Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Иммиграционная политика США: тенденции и результаты

Версия для печати

Избранное в Рунете

Лиза Маганья

Иммиграционная политика США: тенденции и результаты


Маганья Лиза - адъюнкт-профессор Университета штата Аризона, США.


Иммиграционная политика США находится под воздействием ряда факторов, мешающих выработке эффективных стратегических решений в этой области. К таким факторам относятся, в частности, влияние переменчивых общественных настроений, непонимание социальной и экономической природы иммиграции, сложившаяся практика благоприятствования коренному населению страны в ущерб приезжим иностранцам (нативизм), а также различные узкополитические соображения.
В данной статье рассматриваются основные направления иммиграционной политики США, а также предполагаемые пути ее дальнейшего развития. В историческом обзоре, по понятным причинам, большое значение было уделено нелегальной иммиграции из Мексики.
 
Основные особенности иммиграционной политики США
Прежде всего заметим, что вопросы, связанные с иммиграцией, всегда вызывали в обществе кипение страстей, что особенно характерно для последнего двадцатилетия. Согласно опросу, проведенному институтом Гэллапа в 1993 году, среди американцев преобладает мнение, что большинство иммигрантов проживает в стране нелегально, что они являются выходцами из стран Латинской Америки, чаще всего Мексики и что ущерб, наносимый ими экономике США, превосходит их хозяйственный вклад [1]. Эспеншейд и Бэленджер [2] изучили отношение граждан США к иммигрантам, принадлежащим к различным этническим группам. Оценивая этнические группы по таким признакам, как семейные ценности и трудолюбие, на первое место американцы поставили выходцев из Европы, последними в списке стояли мексиканцы. Бытовало мнение, что мексиканские иммигранты более широко пользуются социальными пособиями и чаще совершают правонарушения.
Кроме того, в американском обществе существует убеждение, что США принимают слишком много переселенцев из Азии и Латинской Америки. Все это красноречиво свидетельствует, что тревогу населения вызывает скорее нелегальная, нежели легальная иммиграция. Подтверждением служит следующий факт — девять из десяти респондентов считают, что Соединенным Штатам следует усилить охрану своих границ [3]. Названные исследователи установили связь между отношением общества к иммиграции и экономической ситуацией в стране. Они отмечают, что отношение к иммигрантам «частично обуславливается состоянием макроэкономики и заметно осложняется с ухудшением перспектив трудоустройства» [4].
Четких идеологических или откровенно предвзятых установок в отношении нелегальной иммиграции не существует. И это весьма показательно: в то время как некоторые республиканцы (т. е. по преимуществу консерваторы) превозносят положительное влияние трудолюбивых иммигрантов на экономику страны, демократы, настроенные более либерально, резко выступают против незаконных переселенцев, так как их присутствие будто бы создает нездоровую обстановку и ведет к снижению зарплат.
Неопределенность в стане политиков и политических партий делает вопрос о реформе иммиграционного законодательства еще более запутанным для избирателей, поскольку представители обоих полюсов политического спектра апеллируют к их эмоциям и пользуются популистскими аргументами. При такой размытости политических решений отсутствует и ясное понимание возможностей, которыми располагает Служба иммиграции и натурализации для решения возложенных на нее задач. Тем не менее, последние двадцать лет показали, что в сравнении с демократами республиканцы в большей степени поддерживают идею ужесточения иммиграционной политики.
Известны случаи, когда политики и кандидаты лицемерно использовали унизительные социальные стереотипы, играя на страхах своих избирателей перед иммигрантами. Так, на президентских выборах 1996 года бывший губернатор Калифорнии Пит Уилсон утверждал, что сотни тысяч переселенцев приезжают в США в расчете на денежные пособия и другие социальные блага. Произнося предвыборную речь у подножья статуи Свободы, он заявил: «Нелегальные иммигранты прибывают, а это означает преступность, больше мамаш, живущих за государственный счет, и обилие переперченных блюд!» Это заявление было заведомо ложным хотя бы потому, что социальные пособия не назначаются лицам, проживающим в США незаконно. По решению Конгресса США нелегальные иммигранты лишены права на получение целого ряда пособий: для семей с детьми-иждивенцами, дополнительных пособий малоимущим, талонов на льготную покупку продуктов, государственной медицинской помощи «Медикэйд» (за исключением экстренных случаев), жилищной дотации, юридических услуг, страхования на случай безработицы, а также некоторых видов пособий для учащихся. Некоторые исследователи отмечают, что иммигранты из Мексики пользуются доступной им социальной помощью реже, чем другие группы переселенцев — они чаще используют для лечения домашние средства, не знают своих прав и живут в постоянном страхе перед депортацией [5].
Множество споров возникает по вопросу о том, следует ли разрешить детям нелегальных иммигрантов получать образование. Исследования показывают, что дети мексиканцев, как правило, прекрасно адаптируются в американских школах [6]. Кроме того, согласно принятым судебным решениям, дети не должны страдать вследствие каких бы то ни было действий своих родителей. Желания людей не поддаются точному учету, тем не менее, исследования неизменно показывают, что социальная помощь — отнюдь не главное, что притягивает в США нелегальных иммигрантов. Люди приезжают сюда в поисках работы. Зависимость общественных настроений от политических манипуляций свидетельствует об общем непонимании того, как соотносятся между собой проблемы миграции и проблемы социального обеспечения. Неверны также распространенные представления о количестве нелегалов, проживающих в США, о причинах миграции, о том, как эти люди влияют на нашу экономику.
Иммигрантский контингент крайне разнороден и включает как легальных, так и нелегальных иммигрантов. Среди тех и других есть образованные люди, создающие вокруг себя благоприятную деловую инвестиционную среду. Согласно переписи 2000 года, около 10 процентов населения Америки родились за ее пределами. Из этих людей приблизительно 30 процентов составляют легальные иммигранты из Мексики.
Данные о количестве нелегальных иммигрантов никогда не бывают точными. Однако, по наиболее авторитетным оценкам, доля незаконных иммигрантов от общего населения страны составляет примерно два-три процента, причем половина из них — выходцы из Мексики. Большинство нелегальных иммигрантов составляют лица, на законных основаниях пересекшие границу США либо с деловой целью, либо для отдыха и развлечений, но не покинувшие страну по истечении визового срока [7].
Иммиграция в США обусловлена целым рядом причин. В обширной специальной литературе названы, среди прочих, следующие: наличие социальных сетей, способствующих миграции [8], недостаток рабочих мест на родине иммигрантов [9], потребность американской экономики в дешевой рабочей силе [10]. Кроме того, иммиграция, в первую очередь мексиканская, является результатом политики экономической экспансии, проводимой Соединенными Штатами. В результате расширения торговли и либерализации законодательства связи между Мексикой и приграничными штатами стали гораздо более тесными. Расширение американского экономического присутствия привело к тому, что миллионы мексиканцев, которых не коснулась экономическая реструктуризация, захотели переехать в США.
Социальные и экономические последствия таких демографических изменений документально подтверждены и могут оказаться неожиданными для широкой общественности. Так, исследования показали, что само участие иммигрантов в экономике страны приводит к увеличению налоговых поступлений на федеральном и местном уровнях, а также к росту потребительских расходов [11]. Помимо этого, иммигранты создают рабочие места для американцев и, судя по всему, не вызывают увеличения безработицы [12]. Тем не менее иностранным рабочим недоплачивают и подвергают их эксплуатации. Их привозят в страну, а затем, если безработица начинает расти, отправляют домой, превращая в козлов отпущения в периоды экономических кризисов [13].
В заключение стоит отметить, что иммиграционная политика постоянно меняется. Политики плохо отдают себе отчет в том, какие задачи перед ними стоят. Частая смена установок приводит к тому, что ни одна из них до конца не реализуется; вечная спешка приводит к неадекватным действиям Службы иммиграции и натурализации.
 
Исторический обзор иммиграционной политики США
В этом разделе показано, как на протяжении американской истории вплоть до настоящего времени влияние общественных настроений, экономической конъюнктуры, а также свойственного обществу враждебного отношения к чужим культурным и экономическим влияниям порождало неэффективные иммиграционные программы. Прежде всего следует отметить, что Конституция США не содержит никаких положений, ограничивающих иммиграцию, она лишь уполномочивает Конгресс США принимать законы об иммиграции, поскольку относит этот вопрос к компетенции федеральной власти, а также устанавливает, что иммигранты должны вносить определенную плату за въезд в страну. В первые сто лет существования американского государства иммиграция в США не составляла проблемы, поскольку американское общество целиком состояло из переселенцев и обладало обширными возможностями для трудоустройства прибывающих приезжих. До начала XIX века не существовало никакого специального закона, касающегося иммиграции, и не велись официальные списки прибывающих. В XVIII веке вопрос об ограничении иммиграции не возникал.
В 1798 году были приняты законы об иностранцах и подстрекательстве к мятежу. Эти законы не преследовали цель контролировать иммиграцию, скорее они было направлены на выбор людей, достойных стать гражданами Америки. Федералисты, бывшие у власти в 1790-х годах, считали, что иммигранты из Европы в большинстве своем являются сторонниками оппозиции, т. е. демократических республиканцев. Стремясь закрепиться у власти, федералисты увеличили срок пребывания в стране, необходимый для получения гражданства, до четырнадцати лет. В 1802 году эти законы были отменены.
В 1850-х годах была весьма популярна так называемая Партия «незнаек» (известная также как Орден звездно-полосатого флага), которая возглавила националистическую политику, направленную против рабочих-иммигрантов и католиков. Она выступала за увеличение срока натурализации, всячески стараясь воспрепятствовать всем, кроме выходцев из западноевропейских государств, в получении гражданства США. Члены партии были убеждены, что восточные европейцы и католики своим присутствием подрывают культурные устои Америки. Некоторое время «незнайки» контролировали законодательные органы нескольких северо-восточных штатов. С началом Гражданской войны это движение утратило силу.
С 1870 по 1920 год в США иммигрировало около 26 миллионов человек, что превышало все население страны по данным на 1850 год. За эти пятьдесят лет образ американского иммигранта приобретает романтические черты. Пункты приема иммигрантов в то время располагались в основном на восточном побережье. Иммигрантов, приплывавших в страну через Нью-Йоркскую гавань, встречала статуя Свободы, затем их доставляли на остров Эллис — крупнейший перевалочный пункт Америки. Большинство переселенцев были уроженцами европейских стран. Это немаловажное обстоятельство часто упускается из виду. Иммигрантский контингент резко изменился (заодно изменив демографический состав всей Америки) лишь в ХХ веке, когда большую часть приезжих составили выходцы из Азии и Латинской Америки.
В штатах западного побережья росло недовольство наплывом китайских иммигрантов. В 1881 году власти Калифорнии объявили выходной для проведения антикитайских митингов. В Конгресс США стали поступать многочисленные петиции с требованием «принять меры в отношении китайцев». В 1882 году был принят закон об «исключении китайцев», по которому прекращались иммиграция из Китая и предоставление прав гражданства уже приехавшим в Америку китайцам. Историки считают, что попытки запрета китайской иммиграции были вызваны желанием ослабить конкуренцию на рынке труда в период экономического кризиса. Закон существенно снизил число китайских иммигрантов в США [14].
В начале ХХ века в США вновь стали расти антииммигрантские настроения. Во время Первой мировой войны усилилось враждебное отношение американцев к выходцам из стран Южной и Восточной Европы. Закон об иммиграции 1917 года упрочил уже существовавшие ограничения и определил контингент лиц, которым был запрещен въезд в страну (это в первую очередь неграмотные, физически неполноценные, проститутки, хронические алкоголики, безбилетные пассажиры, бродяги, люди с психическими расстройствами). Кроме того, закон не давал права на въезд в США жителям ряда стран (в основном Азии и островов Тихого океана).
К 1918 году в США стала ощущаться нехватка рабочих рук. В интересах делового мира Америки Конгресс и Иммиграционное бюро выработали меры по обеспечению рынка труда дешевой рабочей силой. Была принята программа, которая позволила Иммиграционному бюро напрямую нанимать мексиканских рабочих для нужд сельского хозяйства и строительства железных дорог. Служба иммиграции и натурализации стала практиковать гибкий подход для привлечения дешевой рабочей силы, что привело к снижению социального напряжения, связанного с европейской иммиграцией [15].
По окончании Первой мировой войны антииммигрантские настроения снова дали о себе знать. Опросы общественного мнения выявили опасения многих американцев, что приток европейских иммигрантов из разоренных войной государств приведет к возрастанию конкуренции на рынке труда. Кроме того, снова усилились антииммигрантские настроения в отношении определенных групп выходцев из Европы. Исходя из экономических мотивов и соображений нативизма, в 1921 и 1924 годах Конгресс США принял так называемые постановления об ограничении квот, ознаменовавшие начало особых ограничений на въезд в США определенных групп иммигрантов. В эти группы входили выходцы из Восточной Европы, Африки, Австралии и Азии. Тем не менее, на представителей западного полушария ограничения не распространялись.
Принятие этих законов поставило перед Службой иммиграции и натурализации новую и непредвиденную задачу. Дело в том, что все моряки прибывающих в США судов имели право сходить на берег, и многие из тех, кому по закону въезд в страну был запрещен, пользовались этим, чтобы инсценировать дезертирство с корабля. Кроме того, все больше европейцев, которым не удавалось получить право на въезд из-за отсутствия необходимых документов или по законам о неграмотности, перебирались в США через мексиканскую границу. В 1922 году через Мексику в США проникло 309 556 человек, а в 1923 году их число почти удвоилось, достигнув 600 тысяч [16].
В помощь пограничным пропускным пунктам по решению Конгресса было организовано патрульное подразделение, члены которого стали верхом на лошадях регулярно объезжать мексиканскую и канадскую границу. Нужно отметить, что в этот период не существовало строгих ограничений на въезд из Мексики, поскольку мексиканцы, как правило, не оставались в США надолго. Мексиканская миграция была явлением двусторонним и относительно сбалансированным. Однако революция, произошедшая в Мексике, вызвала в 1911 году первый приток мексиканцев в страну. По имеющимся данным, в Соединенные Штаты въехало тогда на легальной основе приблизительно 250 тысяч мексиканцев. В это же время внутри мексиканского сообщества сформировались социальные сети, функционирующие по сей день.
В годы Великой депрессии без работы оказалась треть населения США. Вновь раздались голоса популистов, выступающих против этнических мексиканцев. Президент Герберт Гувер был убежден, что мексиканские иммигранты отнимают работу у американцев и что они являются причиной наступившего упадка [17]. Власти Калифорнии приняли закон, запрещающий нанимать на работу нелегальных мексиканских иммигрантов. Враждебное отношение общества к мексиканцам привело к тому, что треть всех мексиканцев, живших в США, покинули страну или были депортированы в принудительном порядке. Всего из страны было изгнано примерно 500 000 человек [18]. Позднее, в 1950-е годы, массовая депортация мексиканцев и граждан Америки мексиканского происхождения повторилась с еще большим размахом.
Во время Второй мировой войны неприязненное отношение американцев стали вызывать переселенцы из Азиатско-Тихоокеанского региона. В 1940-е годы многим казалось, что японские иммигранты представляют серьезную угрозу национальной безопасности США, и Служба иммиграции и натурализации, входившая в состав Министерства труда, была вновь передана в ведение Министерства юстиции, где и остается по сей день. Если хотите играть в азартные игры на деньги, то ищите список игровых казино на реальные деньги с контролем честности MD-5. В дополнение к принятым мерам был издан Закон о регистрации иностранцев, который предписывал этому ведомству регистрировать всех приезжих, подозреваемых в подрывной деятельности, и снимать у них отпечатки пальцев. По мере дальнейшего вовлечения США в войну и роста неприязни к японским иммигрантам и этническим японцам расширялся круг обязанностей Службы иммиграции и натурализации: теперь в него входили задержание, интернирование, содержание в условном заключении и депортация «неблагонадежных» иммигрантов.
Вторая мировая война вызвала в США острую нехватку трудовых ресурсов, вновь возникла необходимость привлечения иностранной рабочей силы. В документах значится, что в 1946 году Служба иммиграции и натурализации при содействии Министерства труда США трудоустроила в сельском хозяйстве и тяжелой промышленности 82 000 рабочих. Было зарегистрировано 43 088 мексиканцев, 9 589 ямайцев, 5 052 жителя Багамских островов, 2 187 жителей Барбадоса, 669 жителей Ньюфаундленда и 160 гондурасских рабочих.
Начиная с 1942 года в аграрном секторе появилась возможность сезонного найма дешевой рабочей силы. Правительство Соединенных Штатов в сотрудничестве с мексиканским правительством разработало упрощенную систему заключения трудовых договоров, получившую название «программа брасеро». Эта программа предоставляла мексиканцам статус сезонных сельскохозяйственных рабочих. Вместе с тем она была подвергнута критике за чрезмерную эксплуатацию мексиканских рабочих. Наниматель имел право по собственному усмотрению назначать размер их заработной платы, определять условия труда, отдыха, питания. Положение бесправных сезонных рабочих сравнивали с рабским. В начале 60-х годов программа была остановлена обоими государствами. Тяжелые условия труда, созданные «программой брасеро», привели к тому, что иммигранты предпочитали въезжать в страну на заработки нелегально.
Во время корейской войны (начало 1950-х годов) вновь стала ощущаться острая нехватка рабочих рук. Вскоре почти единогласно был восстановлен закон, позволявший нанимать на работу мексиканцев. Служба иммиграции и натурализации приступила к найму рабочих и отсылке их на сельскохозяйственные предприятия. К 1964 году, когда этот закон прекратил свое действие, Служба иммиграции и натурализации обеспечила работой на юго-западных плантациях и ранчо около трех миллионов иммигрантов [19].
В 1952 году, по новому иммиграционному плану, многие преимущества получили иммигранты-специалисты. Разрешение на въезд давалось в зависимости от квалификации иммигранта и текущих нужд экономики. В 1954 году, в условиях экономического спада, в обществе вновь усилилось недовольство мексиканскими иммигрантами. Изменения отношения к мексиканцам можно проследить по статистике Службы иммиграции и натурализации: в 1954 году число задержанных и депортированных достигло 1 300 000; к 1959 году было депортировано примерно 3,8 миллиона мексиканцев [20]. Это наглядный пример того, к каким тяжелым и опасным последствиям могут приводить националистические настроения в обществе. Действия Службы иммиграции и натурализации вызвали критику по обе стороны границы. В итоге Конгресс США по согласованию с Мехико принял Миграционные трудовые соглашения, в которых предусматривалось сотрудничество правительств обеих стран в организации найма рабочих, а также смягчение политики по отношению к нелегальным иммигрантам.
В 1950-е годы произошел отток иммигрантской рабочей силы из сельскохозяйственного сектора в легкую и тяжелую промышленность с их более высокооплачиваемыми рабочими местами. В крупных городах, где было сосредоточено промышленное производство, создавались окружные иммиграционные центры, в работе которых не последнее место занимали всяческие рейды и облавы.
Наряду с другими законами, принятыми в 1960-е годы («О гражданских правах», «Об избирательном праве», «О равноправии при трудоустройстве»), Закон об иммиграции 1965 года предоставлял права въезда в страну лицам, которым ранее было отказано в допуске по этническим признаку. Был также снят запрет, касающийся некоторых других групп иммигрантов, и созданы льготные условия для воссоединения семей иммигрантов. Жители стран Азии и Латинской Америки, ранее не имевшие права на въезд, теперь устремились в огромном количестве. Неудивительно, что сотрудникам Службы иммиграции и натурализации пришлось работать с удвоенной энергией.
Общественные и политические беспорядки в странах Восточной Азии и Центральной Америки вызвали большой поток беженцев. В 1960-е и начале 1970-х годов США приняли многих выходцев из этих стран сверх существовавших норм. В 1980 году, в дополнение к системе льгот, введенных в 1965 году, Законом о беженцах была установлена особая процедура допуска беженцев в страну. В этом законе давалось определение статуса беженца и были введены правила подсчета количества беженцев, которое в состоянии принять государство.
 
Иммиграционная политика последних двадцати лет
В 1980-е годы количество нелегальных иммигрантов в США значительно возросло. Правительство постаралось снизить экономическую привлекательность работы в США. Политики рассчитывали, что, создав препятствия для трудоустройства иммигрантов, они смогут существенно снизить их приток. В 1986 году был принят Закон об иммиграционной реформе и контроле. Главной целью этого закона было уменьшение числа нелегальных иммигрантов в США. Для этого предстояло реализовать два положения: «О санкциях в отношении работодателей» и «Легализация иммигрантов». Первое должно было лишить иммиграцию привлекательности для тех, кто стремился в США в поисках работы, второе узаконивало пребывание нелегальных иммигрантов, уже находящихся в США, с тем, чтобы снизить общее число нелегальных иммигрантов. В результате этих нововведений около трех миллионов иммигрантов смогли оформить документы для получения легального статуса.
В 1990 году иммиграционная политика снова была подвергнута коренному пересмотру. Согласно Закону об иммиграции 1990 года, число иммигрантов, работающих в стране по так называемой «гибкой схеме» («flexible cap»), увеличилось до 675 000 человек, были выделены средства на увеличение числа патрульных нарядов, для чего были наняты дополнительно 1 000 пограничников. Основные направления деятельности Службы иммиграции и натурализации были пересмотрены, больший удельный вес стали занимать мероприятия по ограничению въезда и натурализации, а также по депортации нелегальных иммигрантов.
Уже через десять лет после принятия Закона об иммиграционной реформе и контроле нелегальная иммиграция снова стала объектом реформаторских инициатив, получивших поддержку в обществе, прежде всего в таких штатах, как Калифорния, Техас, Аризона и Флорида, где особенно сильно разрослись иммигрантские сообщества. Эти штаты обратились в суд с требованием, чтобы федеральное правительство возместило ущерб, наносимый, по их мнению, присутствием большого числа иммигрантов, ставя в вину правительству то, что оно не справляется с задачей иммиграционного контроля.
После сокращения почти полумиллиона ставок на предприятиях, связанных с оборонно-промышленным комплексом, экономика Калифорнии стала приходить в упадок. Многие калифорнийцы сочли проблемы штата результатом присутствия нелегальных иммигрантов [21]. В 1994 году в Калифорнии был выдвинут один из самых спорных законопроектов за номером 187, направленный на сокращение убытков, причиняемых нелегальной иммиграцией. Этот законопроект вменял в обязанность директорам учебных заведений проверять статус учащихся, принятых после первого января 1995 года, равно как и статус их родителей. Сведения о тех, кто не смог подтвердить своего легального статуса, предполагалось отправлять в Службу иммиграции и натурализации и в калифорнийское Министерство юстиции. Руководителям медицинских учреждений, как государственных, так и частных, согласно этой инициативе, запрещалось предоставлять медицинскую помощь нелегальным иммигрантам (за исключением неотложной).
Несмотря на то, что этот законопроект в конце концов был признан неконституционным (так как вопросы иммиграционной политики решаются только на федеральном уровне), он определил механизм сокращения обоих видов иммиграции, легальной и нелегальной, и тем самым положил начало реформе всей системы социального обеспечения. В 1996 году был принят Закон о личной ответственности, который ограничивал для легальных иммигрантов возможности пользования услугами социальных служб и продовольственными талонами. Нелегальные иммигранты лишались доступа к большинству государственных льгот на федеральном и местном уровнях, а также на уровне штата. Кроме того, в 1996 году Конгресс США ужесточил наказания за правонарушения, совершаемые иммигрантами.
Меры по усилению пограничного контроля, особенно жесткие в штатах Техас и Калифорния, привели к тому, что умножилось число нелегальных переходов через менее охраняемую аризонскую границу. Температура в районе Ногалеса (штат Аризона) может достигать 120 градусов по Фаренгейту (49°C). Результатом явилось то, что уровень смертности среди иммигрантов, в большинстве своем неготовых к столь суровому климату, увеличился в четыре раза по сравнению с 1993 годом.
Террористическая атака 11 сентября на Международный торговый центр и Пентагон повлекла за собой необходимость абсолютно новых политических решений. Сразу после терактов пограничные службы получили распоряжение перекрыть границы и разместить агентов в аэропортах, что в очередной раз продемонстрировало чисто реактивный характер американской иммиграционной политики. Внимание общества переключилось с нелегальных иммигрантов на «засидевшихся», т. е. иммигрантов, оставшихся в стране после окончания действия визы. Общество потребовало ответа на вопрос, как могло произойти, что нескольким террористам удалось въехать в страну «легально». Политики, чутко реагирующие на перемены общественного настроения, подготовили ряд инициатив экономического характера для решения проблемы «засидевшихся». И хотя специалисты по иммиграции говорили об этой проблеме задолго до совершения терактов, лишь в настоящее время вводится новая система оформления статуса студентов-иностранцев и участников программы обмена.
Проблема иммиграции в США, как легальной, так и нелегальной, чрезвычайно сложна. Специалисты высказывают мнение, что относительно благополучное состояние американской экономики в настоящее время позволяет привлечь в нее больше иностранных рабочих, не считаясь с мнением тех, кто боится потерять работу из-за иммигрантов или полагает, что иммигранты отнимают у них льготы. И действительно, представители деловых кругов требуют новой «программы брасеро» для пополнения рынка рабочей силы. Мексиканским рабочим предоставляются временные разрешения на работу в США в сфере услуг. Они нужны в гостиничном бизнесе, в сельском хозяйстве, в сфере обслуживания пенитенциарных заведений. Обобщая, можно сказать, что в периоды экономической стабильности политики более радикально решают вопросы, связанные с иммиграцией.
Чрезвычайно важно было бы рассмотреть вопрос о том, как конкретно иммиграционная политика США сказывается на контингенте мексиканской иммиграции. Среди легально въезжающих в США самую большую группу образуют именно мексиканцы. Они же составляют большинство среди иностранцев, получивших американское гражданство. С другой стороны, граждане Мексики — крупнейшая по численности группа среди задержанных на американской границе и депортированных на родину [22]. В числе иммигрантов, ожидающих натурализации, опять-таки больше всего мексиканцев. Можно с уверенностью предположить, что самыми крупными «пропускными пунктами» в будущем останутся такие крупные города, как Нью-Йорк и Лос-Анджелес. Мексиканцы по-прежнему будут составлять самую большую группу легальных иммигрантов на территории США.
Приведенный обзор показал, что такие факторы, как изменчивость общественных настроений, предубежденность населения по отношению к иммигрантам, объясняемая неосведомленностью в социальных и экономических вопросах, распространенные нативистские предрассудки, а также столкновение различных интересов постоянно приводят к появлению несовершенных и неэффективных иммиграционных программ. Пока нет никаких оснований предполагать, что такое положение дел изменится в будущем.
 
Перевод с английского Ольги Корнеевой.
 
 
Примечания

[1] L. De Sipio, Rodolfo de la Garza, Making Americans, Remaking America: Immigration and Immigration Policy. Boulder, 1998.

[2] J. Espenshade, M. Belanger, Immigration and Public Opinion. In: M. M. Suarez-Orozco (Ed.), Crossings: Mexican Immigration in Interdisciplinary Perspectives, 363–382. Cambridge, MA, 1998.

[3] Ibid.

[4] Ibid. 367.

[5] A. de la Torre, Mexican Americans and Health, Tucson, AZ, 2001.

[6] E. T. Trueba, The Education of Mexican Immigrant Children, in: M. M. Suarez-Orozco (Ed.), Crossings: Mexican Immigration in Interdisciplinary Perspectives. 251–280. Cambridge, MA, 1998.

[7] Immigration and Naturalization Statistical Yearbook, 1997.

[8] D. S. Massey, R. Alarcon, H. Gonzalez, J. Durand, Return to Atzlan: The Social Process of International Migration from Western Mexico. Berkeley and Los Angeles, 1987.

[9] S. Sassen, The Mobility of Labor and Capital. New York, 1994.

[10] W. A. Cornelius, “The Structural Embeddedness of Demand for Mexican Immigrant Labor: New Evidence from California,” in: M. M. Suarez-Orozco (Ed.), Crossings: Mexican Immigration in Interdisciplinary Perspectives, 113–115. Cambridge, MA, 1998.

[11] M. E. Fix, and J. S. Passel, Immigration and Immigrants: Setting the Record Straight. Washington, D. C., 1994.

[12] V. M. Briggs, S. Moore, Still an Open Door: U.S. Immigration Policy and the American Economy. Washington, D.C., 1994.

[13] T. D. Wilson, “Theoretical Approaches to Mexican Wage Labor Migration,” in: D. Y. Hamamoto, R. D. Torres (Eds.), New American Destinies: A reader in Contemporary Asian and Latino Immigration. 47–72. New York, NY, 1997.

[14] B. Ong Hing, Making and Remaking Asian America through Immigration Policy, 1850–1990. Stanford, CA, 1993.

[15] K. Calavita, Inside the State: The Bracero Program, Immigration, and the INS. New York, NY, 1992.

[16] 96th Congress, 1980.

[17] G. J. Sanchez, Becoming Mexican American. New York, NY, 1993.

[18] V. Ruiz, From Out of the Shadows. New York, NY, 1998, G. J. Sanchez, Becoming Mexican American. New York, NY, 1993.

[19] K. Calavita, Inside the State: The Bracero Program, Immigration, and the INS. New York, NY, 1992.

[20] Juan Ramon Garcia, Operation wetback. The Mass Deportation of Mexican Undocumented Workers in 1954. Westport, CT, 1980. Можно утверждать, что эти данные были сильно завышены Службой иммиграции и натурализации для создания видимости успешной работы.

[21] R. Morales, Fr. Bonilla (eds.), Latinos in a Changing U.S. Economy, 1993.

[22] 1998 Statistical Yearbook of the Immigration and Naturalization Service, 1999.
 
 


Опубликовано на портале 01/01/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика