Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Миграционная политика США: уроки для России

Версия для печати

Избранное в Рунете

Андрей Коробков

Миграционная политика США: уроки для России


Коробков Андрей Владимирович – профессор политологии Университета штата Теннесси (США).


Миграционная политика США: уроки для России

Соединенные Штаты – единственная высокоразвитая страна мира, где население продолжает расти высокими темпами: на 2 млн человек в год за счет естественного прироста и на 1 млн вследствие иммиграции. Основанные как колония переселенцев, США издавна привлекают иммигрантов и имеют большой опыт их интеграции. Однако в наше время миграционный вал и здесь порождает опасные инновации и противоречия. Как и в России, большую тревогу вызывает вероятность утраты национального единства и разрастания этнических конфликтов.

Соединенные Штаты остаются единственной высокоразвитой страной мира, в которой население продолжает расти, причем достаточно высокими темпами: на 2 млн человек в год за счет естественного прироста и на 1 млн вследствие иммиграции. Основанные в качестве переселенческой колонии, США привлекали иммигрантов со всего мира как пространство политической свободы и широких экономических возможностей.
 
Первоначально свобода иммиграции преимущественно означала свободу европейской протестантской иммиграции. Но даже тогда неоднократно слышались требования ограничить въезд отдельных этнических либо религиозных групп. Эта во многом парадоксальная ситуация возникла несмотря на то, что американцы представляют собой нацию иммигрантов.
 
Эволюция американской иммиграционной политики
Бенджамин Франклин (наиболее терпимый и демократичный из «отцов-основателей») был озабочен масштабами иммиграции этнических немцев, в целом, по его мнению, недостаточно культурно развитых и образованных и с большим трудом осваивавших английский язык. Франклин опасался, что их присутствие породит «серьезные беспорядки в нашей среде». (Сегодня выходцы из Германии составляют самую многочисленную группу в населении США, а президентом страны является человек с немецкой фамилией Буш.)
В середине XIX столетия интенсивная иммиграция из католических стран Средиземноморья и Ирландии (последняя во многом была следствием «картофельного голода» 1850-х годов) породила боязнь изменения религиозного и этнического баланса и требования ввести иммиграционные квоты. Эти опасения усилились, когда стала расти доля выходцев из Азии и представителей нехристианских конфессий. В частности, во второй половине XIX века начался интенсивный приток контрактных рабочих из Китая и некоторых других азиатских стран. К 1880-му более чем 200 тыс. китайцев осели в Калифорнии, составив почти 10 % ее населения. В ответ были введены ограничения: в 1882 году Конгресс принял Акт об исключении китайцев, который на 10 лет запретил китайскую иммиграцию и натурализацию китайцев – постоянных жителей Соединенных Штатов.
В 1890-х возникли значительные миграционные потоки из Центральной и Восточной Европы, включая масштабную еврейскую иммиграцию: в 90-х годах XIX столетия доля западноевропейцев в притоке составила менее 50 %, в то время как в 1860-х она превышала 95 %. Одновременно масштаб прибытия продолжал расти: только через знаменитый нью-йоркский остров Эллис за 30 с небольшим лет (1892–1924) прошли более 12 млн человек.
Иммиграционный прирост достиг пика в первом десятилетии XX века, когда в страну въехали около 9 млн человек. И количество иммигрантов, и изменение их религиозного и этнического состава вызвали многочисленные требования или ограничить миграцию, или вообще закрыть двери длч въезда на определенный срок.
Подобные настроения особенно усилились в 1910–1920-х годах, поскольку перемены в этническом составе мигрантов совпали с резким ростом их числа. В 1910-м 14,7 % жителей США составляли рожденные за пределами страны (в настоящее время – 10,4 %).
Был принят ряд жестких административных мер, направленных на ограничение иммиграции и регулирование ее региональной и этнической структуры. В частности, Иммиграционный акт 1917 года выделил категории лиц, не подлежавших приему, и внес уточнения в уже существовавший до этого ценз грамотности. Законодательные акты 1921-го и особенно Акт об ограничении иммиграции 1924 года закрепили наличие квот, которые должны были обеспечить сохранение существующих межэтнических и прочих пропорций в составе американского населения. Ежегодная иммиграция из отдельных стран и регионов не должна была превышать «одну шестую процента населения континентальной территории Соединенных Штатов в 1920-м». За Великой депрессией 1929 года последовали ограничительные меры. В результате поток переселенцев снизился с 280 тыс. человек в 1929-м до 23 тыс. в 1933 году.
Новые изменения внесены в миграционное законодательство в 1952-м с принятием Конгрессом Акта об иммиграции и гражданстве Маккарена – Уолтера. Данный законодательный акт подтвердил наличие квот, введенных в 1924 году. Как и ранее, они не распространялись на выходцев из Западного полушария, на супругов и детей американских граждан. Ряд ограничений по расовому признаку был отменен, список же политических ограничений, появившийся в 1950-м, – расширен.
Реальные изменения, направленные на облегчение миграционного законодательства и ликвидацию дискриминационных льгот, начались в рамках общей либерализации и борьбы за гражданские права в 60-х годах XX столетия. В 1965 году Конгресс принял Акт об иммиграционной реформе, дополненный затем в 1976 и 1980 годах: устанавливался годовой лимит сначала в 170 тыс., а затем в 320 тыс. иммигрантов и беженцев. При этом из одной страны могли въехать не более 20 тыс. человек. Приоритет отдавался высококвалифицированным работникам и лицам, имевшим родственников в Соединенных Штатах.
Следствием этого нового подхода и фактической отмены дискриминационных квот было стремительное изменение региональной и этнической структуры иммиграционных потоков. Так, если перед 1965-м более 90 % иммигрантов приезжали в США из Европы, то спустя 20 лет доля европейцев оказалась ниже 10 %. Большинство иммигрантов теперь прибывают в Соединенные Штаты из развивающихся стран (в настоящее время половина родившихся за границей жителей США прибыли из Латинской Америки, а четверть – из Азии).
В последние десятилетия миграция, как легальная, так и нелегальная, вызывает непрекращающиеся споры в американском обществе. Предложения высказываются чрезвычайно разнообразные – от полной легализации незаконных переселенцев и либерализации режима миграции до полного ее запрещения. В число наиболее противоречивых мер входят периодические амнистии нелегалов.
Миграционная система получила дальнейшее развитие с принятием Конгрессом в 1986 году Акта об иммиграционной реформе и контроле. В отличие от предыдущих документов, этот был ориентирован прежде всего на решение проблемы незаконной трудовой иммиграции, которая достигла колоссальных масштабов и на сей раз в ней преобладали выходцы из Мексики и других стран Латинской Америки. По сути, данный акт представлял собой компромисс, направленный одновременно и на легализацию многих иммигрантов, уже находившихся в Соединенных Штатах, и на создание препятствий для расширения числа нелегалов в будущем.
Те, кто предъявлял доказательства непрерывного пребывания в США с 1 января 1982-го или ранее, мог получить амнистию и законный статус с перспективой приобретения права на постоянное жительство. Напротив, лица, незаконно оказавшиеся в стране после 1982 года, подлежали депортации. Вместе с тем работодатели, которые сознательно нанимали нелегальных мигрантов, с этого времени подвергались штрафам, а в случае повторных нарушений могли попасть за решетку.
Кардинально изменился и порядок приема на работу иностранных граждан. До 1986-го многие работодатели вначале нанимали иностранцев и лишь потом запрашивали разрешение у иммиграционных властей. Теперь эту процедуру предстояло проделать до начала трудовой деятельности. Более того, головные офисы компаний несли ответственность за решения, которые принимались в этой сфере их подразделениями. (Любопытно, что одновременно отказ в приеме на работу иностранцев, легально находящихся в стране и имеющих соответствующее разрешение, по причине их гражданства, национальной, религиозной или расовой принадлежности, считался нарушением их гражданских прав. Это могло повлечь за собой штрафы и судебные иски, что создавало серьезные трудности как работодателям, так и иммиграционным и правоохранительным органам.)
До 4 мая 1987 года приблизительно 2 млн человек обратились в Службу иммиграции и натурализации (СИН) с просьбой о применении амнистии, более 70 % из них прибыли в Соединенные Штаты из Мексики. В то же время многие нелегалы не пытались изменить свой статус, так как не имели возможности документально подтвердить длительность своего пребывания в США и опасались, что даже в случае успеха некоторым членам их семей могла грозить депортация.
Аналогичная реформа была проведена и после принятия Конгрессом нового Иммиграционного акта, подписанного американским президентом 29 ноября 1990-го. Квоты вновь оказались увеличены, особенно в отношении членов семей. Это объяснялось необходимостью сократить нелегальную иммиграцию и усилить контроль правоохранительных органов над потоками переселенцев.
Годовая иммиграционная квота возросла до 700 тыс. человек, не считая беженцев. В 1995 году квота была несколько снижена (до 675 тыс. человек) и включала следующие основные категории: 465 тыс. человек, приезжающих по программе воссоединения семей, 140 тыс. трудовых мигрантов и 55 тыс. переселенцев, прибывающих по программе иммиграционной лотереи, направленной на увеличение этнического разнообразия американского общества. (После событий сентября 2001-го концепция лотереи подверглась резкой критике как потенциальный источник бесконтрольного проникновения в страну носителей враждебных Соединенным Штатам идеологий и лиц, связанных с террористическими организациями.)
 
Проблемы миграционной политики
Причины относительной неэффективности мер, ограничивающих иммиграцию, очевидны. Это – фактическая прозрачность границ, относительная слабость защитных механизмов иммиграционных и других правоохранительных органов, ограниченных жесткими конституционными рамками, высокий уровень доходов американского населения и политические гарантии, предоставляемые американским законодательством, которые привлекают в США людей различных образовательных и профессиональных категорий со всего мира, но прежде всего из Мексики и других стран Латинской Америки.
Можно выделить шесть типов мигрантов, доминирующих в иммиграционном потоке:
·                     трудовые низкоквалифицированные кадры;
·                     специалисты-профессионалы высокой квалификации и студенты;
·                     беженцы;
·                     лица, прибывающие по линии воссоединения семей;
·                     лица, въезжающие в страну по программе иммиграционной лотереи;
·                      незаконные переселенцы.
После окончания холодной войны, а тем более после террористических актов в сентябре 2001 года особое внимание уделяется тем аспектам иммиграции, которые связаны с возможностью проникновения в страну террористов и членов организованных преступных группировок из-за рубежа. Усиливается контроль над международными финансовыми потоками, в том числе и денежными переводами мигрантов.
В начале 2004-го президент Джордж Буш выступил с новой законодательной инициативой, призванной частично решить проблему нелегальной иммиграции.
Примечательно, что Буш планировал выдвинуть эту программу еще в самом начале своего президентства. Но был вынужден отсрочить свое начинание в связи с терактами в сентябре 2001 года и последовавшим ужесточением иммиграционного контроля, а также по причине общего ухудшения отношений с Мексикой, отказавшейся поддержать американские действия в Ираке.
Необычным является и тот факт, что Буш, опирающийся на поддержку консервативных политических слоев, выступил с довольно либеральных позиций, пойдя против значительной части Республиканской партии. Это можно рассматривать как свидетельство серьезности проблемы, которую президент, как бывший губернатор граничащего с Мексикой штата Техас, осознаёт в полной мере.
Немаловажно, что быстро растущая доля носителей испанского языка среди американского населения превращает их в значительную политическую силу, приводя к усилению межпартийной борьбы за их голоса. Иммиграционная амнистия 1986-го, например, привела к увеличению числа избирателей на 3 млн человек. Доля испаноязычных избирателей возросла с 2 % в 1988 году до 7 % в 2000-м и 9 % в период выборов-2004. Между тем более 90 % жителей, говорящих на испанском языке, поддерживают идею легализации нелегальных иммигрантов.
Новая инициатива президента Буша состояла в следующем: незаконные переселенцы, находящиеся в настоящее время в Соединенных Штатах, получают юридическое разрешение на работу сроком на три года. Для этого им необходима поддержка работодателя, который пообещает принять их на работу. В течение трехлетнего периода иммигранты могут, уплатив определенные налоги и штраф, обратиться в соответствующие органы за получением постоянного иммиграционного статуса или выехать из страны и вывезти свои сбережения на законных основаниях. Желающие въехать в США также могли бы обратиться за временной трехлетней визой в американские консульства за рубежом.
Идеи Джорджа Буша в целом не встретили политической поддержки. В 2006-м вопросами иммиграции вплотную занялся Конгресс. Законодательная инициатива Капитолия оказалась более консервативной: нелегалы должны были уехать и запрашивать новую рабочую визу у себя в стране. Незаконное проникновение в страну предлагалось квалифицировать как уголовное преступление, хотя сейчас оно считается административным правонарушением. Упор делался на запретительные и административные меры: быстрое расширение пограничной службы, создание иммиграционных тюрем и строительство заградительной стены вдоль части границы Соединенных Штатов с Мексикой. Причем из 1 900 миль границы заграждение должно было охватить лишь 300 миль. Палата представителей предлагала защитить 30 % границы, Сенат – 15 %. В конечном итоге Сенат отказался одобрить законопроект.
Летом 2007 года Палата представителей начала рассматривать новую, гораздо более либеральную, законодательную инициативу. Буш поставил на карту свою репутацию, лично приехав в Конгресс, чтобы поддержать законопроект, что случается крайне редко. Тем не менее и эта компромиссная, по сути, программа провалилась во многом из-за политической слабости президента, и трудно рассчитывать на принятие радикальных мер в этой сфере до прихода новой администрации.
 
Эволюция иммиграционной службы: структурный аспект
Первоначально миграционными вопросами занималось Бюро иммиграции, созданное в 1891-м в качестве подразделения Министерства финансов. В 1933 году функции этого учреждения были расширены, и на него была возложена ответственность за натурализацию, то есть предоставление гражданства.
В 1940-м Служба иммиграции и натурализации стала подразделением Министерства юстиции. Под контролем этой структуры в начале текущего столетия были три региональных управления, включающие 33 районных подразделения и 21 отделение пограничного контроля, обслуживающих свыше 3 700 терминалов на более чем 300 пограничных переходах, а также три зарубежных управления в Бангкоке, Мехико и Риме. Эта иммиграционная структура испытывает колоссальную нагрузку: ежегодно границы Соединенных Штатов пересекают 475 млн человек, 125 млн автомобилей и 21 млн импортных поставок. В числе пересекавших границу в течение 90-х годов XX века ежегодно в США легально прибывали от 800 тыс. до 1,5 млн мигрантов.
Шок, вызванный террористическими актами в сентябре 2001-го, вынудил американские власти пересмотреть функции и цели многих ведомств, занимающихся вопросами обеспечения безопасности, охраны границ, разведки и внешней политики. В рамках этой стратегии было создано Министерство внутренней безопасности, которое объединило 22 федеральных агентства, ранее бывших самостоятельными или входивших в состав других министерств. Таким образом, 1 марта 2003 года СИН стала частью «суперминистерства» под новым названием – Бюро гражданства и иммиграционных служб.
В целом эти изменения свидетельствуют об усилении централизации и возрастании роли правоохранительных органов, а также о повышении внимания к вопросам безопасности в миграционной сфере.
 
Плюсы и минусы иммиграции
Оценки экономических последствий иммиграции достаточно противоречивы. Экономическая «отдача» иммигрантов второй волны уменьшается – во многом вследствие снижения их среднего квалификационного уровня. Это тормозит рост заработной платы и создает серьезную нагрузку на рынок труда, финансовые системы и социальные службы ведущих по количеству иммигрантов штатов.
И все же в долгосрочной перспективе иммиграция продолжит играть очень важную роль и как фактор роста населения, и как стимулятор экономической активности. Она обеспечивает подпитку экономики и низкооплачиваемой рабочей силой, и высококвалифицированными специалистами (а это и значительная экономия средств на их подготовку). Например, в 1998-м инженеры китайского и индийского происхождения контролировали приблизительно четверть высокотехнологичных бизнесов в калифорнийской Силиконовой долине с годовым объемом продаж в 17,8 млрд долларов.
В целом можно выделить три основных фактора, в  первую очередь определяющие важность иммиграции:
·                     приток высококвалифицированных специалистов, облегчающий нагрузку на образовательную систему Соединенных Штатов и снижающий затраты на их подготовку;
·                     приток малоквалифицированной и низкооплачиваемой рабочей силы, обеспечивающий заполнение непривлекательных для американцев рабочих мест и позволяющий снизить производственные издержки и цены, особенно в строительстве, сельском хозяйстве и сфере услуг;
·                     широкомасштабная подготовка иностранных студентов в американских вузах, позволяющая осуществить отбор лучших кадров для предоставления им работы и местожительства в США и стимулировать формирование носителей новой политической культуры и идеологии среди тех, кто затем вернется домой.
Последний аспект иммиграции особенно важен, поскольку она обеспечивает расширение американского политического, экономического и культурного влияния в странах эмиграции.
Иммиграция важна также с точки зрения изменения демографической структуры населения. В частности, американское население заметно стареет, хотя и не столь быстро, как это происходит в Европе и России. Ожидается, что доля лиц в возрасте старше 65 лет, составлявшая в 1990 году 12 %, к 2030-му может возрасти до 22 %.
Нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что иммиграция из Латинской Америки способствует экономической стабилизации в государствах южнее Соединенных Штатов: она снижает давление на рынок труда в этих странах и обеспечивает поток денежных переводов – примерно 45 млрд долларов ежегодно. В Мексике, например, около 18 % населения получают переводы из США.
 
Новые задачи миграционной политики
Несмотря на многие положительные аспекты иммиграции, она вызывает все больше противоречий в американском обществе. К началу нынешнего столетия число нелегальных мигрантов в Соединенных Штатах составляло – в зависимости от методологии подсчета и политических пристрастий авторов оценок – от 5 до 20 млн человек (наиболее часто называется цифра в 11–12 млн).
40 % нелегалов находятся в Калифорнии (большинство из них прибывают через общую границу из Мексики), где данный вопрос вызывает ожесточенные споры и серьезные политические разногласия. Как ожидается, доля белых здесь составит меньше половины населения уже в течение текущего десятилетия. Следом по количеству нелегалов идут Техас, Нью-Йорк и Флорида. В целом более трех четвертей иммигрантов сосредоточены в шести американских штатах, а более половины – лишь в восьми урбанизированных зонах, в первую очередь в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Хьюстоне, Бостоне и Майами.
При этом многие регионы имеют определенную этническую «специализацию». Так, Лос-Анджелес стал основным пунктом назначения для выходцев из Мексики и Азии, Майами – для кубинцев и некоторых других мигрантов из Латинской Америки. Одновременно наблюдается широкомасштабный отток коренного (особенно белого) населения из городских центров, приводящий к быстрому изменению расового, этнического и культурного облика ведущих городов Америки. В вышеперечисленных городских центрах на десять мигрантов приходится девять коренных жителей, которые отправляются в другие города и пригородные зоны. Среди крупных городов, куда еще продолжается приток белого населения, – Сан-Диего, Тампа, Сент-Питерсберг, Сиэтл, Феникс, Атланта и Лас-Вегас.
В целом же одним из очевидных последствий иммиграции является нарастающее разделение страны на космополитичные береговые, пограничные районы и крупные города, с одной стороны, и более традиционную «глубинку» – с другой (хотя и туда приток переселенцев тоже усиливается: в течение 1980–2000 годов численность испаноязычного населения приблизительно 30 штатов выросла более чем на 200 %).
Особую проблему составляет сегодня трудовая иммиграция, как легальная, так и нелегальная. Согласно оценкам, почти половина нелегалов въехала в страну законно по туристическим, студенческим и даже рабочим визам. Они относительно легко находят низкооплачиваемую и малоквалифицированную работу и в городе, и в сельской местности (скажем, как сезонные сельскохозяйственные либо строительные рабочие). И хотя предприниматели, работающие в этих сферах, заинтересованы в притоке подобных иммигрантов, многие американцы, в том числе и представители бизнеса, выступают категорически против. Почти половина населения поддерживает меры, направленные на ограничение иммиграции.
Соответственно оппозиция как нелегальной, так нередко и легальной иммиграции растет на обоих концах политического спектра и имеет социально-экономическую, а также этнополитическую подоплеку. В рядах левой оппозиции роль профсоюзов особенно заметна в тех отраслях, работники которых испытывают конкуренцию иммигрантов, готовых на низкооплачиваемую работу без каких-либо социальных гарантий. Действительно, иммиграция не только обостряет конкуренцию на рынке труда, но и тормозит рост оплаты труда малоквалифицированных работников (которая за последние годы или вообще не выросла, или даже несколько снизилась с учетом покупательной способности).
В дополнение к этому широкомасштабный приток людей, принадлежащих к этническим и расовым меньшинствам, изменяет внутреннюю структуру в Соединенных Штатах. Это вызывает перераспределение субсидируемых ресурсов и рабочих мест в государственном секторе (где доля меньшинств традиционно очень высока) и недовольство «старых» меньшинств. Многие из льготных программ были созданы для компенсации афроамериканцам за эпоху рабства и сегрегацию, однако теперь распространяются на вновь прибывающих мигрантов из неевропейских стран, а также и на другие группы населения, включая женщин, инвалидов и др. Таким образом, иммиграция не только снижает долю белых в населении, но и «отрезает» льготы у «традиционных» меньшинств.
Неудивительно, что четыре пятых опрошенных рядовых американцев (по сравнению, кстати, с 45 % среди представителей элит) рассматривают «защиту рабочих мест американских трудящихся» как одну из наиболее важных задач, стоящих перед страной.
С другой стороны, правая оппозиция, не афишируя этого, воспринимает иммиграцию, особенно из Мексики и Латинской Америки в целом как угрозу существующей этнической, расовой, религиозной и языковой структуре и единству американского общества. Консерваторы указывают и на угрозу конкуренции со стороны иммигрантов для малого бизнеса – важнейшей опоры политического консерватизма в США.
Своеобразным выразителем этих взглядов стал политический обозреватель и журналист Патрик Бьюкенен, который провозгласил угрозу иммиграции одной из основных тем своих президентских избирательных кампаний в 1992, 1996 и 2000 годах. Наряду с требованиями о выходе Вашингтона из Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), а затем из Всемирной торговой организации (ВТО) и Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), он настаивал на запрещении всех форм иммиграции на пять лет и сооружении постоянной стены или хотя бы проволочного заграждения на всем протяжении границы с Мексикой для предотвращения нелегальной иммиграции. Следует отметить, что последняя инициатива начала частично воплощаться в жизнь в 2006 году. Еще более агрессивную позицию занимает обозреватель CNN Лу Доббс, который утверждает, что нелегальная иммиграция способствует распространению инфекционных заболеваний, включая такие экзотические, как, например, проказа.
Между тем интенсивная иммиграция (наряду с различными темпами естественного прироста отдельных этнических, религиозных и расовых групп) ведет к достаточно быстрым изменениям структуры населения США. В частности, в 1996-м белые составляли 73,6 % населения страны. Доля афроамериканцев равнялась 12 %, а доля так называемых «испаноязычных» (преимущественно выходцы из Латинской Америки) – 10,2 %. Согласно оценкам, доля латиноамериканцев возрастет к 2050 году до 24,5 %, тогда как доля афроамериканцев составит 13,6 %. Значительно увеличится и доля выходцев из Азии, составив 8,2 %. Данные переписи населения-2001 подтверждают верность этих прогнозов. Так, «испаноязычные» уже обошли афроамериканцев, став крупнейшим меньшинством. Отметим также, что численность «испаноязычных» возросла с 500 тыс. в 1900 году до 41,3 млн в июле 2004-го. В настоящее время они обеспечивают около половины прироста населения.
Столь же любопытно и то, что количество мусульман в Соединенных Штатах в 2001 году впервые превысило количество евреев. Эти перемены очень важны, поскольку способны привести к изменению результатов голосования, перераспределению социальных благ между отдельными группами населения и переориентации внешней политики.
Особые опасения вызывает предсказываемый многими переход американского общества от традиционного «плавильного котла» к «мозаичной» модели. Тем самым создается ситуация, при которой иммигранты, некогда быстро становившиеся американцами не только в результате формальной перемены гражданства, но и с точки зрения их менталитета, языковой и культурной идентичности, окажутся в «мультикультурном» обществе, распавшемся на обособленные этнические, религиозные, культурные и языковые группы. По словам эксперта журнала Forbs Питера Браймлоу (кстати сказать, тоже иммигранта из Великобритании), Соединенные Штаты больше не в состоянии позволить себе быть нацией иммигрантов: «Что необычно для текущих американских дебатов об иммиграции, так это то, что американцев убеждают полностью отказаться от взаимосвязи, основанной на общей этничности, и вверить себя идеологии как связующей их государство силе».
Особую озабоченность у многих вызывает нежелание представителей испаноязычных иммигрантов интегрироваться в американское общество. По словам знаменитого политолога из Гарвардского университета Самьюэла Хантингтона, испаноязычная иммиграция является «наиболее... серьезным вызовом традиционной американской идентичности... Игнорируя эту проблему, американцы толкают [свое общество] к трансформации <расколу> на две культуры (англо- и испаноязычную) и два языка». По его мнению, опасность представляют шесть специфических черт новой иммиграционной волны: наличие общей границы с Мексикой, масштабы иммиграции, ее незаконный характер, территориальная концентрация, последовательность и долгосрочный характер.
Оппоненты этого подхода указывают на возрастающее значение рынка и революции в области технологии и средств связи как факторов, стимулирующих интерес к изучению английского языка и принятию иммигрантами идеи ассимиляции. Например, главный редактор журнала U.S. News & World Report Мортимер Цукерман не видит «причин для пессимизма». Он пишет: «Имеются... свидетельства того, что мы сможем абсорбировать испаноязычных [иммигрантов] – так же, как мы абсорбировали предыдущие поколения европейцев, – в динамичное американское общество... Каждая новая волна иммигрантов научила нашу нацию чему-то новому и обогатила ее культуру. Другими словами, [новая иммиграционная волна создает] возможности, а не проблемы».
Согласно данным Национального исследовательского совета США, 60 % иммигрантов, приехавших в 80-х годах XX века, хорошо говорили по-английски. В целом опросы показывают, что современные мигранты ассимилируются столь же успешно, как и сто лет назад. Недавний опрос 2 500 латиноамериканцев показал, что 90 % из них считали необходимым как можно быстрее и эффективнее адаптироваться к американской культуре. Но те же 90 % мигрантов считали необходимым и сохранение связи со своей национальной культурой.
Приведенный выше обзор показывает, что в миграционной политике Соединенных Штатов проявляются ряд черт и проблем, аналогичных тем, с которыми сталкивается сейчас Россия. Более того, некоторые из политических инноваций создают противоречия и вызывают опасения, которые в определенном смысле аналогичны тем, что высказываются российскими политическими силами. В частности, большое опасение вызывает вероятность утраты национального единства и развития этнических конфликтов. В то же время существует серьезная озабоченность относительно возможности бесконтрольного усиления – под предлогом борьбы с терроризмом и нелегальной миграцией – власти федерального правительства. Однако не будем забывать о том, что американский опыт говорит прежде всего о немалой пользе иммиграции и способности государства принять и ассимилировать значительные массы переселенцев, не подвергая опасности основ демократической власти.
Необходимо искать новые формы иммиграционной политики. С одной стороны, иммиграция несет в себе огромный положительный заряд, а с другой – остановить поток нелегалов демократическим путем практически невозможно, особенно когда относительно благополучная страна граничит с гораздо более бедными и трудоизбыточными государствами. Как недавно писал известный политолог Джозеф Най, современный мир характеризуется «размыванием границ». Этот процесс, стимулируемый как рыночными, так и технологическими факторами, ведет к интенсификации международного движения не только товаров и услуг, но и рабочей силы. Наряду с изменениями в отношении мирового сообщества к вопросам прав человека и государственного суверенитета, этот процесс вынуждает многие страны, в том числе и такие, как США и Россия, пересматривать свои взгляды на миграцию и методы миграционной политики.
 
 


Опубликовано на портале 11/07/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика