Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Трансформация социальной модели в обществе знаний (размышления американиста)

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Людмила Лебедева

Трансформация социальной модели в обществе знаний (размышления американиста)


Лебедева Людмила Федоровна – доктор экономических наук, заведующая Отделом внутриэкономических исследований Института США и Канады РАН.


Трансформация социальной модели в обществе знаний (размышления американиста)

Американское государство традиционно расходует на социальные цели значительно меньшую долю ВВП, чем страны Евросоюза. В годы президентства Дж. Буша-младшего так называемые «второстепенные» социальные программы были дополнительно урезаны. Тем не менее, полагает заведующая отделом Института США и Канады Л. Лебедева, правящие элиты ведущей державы Запада уделяют куда большее, чем принято считать, внимание развитию человеческого потенциала нации, опробуя новые подходы к предоставлению социальных гарантий.

Американскую модель государственной социальной политики часто характеризуют как «ограниченную» – в сравнении с европейской и, прежде всего, скандинавской, имея в виду масштабы перераспределения финансовых ресурсов. Действительно, по тому, какую долю ВВП составляют в стране совокупные социальные расходы, США с 21% заметно отстают от Швеции (свыше 40%), ряда других европейских стран и даже Евросоюза в целом. Но при ближайшем рассмотрении и в США (с исторически присущими им принципами опоры каждого индивидуума на собственные силы, самореализацию, личную ответственность) роль государства как основного субъекта формирования социальной политики оказывается высока и значима.
Даже в период президентства Дж. Буша-младшего, когда бюджетные приоритеты сместились в направлении борьбы с терроризмом, наращивания военных расходов и наметилась тенденция к сокращению ряда социальных программ, все они поглощают в совокупности около 65% расходной части федерального бюджета. Однако участие американского государства в социальном развитии не ограничивается прямым использованием финансового, организационно-административного, законодательного ресурсов в социальной сфере. Оно отличается еще и активным применением широкого спектра мер по мобилизации социальной ответственности бизнеса, некоммерческих структур, благотворительных организаций, стимулированию личной ответственности и повышению трудового потенциала каждого гражданина.      
При сохранении базовых социальных гарантий (пенсионерам, инвалидам и слепым вне зависимости от возраста, временной помощи нуждающимся семьям) период конца XX – начала XXI в. демонстрирует новый этап развития американской социальной модели, который характеризуется:
·         широкомасштабными инициативами исполнительных и законодательных органов власти – в сферах образования, здравоохранения, социального страхования, – которые нацелены на повышение качества человеческих ресурсов, их способности адаптироваться к динамично меняющимся условиям жизнедеятельности и лежат в основе стратегии формирования человеческого потенциала XXI в.;
·         содействием развитию трудового и интеллектуального потенциалов и расширением возможностей их использования, с учетом ускорения процессов глобализации, разработки и внедрения новейших технологий;
·         четким разделением потенциальных реципиентов государственной помощи на нетрудоспособных и трудоспособных, с установлением предельных сроков трудоустройства последних;
·         постепенным переходом к страховым принципам защиты трудоспособного населения от социальных рисков, при сохранении на определенный период времени за трудоустроившимися реципиентами государственных пособий права пользования бесплатной медицинской помощью в рамках «Медикейд», услугами по уходу за детьми и т.п.;
·         более тесным переплетением социальной составляющей с другими сторонами внутренней политики – иммиграционной, по регулированию трудовых отношений, в сфере образования;
·         разделением ответственности за устойчивое развитие общества между всеми субъектами социальной политики (государством, некоммерческим сектором, бизнесом, самими гражданами и их объединениями) на принципах прозрачности и подконтрольности обществу;
·         возрастающей ролью штатов как непосредственно действующих субъектов в сфере социально-экономических отношений, в том числе в развитии пенсионных и иных социальных программ, содействии трудоустройству, профессиональной подготовке, поддержке уязвимых групп населения;
·         расширением сфер государственно-частного партнерства в социальной сфере, наполнением его новым содержанием, новыми формами;
·         вниманием к информационно-разъяснительной работе в сфере предоставления социальной поддержки, профессиональной подготовки, повышения образовательного уровня, трудоустройства, расширения возможностей медицинского страхования и т.п.;
·         постоянным развитием многообразных добровольных форм участия граждан в формировании и реализации социальной политики.
 
Мы все живем сейчас в мире, сталкивающемся с традиционными, новыми и только формирующимися угрозами, которые все сложнее предвидеть. Поэтому трансформация социальных функций государства, поиски новых форм их реализации – процесс вполне закономерный, обусловленный ускорением глобализации, информатизации, внедрением принципиально новых технологий, динамичными изменениями на рынке труда, которые требуют новых форм и методов обеспечения социальной защищенности, повышения качества человеческих ресурсов как ключевого фактора развития общества знаний. Соответственно меняются и бюджетные приоритеты, отражающие новые идеи, законодательно оформленные и воплощенные в программах.
Динамика доли расходов на человеческие ресурсы в федеральном бюджете США свидетельствует об устойчивой долгосрочной тенденции роста социальной составляющей. Только в 1991–2003 гг. эта доля увеличилась с 52,1% до 65,6 %, а к 2013 г. должна возрасти до 69,2%.
Прогнозируемый существенный рост (после периода стабилизации на уровне 64–65%) связан прежде всего с достижением пенсионного возраста (65 лет для полной пенсии) представителями поколения «бума рождаемости» и ожидаемым скачком объема выплат в рамках Общей федеральной программы пенсионного и медицинского страхования. Расходы по этой статье не подлежат ежегодному утверждению, являются строго целевыми и зависят от числа лиц, достигших пенсионного возраста, и размеров заработанных ими пенсий.
Соответственно, ожидается и резкое увеличение расходов по программе медицинского страхования для пенсионеров «Медикэр». Только за 2001–2006 гг. объем финансирования программы «Медикэр» возрос с 214,1 до 324,9 млрд долл., составив 52,7% общих расходов министерства здравоохранения, а в 2008 г. этот показатель, по оценке, достигнет 55,7%. В более длительной перспективе ожидается значительное увеличение расходов на «Медикэр» и относительно ВВП: к 2025 г. до 6%, а к 2080 г. – до 11% (в сравнении с 3% от ВВП в 2005 г.).
В целом ежегодный бюджет министерства здравоохранения уже превышает 700 млрд долл. Особо следует отметить возрастающие затраты на НИОКР в этой сфере, на организацию профилактических мер, например, по защите населения от вирусных эпидемий. Только на подготовку к возможной эпидемии гриппа в федеральном бюджете 2008 г. было выделено 1,2 млрд долл.
В сфере здравоохранения среди важнейших президентских инициатив периода администрации Дж. Буша-младшего необходимо отметить меры по расширению использования новых технологий в целях совершенствования медицинского обслуживания. В 2004 г. президент США выступил с инициативой обеспечения доступа к электронным записям о здоровье для большинства американцев к 2014 г. Финансирование Офиса национального координатора информационных технологий в сфере здоровья в 2008 г. составило 118 млн долл.
Среди других статей расходов из федерального бюджета США – обязательства по социальной защите ветеранов и новые инициативы в сфере образования, от дошкольного обучения до образовательной и профессиональной подготовки кадров для наиболее быстро развивающихся отраслей экономики (более подробно о них будет сказано ниже). Особо следует отметить возрастающее внимание в США к изучению математических дисциплин на всех уровнях среднего и высшего образования. Владение основами математики, развитие математического мышления, помогающего ориентироваться в меняющемся мире, анализировать сложившуюся ситуацию и оценивать последствия принятия тех или иных решений, представляются важнейшими компонентами современного учебного процесса в области не только естественных, но и гуманитарных наук.
Что же касается программ вспомоществования, то в период 2001–2008 гг. (оценка) федеральные расходы на основную программу денежной помощи – обеспечение гарантированного минимального дохода нуждающимся пенсионерам, инвалидам, слепым – возросли с 25,9 млрд до 39,0 млрд долл., на программу временной помощи семьям стабилизировались на уровне в среднем 21 млрд долл., а на программы продовольственной помощи увеличились до 38 млрд долл.
В период второго срока президентства Дж. Буша-младшего предложения по ликвидации, реструктуризации, сокращению финансирования программ вспомоществования нарастали. По официальным данным, экономия бюджетных средств только по программам, предполагающим обязательное финансирование и не требующим ежегодных утверждений Конгрессом, должна составить в 2007–2016 гг. около 180 млрд долл.
Сокращение финансирования и/или ликвидация ряда программ вспомоществования в текущем десятилетии не означает снижения активности в поддержке и развитии человеческих ресурсов. Социальная роль государства находит выражение в новых формах – например, в расширении охвата населения социальным страхованием, в мерах по трудоустройству, развитию сети детских учреждений для детей трудоустроившихся реципиентов пособий. Ликвидация ряда программ вспомоществования или уменьшение ассигнований на них идет одновременно с абсолютным и относительным увеличением расходов на повышение человеческого потенциала (по статьям образование, профессиональная подготовка, здравоохранение), на создание правовых, экономических, организационных условий для самореализации и самообеспечения трудоспособных лиц.
Неприкосновенными с точки зрения урезания расходов остаются программы для ветеранов, программа дополнительного гарантированного дохода для нуждающихся пенсионеров, инвалидов и слепых вне зависимости от возраста. В 2007 г. федеральные расходы на программу дополнительного гарантированного дохода превысили 40 млрд. долл.[1]
Несмотря на серьезную трансформацию бюджетных приоритетов в период президентства Дж. Буша-младшего, стратегические направления развития человеческих ресурсов остались в фокусе государственной финансовой политики. При этом как финансовые, так и организационные, административные ресурсы были сконцентрированы на расширении возможностей самореализации трудоспособных граждан.
Американский опыт свидетельствует о возрастающем значении взаимодействия государственных и предпринимательских структур не только для решения традиционных вопросов социально-трудовых отношений, но также для разработки и реализации долгосрочной стратегии устойчивого развития, разработки новых подходов к обеспечению социальных гарантий в условиях глобальной конкуренции и динамично меняющихся требований рынка труда.
В последние десятилетия XX – начале XXI в. расширяется государственно-частное партнерство в области пенсионных, медицинских, образовательных и других социальных программ, нацеленных на повышение качества и конкурентоспособности трудовых ресурсов в экономике знаний.
При этом критически важным становится формирование так называемой упреждающей стратегии, призванной предотвратить (или по крайней мере смягчить) назревающие социальные конфликты, проблемы, связанные с пенсионным обеспечением, медицинским обслуживанием, профессиональной подготовкой, трудоустройством и т.д. Так, к ожидаемому буму выхода на пенсию послевоенного поколения и связанному с этим резкому росту гарантированных государством пенсионных выплат американцы готовятся уже по крайней мере два десятилетия, всячески поощряя дополнительные формы пенсионного обеспечения. В рамках министерства труда реализуется программа «Рабочая сила XXI века», нацеленная на формирование рабочей силы, соответствующей по своей профессиональной подготовке, навыкам, способности восприятия новых технологий меняющимся требованиям рынка. Эти же цели преследуют президентская инициатива профессиональной подготовки для быстрорастущих секторов экономики, инициатива трудовых инноваций в региональном экономическом развитии, предоставление грантов на профессиональное обучение в общественных колледжах и др.
Расширение возможностей развития человеческого потенциала за счет облегчения доступа к услугам в области здравоохранения и образования, повышение качества этих услуг выгодны всем субъектам социальной политики. Государство заинтересовано в обеспечении социальной безопасности и национальной конкурентоспособности; частный бизнес – в высокопрофессиональных и творческих кадрах, повышении трудовой мотивации и производительности труда; работники – в повышении своих шансов адаптироваться к изменениям в глобальной экономике.
Государство активно поощряет налоговыми и иными льготами корпорации, модернизирующие свои социальные программы – страхования сотрудников и членов их семей, повышения квалификации рабочей силы и т.д., создает благоприятные условия для организации межфирменных учебных центров. Фонды программ обучения и профессиональной переподготовки формируются из средств федерального бюджета, местных бюджетов и взносов частных компаний. Еще законом 1982 г. о партнерстве в подготовке рабочей силы предусматривалось использование налоговых льгот для стимулирования подготовки кадров внутри корпораций. А в 1998 г. закон об инвестициях в рабочую силу предоставил работникам и их объединениям широкие права по контролю за выполнением всех условий государственных и государственно-частных программ в области подготовки и переподготовки кадров и организации центров по обучению и трудоустройству.
Особо следует отметить новые формы взаимодействия субъектов социального партнерства в сфере высоких технологий. Например, создание «Центров промышленных технологий» предусматривает партнерство не только в разработке и освоении новых технологий, но и в подготовке специалистов в области инновационно-технологической деятельности. Наряду с совершенствованием профессиональных знаний в этих центрах уделяется внимание развитию логического мышления, аналитических способностей, готовности к восприятию новых идей и технических достижений, способностей принимать решения – навыков, крайне необходимых для кадрового потенциала экономики, основанной на знаниях.
Социальное партнерство государства и бизнеса способствует также доступности непрерывного образования, возможностям получения кредита и грантов на образование. Для установления связей между образовательными учреждениями и потенциальными частными работодателями проводятся регулярные консультации, реализуются совместные исследовательские проекты с участием университетов и промышленных компаний.
В рамках президентской инициативы «профессиональной подготовки для быстрорастущих секторов экономики» был предложен инновационный подход к преодолению дефицита квалифицированных кадров, состоящий как раз в эффективном взаимодействии бизнеса, образовательных учреждений и государства при решении задач, стоящих перед динамично развивающимися сферами экономики – такими как здравоохранение, информационные технологии, высокотехнологичные отрасли промышленности.
Перспективы пенсионного обеспечения также все больше связаны с углублением социального партнерства. В последние десятилетия формы участия социальных партнеров в развитии пенсионного обеспечения становятся более разнообразными: это и государственная политика поощрения участия бизнеса и работников в пенсионных накоплениях, и государственные гарантии пенсионных доходов работников по частным пенсионным планам, и поощрение открытия личных пенсионных счетов. По данным Бюро трудовой статистики Министерства труда США, три года назад частными пенсионными планами было охвачено 64% всех работников компаний с численностью персонала более 100 человек. Предприниматели отнюдь не обязаны организовывать пенсионные планы, а работники – участвовать в них. Дело это сугубо добровольное, но, как показывает американский опыт, выгодное и для работника, и для работодателя, и для общества в целом. Развитие государственных и частных (поощряемых государством) программ пенсионного обеспечения способствовало достижению уровня доходов выше официально установленной черты бедности (в 2008 г. – около 10 тыс. долл. в год на человека) подавляющим большинством пенсионеров и уменьшению, таким образом, числа нуждающихся в социальной поддержке из государственного бюджета. Среди американцев 65 лет и старше, имеющих какие-либо доходы, государственную помощь получают всего 3,8%.
Говоря об американской социальной модели, нельзя не отметить особую заботу о ветеранах. Разработка и реализация мер по социальной защите ветеранов в США исторически являются приоритетным направлением государственной политики и находятся в центре внимания законодательных и исполнительных органов власти. Проблемами социальной защищенности ветеранов и их семей, в том числе потерявших кормильца, занимаются также общественные объединения.
Ежегодно на рассмотрение конгрессменов вносятся новые законопроекты и многочисленные поправки в законодательство, касающиеся социального обеспечения, медицинского обслуживания, трудоустройства ветеранов. Один из последних принятых законодательных актов – «XXI-st Century Veterans Equitable Treatment Act» 2005 г. – регламентирует, например, сроки и условия предоставления ветеранам медицинских услуг, а также обязывает обеспечить соответствующие категории ветеранов транспортом для посещения специалистов. В частности, если превышен установленный период времени между направлением пациента к врачу и самим приемом или пациенту не был предоставлен транспорт, в обязанности министра по делам ветеранов входит исправление ситуации посредством обращения в частные структуры, предоставляющие соответствующие медицинские и транспортные услуги.
В бюджетных посланиях конгрессу США в период президентства Дж. Буша-младшего наряду с такими приоритетными целями, как достижение победы в войне против терроризма, укрепление внутренней безопасности, стимулирование экономического роста и содействие трудоустройству, достойное место занимали задачи обеспечения и социальной защиты военнослужащих и ветеранов. А в послании 2006 г. социальная защищенность военнослужащих была даже заявлена в качестве приоритетного направления.
            Таким образом, несмотря на тенденцию к уменьшению расходов по так называемым «второстепенным» социальным программам, особенно проявившуюся в период второго срока правления администрации Дж. Буша-младшего, проводимая политика свидетельствует о возрастающем внимании правящих кругов США к формированию человеческого потенциала как ключевого фактора противостояния глобальным угрозам, укрепления национальной безопасности, обеспечения кадрового резерва экономики знаний.
 
 
Примечания
 
[1] Об этой и других социальных программах см. подробнее : Лебедева Л.Ф. США: государство и социальная политика. – М.: Наука, 2007.


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 22/05/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика