Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Ливанский кризис и движение «Хизбалла»

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Борис Долгов

Ливанский кризис и движение «Хизбалла»


Долгов Борис Васильевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН.


Ливанский кризис и движение «Хизбалла»

В мае 2008 г. на грани гражданской войны вновь оказался Ливан, вот уже много лет живущий в обстановке непрекращающегося внутриполитического кризиса. Старший научный сотрудник Института востоковедения Борис Долгов исследует расклад противоборствующих сил, корни и канву конфликта, а также целый клубок внешних факторов, играющих первостепенную роль в ливанских событиях.

Последние события в Ливане, важную роль в которых играет шиитское исламистское движение «Хизбалла» («Партия Аллаха»), стали следствием давнего внутриполитического кризиса, переживаемого ливанским обществом.
Канва этих событий выглядела следующим образом. Правительство Ливана, возглавляемое премьер-министром Фуадом Сеньорой, в начале мая 2008 г. приняло решение ликвидировать телекоммуникационную сеть, принадлежавшую движению «Хизбалла» [1]. Одновременно был смещен со своего поста начальник службы безопасности бейрутского международного аэропорта - сторонник «Хизбаллы». Руководство «Хизбаллы» во главе с шейхом Хасаном Насраллой назвало эти действия ливанского правительства «объявлением войны «Хизбалле» и заговором с целью поставить Ливан под контроль Израиля и США». Затем военизированные отряды «Хизбаллы» и ее союзников взяли под контроль бейрутский телецентр и редакцию печатного органа проправительственного движения «Аль-Мустакбаль» («Будущее»). Была прервана работа бейрутского аэропорта и морского порта. Начались столкновения между боевиками «Хизбаллы» и их политическими союзниками, с одной стороны, и сторонниками правительственной коалиции премьер-министра Ф. Сеньоры – с другой, продолжавшиеся семь дней и распространившиеся на другие районы Ливана. В результате с обеих сторон погибли более 80 человек. Ливанская армия не принимала участия в столкновениях и взяла ситуацию под контроль только тогда, когда правительство отменило свое решение. После этого стычки прекратились и обстановка стабилизировалась.
При посредничестве Лиги арабских государств (ЛАГ) 21 мая в г. Доха (столице эмирата Катар) противоборствующие стороны договорились о формировании правительства национального единства и об избрании президентом Ливана нынешнего командующего ливанской армией генерала Мишеля Сулеймана. Стоит напомнить, что предыдущий президент Ливана Эмиль Лахуд добровольно ушел в отставку в конце 2006 г. вследствие непрекращавшегося политического кризиса. Ливанский парламент, председателем которого является представитель «Хизбаллы» Набих Берри, более десяти раз назначал дату выборов нового главы государства. Тем не менее депутаты ливанского парламента, принадлежащие к различным политическим организациям, так и не смогли его избрать из-за острых политических разногласий.
Основные политические силы Ливана в настоящее время разбиты на две противоборствующие группировки. Первая – оппозиционный правительству альянс, во главе которого стоит шиитское движение «Хизбалла» и куда входят, помимо давнего союзника «Хизбаллы», другого шиитского движения «Амаль» («Надежда»), часть суннитской общины, возглавляемая известным ливанским семейным кланом Караме; Свободное национальное движение под руководством генерала Ауна, представляющее часть христианской общины; а также леводемократические силы – в том числе одно из течений ливанской компартии, объединяющее как мусульман, так и христиан. К ним также примыкают сторонники Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ) и насеристы (последователи доктрины Гамаля Абдель Насера). Это объединение выступает за «противостояние израильской агрессии» и, как утверждается в ряде СМИ, опирается на поддержку Сирии и Ирана.
Противостоящая ему политическая группировка состоит из упоминавшейся партии «Аль-Мустакбаль», которую возглавляет влиятельный суннитский общественно-политический деятель Саад Харири (сын бывшего премьер-министра Рафика Харири, погибшего в результате покушения в 2005 г.). «Аль-Мустакбаль» представляет часть суннитской общины и поддерживает ливанское правительство во главе с суннитом Фуадом Сеньорой. К этой же группировке относится правое движение христиан-маронитов [2] «Катаиб» («Фаланги»), которую возглавляет семейный клан Жмайель, а также движение Ливанские силы, объединяющее правохристианские кланы Шамуна и Франжье. Данные политические силы ориентируются на Запад и союзные ему арабские режимы.
Община друзов [3] представлена блоком Национально-патриотические силы (НПС) под руководством влиятельного лидера Валида Джумблата. Позиция НПС окончательно не определилась, его руководство налаживает контакты с «Хизбаллой».
Примерно такова расстановка ливанских политических сил. В каждой из противостоящих группировок имеются свои внутренние противоречия, а лидеры, добиваясь тех или иных конкретных целей, нередко меняют свои позиции.
Чтобы понять глубинные причины ливанского кризиса, необходимо обратиться к этноконфессиональному составу Ливана и его недавней истории. В Ливане проживают представители 15 конфессий: в основном это христиане (марониты, католики, армяне-григориане, православные) и мусульмане (шииты, сунниты, друзы). Конституция Ливана закрепила на постоянной основе высшие должности: за христианами-маронитами – президента страны, главнокомандующего вооруженными силами, председателя центрального банка; за мусульманами – премьер-министра (суннит) и спикера парламента (шиит). Такая государственная структура в достаточной степени отражала политический вес и влияние в обществе данных конфессий в тот период, когда Ливан стал независимым государством – формально в 1943 г., а фактически в 1946 г., после вывода с его территории французских войск. Однако с течением времени мусульманское население стало превалировать [4] и потребовало изменения сложившейся государственной структуры.
В этом корни нынешнего конфликта, который тем не менее в основном носит политический характер. Характерной чертой ливанской общественно-политической жизни является то, что партии здесь (за исключением немногих, среди которых Коммунистическая партия Ливана – КПЛ) формировались на этноконфессиональной и клановой основе. Причем основные политические группировки имеют свои вооруженные формирования.
Значительное влияние на внутриполитическую ситуацию в Ливане оказали его участие в арабо-израильском конфликте и гражданская война в середине 70-х годов ХХ в. Результатом арабо-израильских войн стали для Ливана оккупация Израилем небольшой части его территории в районе Ферм Шебаа и появление лагерей палестинских беженцев, в которых насчитывается в настоящее время до 250 тыс. человек. После так называемого «черного сентября» 1970 г. – изгнания из Иордании по решению короля Хусейна вооруженных подразделений Организации освобождения Палестины (ООП) - основная их часть переместилась в Ливан. Палестинские боевики совершали с территории Ливана вооруженные рейды против Израиля, в ответ израильская армия проводила операции по «зачистке» ливанской территории, где базировались палестинские отряды. Недовольство части христианской общины Ливана присутствием палестинцев, а также обострившиеся противоречия между христианами-маронитами и мусульманами привели к гражданской войне, в которой на стороне мусульманской общины участвовали палестинские вооруженные формирования. Ввод сирийских войск по просьбе ливанского правительства в 1976 г. несколько стабилизировал обстановку. Тем не менее столкновения с разной интенсивностью продолжались до начала 1980-х годов. Израиль, со своей стороны, оккупировал юг Ливана, где была создана подконтрольная Израилю Армия юга Ливана. В 1982 г. израильская армия с целью ликвидации палестинских группировок начала широкомасштабное вторжение в Ливан, завершившееся оккупацией западного Бейрута. Причем под прикрытием израильских войск, которыми командовал в то время Ариэль Шарон, ливанские боевики из вооруженных отрядов «Катаиб» устроили резню в палестинских лагерях беженцев Сабра и Шатилла, уничтожив большую часть их населения вместе с женщинами и детьми. Под давлением ООН, прежде всего СССР и стран социалистического лагеря, военные действия были прекращены. На юге Ливана возникла «зона безопасности», контролируемая Израилем. Формирования ООП были выведены из страны, однако лагеря палестинских беженцев продолжали существовать на ливанской территории.
С этого момента и берет начало история движения «Хизбалла», созданного в 1982 г. и провозгласившего своей целью освобождение оккупированных Израилем ливанских территорий. В дальнейшем движение набирало силу, в том числе, как утверждают многие исследователи, благодаря материальной и финансовой помощи со стороны Ирана и Сирии. Боевики «Хизбаллы» довольно успешно проводили боевые операции против израильских войск, что стало одним из факторов, вынудивших Израиль вывести в мае 2000 г. свой контингент из Ливана (за исключением района Ферм Шебаа, который Израиль не признает ливанской территорией). Это воспринималось многими ливанцами как победа «Хизбаллы» и еще больше укрепило ее авторитет и влияние, в том числе среди мусульман-суннитов и ливанских христиан. СБ ООН принял резолюцию 1159, предполагавшую разоружение «Хизбаллы» и прекращение вооруженного противостояния между ней и Израилем. Однако в октябре 2000 г. началась вторая палестинская интифада (восстание), и столкновения между «Хизбаллой» и израильской армией возобновились.
«Хизбалла» представляет собой не только вооруженную группировку. В начале 1990-х годов движение трансформировалось в политическую партию, которую в настоящее время поддерживает большинство шиитов – самой многочисленной из ливанских общин, насчитывающей примерно 1, 5 млн человек и представленной 23 депутатами в ливанском парламенте (общее число депутатов – 128) и 2 министрами в правительстве (из 24). Кроме того, «Хизбалла» реализует широкую социальную программу (создание школ, больниц и т.д.), а также предоставляет гуманитарную помощь и материальную поддержку неимущим слоям ливанского населения, в основном сельским жителям, большая часть которых является шиитами.
Нынешний лидер «Хизбаллы» Сейид Хасан Насралла [5] родился в восточном Бейруте в 1960 г. Считается, что родословная Хасана Насралла восходит к потомкам пророка Мухаммеда, в частности его внуку Хусейну, сыну последнего и особо почитаемого шиитами четвертого «праведного халифа» Али ибн Аби Талиба. В 1975 г. из-за происходившей в то время гражданской войны семья Насраллы была вынуждена переехать на юг Ливана, в селение Басурия, где располагалось ее родовое гнездо. Тогда же, в возрасте 15 лет, Хасан примкнул к движению «Амаль», выражавшему интересы шиитской общины Ливана. В 1982 г. в результате раскола в рядах «Амаль» часть его руководства во главе с шейхом Аббасом аль-Мусави, за которым последовал и Хасан Насралла, вышла из этого движения и создала «Хизбаллу». В 1992 г. израильские спецслужбы уничтожили шейха Аббаса аль-Мусави вместе с его женой и тремя детьми. Руководителем «Хизбаллы» (по сведениям телеканала «Аль-Джазира» – по просьбе иранского аятоллы Али Хаменеи) стал Насралла.
Хасан Насралла – непримиримый противник Израиля. В одном из своих интервью он заявил: «Я полагаю, что Израиль не является легитимным государством, так как он был создан в результате оккупации арабских земель». Условием прекращения состояния войны с Израилем Насралла считает освобождение оккупированного Израилем района Ферм Шебаа и освобождение ливанских и палестинских граждан, находящихся в израильских тюрьмах. Израильские спецслужбы неоднократно организовывали покушения на Насраллу. Так, в апреле 2006 г. ливанские власти объявили об аресте группы террористов (гражданки Туниса и нескольких ливанцев), завербованных израильской разведкой Моссад в целях убийства Хасана Насраллы и создания израильской агентурной и диверсионной сети в Ливане.
В июле 2006 г. армия Израиля приступила к операции против «Хизбаллы» (поводом послужил захват боевиками 12 июля трех израильских солдат на ливано-израильской границе). Военная акция началась с массированных бомбардировок и артобстрелов Южного Ливана и южных районов Бейрута. Затем последовало вторжение израильской армии в Южный Ливан и продвижение вглубь его территории для полного подавления боевиков «Хизбаллы», которые, в свою очередь, начали ракетный обстрел приграничных городов Израиля. Несмотря на беспрецедентные масштабы бомбардировок, использование самого современного оружия израильского и американского производства (в том числе мощных авиабомб, разрушающих подземные бетонные убежища, самонаводящихся тяжелых авиационных ракет и гордости израильской армии – суперсовременных танков «Меркава»), а также привлечение к операции в общей сложности до 30 тысяч военнослужащих, Израилю за месяц военных действий не удалось достичь ощутимых успехов. Израильская армия понесла существенные потери [6], однако не сумела не только уничтожить военную структуру «Хизбаллы», но даже подавить ее ракетные установки – по Израилю за это время было выпущено более 1500 ракет. Результатами военной операции стали лишь разрушение значительной части гражданской инфраструктуры Ливана (что, по мнению специалистов, отбросило страну на 20 лет назад), появление более миллиона беженцев, гибель более тысячи мирных ливанских граждан (из них треть – дети) и десятков израильтян.
Следующий этап внутриливанского кризиса начался с массовых антиправительственных демонстраций в Бейруте, организованных движением «Хизбалла» и его союзниками в начале декабря 2006 г. Этому предшествовало давление со стороны США и Израиля на ливанское правительство с целью принудить его приступить к разоружению боевиков «Хизбаллы» и взять под контроль юг Ливана. Руководство «Хизбаллы» использовало недовольство многих ливанцев (как мусульман-шиитов, так и представителей других конфессий) бездействием правительства Фуада Сеньоры в период летней израильской военной акции и сумело создать оппозиционный альянс, в который наряду с давним союзником «Хизбаллы» – шиитским движением «Амаль» вошли представители суннитской общины, часть христиан-маронитов и часть левых политических сил.
Следует отметить, что действия ливанского правительства и подчинявшейся его приказам армии в период израильского вторжения летом 2006 г. действительно выглядели странно. Ливанская армия соблюдала полный нейтралитет и не вмешивалась в вооруженный конфликт между формированиями «Хизбаллы» и израильской армией. Не было попыток противостоять и израильским бомбардировкам Бейрута (не говоря уже о южных районах Ливана), несмотря на то, что несколько раз жертвами авианалетов и артобстрелов становились ливанские военнослужащие.
Впрочем, израильское руководство и не ждало отпора от правительства и армии страны, полностью идущей в фарватере политики США. Более того, Израиль, начиная военную операцию, мог надеяться, что часть военных и политических сил Ливана, представленных правыми христианами и друзами, выступит на его стороне (как это было в период израильского вторжения в Ливан в 1982 г.) и, таким образом, облегчит ему задачу ликвидации вооруженных формирований «Хизбаллы». Эти расчеты не оправдались: ливанское общество не раскололось на противоборствующие группировки. Многие ливанцы восприняли движение «Хизбалла» как единственную национальную политическую силу, противостоявшую израильскому вторжению. Руководство «Хизбаллы» воспользовалось усилением своего влияния в ливанском обществе для того, чтобы, как минимум, расширить свое представительство в парламенте и правительстве, а как максимум – возглавить их.
Антиправительственные манифестации «Хизбаллы» в декабре 2006 г. проходили под лозунгом объединения всех политических сил, выступающих за смену политического курса. Таким образом, противостояние «Хизбаллы» и ее союзников ливанскому правительству носило в значительной степени характер политический, а не религиозный (шиитское движение «Хизбалла» против суннитского правительства Ливана), как пытаются представить некоторые обозреватели. Несмотря на то что манифестанты «Хизбаллы» фактически блокировали центр Бейрута и проводили митинги непосредственно перед президентским дворцом, в целом демонстрация в тот период носила мирный характер. О необходимости разрешить кризис политическим путем в 2006 г. заявляли руководители всех движений, в том числе и «Хизбаллы». Об этом говорили также глава правительства Фуад Сеньора и командующий ливанской армией генерал Сулейман. США и ЕС, в частности Франция, выразили поддержку правительству Ф. Сеньоры.
Симптоматично, что премьер-министр Ф. Сеньора в разгар кризиса совершил визит в Москву, видимо, считая важным для себя получить поддержку российского руководства. Он встречался с президентом РФ, который высказался за политическое решение кризиса. Россия, так же как ООН, – в отличие от США, многих стран ЕС и Израиля – не определяет «Хизбаллу» как террористическую организацию.
В 2007 г. внутриполитический кризис в Ливане снова обострился. Столкновения, начавшиеся в столице в районе Арабского университета между студентами, поддерживавшими различные политические группировки, в конце января охватили многие районы Бейрута и перекинулись в другие города Ливана – Триполи и Сайду. Участники столкновений применяли оружие, имелись жертвы. В Бейруте был введен комендантский час. Лидеры противоборствующих группировок – Хасан Насралла и руководитель партии «Аль-Мустакбаль» Саад Харири – призвали своих сторонников прекратить противостояние и покинуть улицы.
Эти события происходили на фоне состоявшегося в конце января 2007 г. в Париже международного саммита, на котором решался вопрос о помощи Ливану в восстановлении его инфраструктуры, пострадавшей в результате израильского вторжения летом 2006 г. На саммите была выражена поддержка правительству Ф. Сеньоры и принято решение о выделении финансовой помощи Ливану, в основном со стороны Саудовской Аравии (1,1 млрд долл.), США (0,8 млрд долл.) и ЕС (0,5 млрд долл.). При этом основная часть американских средств, по словам госсекретаря США Кондолизы Райс, должна послужить «укреплению безопасности» Ливана, то есть финансированию ливанских силовых структур и тем самым усилению влияния на них США (и Израиля).
Американо-израильская стратегия в Ливане направлена на реализацию плана, который не удался во время израильской военной акции летом 2006 г.: использовать политические силы и армию Ливана для подавления движения «Хизбалла», которое президент США Дж. Буш назвал «террористической группировкой» и «второй Аль-Каидой». Израиль, со своей стороны, не скрывает намерения провести очередную военную акцию против «Хизбаллы».
В связи с этим необходимо подчеркнуть усиление роли России и повышение ее авторитета на Ближнем Востоке, подтверждением чего явился официальный визит в Россию в конце января 2007 г. Саада Харири, лидера парламентского большинства и руководителя партии «Аль-Мустакбаль». Темой переговоров с российскими официальными лицами, в том числе с председателем Совета безопасности РФ, стала, наряду с обсуждением двусторонних отношений, возможность содействия России в «прекращении вмешательства в дела Ливана внешних сил».
Известно, что, помимо Израиля и США, важным внешним игроком, влияющим на внутриливанскую политическую ситуацию, является Сирия. В 1976 г. ввод сирийских войск в Ливан способствовал прекращению гражданской войны и стабилизации обстановки в этой стране. Тем не менее широкие полномочия, которыми пользовались в Ливане представители сирийских госструктур (в том числе спецслужб), вызывали недовольство части ливанцев, а также раздражали Запад, в частности США и Францию. Такая ситуация привела к тому, что, согласно решению ООН, Сирия в 2004 г. вывела свои войска из Ливана. Негативно отразилось на отношениях между Сирией и Ливаном убийство в Бейруте в феврале 2005 г. премьер-министра Ливана Рафика Харири; в причастности к этому событию США обвинили сирийские спецслужбы (что так и не было доказано комиссией ООН). Во время израильского вторжения в Ливан в июле-августе 2006 г. Сирия оказывала всяческую поддержку Ливану. Через ее территорию уходили потоки ливанских беженцев и шли в Ливан гуманитарные грузы, а также, возможно, осуществлялось снабжение вооружением и боеприпасами «Хизбаллы» (что также не было доказано официально). Сирия поддерживает определенные силы в Ливане и продолжает оказывать существенное влияние на процессы в стране, в том числе на политический кризис, продолжающийся с декабря 2006 г. Иран поддерживает исламистские шиитские движения в Ливане, чему противятся суннитские арабские страны, прежде всего Египет, Саудовская Аравия, Иордания. Эти внешние факторы, в числе прочих, сыграли свою роль и в последних событиях в Ливане в мае 2008 г.
Когда после соглашения в г. Дохе генерал Мишель Сулейман 25 мая был избран президентом Ливана, он по предложению парламентского большинства, представленного партией «Аль-Мустакбаль» и правохристианскими силами, назначил Ф. Сеньору премьер-министром. Лидеры оппозиции (Хасан Насралла и генерал Аун) в ходе парламентских консультаций выступали против этого назначения и выдвигали свои кандидатуры. Тем не менее Ф. Сеньора приступил к формированию правительства национального единства, куда должны войти и представители оппозиции, в том числе движения «Хизбалла». Процесс, по сообщениям арабской прессы, проходит достаточно сложно, так как обе противоборствующие парламентские группировки ведут острую борьбу за обладание ключевыми министерскими портфелями.
На данный момент вспышку новой гражданской войны в Ливане удалось предотвратить. Важную роль в этом сыграли усилия Лиги арабских государств и особенно Египта, Сирии и Саудовской Аравии. Однако ситуация остается достаточно сложной. Будущее Ливана во многом зависит как от дальнейших действий противоборствующих сил внутри страны, так и от внешних факторов. В качестве позитивного факта отметим начало переговоров между Сирией и Израилем о возможности заключения между ними мирного договора, которое коренным образом изменило бы ситуацию не только в Ливане, но и на всем Ближнем Востоке.
 
 
Примечание
 
[1] Одной из причин ликвидации телекоммуникационной сети, по сообщения египетских СМИ, являлось то, что с помощью нее «Хизбалла» имела прямую связь с иранским руководством, в том числе со спецслужбами Ирана, которые снабжали лидеров «Хизбалла» необходимой информацией. В частности, такая связь и использование ее определенных технических компонентов в период противостояния «Хизбаллы» с израильской армией в июле-августе 2006 г. позволяли дезориентировать приборы наведения израильских боевых самолетов, и в то же время давали возможность боевикам «Хизбаллы» наносить точные удары по израильским целям.
 
[2] Христиане-марониты принадлежат к Униатской восточнокатолической церкви. Община стала называться маронитской по имени христианского святого Маруна, проповедовавшего в конце IV – начале V вв. на территории современной Сирии.
 
[3] Друзы – арабы, приверженцы мусульманской секты, совмещающей принцип единобожия с утверждением, что Бог раскрывает себя в ряде последовательных инкарнаций. Название «друзы» происходит от имени мусульманского проповедника Ибн Исмаила ад-Дарази, проповедовавшего в начале ХI в.
 
[4] В 1920-х годах христиане составляли более половины населения Ливана. На 2006 г. в Ливане проживало 3 млн. 925 тыс. человек. Наиболее многочисленной общиной являются мусульмане-шииты – 40%, на долю христиан приходится чуть больше 30%. 
 
[5] «Насралла» в переводе с арабского означает «победа Аллаха».
 
[6] По разным данным, потери израильской армии составили от 140 до 300 убитых и около тысячи раненых военнослужащих, а также до 80 уничтоженных единиц бронетехники.


Опубликовано на портале 12/06/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика