Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Герхард Шредер: Грубые ошибки Запада

Версия для печати

Избранное в Рунете

Герхард Шредер: Грубые ошибки Запада


«Шпигель»: Г-н Шредер, кто виноват в кавказской войне?    
     
Шредер: Нет никаких сомнений в том, что корнями этот конфликт уходит вглубь истории. Прошел он и разные исторические формы. Но событием, вызвавшим нынешние вооруженные столкновения, стало вторжение грузин в Южную Осетию. Тут не нужно ничего затушевывать.
     
«Шпигель»: Доли вины Москвы в этом вы не видите? И несоразмерности действий российских военных – тоже?
     
Шредер: Об этом я судить не могу и не хочу. Известно, однако, что у военных конфликтов появляется своя инерция. Сейчас важно только то, чтобы план французского президента, включающий шесть пунктов, был использован всеми участниками.
     
«Шпигель»: А вы верите, что работающие в Тбилиси американские советники подталкивали Грузию к вооруженным действиям?
     
Шредер: Я бы так далеко в предположениях не заходил. Но всем известно, что военные консультанты США в Грузии есть. Они там базируются, что мне никогда не казалось особенно разумным. И было бы странно, если бы эти эксперты были вовсе ни о чем не осведомлены. Для этого они должны были оказаться или до крайности непрофессиональными, или просто обманутыми – а такое невозможно себе представить.
     
«Шпигель»: Правительство США утверждает, что рекомендовало президенту Грузии Саакашвили воздержаться от военной операции. Все происшедшее в гораздо большей мере на руку Путину, ведь правда?
     
Шредер: Это предположения. Я в них разбираться не настроен. Мне ясно, что никто в московском руководстве не заинтересован в военных столкновениях. У России достаточно внутренних проблем, ждущих решения. Например, необходимо бороться против коррупции и произвола чиновников. Есть у России и другие проблемы, о которых она сама часто говорит. Президент Медведев и премьер Путин ими занимаются. Между прочим, совместно, дружелюбно и уважительно, а не конкурируя, как часто утверждают журналисты, склонные гадать на кофейной гуще.
     
«Шпигель»: Может быть, но ведь сейчас речь о другом: утрату статуса великой державы Россия пережить не смогла. В последние годы она чувствует себя все более притесняемой и унижаемой НАТО. Достаточно вспомнить войны на Балканах, вторжение «коалиции единомышленников» под предводительством Вашингтона в Ирак, объявление независимости Косово...
     
Шредер: ... и не забудьте еще сооружение американской противоракетной системы в Польше и Чехии.
     
«Шпигель»: Во всех этих ситуациях Кремлю оставалось лишь созерцать происходящее. Не может ли быть так, что Москва, обретя экономическую и военную силу, решила использовать первый же шанс, чтобы отомстить Западу, – а для этого друг Америки Саакашвили самый подходящий кандидат? Может быть, Путин решил выдвинуть свои имперские притязания?
     
Шредер: По моему мнению, Запад действительно совершил в политике по отношению к России грубые ошибки. Нужно ли выстраивать какую-то взаимосвязь с нынешними событиями на Кавказе, усматривать ответ России на провоцирующее поведение Грузии? Я считаю ошибочным связывать эти вещи.
     
«Шпигель»: То есть вы не разделяете вновь разгоревшегося у многих людей на Западе страха перед «российской угрозой»?
     
Шредер: Совершенно не разделяю. У Запада сложилось восприятие России, имеющее мало общего с реальностью.
     
«Шпигель»: Может быть, новый весьма уверенный в себе дуэт московских лидеров пришел к убеждению, что Россия Западу нужнее, чем он – России?
     
Шредер: Обе стороны зависят друг от друга. Ни одной существенной проблемы в мировой политике и международной экономике нельзя решить в обход России – ни атомного конфликта с Ираном, ни вопроса с Северной Кореей, ни установления мира на Ближнем Востоке. В том числе и проблемы климата можно решить только сообща. Между прочим, Москва Киотский протокол о борьбе с потеплением ратифицировала, а аналогичного действия Вашингтона нам приходится все еще ждать. Есть и отдельный аспект – энергетическая политика. Только далекие от реальности люди могут тешить себя представлениями, что Западная Европа в состоянии стать независимой от российской нефти и газа. А с другой стороны, русским нужны надежные покупатели для поставляемых ими энергоносителей.
     
«Шпигель»: Вы не видите основания отказаться от особого германо-российского «стратегического партнерства» вследствие жестких действий России на Кавказе? Или хотя бы заморозить его?
     
Шредер: Нет. Не вижу повода из-за Грузии ставить этот проект под сомнение. Когда две стороны зависят друг от друга, это повышает уровень безопасности в их отношениях. Не нахожу, кстати, ничего разумного в постоянной критике российских капиталовложений в Германии. Кому может повредить, что г-н Мордашов становится совладельцем TUI, г-н Дерипаска покупает 10% Hochtief или другой олигарх приобретает пакет акций Escada? Я за то, чтобы инвестиций в немецкую экономику было не меньше, а больше. По историческому опыту видно, что такие экономические взаимопереплетения оправдывают себя и политически.
     
«Шпигель»: В ваших речах слышатся интонации Генри Киссинджера. Вы всегда придерживались такого мнения?
     
Шредер: Когда был в молодежной организации социал-демократов, наверняка думал иначе. Но с той поры, как мне на посту канцлера пришлось профессионально заниматься вопросами внешней политики, этот трезвый подход мне нравится больше всех других – к тому же он и самый разумный.
     
«Шпигель»: Мы с пониманием относимся к бесстрастной реальной политике. Но, может быть, настало время провести красную черту, переступать которую Москве было бы запрещено, если она собирается и впредь быть партнером Запада в различных международных организациях? Например, потребовав незамедлительного вывода всех российских войск из Грузии, признания территориальной целостности – на чем решительно настаивает американский госсекретарь Кондолиза Райс?
     
Шредер: Не думаю, что Россия намеревается следовать политике аннексии. Не думаю также, что в Южной Осетии или Абхазии возможно возвращение к Status quo ante, состоянию, которое было до войны, – это исключено. По моему восприятию человека, находящегося вне конфликта, происходившее на Кавказе связано не столько с великодержавными притязаниями России, сколько с устремлениями гражданского населения.
     
«Шпигель»: Следует ли Германии принимать военное участие в миротворческих войсках на Кавказе?
     
Шредер: Министр иностранных дел Германии уже давно участвует в поисках политического решения, занимаясь челночной дипломатией. И он вполне разумно заявил: если ОБСЕ по согласованию со сторонами конфликта сможет играть там некую роль, то Германия никак не должна стоять в стороне. Но если будет проводиться какая-то миссия без однозначного согласия России, то я бы не хотел, чтобы немецкие солдаты принимали в ней участие, – наша совместная история этого не позволяет.
     
«Шпигель»: Следует ли принять Грузию в НАТО?
     
Шредер: Я считаю, что немецкое правительство – и здесь я хочу сделать комплимент и г-же Меркель, и г-ну Штайнмайеру – совместно с правительством Франции на саммите НАТО в апреле в Бухаресте вело себя разумно...
     
«Шпигель»: ... не пойдя навстречу желанию Америки и восточноевропейских стран, которые были готовы быстро принять Грузию и Украину, и отодвинув тему на задний план с помощью ни к чему не обязывающих обещаний.
     
Шредер: Ну, представьте себе, что мы сейчас оказались бы втянутыми в военное противостояние на стороне уже вошедшей в НАТО Грузии, на стороне совершенно очевидного авантюриста – я думаю, именно так Саакашвили можно сегодня характеризовать. Грузии и Украине нужно сначала разобраться с внутриполитическими проблемами – а до этого еще очень далеко. Мне представляется, что вступление Грузии в НАТО в результате недавних событий на Кавказе по срокам еще более отдалилось. И в этой связи мне трудно понять логику широковещательных обещаний, данных генеральным секретарем НАТО несколько дней назад.
     
«Шпигель»: Республиканский кандидат на пост президента США Маккейн сказал недавно: «Сегодня мы все – грузины».
     
Шредер: Я нет.
     
«Шпигель»: Роберт Каган, идеологический лидер неоконсерваторов и поныне еще главный внешнеполитический мыслитель республиканцев, объявил тот день, когда российские войска вошли в Грузию, переломным моментом истории, началом новых территориальных конфликтов между великими державами, событием, «не менее значимым, чем падение Берлинской стены 9 ноября 1989 года».
     
     
Шредер: Я это читал, но и здесь я логики не вижу. Каган был среди тех, кто настоятельно советовал ввести войска в Ирак. Последствия этого и для Америки, и для Европы оказались печальными. Может быть, лучше просто не слушать таких советов?
     
«Шпигель»: Недавно в газете Zeit вы писали, что «переходная фаза американского доминирования» подходит к своему концу. Что конкретно вы имели в виду и следует ли из этого, что мир сам по себе станет многополярным и улучшится?
     
Шредер: Конец однополярного доминирования Америки определяется не только появлением на арене кандидата на пост президента от демократов Обамы, но и политикой разумно мыслящих республиканцев. Если почитать непредвзятый доклад группы Бейкера – Хамильтона о перспективах Ирака, несложно заметить, что следующий президент США будет просто вынужден действовать в рамках многополярной системы. Независимо от того, что заявляет тот или иной политик во время предвыборной кампании в Соединенных Штатах.
     
«Шпигель»: То есть независимо от того, будет ли следующим шефом Белого дома Барак Обама или Джон Маккейн?
     
Шредер: Конечно, это не одно и то же. Но я полагаю, что и правительство республиканцев – а я не буду в восторге, если оно придет к власти – не смогло бы обойтись без поворота к более многополярным действиям, к вовлечению союзников и к сотрудничеству в международных организациях. Очевидно, что уже и в Вашингтоне поняли, что, может быть, и можно в одиночку выиграть войну, но нельзя выиграть мир.
     
«Шпигель»: Какую роль в этом многополярном мире должна играть Европа? Разве нет четкой разделительной линии между Германией, Францией и Италией, не желающими именно сейчас отказываться от сотрудничества с Москвой, и странами Балтийского региона, а также Польшей и Чехией, курс которых определяет страх перед Россией?
     
Шредер: Объединять Европу в вопросах внешней политики и безопасности после 2005 года, когда я перестал быть федеральным канцлером, явно стало не проще. Это связано и с тем, что в ЕС появились новые государства. Этот процесс объединения Европы нужно рассматривать как исторический шанс, даже если приходится платить за него определенную цену.
     
«Шпигель»: Но дело затягивается.
     
Шредер: Именно это и есть цена. Европа сможет действительно играть роль в контексте отношений между Америкой, с одной стороны, и Азией – с другой, только в том случае, если удастся установить тесные отношения с Россией – и их сохранить. Я считаю Россию частью Европы в большей мере, нежели элементом любой из других констелляций.
     
«Шпигель»: И Россия сама так же понимает свою роль?
     
Шредер: По меньшей мере нынешнее российское руководство. И мы в Германии и в Европе должны в этом видеть шанс. У России есть и азиатская альтернатива, у Европы ее нет. Между прочим, такая констелляция вовсе не обязательно должна своим следствием иметь ухудшение отношений с США.
     
«Шпигель»: Это звучит очень оптимистично. Вы, значит, не считаете, что начинается новый виток холодной войны?
     
Шредер: Нет. Во всяком случае, это не в интересах российского руководства. Я вообще не вижу смысла в том, чтобы демонизировать Россию. И я полагаю, что Москва скоро снова почувствует потребность теснее интегрироваться в международное сообщество.
     
«Шпигель»: А Вашингтон откажется от идеи наказать кремлевское руководство и вытеснить Россию из «Восьмерки»?
     
Шредер: Этот узкий взгляд на вещи, характерный для Маккейна, не сможет стать главенствующим – на это я надеюсь и этого ожидаю.
     
«Шпигель»: Это вы говорите в вашем качестве бывшего федерального канцлера или служащего российского госконцерна «Газпром»?
     
Шредер: Журналу «Шпигель» не стоило бы участвовать в распространении сведений, не соответствующих действительности. Я ни у кого не служу. Я председатель комитета акционеров Nord Stream, совместного голландско-германо-российского предприятия. Его единственной задачей является строительство трубопровода через Балтийское море и повышение надежности снабжения газом Германии и Европы.
     
«Шпигель»: Г-н Шредер, мы благодарим вас за эту беседу.
     
     
      Беседу вели Герхард Шперль и Эрих Фоллат
 


Опубликовано на портале 04/09/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика