Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Американские выборы и внешняя политика

Версия для печати

Избранное в Рунете

Александр Терентьев

Американские выборы и внешняя политика


Американские выборы и внешняя политика

В США давно не было президентской избирательной кампании, исход которой был бы столь же неопределенен, как в 2008 году. Среди республиканцев и демократов идет ожесточенная борьба за право представлять свою партию в финале этой гонки. Причем впервые за долгое время внешняя политика стала одной из центральных тем. Это и неудивительно – ведь государство находится в состоянии войны, да и в целом будущее американского лидерства является предметом серьезных споров.

В США давно не было президентской избирательной кампании, исход которой был бы столь же неопределен, как в 2008 году. Среди республиканцев и демократов идет ожесточенная борьба за право представлять свою партию в финале этой гонки. Причем впервые за долгое время внешняя политика стала одной из центральных тем. Это и неудивительно – ведь государство находится в состоянии войны, да и в целом будущее американского лидерства является предметом серьезных споров.
Ведущий американский журнал по вопросам международной политики Foreign Affairs предоставил основным кандидатам возможность изложить свою внешнеполитическую программу. И демократы, и, что примечательно, республиканцы сделали крайне идеологизированные внешнеполитические заявления. А кандидаты, которые предпочитают прагматичную и умеренную внешнюю политику, превратились в аутсайдеров. Все претенденты сходятся во мнении, что Америке необходимо наращивать военный потенциал и активно участвовать в разрешении конфликтов по всему миру.
 
Война в Ираке
Демократы рассчитывают одержать победу в борьбе за Белый дом, обещая вывести войска с Ближнего Востока. Республиканцы же возлагают надежду на то, что, как и на прошлых выборах, им удастся набрать очки за счет непримиримой позиции в иракском вопросе. Самым убежденным сторонником продолжения войны до победы является сенатор-республиканец от штата Аризона вьетнамский ветеран Джон Маккейн. «В вопросах войны и мира я могу предложить американцам свой опыт, – заявил он, выступая перед избирателями штата Нью-Хэмпшир. – Об ужасах войны я знаю не понаслышке. Кроме того, последние два десятилетия я занимался в Конгрессе вопросами безопасности».
По словам Маккейна, вывод американских войск с Ближнего Востока даст повод исламистам утверждать, что они победили Советский Союз в Афганистане и Соединенные Штаты в Ираке и что отныне никто не сможет им противостоять. Кроме того, расколотое на части государство станет убежищем для террористов, гражданская война там быстро перерастет в региональный конфликт, а Иран приобретет еще большее влияние. И если претенденты от Демократической партии в угоду общественному мнению готовы вывести войска из Ирака, Маккейн утверждает, что скорее проиграет выборы, чем будет молчаливо наблюдать за тем, как страна проигрывает сражение. «Крах в Ираке, – пишет Маккейн в статье «Прочный мир, основанный на свободе», – нельзя будет назвать провалом одной администрации или партии. Это американская война, и ее результаты коснутся всех граждан США».
Экс-губернатор штата Арканзас республиканец Майкл Хакаби, совершивший рывок в начале 2008-го, также считает, что из Ирака уходить рано. По его мнению, иракские солдаты и полицейские не способны обеспечить безопасность. «Вывод американских войск повлечет за собой кризис в регионе, – пишет Хакаби в статье «Американские приоритеты в войне с терроризмом». – Ирак находится на пересечении арабского и персидского мира, суннитской и шиитской религий. И децентрализация этого государства приведет к анархии на всем Ближнем Востоке». Не собирается сворачивать иракскую кампанию и бывший мэр Нью-Йорка республиканец Рудольф Джулиани. По его словам, Соединенные Штаты рискуют повторить ошибки прошлого: Америка вывела войска из Вьетнама в тот момент, когда назревал серьезный перелом в пользу американцев и их союзников, и позволила коммунистическому Северу одержать победу над Югом.
Напротив, для демократических кандидатов вывод войск из Ирака – главный козырь. «Окончание войны в Ираке – это первый шаг к восстановлению глобального лидерства Соединенных Штатов, – пишет сенатор от штата Нью-Йорк Хиллари Клинтон в статье «Без-опасность и новые возможности XXI века». – Эта война ослабляет наши Вооруженные силы, истощает стратегические запасы, отвлекает внимание от военной кампании в Афганистане, приводит к отчуждению союзников и расколу в самЧй американской нации».
В 2002 году Клинтон вызвала недовольство многих демократов, под-держав решение начать военные действия в Ираке. С тех пор она неоднократно осуждала иракскую политику нынешней администрации. Правда, эксперты отмечают, что в своих планах Клинтон не так радикальна, как ее коллеги. Согласно предложениям таких демократиче- ских претендентов, как Барак Обама и Джон Эдвардс, американские войска могли бы покинуть зону конфликта уже в течение 18 месяцев. Хиллари же отводит на это 4 года. Вместо военных действий Клинтон призывает сосредоточиться на дипломатических инициативах – напри- мер, создать региональную группу по стабилизации ситуации в Ираке. По ее мнению, в группу должны войти ключевые союзники США, крупнейшие мировые державы и все страны, граничащие с Ираком. Клинтон утверждает, что это поможет удержать Иран, Саудовскую Аравию, Сирию и Турцию от участия в гражданской войне в Ираке.
Чернокожий сенатор от штата Иллинойс Барак Обама сделал скорейший уход из Ирака центральной темой своей кампании. Обама – один из немногих, кто изначально выступал против этой войны. На его взгляд, кризис американской внешней политики объясняется тем, что последние восемь лет у власти находились люди, которые мыслят категориями холодной войны. «Если бы не они, – пишет Обама в статье «Восстановление американского лидерства», – Америка никогда бы не ввязалась в ближневосточную авантюру».
Кандидат в вице-президенты от Демократической партии на выборах-2004 Джон Эдвардс в статье «Примирение с международным сообществом» также заявляет, что в течение года Соединенные Штаты должны вывести войска из Ирака и закрыть эту ужасную страницу своей истории. По его словам, администрация Буша попалась на удочку исламистов. Называя борьбу с ними войной, США невольно подтверждали их заявления о том, что американские крестоносцы мечтают завоевать мусульманский мир. «Из ближневосточной политики Буша нам следует извлечь урок: американцы должны быть не только воинами, но и правителями и философами», – считает Эдвардс.
 
Пакистанская проблема
Претенденты от Демократической партии утверждают, что если американская администрация выведет войска из Ирака, то она сможет, наконец, сосредоточиться на борьбе с «Аль-Каидой» в Афганистане и Пакистане. «Нам следует выработать стратегию, – пишет Хиллари Клинтон, – которая связала бы весь регион в единое целое. Надо понимать, что в Южной Азии в любой момент может начаться цепная реакция. Угроза распространения экстремизма вполне реальна».
Наиболее радикален Барак Обама, заявивший, что Соединенные Штаты должны любой ценой заставить Пакистан найти и арестовать Усаму бен Ладена. Сенатор от Иллинойса рассматривал даже возможность вторжения на территорию этой ядерной державы, что вызвало едкие комментарии практически во всех американских СМИ.
В республиканском лагере существуют различные подходы к пакистанской проблеме. По мнению Джона Маккейна, в Пакистане следует продолжать политику нынешней администрации. «Мы должны сотрудничать с Первезом Мушаррафом, чтобы уничтожить террористические ячейки и противостоять талибанизации пакистанского общества», – считает он. Майкл Хакаби, напротив, полагает, что администрация Буша ошибается, делая ставку на нынешнего лидера Пакистана. «В борьбе с талибами, нашедшими убежище на пакистанской территории, Мушарраф не только не помогает США, но и чинит им препятствия, когда речь идет об уничтожении лидеров “Аль-Каиды”, – пишет Хакаби. – Если последняя вновь нападет на нас, теракт будет подготовлен именно на территории Пакистана». Под предлогом борьбы с экстремистами президент Пакистана вводит чрезвычайное положение и преследует потенциальных союзников США – лидеров умеренных партий, юристов и правозащитников, уверен Хакаби.
О возможности нанесения ударов по Пакистану говорил Рудольф Джулиани. Не исключил этого и бывший губернатор штата Массачусетс республиканец Митт Ромни, однако он предостерег от того, чтобы оглашать подобные планы публично.
 
Отношения с Ираном
В подходе к иранской проблеме позиции республиканцев и демо- кратов сближаются. Все семь реальных претендентов на президент-ский пост не исключают ее военного решения. Более того, их высказывания по иранскому вопросу практически дублируют друг друга и сводятся к трем основным тезисам: Иран оказывает поддержку террористическим организациям, таким, к примеру, как ХАМАС и «Хезболла»; у тегеранского режима есть возможность получить ядерное оружие; чтобы этого не произошло, Америка обязана приложить максимум усилий и убедить международное сообщество или по крайней мере своих союзников в необходимости ужесточить экономические санкции в отношении Тегерана.
«Иран должен понимать, что ему не одержать победу в столкновении со всем миром, – пишет Джон Маккейн. – Соединенные Штаты в состоянии изолировать тегеранский режим, который уже утратил поддержку населения». Чтобы иранские лидеры прекратили спонсировать терроризм и помогли Америке в Ираке, Хиллари Клинтон предлагает разработать «систему поощрительных мер». Барак Обама призывает пересмотреть позицию нынешней администрации, не желавшей разговаривать с Ираном до тех пор, пока тот не свернет свою ядерную программу, и начать переговоры с тегеранскими властями.
Наиболее резко высказался против военной кампании в Иране Майкл Хакаби. «Ничто не может так обрадовать бен Ладена, как война США с Ираном, – пишет он. – Для “Аль-Каиды” шиитский Иран – главное препятствие при создании суннитского халифата от Испании до Индонезии». И хотя Хакаби, как и остальные кандидаты, не исключает военного решения, у Америки, по его мнению, есть все шансы наладить диалог с Тегераном. «В то время как во многих мусульманских странах события 11 сентября 2001 года встречали танцами и ликованием, в Иране они вызвали искреннюю скорбь, – напоминает Хакаби. – Иранцы зажигали свечи в память о погибших во Всемирном торговом центре, а через некоторое время иранское правительство оказало Соединенным Штатам помощь в борьбе с талибами, убедив лидеров Северного альянса заключить соглашение с американцами».
Как утверждает Майкл Хакаби, «Аль-Каида» – это террористиче-ская группировка, которая должна быть уничтожена, тогда как Иран – государство, с которым можно вести переговоры. Самой разумной политикой он считает «сдерживание». По мнению Хакаби, чтобы добиться успеха в иранском вопросе, необходимо одержать победу в Ираке и восстановить дипломатические отношения с Тегераном. Ведь посольство в Иране позволит Америке получать свежую информацию о ситуации в этой стране и не делать поспешных выводов.
 
Национальная безопасность
Практически все кандидаты выступают за наращивание совокупной боевой мощи Вооруженных сил США. Даже Барак Обама, который отличается пацифистским мировоззрением, призывает увеличить численность американской армии на 100 тысяч человек. Большинство претендентов также требуют увеличить расходы на оборону. Часть из них считают, что военный бюджет должен до-стигать 6 % ВВП – как в эпоху Рональда Рейгана.
В области национальной безопасности наиболее радикальны предложения республиканского аутсайдера – экс-сенатора от штата Теннесси актера Фреда Томпсона, выбывшего из гонки после январских праймериз. Свою внешнеполитическую программу он изложил в выступлении перед кадетами известного военного колледжа «Цитадель» (штат Южная Каролина). Томпсон резко осудил осуществленные в 1990-е сокращения военного бюджета. В случае своей победы на президентских выборах кандидат пообещал довести число американских солдат до миллиона. Кроме того, он планирует «выделять средства на военную технику нового поколения, чтобы обеспечить доминирование США по всему миру». Особое внимание Томпсон уделяет ядерной стратегии Соединенных Штатов. Экс-сенатор призывает к финансированию исследовательского и промышленного комплекса, который поддерживает ядерные силы, к развитию системы ПРО.
Демократ Барак Обама, напротив, критикует планы нынешней администрации относительно создания в Европе системы противоракетной обороны, называя их «колоссальной тратой денег». Сенатор от Иллинойса убежден, что ядерная стратегия Буша представляет угрозу для США, а «ядерное разоружение не ослабит, а лишь укрепит безопасность». Заслуживают внимания предложения Джона Эдвардса по централизации расходов на оборону путем объединения их в национальный военный бюджет. По его мнению, многочисленные компании и государственные учреждения только запутывают общую картину.
Митт Ромни считает, что для укрепления национальной без-опасности прежде всего необходимо добиться энергетической независимости. Для этого потребуется развивать альтернативные источники энергии. На посту президента Ромни обещает финансировать научные программы, способные совершить энергетическую революцию. «Создание принципиально новых источников энергии будет не менее значимым событием, чем Манхэт- тенский проект или полет человека на Луну», – пишет Ромни.
 
Мессианство или прагматизм
Во внешней политике демократы традиционно придерживались мессианских взглядов и призывали к распространению американских ценностей. Республиканцы же считались прагматиками, для которых на первом месте стоят национальные интересы. С усилением позиций неоконсерваторов внутри Республиканской партии все перевернулось с ног на голову.
«На протяжении многих лет и десятилетий республиканцы выигрывали оттого, что придерживались позиции более умеренного применения силы, – пишет один из аутсайдеров предвыборной гонки Рон Пол. – Мы всегда принимали внешнюю политику здравого смысла… Даже Джордж Буш выиграл на волне критики интервенционизма, а теперь во внешней политике мы неожиданно перешли на позиции демократов».
Митт Ромни, как и другие фавориты от Республиканской партии, призывает к утверждению в мире американских ценностей. Он убежден в избранности своего народа и божественном предопределении. «Я верю в Бога, верю в то, что каждый человек в нашей великой стране – Божье дитя» – такими словами Ромни начал свое первое выступление в качестве кандидата в президенты США. Стоит отметить, что он является прихожанином мормонской церкви, одной из самых нетерпимых христианских церквей. Большое значение мормоны придают миссионерской деятельности, и в случае победы на выборах Митт Ромни, похоже, станет президентом-миссионером.
«Мы – уникальная нация, и никто не сможет заменить нас в роли мирового лидера, – пишет он в статье «Как справиться с новым поколением глобальных вызовов». – Сложности, с которыми мы столкнулись в Ираке, не могут повлиять на наше мироощущение. Мы не утратим веру в особую миссию Соединенных Штатов».
Фред Томпсон также разделяет мессианские настроения, распространенные в Республиканской партии. Он утверждает, что война с терроризмом является продолжением вековой войны Америки с противниками свободы. «Сейчас главный фронт этой войны проходит через Афганистан и Ирак, – заявляет Томпсон, – однако очевидно, что наши враги рассеяны по всему миру, и они должны видеть, что мы не боимся использовать силу там, где это необходимо. Именно поэтому Америке нужен президент, который не будет долго раздумывать, когда речь заходит о безопасности нации».
Не собирается отказываться от мессианства и Рудольф Джулиани. «Мы должны объяснить другим народам, – пишет он, – в чем состоит американская миссия. Наша обязанность – нести миру свои идеи точно так же, как мы делали это в период холодной войны с помощью радиостанций “Голос Америки” и “Радио Свобода”». По словам Джона Маккейна, в 1998 году администрация Клинтона совершила серьезную ошибку, упразднив Информационное агентство США и передав его функции Государственному департаменту. «Это равносильно одностороннему разоружению в войне идей. Для того чтобы одержать победу над исламистами и восстановить положительный образ Соединенных Штатов в мире, необходимо возродить эту организацию», – считает сенатор от штата Аризона.
В отличие от идеологов нынешней администрации, Майкл Хакаби убежден, что Америке не следует насаждать демократию в мусульманских государствах, потому что тогда «на смену современному злу придет зло средневековое», – ведь существует опасность, что в результате открытых и честных выборов к власти придут экстремисты.
Демократы, которые всегда проводили идеологизированную внешнюю политику, в своих предвыборных выступлениях призывают вернуться к прагматизму. «Было бы неправильно посылать американских солдат во все точки земного шара, – пишет Хиллари Клинтон. – Использование силы во всех случаях возникновения международных проблем нарушает один из основных принципов американской внешней политики, согласно которому можно держать в руках большую дубинку, не пуская ее в ход». По ее мнению, Америка, отказываясь от переговоров с противниками, создает ощущение, что она недостаточно сильна, чтобы защитить свои интересы с помощью дипломатии.
Приверженцем реалистической школы международных отношений выступил губернатор штата Нью-Мексико Билл Ричардсон (его статья так и называется – «Новый реализм»). Он уже прекратил борьбу за выдвижение от Демократической партии. Однако среди американских политиков губернатор считается одним из самых компетентных в международных делах, и многие прочат его на роль кандидата в вице-президенты любого из демократических претендентов.
Ричардсон полагает, что «морализаторские высказывания нео-консерваторов лишь подрывают нравственное лидерство Соединенных Штатов». По его словам, администрация Джорджа Буша всегда оказывала предпочтение идеологическим догмам и не была способна осознать, что помимо силы оружия существует еще и сила убеждения: «Нам следует отказаться от попыток насадить демократию под дулом пистолета. Демократизация не может состояться в одночасье – особенно в тех государствах, где сильны этнические и религиозные противоречия».
Барак Обама также призывает прививать американские ценности с помощью примера, а не грубого нажима. Только доказав уникальность своей политической системы, США, по мысли Обамы, смогут претендовать на роль мирового лидера. И «если американцы возьмут на себя эту непростую роль, они должны будут приобрести глубокие знания чужой культуры. Например, чтобы разработать правильную тактику в войне с терроризмом, необходимо разбираться в верованиях экстремистов».
По мнению Джона Эдвардса, для восстановления американской репутации следует создать 10-тысячный корпус специалистов, которые занимались бы гуманитарной деятельностью по всему миру. Эдвардс предлагает назвать его корпусом Маршалла в честь бывшего госсекретаря, разработавшего небезызвестный план восстановления послевоенной Европы.
 
Международные институты и трансатлантический союз
Многие демократы критикуют нынешнюю администрацию за унилатерализм, пренебрежительное отношение к международным институтам и трансатлантическим союзникам. Однако республиканцы, похоже, не собираются отказываться от «нового мирового порядка», который зародился в эпоху Буша.
Джон Маккейн не скрывает скептического отношения к современной системе международных институтов. Для того чтобы Соединенные Штаты могли действовать без санкции Совета Безопасности ООН, Маккейн предлагает создать Лигу демократий – организацию, в которую вошли бы все ключевые американские союзники в Европе, Азии и Латинской Америке. По его словам, она будет исправлять ошибки ООН в таких, например, вопросах, как ужесточение санкций в отношении Ирана или оказание поддержки молодым демократиям в Сербии и в Украине. Маккейн заявляет, что при создании новой организации следует руководствоваться примером НАТО. Кроме того, он выступает за институционализацию стратегических отношений между тихоокеанскими и азиатскими демократиями – США, Австралией, Японией и Индией.
Рудольф Джулиани считает ООН анахронизмом, не соответствующим новой расстановке сил. «ООН оказалась недееспособной организацией, – пишет он. – За последние полвека она не сумела разрешить ни один серьезный конфликт. ООН не в силах бороться с терроризмом и нарушениями прав человека. Эта организация не оправдала ожидания, которые возлагались на нее в момент основания. Слишком часто она обнаруживала свою слабость, нерешительность и коррумпированность». Подобная позиция во многом созвучна взглядам бывшего заместителя госсекретаря, одного из ведущих идеологов неоконсерватизма Джона Болтона, который заявлял, что «Организации Объединенных Наций больше не существует, а существует лишь единственная сверх-держава, которая может руководить международным сообществом».
Митт Ромни главным вызовом современной эпохи считает религиозные противоречия, поэтому на международной арене он надеется создать коалицию государств под условным названием «Парт-нерство ради процветания и прогресса», направленную против исламского экстремизма. «Моим первым актом на посту президента, – пишет Ромни, – будет проведение саммита, в котором примут участие Соединенные Штаты, другие развитые страны и умеренные мусульманские государства. Его целью будет разработка стратегии, позволяющей оказать поддержку умеренным мусульманам в их противостоянии с экстремистами».
Демократические кандидаты осуждают отношение нынешней администрации к международным институтам. Джон Эдвардс убежден, что проведение США односторонней политики на руку таким мировым державам, как Китай и Россия, которые используют непопулярность Америки для продвижения собственных интересов. Билл Ричардсон, который при президенте Билле Клинтоне представлял Соединенные Штаты в ООН, призывает исправить ошибки неоконсерваторов и присоединиться к договору, учреждающему Международный уголовный суд. По мнению губернатора Нью-Мексико, поддержка Америкой этой организации сделает ее эффективным орудием в борьбе с нарушениями прав человека. Кроме того, Ричардсон говорит о необходимости реформировать ООН, включив в состав Совета Безопасности Германию, Индию, Японию, одно латиноамериканское государство и одно африканское. Такая реформа, убежден губернатор, превратит ООН в более действенную организацию. В целях восстановления морального лидерства США Ричардсон предлагает разработать проект типа плана Маршалла для Афганистана, Африки и Ближнего Востока, подписать Киотский протокол о глобальном потеплении и оказать влияние на другие страны, лидирующие по выбросам углекислого газа, в том числе на Индию и Китай. онлайн порно видео в качестве
Хиллари Клинтон также призывает пересмотреть отношение нынешней администрации к проблеме глобального потепления. Она ратует за создание новой международной организации, которая занималась бы этим вопросом. В нее (по аналогии с «Большой восьмеркой») должны войти восемь стран, на долю которых приходятся наибольшие выбросы углекислого газа.
Демократы настаивают на восстановлении трансатлантического союза. Статья Билла Ричардсона практически полностью посвящена этой теме. Хиллари Клинтон называет европейские страны самыми надежными союзниками США. «Мы никогда не должны забывать, что по ключевым вопросам наши позиции совпадают», – утверждает она. Большинство экспертов считают, что если Хиллари станет хозяйкой Белого дома, то администрация сможет легко выстроить доверительные отношения с новым поколением европейских лидеров в Великобритании, Германии и Франции. Стоит напомнить, что во времена Билла Клинтона политические лидеры и элиты по обе стороны Атлантики были настолько близки, что казалось, будто между ними уже не существует океана.
 
Российский вопрос
Традиционно считалось, что для России более благоприятно нахождение у власти в Соединенных Штатах республиканской администрации, не столь рьяно выступающей за соблюдение прав человека и стремящейся вести с Кремлем прагматичный диалог. Однако на этих выборах республиканские кандидаты настроены по отношению к России более критично, чем демократы.
Например, демократ Билл Ричардсон порицает администрацию Буша за то, что главной темой на российско-американских переговорах в Братиславе в 2005 году стали авторитарные тенденции в политической жизни Российской Федерации, а не вопрос о российском ядерном комплексе. «Даже супердержавы, – заявил по этому поводу Ричардсон, – не имеют права вмешиваться во внутреннюю политику других государств».
Напротив, республиканский кандидат Джон Маккейн прославился как один из главных критиков современной России. Большинство антироссийских заявлений Конгресса США было принято по его инициативе. Он призывал Буша отменить поездку на саммит «Группы восьми» в Санкт-Петербурге, оказывал покровительство грузинскому президенту Михаилу Саакашвили. В статье, опубликованной в журнале Foreign Affairs, Маккейн уделяет российской тематике намного больше внимания, чем все остальные кандидаты. «Мы видим, – пишет он, – что в современной России не соблюдаются политиче- ские свободы, страной управляет кучка бывших офицеров спецслужб. Они стараются запугать соседей, выбравших демократический путь развития, таких, например, как Грузия. Они надеются выгадать на зависимости Европы от российских нефти и газа. Западу необходимо выработать новый подход к этой реваншистской России».
Маккейн предлагает исключить ее из «Большой восьмерки», которая вновь должна стать «клубом» демократических индустриально развитых стран. В него могли бы войти Бразилия или Индия, но там нет места России, утверждает Маккейн. Кроме того, он требует увеличить расходы на программы поддержки политических свобод и верховенства права в современной Российской Федерации.
Как считает Майкл Хакаби, России, наряду с имперскими амбициями, всегда был присущ комплекс неполноценности перед Западом. «Русская история – это вечная борьба между западниками и славянофилами», – пишет он. Однако нынешняя российская элита, по мнению Хакаби, – это убежденные националисты, которых интересуют лишь цены на энергоресурсы. Желая сохранить напряженность на энергетическом рынке, Москва ничего не предпримет, чтобы разрешить иранский кризис, уверен кандидат.
По мнению Рудольфа Джулиани, в ближайшее время отношения Вашингтона с Москвой и Пекином останутся напряженными. Поэтому он старается убедить электорат в необходимости увеличить военный бюджет, чтобы показать этим державам всю бессмысленность дальнейшего соперничества с США. «Конечно, мы вряд ли вернемся к эпохе холодной войны, – пишет он, – или развяжем новую гонку вооружений. Однако следует понимать, что правительства России и Китая руководствуются в своей политике сиюминутными интересами, не учитывая при этом долгосрочных целей, которые заключаются в соблюдении международных норм».
На посту президента Джулиани попытается сохранить американское влияние на постсоветском пространстве. «Я думаю, что пришло время дать ясно понять Путину, что Америка может говорить мягко и держать в руках дубину, – заявил он в ходе дебатов между кандидатами от Республиканской партии. – Мы должны как можно быстрее создать систему противоракетной обороны. Полагаю, что сейчас наилучшее время для расширения НАТО. Украина нуждается в нашей поддержке – она будет хорошим барьером против России».
Хиллари Клинтон критикует российскую политику Буша, обращаясь к нынешней администрации с риторическим вопросом: «Кто потерял Россию?» Тем же вопросом задавался сам Джордж Буш, когда в 2000-м ему предстояло сменить супруга Хиллари на посту президента. Советники Клинтон утверждают, что в отношениях с Россией республиканская администрация руководствовалась представлениями времен холодной войны. Так, за несколько дней до встречи Буша с российским президентом в Кеннебанкпорте Билл Клинтон выступил против американских планов размещения противоракет в Восточной Европе, заявив, что они угрожают безопасности России. «Мои сведения могут быть неточны, однако у меня складывается впечатление, что мы создаем кризис там, где он абсолютно не нужен», – сказал бывший американский президент.
Если когда-то республиканцы порицали администрацию Клинтона за персонификацию внешней политики, то сейчас уже Хиллари указывает на то, что команда Буша переоценила личный фактор в российско-американских отношениях. Ставка была сделана на президента Путина, который, по мнению Клинтон, «отказался от политических свобод, завоеванных после падения коммунизма, создал новый класс олигархов и начал вмешиваться во внутреннюю политику бывших советских республик».
Однако, по словам Хиллари Клинтон, «было бы ошибкой рассматривать Россию только как угрозу». Она отмечает, что Путин использовал энергетические ресурсы страны в целях развития российской экономики и повышения уровня жизни обычных граждан. «Нам необходимо сотрудничать с Россией в таких серьезных вопросах, как иранская ядерная программа, распространение ядерного оружия и дипломатическое решение косовской проблемы», – пишет Клинтон. Впрочем, эксперты отмечают, что в случае победы Хиллари на президентских выборах российский вопрос во внешней политике США, скорее всего, отойдет на второй план.
У Джона Эдвардса типичный для представителя Демократической партии подход к российскому вопросу. Идеология для него куда важнее, чем прагматические интересы. Еще в марте 2006-го, когда сенатор от штата Северная Каролина впервые заявил о своих президент-ских амбициях, он выступил (вместе с республиканцем Джеком Кемпом) инициатором доклада Совета по внешней политике под названием «Неверный путь России: что может и должна сделать Америка». В докладе утверждалось, что при президенте Джордже Буше-младшем отношения с Россией развиваются в неверном направлении и отступление от демократии может обернуться для этой страны серьезными проблемами. В своей статье Эдвардс вновь призвал США не закрывать глаза на «авторитарные тенденции в политической жизни России и перспективы российско-китайского сотрудничества». По его словам, «главной задачей Америки является сохранение России в западной политической орбите с помощью взаимных обязательств и, если это необходимо, дипломатического и экономического давления».
 
* * *
Предвыборные заявления кандидатов еще не означают, что, заняв вожделенный пост, они будут неукоснительно воплощать свои обещания в жизнь. Практическая политика устанавливает рамки возможного, и ответственным государственным деятелям приходится корректировать свои намерения. Однако даже беглый обзор программ претендентов показывает, что проблема глобального лидерства Америки останется в центре внимания президента, кто бы им ни стал. Несмотря на относительные неудачи последних лет, США не собираются замыкаться в себе и возвращаться к традиции изоляционизма, которая раньше считалась одним из столпов американской внешней политики.
 
 

 



Читайте также на нашем сайте:
 
 
 
 



Опубликовано на портале 08/04/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика