Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Глобальное политическое прогнозирование в США в 1990-е – начале 2000-х гг.: Россия и страны СНГ в докладах совета национальной разведки США

Версия для печати

Избранное в Рунете

Дмитрий Суржик

Глобальное политическое прогнозирование в США в 1990-е – начале 2000-х гг.: Россия и страны СНГ в докладах совета национальной разведки США


Суржик Дмитрий Викторович – научный сотрудник Научно-образовательного центра «Актуальные проблемы новейшей истории и политики» Московского государственного гуманитарного университета им. М.А.Шолохова.


Глобальное политическое прогнозирование в США в 1990-е – начале 2000-х гг.: Россия и страны СНГ в докладах совета национальной разведки США

«Еще в 1947 г. в Центральном разведуправлении США было создано Управление отчетов и оценок (Office of Reports and Estimates (ORE)), от которого, несколько изменив свой статус и название – с 1950 г. – Национальное управление оценок (Office of National Estimates (ONE)), отсчитывает свою историю современный Совет национальной разведки США (с 1979 г. – National Intelligence Council). Сегодня Совет национальной разведки подчиняется директору ЦРУ, который утверждает назначения в Совет и отвечает за доклады Совета. Но при этом Совет не замкнут в рамках Управления, он является общим экспертным органом для всего разведывательного сообщества США. Подобный статус был закреплен в ходе реформы разведсообщества Соединенных Штатов в 2004 г., когда Совет был подчинен Директору национальной разведки.»

Еще в 1947 г. в Центральном разведуправлении США было создано Управление отчетов и оценок (Office of Reports and Estimates (ORE)), от которого, несколько изменив свой статус и название – с 1950 г. – Национальное управление оценок (Office of National Estimates (ONE)), отсчитывает свою историю современный Совет национальной разведки США (с 1979 г. – National Intelligence Council). Сегодня Совет национальной разведки подчиняется директору ЦРУ, который утверждает назначения в Совет и отвечает за доклады Совета. Но при этом Совет не замкнут в рамках Управления, он является общим экспертным органом для всего разведывательного сообщества США. Подобный статус был закреплен в ходе реформы разведсообщества Соединенных Штатов в 2004 г., когда Совет был подчинен Директору национальной разведки.

Как правило, доклады Совета касаются положения в ключевых странах и регионах, посвящены выявлению тенденций развития и – на их основе – построению сценариев развития ситуации. Наиболее краткосрочные прогнозы Совета носят название «Оценки национальной разведки» (National Intelligence Estimates (NIE)) и предназначены для Президента и Правительства США. Ряд таких докладов касательно СССР, Китая, соц- блока и Движения неприсоединения с конца 1940-х по конец 1970-х гг. были рассекречены в начале 2000-х гг. под названием «Фамильные ценности» и представляют большой интерес для историков.

С конца 1990-х гг. Совет национальной разведки провел серию «круглых столов» между государственными экспертами, учеными и представителями СМИ и бизнеса о будущих вариантах развития отдельных с зарубежных стран и регионов, а также о тенденциях в сферах экономики, демографии, международных отношений и безопасности. После каждой серии заседаний по данным проблемам выходили доклады: «Глобальные тенденции до 2010 г.» (издан в 1997 г.), «Глобальные тенденции до 2015 г.: Диалог о будущем с неправительственными экспертами» (издан в 2000 г.), «Глобальные тенденции до 2020 г.: План-карта глобального будущего» (издан в 2004 г.), «Глобальные тенденции до 2025 г.: Измененный мир» (издан в 2008 г.) и «Глобальные тенденции до 2030 г.: Альтернативные миры» (издан в 2012 г.).

Подробнее о каждом из них и об освещении в них постсоветского пространства будет сказано ниже. Сейчас – о двух особенностях данных документов. Во-первых, общий характер. В докладах первое место занимает описание отдельных тенденций. Отдельные государства (Китай, Россия, Индия) или региональные, географические объединения (ЕС, БРИКС, ШОС, Латинская Америка, Ближний Восток, Центральная Азия) выступают тем эмпирическим материалом, на котором раскрываются закономерности будущего развития. В дальнейших изданиях этой серии заметно усиление тенденции к максимальному абстрагированию от государственных объединений. Причина здесь кроется в заявленном уже в первом докладе тезисе. «В прошлом международные отношения строились на базе взаимодействия только государств... Эта система подходит к концу», – писали американские эксперты в 1997 г. [1]. А в прогнозе до 2025 г. поясняют, что на смену дряхлеющим государствам и их слабым «союзам противоречий» придут негосударственные игроки: неправительственные организации, религиозные общины, представители капитала, местные активисты [4, с. 4]. Во-вторых, в рассматриваемых докладах крайне скудно говорится о будущем Соединенных Штатов и их внешней политике, тем более отсутствуют какие-либо советы будущим американским президентам. Единственный «субъективный момент» - оценка антиамериканизма (но не его причин!) как будущего фактора международных отношений. Третья, наиболее значимая для нас особенность, – отсутствие прямого упоминания СНГ или ОДКБ, поэтому ниже мы будем говорить о России, некоторых странах СНГ и Центральной Азии. Обратимся собственно к документам.

Первый из упомянутых докладов, «Глобальные тенденции до 2010 г.», стал результатом конференций экспертов Совета национальной разведки и Института стратегических исследований (Institute for National Strategic Studies (INSS)), проходивших осенью 1996 г. в Университете национальной обороны (National Defense University) под председательством доктора Ричарда Купера (позднее – глава Совета нацразведки).

Как пишут авторы документа, их целью было не создание полного списка альтернативных сценариев и не прогнозирование «сюрпризов». Напротив, они сосредоточились на эволюционных изменениях, которые в своей совокупности приведут к решающим переменам [1]. По мнению авторов доклада, мир ожидают три основные тенденции развития государств:

1) большинство конфликтов будут носит внутренний характер, а не форму войн между государствами, как это происходит уже сейчас; эти конфликты вызваны сдвигами в структуре населения и потребностями в продовольствии, воде и энергетике;

2) в некоторых случаях общественные потребности «превысят ресурсы стран и властей», когда последние падут, на соседей хлынет поток эмигрантов или, хуже, разгорятся межнациональные конфликты; деградация государственных институтов предоставит возможность для внешней интервенции;

3) правительства относительно богатых и стабильных стран также будут чувствовать неуверенность: из-за глобализации и активизации НПО, транснациональных корпораций и т.п., на которые власти не смогут влиять.

Россия в данном документе представлена перманентно меняющимся на протяжении первого десятилетия XXI в. государством. Уже в 1997 г. американские эксперты говорили о тенденции к усилению центральной власти, которая будет использована, видимо, для скачка в постиндустриальное будущее. Однако этот процесс будет очень длительным и мучительным в силу демографических (низкая рождаемость, сокращающаяся продолжительность жизни и, как следствие, дефицит квалифицированных кадров) и общественно-политическими проблемами (межнациональная рознь, криминалитет и коррупция, недоверие государству со стороны общества).

Вооруженные силы, «плохо оснащенные и имеющие невнятные задачи», будут подвергнуты реформе. Но скудные средства и старение основных видов вооружений (несмотря на перспективные разработки военно-промышленного комплекса) будут определяющими для российских вооруженных сил. «В результате, Россия будет оставаться слишком слабой, чтобы планировать размещение своих войск за пределами ближнего для нее зарубежья» [1].

Во внешней политике для утверждения на международной арене как полноправной правопреемницы СССР, Россия, по мнению американских экспертов, будет использовать противоположную американской позицию, развивать военное сотрудничество с Ираном, также будут следовать периодические «всплески» улучшения российско-китайских отношений, с а в ближневосточных делах РФ ограничится отдельными дипломатическими «наскоками».

Основными же тенденциями развития Центральной Азии до 2010 г. будут рост населения (в том числе, городского), ухудшающиеся экономические условия (экономический рост на уровне 3-4% в год) и неопределенность в вопросе преемственности власти. Первая из тенденций приведет к значительному росту безработных, что ляжет тяжким бременем «даже на богатые нефтью государства» региона. Увеличивающееся число безработной молодежи в условиях идеологического кризиса властей станет жертвой агрессивной псевдоисламской пропаганды и будет главным фактором нестабильности.

Авторы доклада «Глобальные тенденции до 2015 года» считают, что Положение России и Евразии с 2000 по 2015 гг. будет характеризоваться неясными перспективами будущего взаимодействия государств. При этом главной причиной нестабильности в России, Украине и центральноазиатских республиках снова называются демографические и политические проблемы. Главная из последних – переживание советского прошлого и колебания властей между Западом и Востоком. Однако все бывшие страны СССР будут отставать в развитии технологий и от первого, и от второго [2, с. 69].

Несмотря на декларации о приверженности «западным ценностям», Москва будет оставаться вне Европы. Ей вряд ли удастся полностью интегрироваться в глобальную финансовую и торговую систему. Все сценарии мирового развития, представленные в докладе «Глобальные тенденции до 2015 года» утверждают, что Россия вряд ли достигнет планки 1/5 ВВП США [Там же].

Несмотря на развитие гражданского общества, Россия продолжит «движение к тоталитаризму, но не такой резкой формы, как было в СССР». Главной целью российской дипломатии будет возобновление своего статуса в бывших советских республиках, укрепление связей с Европой и Азией, демонстрация себя как серьезного контрпартнера США. Однако эти шаги будут сильно ограничены в силу «внутренних болезней». Россия по-прежнему будет обладать вторым после Соединенных Штатов ядерным арсеналом и будет поддерживать свой международный авторитет через Совбез ООН [Там же].

Путь Украины к ЕС будут преграждать коррупция, сила криминалитета и проблемы в законодательстве. Киев будет подвержен российскому влиянию в силу энергетической зависимости, хотя предпочтет суверенитет, а не интеграцию в сферу влияния РФ [2, с. 69].

Кавказские государства будут более заняты взаимоотношениями друг с другом, а центральноазиатские страны будут тяготеть к Китаю. При I этом Россия будет по-прежнему доминировать на постсоветском пространстве [Там же].

В следующем докладе, «Глобальные тенденции до 2020 г.: План-карта глобального будущего» авторы сосредоточились на таких сферах, как демография, природные ресурсы и защита окружающей среды, наука и технологии, влияние глобализации на национальные государства и экономики, конфликты будущего и роль США. Надо отметить также, что этот документ, вышедший в свет в декабре 2004 г., несколько отличен от предыдущего в методологическом плане:

1) при его разработке проводились конференции в разных странах с привлечением экспертов различных национальностей, не только граждан США;

2) представлены несколько сценариев развития, в том числе «джокеры» («wild cards») – неожиданное и неблагоприятное развитие;

3) в некоторой мере отражены мнения, высказанные в Интернете о материалах конференций, которые легли в основу данного документа.

В нем большое внимание уделено тенденциям развития Китая и Индии, расширению влияния религиозных организаций и проблемам Евросоюза по ассимиляции исламских мигрантов. Главным же, «мегатрендом» будущего, определяющим развитие других закономерностей, будет глобализация – беспрепятственный обмен товарами и услугами. Благодаря этому мировая экономика к 2020 г. вырастет на 180% по отношению к 2000 г., хотя этими благами воспользуется отнюдь не все население Земли [3, с. 10-11].

Тем не менее, в некоторых пунктах этих основных направлений проступает Россия и ее ближнее зарубежье. Подчеркивается укрепление международных позиций нашей страны как главного экспортера энергоресурсов. Москва будет важным партнером для США и ЕС, Китая и Индии и развивающихся стран. Негативными факторами развития России будут проблемы с демографией (низкая рождаемость, слабое здравоохранение, катастрофическое (так почти всегда в отношении РФ говорится в документе) снижение продолжительности жизни). Потенциально взрывоопасная ситуация с распространением ВИЧ-инфекции будет бичом для всех постсоветских стран [Там же, с. 10, 37].

Давление «снизу» на слабые правительства в условиях неустойчивой экономики, как неоднократно подчеркивают авторы доклада, приведет в некоторых странах бывшего СССР и Юго-Восточной Азии к третьей волне демократизации или межнациональным конфликтам [3, с. 13-14]. Последние будут поддерживаться международными террористическими организациями как напрямую, так и через непрозрачные системы денежных переводов.

По будущему уровню экономического развития авторы документа склонны выделять из БРИКС Китай, который уступит по уровню военных расходов только Соединенным Штатам. Таким образом, экономика России, по мнению авторов доклада, не совершит резкого скачка вперед и будет находиться на уровне Бразилии и Индонезии.

Развитию России также будет мешать «бюрократический авторитаризм» и вынужденные траты на борьбу с исламским сепаратизмом и терроризмом. Северокавказские республики РФ, по мнению авторов, имеют большие шансы к упадку государственности. Тем не менее, несмотря на эти трудности, Москва будет важным партнером Вашингтона, Европы и других стран [Там же, с. 54]. Другими негативными факторами будут являться незавершенность демократических реформ (в том числе, в экономике), однобокое развитие экономики, сложности в развитии ЖКХ.

«Политические режимы в России и Центральной Азии будут сползать к тоталитаризму, и экономический рост не сможет развернуть эту тенденцию», вызванную опасениями внутренних конфликтов из-за неравномерного распределения национального богатства и экономических трудностей молодежи [Там же, с. 73]. Однако государства будут слабы, чтобы на корню пресечь окрашенный в религиозные цвета терроризм и экстремизм. Общие тенденции в развитии государства и необходимость транзита энергоресурсов будут способствовать более тесному взаимодействию в постсоветской Азии [Там же, с. 74]. Республики бывшего СССР будут стремиться к ассиметричным коалициям. Грузия и Молдова будут ориентироваться на ЕС и НАТО.

Доклад «Глобальные тенденции до 2025 г.: Измененный мир» – особый. Опубликованный в ноябре 2008 г., он отражает видение будущего с учетом начавшегося экономического кризиса и является продолжением предыдущего документа. В нем получили развитие представленные в докладе «План-карта глобального будущего» вероятные сценарии развития: «Мир без Запада», «Октябрьский сюрприз», «Подъем БРИКС», «Политика не всегда локальна» и «Европа: утрата влияния к 2025 г.».

Во всех этих логических построениях отмечается активизация российской внешней политики. Лидер оппозиции американскому влиянию в мире, Москва будет важным партнером Европы, Азии и Ближнего Востока. Сближению государств Центральной Азии и России будут служить общие угрозы (исламский терроризм и экстремизм). Под их давлением, а также под воздействием либеральных тенденций в экономике и недемократических – в политике, авторы не исключают, что Россия скатится к авторитарному сырьевому государству или настоящей диктатуре. «Менее вероятно, что Россия будет открытой и прогрессивной страной I в 2025 г.». Здесь снова выделяются названные ранее проблемы России и Центральной Азии в демографии, технологиях и экономике и делается важный вывод, что в подобных условиях иностранный капитал может вкладываться только в сырьевой сектор, что лишает развития другие отрасли экономики. Вместе с тем диверсификация экономики означает рост среднего класса, который будет двигателем демократии в этих странах [4, с. 31, 32, 73].

К тому времени Евросоюз (под бременем проблем с ассимиляцией мигрантов и ростом национализма) значительно ослабнет на международной арене. Поэтому слабым постсоветским режимам на Кавказе и в Центральной Азии придется своими силами решать проблемы безопасности. Последние будут настолько серьезны, что эти страны наряду с Северной Африкой и Балканами включены Советом национальной разведки США в «дугу нестабильности» [Там же, с. 63].

Ситуация в Центральной Азии также будет осложняться (как говорится в сценарии «Подъем БРИКС») трениями между Китаем и Индией за влияние в регионе и доступ к жизненно важным ресурсам. Эта напряженность вероятна новым конфликтом [Там же, с. 4].

Сценарий «Октябрьский сюрприз» – намек на мировой экономический кризис, разразившийся в 2008 г., и попытка предсказать будущий мир без лидирующей роли США. В нем последние заняты своими проблемами, а на роль новой сверхдержавы претендует Китай. Однако он еще не достаточно силен и находится в сложных взаимоотношениях с Индией.

Более развернуто многополярный мир представлен в сценарии «Политика не всегда локальна»: в условиях отсутствия «мирового центра» на первый план, как говорилось выше, выходят неправительственные организации, транснациональные корпорации, религиозные объединения и местные активисты. Они все служат мостами между странами и блоками в многополярном мире. Именно через них предлагается действовать американскому руководству.

Доклад «Глобальные тенденции до 2030 г.: Альтернативные миры» отличает максимальный уровень обобщений, где почти не осталось упоминаний о государствах. Вместо них выделяются следующие «мегатенденции»:

– рост потребностей в продовольствии, воде и энергоресурсах вызовут рост цен на эти товары при медленно развивающейся экономике;

– «диффузия власти» – укрепление аппарата сырьевых государств и ослабление прежних мировых лидеров (ЕС и США);

– демографические проблемы.

К 2030 г. население Земли превысит 8,3 млрд. человек. Дефицит квалифицированной рабочей силы приведет к массовым миграциям. К 2030 г. произойдет резкий скачок урбанизации, который вызовет столь же масштабное развитие инфраструктуры городов в развивающихся странах, сравнимое со всей предыдущей их историей [5, IV].

В Азии и на Ближнем Востоке развернется новая «большая игра». Суннитско-шиитские противоречия приведут к конфликту Ирана и Саудовской Аравии, причем внешние силы (США или ЕС) не смогут в него вмешаться. При этом в докладах Совета национальной разведки старательно обходится вопрос о возможности Китаем занять место будущего мирового лидера. В условиях, когда США «устали от ноши глобального лидерства», американские эксперты опасаются перерастания локальных очагов нестабильности в Центральной Азии и на Ближнем Востоке в пламя глобального конфликта. Богатые сырьем государства также будут слишком слабы для ликвидации этих очагов. Выход авторы видят только в создании Соединенными Штатами «гибридной коалиции» из «негосударственных игроков» и государств [Там же, с. 114, 11]

***

Таким образом, в развитии стран СНГ (не называя эту аббревиатуру) эксперты Совета национальной разведки выделяют следующие направления с характерными тенденциями.

1. В демографии: старение населения Российской Федерации при высокой рождаемости в Средней Азии приведет к значительной миграции оттуда на север, но не избавит Россию от дефицита квалифицированной рабочей силы.

2. В экономике: дальнейшее развитие получат энергетические компании и связанные с ними трубопроводные системы. При этом властями, все более уходящим от демократии, не удастся направить прибыль от экспорта энергоресурсов на диверсификацию экономики.

3. Внутренняя политика будет отягощена угрозами террора и исламского экстремизма, который найдет благодатную почву среди безработной молодежи в Центральной Азии. Достаточно сильные позиции криминала и коррупция будут мешать притоку иностранного капитала. В условиях недоверия со стороны общества и отсутствия преемственности страны СНГ будут нестабильны. Государства СНГ, не имеющие больших запасов природных ископаемых, обречены на статус «дотационных» и постепенную гибель. Экономика, построенная вокруг отраслевых монополий, не диверсифицируется, а это – путь к упадку страны. Власти многонациональных государств в условиях демографических сложностей и однобокой экономики, не имеющие развитого гражданского общества при сильном влиянии криминала, идут по пути «закручивания гаек» – в I конечном счете, регрессивному пути.

4. Внешняя политика: Россия - отягощенная значительным числом s проблем региональная держава. Ее членство в международных организациях номинально и не может развернуть их решения в ином, от американского, русле. Украина, экономически вынужденная сотрудничать с Россией, все более отдаляется от нее, но отнюдь не является «персоной грата» в ЕС. То же самое можно сказать о слабых в государственном отношении Молдове и Грузии. Находящаяся в изоляции и испытывающая сильное влияние со стороны России и Ирана, Армения станет очагом стабильности. Однако в целом государства Кавказа, увязнув в пограничных спорах, не смогут выйти на мировой уровень. Центральноазиатские постсоветские республики будут ареной борьбы между Китаем и Россией, а затем – между Китаем и Индией.

5. Безопасность: относительная устойчивость власти в РФ и ликвидация Украиной еще в 1990-е гг. своего ядерного потенциала сняли у американских геополитиков угрозу массированного ядерного нападения. Россия по-прежнему обладает вторым после США ядерным арсеналом. Однако столь мощные стратегические ядерные силы не идут в сравнение с другими составляющими вооруженных сил. Экономические трудности вряд ли позволят России размещать свои контингенты за пределами ближнего для нее зарубежья. В условиях многополярного мира Соединенные Штаты также будут значительно поглощены своими внутренними проблемами, которые значительно обострились после начала мирового финансового кризиса. Поэтому в дипломатическом инструментарии на первый план выйдет «мягкая сила».

В сфере международной безопасности главное опасение Совета нац- разведки постепенно смещается от распространения оружия массового поражения и «Аль-Каиды» к более широким формулировкам об исламском экстремизме и межнациональной борьбе в жерновах демографических и экономических проблем. В этих условиях оплотами мира авторы видят в неправительственных, религиозных организациях, местных активистах, исследовательских центрах и вузах, а также в представителях бизнеса.

Таковы лишь некоторые аспекты крайне интересных докладов Совета национальной разведки США. В чем-то они правы, в чем-то нет. Но уже сегодня мы можем их оценить и помнить о наших перспективах.

* Статья подготовлена в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», соглашение № 14.В.37.0967.

Примечания:

[1] Global Trends 2010 // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/index.php/abouiyorganization/national-intelligence-council-global-trends/global-trends-2010 (дата обращения: 12.04.2013).

[2] Global Trends 2015. A Dialogue About the Future With Nongovernment Experts. Washington (D.C.), 2000.

[3] Global Trends 2020. Mapping the Global Future. Washington (D.C.), 2004.

[4] Global Trends 2025: A Transformed World. Washington (D.C.), 2008.

[5] Global Trends 2030: Alternative Worlds. Washington (D.C.), 2012.


Читайте также на нашем портале:

«Российско-американские отношения: дороги, которые мы выбираем» Эдуард Соловьев

«Политика США в постсоветской Центральной Азии: характер и перспективы» Андрей Казанцев

«Изменение расстановки сил в Восточной Азии и АТР и трансформация стратегического курса США» Екатерина Колдунова

«Информационное оружие супердержавы» Георгий Корсаков

«Глобальный наднациональный актор международных отношений и его социальная философия» Иван Сурма

«О новой военной доктрине Б. Обамы» Валерий Конышев, Александр Сергунин

«Военная политика и военная безопасность России» Владимир Сизов

«Большая ядерная игра в XXI веке: разоружение или война?» Александр Радчук

«Военная реформа и вызовы XXI века» Круглый стол Фонда исторической перспективы


Опубликовано на портале 31/01/2014



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика