное обозрение, 27.05.2014. - http://ru.journal-neo.org/2014/05/27/rus-smozhet-li-saudovskaya-araviya-obvalit-neftyanoj-ry-nok/

[36] Khalid Sarie Issues surrounding Qatar’s LNG, Europe and Gazprom // Khaleej Times, 13.05.2014.

[37] Al-Khalidi Suleiman. Middle East grain buyers avoid Ukraine, import bills could rise // Reuters, 12.03.2014. - http://www.reuters.com/article/2014/03/12/ukraine-crisis-middleast-idUSL6N0M81A420140312

[38] World Bank: Ukraine-Russia crisis may hit Arab food imports // Al Arabiya News, 23.04.2014. - http://english.alarabiya.net/en/business/economy/2014/04/23/World-Bank-Ukraine-Russia-crisis-may-hit-Arab-food-imports.html

Читайте также на нашем портале:

««Украинский разлом» в российско-американских отношениях» Эдуард Соловьев

«Реакция в странах Латинской Америки на события в Крыму и вокруг Украины (в контексте российско-латиноамериканских отношений)» Петр Яковлев

«Демократизация: проект и реальность» Круглый стол Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы

«Украинский политический кризис: правозащитное измерение (разрушение правового порядка, нарушение гражданских свобод, дискриминация)» Доклад Московского бюро по правам человека

«Украина: война с собственным народом» Доклад Московского бюро по правам человека

«Феномен майданной демократии: выступления на круглом столе ЦИА ФИП «Демократизация: проект и реальность»» Кирилл Коктыш. Алексей Токарев

«Украина: мир, вывернутый наизнанку!» Эрик Денесе

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 1» Эдуард Попов

«Внешняя политика новейшей Украины (2005-2007): закат и ренессанс стратегии многовекторности. Часть 2» Эдуард Попов


Опубликовано на портале 16/06/2014



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика