Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Кризис мировой (долларовой) валютно-финансовой системы, мультивалютный мир и Первая глобальная Великая депрессия ХХI века

Версия для печати

Избранное в Рунете

Олег Маслов

Кризис мировой (долларовой) валютно-финансовой системы, мультивалютный мир и Первая глобальная Великая депрессия ХХI века


«Текущий кризис отмечает собой конец эры кредитной экспансии,
 основанной на долларе как международной резервной валюте»
(Д.Сорос)
 
 
 
О кризисном состоянии мировой валютно-финансовой системы
По словам министра финансов США Генри Полсона (Henry Paulson), мировые рынки могут еще долгое время не отойти от свалившихся проблем «ипотечного» кризиса: «Испытываемый в настоящий момент финансовый кризис имеет серьезный и затяжной характер». Бернард Коннолли, ведущий мировой стратег лондонского подразделения American International Group"s Banque AIG, пошел еще дальше: «Мировая капиталистическая система на грани коллапса; она не может противостоять краху на фондовом рынке». Эксперты прагматично обобщают: «Существующая мировая финансовая система с долларом как мировой резервной валютой, создавалась в условиях, когда аналогичными действиями занималась только одна группа стран – ближневосточные государства, торгующие нефтью. Доллар остался один, но теперь уже две группы стран с хорошими доходами, но слабо развитой финансовой системой закачивают в США свои деньги. Только Китай накопил триллион долларов и в этом году может прибавить к нему еще 200 миллиардов. Опасность здесь в том, что если не дай бог случится кризис в растущих азиатских экономиках, это сразу уронит и цены на нефть. И тогда обмелеют сразу оба источника, накачивающие американскую финансовую систему деньгами» (KM.RU).
Всемирно известный алармист Линдон Ларуш проводит следующую историческую параллель: «Некоторые лица из высших кругов США неоднократно задавали мне следующий вопрос: «Мы согласны с вашей стратегической оценкой мировой экономической и валютно-финансовой ситуации. Однако, ситуация политически не созрела для реформ, которые необходимы для будущего восстановления нашей экономики. Можете ли вы определить более скромные, промежуточные шаги, которые можно было бы рассматривать как временные меры?» Мои отлично информированные собеседники знают, что сегодняшняя валютно-финансовая система уже не просто обанкротилась, но вступает в фазу, которую прошла валютно-финансовая система Германии в конце 1923 года. Тогда Германию (временно) спасла новая система, опиравшаяся на американское золото. Только такие же решительные и внезапные перемены могут спасти экономику США от гораздо худших последствий, нежели просто экономической депрессии – от общего кризиса. Сегодняшнюю валютно-финансовую систему невозможно реформировать, ее следует заменить системой управления банкротством в соответствии с преамбулой к федеральной конституции США». Экономист Т.Муранивский подчеркивает: «Современная мировая валютно-финансовая система находится в состоянии продолжительного и непрерывного кризиса в течение более 30-ти лет. Его началом явился кризис Бреттонвудской валютной системы США в конце 60-х годов. Октябрь 1997 года, как и октябрь 1987 года, оказались своего рода «пиками» общего кризиса, воочию вскрывшими нечистоплотность манипуляций на фондовых рынках, хронические болезни мировой валютно-финансовой системы и символизирующими начало ее распада и гибели. Это подтверждают также сомнительные меры по преодолению кризисных явлений, которые, как и во время кризиса 1987 года, не только не устраняют их причины, но лишь загоняют кризис вглубь, где он созревает, чтобы затем проявиться с новой разрушительной силой».
«Нынешний кризис может привести к смене парадигмы в мировой финансовой системе. Возврата к так называемому «нормальному состоянию» в обозримом будущем не предвидится. Привычка отказываться от сколько-нибудь ответственной оценки рисков в пользу ультрарискованных операций ради достижения быстрой прибыли достигла конечного предела. В банковской системе распространилось недоверие», - считает немецкий экономист М.Либиг. «Смена парадигмы в финансовой сфере Европы и США может оказаться медленным, трудным и болезненным процессом. Стоит всего лишь представить себе, что за последние годы более половины корпоративных доходов в США было извлечено из финансового сектора, а в Великобритании – возможно, и больше», - подчеркивает Либиг.
А каковы оценки реальности? «Если бы марсиане решили прослушать в курилках финансовых компаний, они бы решили, что в крахе фондовых рынках виноваты стечения обстоятельств, невезение, что фондовые рынки разрушаются из-за «идеального шторма» невезенья, неожиданного падения метеорита, пятен на солнце, черных дыр или другой аномалии, когда миллионы жертв и ни одного виновного», - иронизирует М.Джилберт. В.Колташев отмечает: «Перепроизводство капиталов является громадным. Их основанная масса сосредоточена на фондовом рынке, поскольку для вложений в реальный сектор в мире почти не осталось мест. В итоге в 2007 году акции росли, а компании все больше буксовали, скрывая убытки и фальсифицируя прибыль. Торговля бумагами процветала. Однако успешно спекулировать акциями можно только когда считается, что за ними стоит устойчивый бизнес. Но как только рынок начинает понимать, что реально скрывается за акциями, происходит падение. Не обязательно это означает падение бумаг всех компаний. Однако вслед за первым падением следует второе, третье и так далее».
«Возможна ли ситуация предельного риска, связанная с падением финансовой системы США со всеми вытекающими отсюда глобальными рисками, в т.ч.: разрушением мировой финансовой системы, обесценение огромных валютных резервов Китая, Японии и России; цепного падения фондовых индексов и рынков недвижимости по всему миру, сопутствующего падения спроса на экспорт России, Японии и Китая, падением цен на сырье, возникновение мировой депрессии подобной кризису 1929-1933 г.г., начавшейся как известно с массированного биржевого краха в США», - задается вопросом экономист А.Смирнов.
 
Крах мировой валютно-финансовой системы
Российский интеллектуал И.Бощенко выделяет существенное: «Редко что в этом мире происходит само собой, особенно в социальной среде, если что-то произошло, то обязательно есть тот, кому это было нужно. Если внешне причинно-следственная связь не видна, это значит, что она хорошо скрыта, а не то, что её нет. Первобытному человеку можно было сколько угодно долго показывать фокус с движущимся по столу гвоздём и магнитом на колене у фокусника, ведь он не знал про магнетизм, и для него движение гвоздя было чем угодно, но не связано с фокусником. Сейчас нам всем готовятся показать «фокус» с мировыми финансами». Категоричен Л.Ларуш: «За исключением обычных мошенников и безграмотных в области экономики людей, влиятельные круги во всем мире, уже без прежних оговорок, признают, что перезрелая до степени гниения мировая валютно-финансовая система обречена на скорый коллапс по типу цепной реакции».
Необходимо признать, что профессионального обсуждения темы краха мировой (долларовой) валютно-финансовой системы в экспертном сообществе нет. Так А.Сушинский отметил: «Экономисты, и в том числе видный американец Уильям Сэнфорд, автор труда «Виртуальная экономика», полагают, что крах доллара состоится в 2001 году, то есть к тридцатилетию достопамятного решения Никсона. Крах доллара, по Сэнфорду, будет представлять собой и полный крах монетаризма как «экзистенциальной, иррациональной и спекулятивной системы ценностей». Несбывшиеся прогнозы – вот что препятствует профессиональному обсуждению темы грядущего кризиса. Но нам сегодня важно отметить, что ныне действующие надгосударственные институты не в состоянии предотвратить надвигающуюся Первую глобальную Великую депрессию.
 
Слабый доллар на перекрестке суждений
Не является большим секретом, что с августа 2002 года доллар непрерывно падает относительно ведущих мировых валют. В мае 2003 года доллар преодолел планку в $1.17 за евро. С тех пор соотношение доллара к евро изменяется только в рамках данного вектора. И возникает масса вопросов. «С точки зрения экономики, вопросы, возникающие в связи с этим, просты. Является ли снижение доллара, происходившее с 2002 года, иллюстрацией поговорки «за что боролись, на то и напоролись»? Не поднимает ли мировая общественность слишком много шума по поводу необходимой корректировки валютных курсов? Иными словами, дает ли снижение доллара реальный повод для беспокойства? Ответить на эти вопросы не так то просто, поскольку подтверждения можно найти в пользу каждого довода. Например, в течение последних четырех лет, пока доллар мало помалу падал, мир наслаждался самыми быстрыми с начала 1970-х гг. темпами экономического роста. Международный Валютный Фонд считает последнее резкое падение обнадеживающим, поскольку оно не стало причиной потери доверия к доллару как резервной валюте и связанного с этим повышения рыночных процентных ставок. По словам ведущего экономиста МВФ Саймона Джонсона, с этой точки зрения снижение курса доллара представляет собой вполне нормальный процесс. Настоящим поводом для беспокойства является то, что, судя по многим признакам, падение доллара приведет не к усугублению, а всего лишь к сдвигу мировых дисбалансов» (К.Джайлс).
Действительно, Фред Бергстен, директор Института Международных Экономик (Institute for International Economics), считает, что слабый доллар побудит транснациональные корпорации переводить прибыль их дочерних структур, находящихся за переделами США, в доллары. Это поддержит американскую экономику. Слабый доллар также подтолкнет иностранных инвесторов покупать подешевевшие акции и иные активы американских компаний. Снижение курса доллара способно увеличить приток иностранных инвестиций в США намного больше, чем рост индексов фондового рынка.
Постоянно раздаются призывы не драматизировать спад. В 90-е годы ХХ века доллар подорожал по отношению к 34 основным мировым валютам на 28%, за период с мая 1995 года по февраль 2002 года покупательная способность доллара выросла на 50%. Необходимо вспомнить, что с марта 1985 по декабрь 1987 года курс доллара снизился так значительно, что появились слухи, что его дни сочтены. С 1967 года доллар во многих странах мира «хоронили» неоднократно. Это привело к тому, что тема «крах доллара» стала обычной алармистской темой, имеющий невысокий индекс упоминания, прерывающийся периодическими всплесками интереса. Стоит вспомнить, что крах доллара предрекали многие всемирно известные финансисты. В 2000 году Уоррен Баффет и Джордж Сорос заявляли о переводе своих валютных средств в евро в ожидании падения доллара.
Российский экономист М.Хазин отметил, что «в США «всегда» (на практике, после II Мировой войны) был очень высокий уровень потребления – как «демонстрация» социализму. Сегодня это уровень виден в разнице в доле общего производства США (около 20% мирового ВВП) и их потребления (порядка 40% мирового ВВП). И как обеспечивается эта разница? А за счет эмиссии доллара. А эта эмиссия, естественно, вызывает инфляцию доллара на мировых рынках, которую мы и видим последние годы. Возникает естественный вопрос: а почему этой инфляции не было раньше? А потому, что до середины 90-х годов прошлого века постоянно расширялась долларовая зона в мировой экономике, что и позволяло безинфляционно наращивать их объем. А последние 10 лет расширяться стало некуда – и начались проблемы». Вышеизложенное позволяет нам утверждать, что фокус внимания экспертного сообщества, направленный на США – это не случайность. Именно в США находится большинство индикативных операторов, по которым можно определять вхождение мировой финансовой системы в кризис.
 
США и «сужающаяся клетка»
Необходимо отметить, что позиция ноналармистов проста. Они традиционно рассуждают о том, что экономика США растет быстрее, чем экономики крупнейших стран Европы, и долгосрочные перспективы США лучше, чем перспективы стран Европы. Они фокусируют внимание на том, что в Европе более тяжелая демографическая ситуация. Европа «стареет» и вынуждена тратить значительно больше средств, чем Америка на социальные программы и выплаты пенсий. Ноналармисты постоянно подчеркивают, что опыт последних десятилетий также показывает, что инвестиции в американскую экономику дают большую прибыль, чем инвестиции в европейские компании.
Алармисты используют разнообразные метафоры. Известный российский экономист С.Глазьев использует при осмыслении кризиса долларовой системы в качестве метафоры «финансовую пирамиду», подчеркивая историческую ограниченность всех «пирамид». Пауль Фриц видит экономику США в формате «сужающейся клетки»: «Если американская экономика в один прекрасный день рухнет под бременем ее астрономического долга, весь мир будет ввергнут в катастрофу. Уже в 1988 году американское государство, его предприятия и потребители аккумулировали глобальный долг, равный 11 400 млрд. долларов. Его невозможно даже теоретически покрыть, основываясь только на производстве конкретных товаров. Из этого следует, что Соединенные Штаты являются узниками спиралевидного увеличения долгов и долговых процентов. Американская экономика находится в клетке, стенки которой постоянно сужаются, и что отныне больше не приходится говорить о «неисчерпаемой жизненности» США. Те, кто продолжают еще верить в это миф, абсолютно не понимают реального функционирования механизмов, на которых основывается мировая экономика последние два или три десятилетия. Если приток капитала в Соединенные Штаты будет замедлен, если, к примеру, Япония или нефтяные эмиры войдут в фазу экономического кризиса и перестанут инвестировать свои доллары за Атлантику, Америка мгновенно перестанет быть великой державой. Хуже того, она рискует затянуть в воронку кризиса множество других стран и народов. Быть может, лишь тогда американофилы поймут, что они сделали неверную ставку, и что фетишизация доллара была лишь тревожной иллюзией».
Аналогичной позиции придерживается и Л.Пайдиев: «Не о наличных долларах, евро и юанях идёт речь, а о ценных бумагах, номинированных в них. Финансовые директора фирм, хеджируя свои риски, обращаются к банкирам - а те оперируют покупая ценные бумаги. Банкиры умеют сами эмитировать деньги, был бы спрос. В случае инфляции доллара весь мир начнет распродавать ценные бумаги, номинированные в долларах, и покупать те, что номинированы в евро, йенах, юанях... Начнется отток капитала с фондового рынка Соединенных Штатов. И эта волна может опрокинуть американский «катамаран»!
 
Выбор США
Аналитик Е.Светин связывает, как и большинство интеллектуалов, мировой финансовый кризис и кризис в США: «Реалисты утверждают, что финансовый кризис может стать мировым, если только он поразит США. Дело в том, что Америка - стержень мировой экономики (более 30 процентов мирового ВВП) и мировой финансовой системы (доллар - мировая резервная валюта, американским гражданам и корпорациям принадлежит 55 процентов всех выпущенных в мире акций). С этим утверждением трудно спорить». Экономист М.Хазин считает, что «США не в состоянии одновременно и нести ответственность за всю мировую финансовую систему, и бороться с собственным экономическим кризисом. В этой ситуации администрация США оказывается перед дилеммой: либо поддерживать доллар как единую меру стоимости и расчетную единицу всей планеты и тем самым губить американскую экономику, либо, наплевав на мировую финансовую систему, спасать Соединенные Штаты. Демократы и во времена Клинтона, и теперь склонны к первому варианту (что естественно, поскольку их главный спонсор — финансовые воротилы Уолл-стрит), республиканцы — ко второму».
Управляющий директор HSBC Стивен Кинг убежден, что «США не собираются связывать себе руки общепринятыми правилами финансового мира. Возможно, это связано с тем, что во всем мире доллар выполняет роль резервной валюты: он нужен всем, а значит, Америка может позволить себе поступать по своему собственному усмотрению без оглядки на правила». Таким образом, мы с вами должны исходить из видения кризисной ситуации, в рамках которой потенциальный источник мирового кризиса будет, с достаточно высокой вероятностью, выбираться из кризиса, исходя из собственных интересов. А что будет предпринимать Китай, ЕС, «ядро» ОПЕК – страны GCC и Россия?    
 
Трудный путь евро
Российский экономист А.Величенков отмечает трудный исторический путь евро: «Сколько Европа шла к своему евро, проходя стадии «клиринга 1» и «клиринга 2», ЭКЮ... Сорок лет! …Европа шла к евро с 1989 года целых десять лет. А до того они много лет выстраивали систему ЭКЮ, которую США разрушили, спровоцировав финансовый кризис 1992 г. а Англии. Кстати, он засосал еще 12 стран». Д.Тененбаум отметил, что «валютное нездоровье, происходящее от США, запустило в действие сильную реакцию в континентальной Европе. Французский президент Жискар д’Эстен и западногерманский канцлер Гельмут Шмидт выдвинули инициативу по созданию Европейской Валютной Системы». Многие эксперты убеждены в том, что «стерлинговый кризис» сентября 1992 года, когда фунт был исключен из Европейского механизма регулирования обменного курса, был направлен против ЭКЮ, а точнее, против идеи общеевропейской валюты. «Дело в том, что в США была создана совершенно уникальная система, которая сочетала финансовые и силовые инструменты, смысл которых состоял в том, что капиталы всего мира загонялись в США. Принцип был такой - в Америке могут быть дела плохо, но в окружающем мире должны быть еще хуже. Самый яркий пример, это 1992 год, торпедирование экю Соросом, 1997-1999 годы – первый кризис глобальный экономики, 1999 год – война в Косово, которая была на самом деле войной против евро. Было много и более мелких, но ничуть не менее существенных эпизодов» (М,Делягин). «Высокий курс доллара в других странах давно потерял связь с успехами американской экономики и держится в основном на имидже американской валюты как самой надежной в мире. Если этот имидж пошатнется и появится более надежная альтернатива (например, евро), то лавина обесценившихся долларов буквально захлестнет экономику США. Пока что США успешно поддерживают этот имидж. Например, военная операция в 1999 году в Югославии подорвала позиции евро, и многие аналитики сходятся на том, что это и было ее истинной целью. Если США были готовы идти на такие меры, следовательно, опасность для доллара действительно существует» (И.Федаченко)
У.Рис-Могг выделил аспект активного воздействия на евро, с целью разрушения европейского валютного союза: «Нефтяные кризисы 1970-х на страны Европы воздействовали по-разному. В распоряжении Британии и Норвегии были североморские нефтяные месторождения, где можно было увеличить добычу. У Германии и Франции, напротив, собственной нефти не было, или почти не было. В грядущую эпоху дефицита нефти из-за подобных различий возникнут трудности с поддержанием зоны евро. "Дифференцированные шоки" по определению представляют угрозу для валютных союзов». Необходимо вспомнить и пламенный призыв Линдона Ларуша: «Чем скорее мы похороним евро, тем лучше. Если доллар рухнет — это конец мировой финансовой системе. А если евро рухнет — ничего страшного не произойдет. Мы должны быть реалистами».
 
Евро против доллара
Агентство деловой информации Bloomberg сообщило, что долларовая доля мировых валютных запасов, по данным Международного валютного фонда, упала до рекордно низкого уровня. Если в конце июня 2007 года на доллар приходилось 65% мировых валютных запасов, то в конце сентября эта доля снизилась до 63,8%. За тот же период доля евро увеличилась с 25,5 до 26,4%. Эти данные, подчеркивает Bloomberg, показывают, что центральные банки диверсифицировали свои валютные запасы, избавляясь от долларов. В 2007 году страны-члены ОПЕК снизили доли долларовых накоплений в своих резервах. Их постепенно заменяют вкладами в евро, иенах и фунтах стерлингов. Так, объемы долларовых резервов стран ОПЕК, которые обеспечивают до 40% мировой добычи нефти, уменьшились за год с 67 до 65%. При этом доля евро выросла с 20 до 22%. Это официальная информация. А как оценивают перспективы противостояния евро и доллара эксперты?
Л.Комп считает, что «относительная сила евро – это лишь отражение слабости доллара». Но есть и иные позиции. «Мы начинаем наблюдать определенный отход от доллара к евро, как со стороны частного сектора, так и со стороны денежно-кредитных властей и центральных банков», - заявил бывший глава ФРС А.Гринспэн. «Бодание доллара и евро будет проходить до победного конца, пока с американца не сорвут регалии мировой резервной валюты. Это отнюдь не значит, что передача полномочий пройдет под контролем, и в самый напряженный европейцы не станут разбегаться по национальным квартирам, не выдержав оказанной им чести. В любом случае, они видели и не такое, так что коллапс единой европейской валюты не станет последним днем Европы. Как и коллапс доллара не станет последним днем Америки», - считает экономист А.Николаев. «В долгосрочной перспективе” мир избавится от диктатуры доллара, но в ближайшие годы американцы эту мясорубку могут закрутить ещё раз – либо поделившись ролью мировой валюты с евро, либо наоборот – нагнув этого конкурента. Варианты могут быть разные. Трагично то, что у нас в стране до сих пор смотрят на проделки ЦБ РФ с рублём как на нечто нормальное, даже необходимое» (С.Родинов).
Многие экономисты предрекают победу евро. «Из множества прогнозов о будущей глобальной валютно-финансовой системе выделим наиболее знаковые. Мировая кредитно-финансовая систем (МКФС) готовится к смене мировой валюты…Доллар должен передать пьедестал мировой валюты «евро». Сам доллар, как в свое время это сделал фунт стерлингов, останется просто национальной валютой. Результат смены лидера - общее уменьшение денежной массы в мире (за счет падения курса доллара) и приведении ее в соответствие с товарной массой», - считают Г.Лебедев и С.Тимофеев. «Я не знаю, по отношению к какому активу доллар упадет в следующий раз. Сумма факторов, вызвавших девальвацию доллара к йене, нефти, золоту, существует и на других сегментах рынка, но я думаю, что одним из самых привлекательных по недооцененности и надежности является евро. Поживем – увидим» (А.Кельчевский). Но есть и сомневающиеся в перспективах евро и Европы.
А.Зайко и А.Бирман отмечают: «В теории приток капиталов, спасающихся от краха американской валюты, в зону евро мог бы серьезно укрепить экономику региона, превратив его на фоне нестабильности и упадка в США в естественный «остров спасения». Однако у подобного сценария есть одно уязвимое место. Он может реализоваться только в том случае, если в Европе к моменту кризиса успеет сформироваться централизованная политическая и финансовая система. Учитывая итоги референдумов по конституции ЕС, прошедших во Франции и Нидерландах, рассчитывать на скорое появление Соединенных Штатов Европы не приходится». Они считают, что «отсутствие роста и жесткой антикризисной системы на финансовом рынке не позволят Европе в случае глобальных трудностей избежать ущерба. На 25% экономика еврозоны зависит от экспорта в США и Японию, которые могут стать основными пострадавшими. Скомпенсировать этот ущерб в нынешних условиях вряд ли возможно».
Российский экономист А.Кобяков, отметивший поддержку евро со стороны доллара, выделил следующее: «Многое указывает на то, что, благословив защиту евро в краткосрочном плане, Америка в действительности решала среднесрочную задачу обеспечения своей собственной финансовой стабильности. Американцев вынудила присоединиться к компании защитников единой европейской валюты реальная угроза начала нового глобального экономического кризиса. Умеренное и плавное, а главное управляемое повышение курса евро — своего рода сброс пара через предохранительный клапан. Оно позволяет хоть немного выровнять рассмотренные выше гигантские перекосы, существующие в мировой экономике. В противном случае рано или поздно эти дисбалансы должны были неминуемо привести к обвальному резкому падению доллара и американских финансовых активов с непредсказуемыми и трудно контролируемыми последствиями и побочными эффектами, включая полномасштабную панику и острое кризисное развитие событий. Похоже американцы осознали, что ситуация стала угрожающей — сохранение status quo чревато срывом и последующей цепной реакцией, когда событиями нельзя станет управлять. Лучше контроль над ситуацией, чем «эффект домино», подобный событиям 1997-1998 гг. Можно вздохнуть с облегчением — сбросом пара удалось предотвратить взрыв котла, в котором кипят мировые финансы. Но радоваться рано. Ведь в долгосрочном плане все предпосылки глобального кризиса сохраняются. И мировая экономика продолжает оставаться в кратере, временно спящего, но действующего вулкана».
 М.Делягин убежден, что «финансовое, политическое, технологическое и идеологическое ослабление еврозоны становится категорическим стратегическим условием выживания США как геополитического лидера современного мира». А это позволяет предположить, что локальная финансовая война между евро и долларом далека от завершения.
 
Финансовые войны
Президент Франции Николя Саркози во время визита в США в ноябре 2007 года не стал искать эвфемизмов и изрек, что доллар не может больше оставаться причиной проблем. Саркози заявил, что «монетарный хаос может превратиться в экономическую войну», жертвами в которой станут все страны (К.Джайлз). Данное заявление заставляет нас обратиться к теме «финансовых войн».
Известный российский интеллектуал Ю.Крупнов в работе «Как Россия сможет предотвратить пятую мировую войну» приводит высказывание субкоманданте Маркоса, лидера повстанцев-сапатистов: «Одновременно с рождением IV Мировой войны, будет изобретено новое военное «чудо»: бомба финансовая. Дело в том что, в отличие от своей предшественницы в Хиросиме и Нагасаки, бомба финансовая не только разрушает город (страну, в этом случае) и несет смерть, страх и нищету тем, кто там живет, или же, в отличие от бомбы нейтронной, не только уничтожает «выборочно». Кроме всего этого, бомба неолиберальная реорганизует и приводит к новому порядку все то, что является объектом ее атаки, превращая его в одну из деталей в головоломке экономической глобализации. Результат ее разрушительного эффекта – уже не горы дымящихся руин и десятки тысяч прерванных жизней, а еще один квартал, добавляющийся к одному из торговых мегаполисов нового мирового гипермаркета, и рабочая сила, реорганизованная для обслуживания нового мирового рынка труда». Крупнов считает МВФ источником финансовой войны: «Головным орудием финансовой войны выступил Международный валютный фонд, разрушительность действия которого сегодня признало подавляющее большинство политиков и экономистов мира, даже среди российских «западников». Схема деятельности МВФ оказалась во всех уголках мира одной и той же: кредит на стабилизацию – дефляция (бездефицитный бюджет) за счет урезания социальных расходов – дефолт – выплата долгов за те кредиты, которые фактически выступали «финансовой бомбой». Четвертая мировая финансовая война показала великолепные возможности новых войн: уничтожаемое население не просто нищает и африканизируется, но еще считает своей святой обязанностью самостоятельно финансировать (через последующую выплату долгов) войну против себя». Высказывание Крупнова – это, безусловно, алармизм. Но он находит отклик у многих и многих.
Военный аналитик В.Слипченко убежден в том, что в начале ХХI века «главное оружие в мире – деньги. Именно деньги наносят удар, именно деньги поражают цели. В современном мире главной стратегической ударной силой стали финансы». Экономист С.Мальцев также оперирует понятиями, близкими к военным: «Резко   возросли   влияние    и    рыночная    власть профессиональных   валютных спекулянтов. По оценкам МВФ, всего полдюжины крупнейших спекулятивных фондов при помощи   банков, которые, как показывает опыт, всегда рады этим клиентам, могут аккумулировать до 900 млрд долларов для нападения на конкретную валюту. Мощь атак фондов Джорджа Сороса на фунт стерлингов в 1992 году и спекулятивных атак на валюты стран АСЕАН показала, что валютный рынок стал объектом манипуляций».
Необходимо признать, что многие сообщения финансовых изданий напоминают фронтовые сводки: «Соединенные Штаты подталкивают Евросоюз к тому, чтобы он увеличил давление на Тегеран по вопросу ядерной программы Ирана, запретив двум иранским банкам действовать на европейской территории. Об этом в среду 13 февраля 2008 года сообщила газета Financial Times. По сведениям издания, план предпринять такие шаги в отношении банков Saderat и Melli, уже поддержанный Парижем и Лондоном, должен отразиться в резолюции Совета безопасности ООН, которую США и ЕС надеются провести в этом месяце. Однако Германия, Италия и другие европейские страны не соглашаются принимать это предложение, поскольку ни один банк не был еще предметом санкций ООН. Отсутствие такого запрета не позволило Великобритании – ближайшей союзнице Соединенных Штатов – предотвратить открытие отделения банка Saderat в лондонском Сити. В прошлом месяце США, Британия и Франция пришли к соглашению с Россией и Китаем по проекту резолюции Совбеза ООН, по которой все государства, входящие в эту организацию, должны “проявлять бдительность в отношении Bank Melli и Bank Saderat, их отделений и подразделений за границей”, а также за всеми иранскими банками. Но такая трактовка далека от идеи замораживания активов, как представлялось США и ЕС» (K2Kapital)
 
Дешевая йена
В фокусе внимания экономистов находится не только слабый доллар, но и дешевая йена. Российский экономист Евгений Гавриленков, считает, что мировая «машина бесплатных кредитов» продолжает работать как прежде, и поэтому называть нынешний кризис «кризисом ликвидности» в принципе неправильно. «Крупнейшие мировые банки могли брать кредиты в японских иенах под 0,5% годовых и покупать на эти деньги ценные бумаги правительства США под 4%, и весь этот механизм стимулирования спроса действует в последние годы в неизменном виде».
С.Глазьев оценивает слабость иены по иному: «Федеральная резервная система США и Банк Японии, начиная с 1971 года, накачивают мировую экономику своими деньгами. При этом, в отличие от российского правительства и Центрального банка, которые не используют такой рычаг экономической политики, как денежно-кредитную, американцы и японцы все эти десятилетия, наоборот, использовали печатный станок для финансирования своих бюджетных расходов». Глазьев считает, что «Национальный банк Японии печатает столько денег, сколько сама Япония и близлежащие страны могут поглотить. При этом деньги печатаются практически под нулевой процент, а реально - под отрицательный процент». А это не может продолжаться бесконечно. По крайней мере, в свете слабого доллара и слабой йены по иному можно оценивать слабость юаня. 
 
Дешевый юань
Лидеры G8 и в 2006 и в 2007 годах искали ответ на простой вопрос: «Что делать с Китаем?». Как заставить вторую по размерам экономику мира отказаться от дешевого юаня. Многие экономисты искренне убеждены в том, что две главных проблемы современности – это Китай и глобализация. Действительно, как защититься от китайской товарной экспансии на мировых рынках?
Российские экономисты А.Зайко и А.Бирман корректно выразили проамериканскую позицию. Они убеждены в том, что «главная сила экспортного потенциала КНР заключается вовсе не в низкой стоимости труда, не в многочисленном трудолюбивом населении, а в проведении весьма специфической валютной политики. При официальном курсе 8,28 юаня за доллар соотношение покупательной способности китайских и американских денег реально составляет лишь 2 юаня за доллар. То есть китаец может дома на юани купить в три раза меньше товаров, чем на ту же сумму, конвертированную в американские доллары, в США. В результате экспорт китайских товаров на мировой рынок имеет трехкратный запас прочности. Финансируется эта модель с помощью поддержания дефицита бюджета на весьма высоком уровне – 12%. В свою очередь, дефицит государственного бюджета Пекин компенсирует за счет внешних заимствований (они также планово наращиваются примерно на 15% в год), которые страхуются превышением экспорта над импортом, и перекрывает внешний долг (на конец 2004-го он равен $228,6 млрд) накоплением валютных резервов ($609,9 млрд). Получается любопытная картина: экономика КНР растет, а финансовые риски китайское правительство перекладывает со своих плеч на плечи мировой финансовой системы. Наиболее пострадавшими от креативной валютной политики Пекина считают себя США».
Китай не намерен усиливать юань. У руководства Китая собственная стратегия, которая может начать претворяться в жизнь уже в ближайшей исторической перспективе.
 
Пекин – новая финансовая Мекка?
Пекин постепенно превращается в финансовую Мекку для всего мира. Это все более очевидно. Вице-президент второго по величине китайского Bank of China Чжу Минь заявил, что в 2007 году валютные резервы его страны могут вырасти на 20%. Таким образом, в скором времени они превысят 1,2 трлн. долл. Но это только видимая часть финансового «айсберга». Р.Бигеев предполагает: «В краткосрочном аспекте основную выгоду от падения доллара извлекает Китай. Это делается с целью максимально занизить курс юаня перед тем, как сделать его окончательно свободно конвертируемым. Ведь если Китай все же решится на полную конвертируемость, то вряд ли у кого останутся сомнения в том, куда пойдет курс юаня по отношению к доллару и другим валютам. Китайцы отдают себе отчет в том, что юань вполне может стать еще одной резервной валютой со всеми вытекающими отсюда последствиями от его укрепления». Но еще более радужные перспективы Китая видит российский экономист М.Хазин.
Хазин рисует следующую картину: «Представим себе, что завтра Китай выйдет на мировые финансовые рынки с ценными бумагами, номинированными в юанях. Для того чтобы их купить, нужно будет купить юани – за доллары и евро. Но юань недооценен – и значит, даже если эти бумаги будут формально бездоходными, то через год - другой, вы можете обменять полученные за них юани на те же доллары и евро – только их будет значительно больше. Иными словами, значительное количество инвесторов, которые сегодня мучаются вопросом, как бы не потерять свой капитал, решат его путем перехода в ценные бумаги, номинированные в юанях. То есть начнут обращаться за поддержкой не в Нью-Йорк, где на Уолл-стрите сидят владельцы ФРС и дешевых денег, а в, не побоюсь этого слова, Пекин. Ну, на худой конец, в Гонконг. Это же принципиальная смена власти: очень быстро все поймут, что для того, чтобы стать богатым, смотреть нужно не на Запад, а на Восток».
 
Стирание валют по Ларушу
Нельзя обойти вниманием и алармистское видение будущего многих национальных валют. Так, Линдон Ларуш предрекает следующее: «Мы находимся в таком состоянии, когда даже многие из ведущих мировых валют придется либо полностью стереть со счетов, либо провести через банкротство на основании полномочий новой мировой системы. В процессе этого перехода многие нынешние валюты должны быть либо реорганизованы, либо замещены вновь учрежденными валютными единицами с новыми кредитными механизмами. Эта реорганизация валют или их создание заново возможны только в процессе преодоления нынешней тенденции к «глобализации», через создание кредитных учреждений властью полностью суверенных наций-государств». Не будет ли стерт и «сильный рубль» в ходе грядущей Первой глобальной Великой депрессии?
 
Разделение доллара и мультивалютный мир
М.Хазин предсказывает: «Каким бы не был грядущий кризис, спровоцированный в упреждающем порядке или грянувший сам по себе, он разрушает старую валютно-финансовую систему. А новой пока не видно. Долларовую систему делали полвека. Что будет единой мерой стоимости в дальнейшем? Золото? Наверное. Но есть и другой вариант. Например, разделение доллара на внутриамериканскую часть - пусть делают с ним все, что хотят - и на интернациональную часть, с включением туда Китая, Индии и всех остальных». Хазин считает, что при определенных условиях «западный глобальный проект распадется, а существующую ныне валютную систему на базе доллара сменит другая, состоящая из нескольких валютных зон. Их будет от трех до пяти, причем каждая будет в миниатюре повторять современную систему. В них будет единый эмиссионный центр, все остальные валюты зоны привяжут к главной зональной валюте. Обмен валют из разных зон напрямую будет невозможен — только через зональные валюты, которые, скорее всего, в рамках межзональных расчетов окажутся привязаны к золоту. Три из них основные (доллар США, евро и юань) и две виртуальные (золотой динар и рубль). Таким образом, есть вероятность, что появится зона рубля, и это будет означать по сути восстановление СССР, во всяком случае как единого экономического пространства. К сожалению, на пути реализации этой идеи стоит группа фактически ставленников Западного проекта в России: Греф, Кудрин, Шувалов».
И.Бощенко допускает «такой сценарий: в недалеком будущем создаются региональные зоны со своими валютами и эмиссионными центрами. Но для расчетов между ними нужна новая мировая денежная единица. Ее создают так же, как европейские страны создали евро, а для управления новой глобальной валютой формируется некая комиссия - вместо МВФ. Старый Международный валютный фонд для этого не подходит. Китайцы знают, что в МВФ сидят представители западной финансовой элиты. А китайцам нужна своя веская доля в новом эмиссионном центре». Д.Тененбаум опирается на идеи Линдона Ларуша: «Согласно концепции Ларуша, будущая система «Новые бретонские леса» будет многополярной системой, в отличии от теперешней коллапсирующей «униполярной», опирающейся на доллар. Она, скорее всего, возникнет как завершающий этап процесса заключения региональных соглашений в отношении валютного, экономического и торгового сотрудничества, например, между Россией и Западной Европой, между Россией, Китаем и Индией, между Восточно-Азиатскими государствами, и т.д» .
Сегодня в мире де-факто существует зона доллара. «Эквадор - не первая страна, которая вводит американскую валюту в качестве официального платежного средства. В настоящее время доллар в качестве национальной валюты используют Маршалловы Острова, Республика Палау, Микронезия, британские Виргинские Острова, а также Панама. Все эти страны находятся в абсолютной политической зависимости от Соединенных Штатов» (Е.Корол). Но высока вероятность, что грядущий финансовый кризис сотворит ряд валютных зон. И это будет новая реальность.
 
Мировой Валютный Союз
В Юровицкий, автор известных работ «Новые деньги для России и мира» и «Эволюция денег» убежден, что выход из ситуации, сложившейся в мировых финансах в начале ХХI века лежит в плоскости создания Мирового валютного союза. По его замыслу в Мировой валютный союз могут войти «страны Евразии, а, возможно, и другие страны. Его основой станет Мировой обменный валютный банк (МОВБ), который будет распорядителем всех валютных счетов в парциальных валютах, а центральные банки стран-участниц будут иметь в нем корреспондентские счета в м.в.е. Функциями МОВБ станет конвертация парциальных валют в м.в.е., распоряжение парциальными валютными средствами на счетах в иностранных банках и осуществление расчетов между внутренними клиентами Союза и внешним миром. Кредитной функцией этот банк не будет наделен. Процентные доходы распределяются между государствами-участниками пропорционально размеру корсчета центрального банка страны в МОВБ. Так как валюта м.в.е. есть мировая валюта и отношения к России не имеет, то никаких односторонних привилегий Россия при создании Союза не будет иметь, а все преимущества мировых денег станут достоянием всех его участников».
Юровицкий выделяет «важное достоинство участия в этом Союзе. Валютные средства отдельных государств в МОВБ обезличиваются, и на счетах в иностранных банках нет информации о конкретной принадлежности денежных средств отдельным государствам, и тем более лицам. Этим самым исключаются возможности финансового воздействия на отдельные государства странами, не входящими в Союз, например, замораживанием валютных средств, а тем более конфискацией. Таким образом, государства - участники Союза - получают страховку от международных финансово-политических рисков». Представляется, что механизм создания мировой счетной (электронной, безналичной) валюты, которую Юровицкий предполагает начать постепенно внедрять в России, а также в других дружественных странах, достоин всестороннего осмысления. Переход на тотально счетные деньги, переход в «cashless society» – может стать один из реальных выходов из грядущего мирового кризиса. Необходимо отметить, что тотально счетные деньги не могут быть национальными, они с неизбежностью станут общемировыми. И это может стать самым привлекательным в аспекте практической реализации концепции Юровицкого.
 
Ульрих Бек и «налог Тобина»
Известный интеллектуал У.Бек, размышляя в формате векторов в будущее, выделил следующее: «В чем же заключается альтернатива неолиберализму? Ни в коем случае не в национальном протекционизме. Нам необходим расширенный концепт политики, способный стать соразмерным регулятором кризисного и конфликтного потенциала в условиях свободной мировой экономики. Все больше европейских партий (да и общественность других регионах мира) обсуждают и требуют введение «налога Тобина» на огромные финансовые потоки, что могло бы стать первым шагом программного характера». Налог назван по имени Лауреата Нобелевской премии, экономиста Йельского университета Джеймса Тобина. Тобин предложил взимать определенный процент со всех валютных операций в мировой экономике. По расчетам ООН, ежегодный объем поступлений от «налога Тобина» в размере, например, 0,25% составил бы несколько сотен миллиардов долларов. А это не только позволило бы трансформировать ООН в высоко эффективный глобальный орган, но и создало бы предпосылки к решению проблем мировой бедности и ряду других жизненно важных проблем человечества.
 
«Атлантическое единство»
Во «всемирной паутине» можно найти критическое число рецептов по выходу из грядущего финансового кризиса. А.Зайко и А.Бирман в статье «Зеленое цунами» предлагают следующее: «Наиболее бескровным решением для этого клубка проблем могла бы стать плавная девальвация доллара, сопровождающаяся ревальвацией китайского юаня. Однако рассчитывать на реализацию подобного сценария оснований мало. Китай не собирается рисковать доморощенным экономическим «чудом», американцы также пока не предпринимали никаких шагов, по которым можно было бы судить о готовящейся девальвации доллара. Противоборство, в котором Европа, скорее всего, будет соблюдать сочувственный к атлантическому союзнику нейтралитет, может продлиться относительно долго».
М.Хазин предполагает, что единство США и Европы будет более прочным: «Развитие мировой экономики последнего времени показало, что кризисные явления сами собой не рассосутся, а значит, необходимы достаточно серьезные реформы. И в конце прошлого года, когда в Европе обсуждался сценарий отказа от стратегического сотрудничества с Россией, был озвучен альтернативный проект под названием «Атлантическое единство». Мы не знаем и не можем знать конкретного содержания этого плана – в соответствии с традициями «западной» элиты, он разрабатывается в глубокой тайне. Но его общая направленность примерно ясна. Речь идет о существенном сближении экономик США и Евросоюза с целью реализации мер по их совместному оздоровлению. Собственно, канцлер Германии даже в какой-то момент сказала об «объединении валютных систем» США и Европы. Впрочем, может быть, оговорилась…» 
Необходимо отметить, что идея «валютного объединения стран золотого миллиарда» активно обсуждается интеллектуалами с конспирологическим мышлением. Представляется, что обсуждение не выплеснулось в сеть Интернет по той простой причине, что многие конспирологи видят в «атлантическом единстве» акт самоубийства глобального «западного проекта».
 
Будущее Россия и «валютные зоны»
М.Хазин убежден, что «главной политической проблемой ближайших лет станет определение зональных валют и границ валютных зон. Собственно, некоторые уже известны: это американский доллар и евро. Хотя уже границы «зоны евро» - большой вопрос. В частности, удастся ли Евросоюзу включить в свою зону Северную Африку с ее большими запасами углеводородов?» По мнению руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина, «сегодняшняя глобальная финансовая система представляет собой высококонкурентную и почти полностью дерегулированную, то есть неустойчивую и короткоживущую среду. Она стоит перед выбором: либо создание системы действенного регулирования, либо разрушение, то есть разделение на ряд валютных зон, как это было до Второй Мировой войны, и утрата долларом функции мировой резервной валюты (в каждой зоне роль резервной валюты будет играть преобладающая в ней)». Делягин считает, что «после падения ориентированной на американский рынок Юго-Восточной Азии придет время остальных – мир рухнет в депрессию. Сырье обесценится. Ужесточение конкуренции убьет как избыточно качественные производства (в развитых странах), так и производства избыточно затратные (это как раз Россия). Обесценение доллара ударит по нам хуже дефолта». Он подчеркивает: «Поскольку невозможность эффективного глобального регулирования не вызывает сомнений, наиболее важным сегодня вопросом является то, как именно будет проходить сегментация глобальной финансовой системы. Практически это вопрос о границах компетентности тех или иных национальных и наднациональных (пример - Евросоюз) денежных властей: какие задачи регулирования будут решены и когда, а какие решены не будут».
Иной позиции придерживается А.Величенков: «Есть ли опасность того, что другие страны, решив покончить с долларом, примутся создавать региональные валюты? Во-первых, США пресекут этот процесс политическими средствами. Во-вторых, их создание - долгий процесс. Сколько стран в мире имеют бивалютные системы, с разделением своих денежных единиц на внутренние и внешние? (Как СССР когда-то имел обычный и переводной рубль). Куба, Китай, гипотетическая валюта для расчетов между странами Латинской Америки (между Бразилией и Аргентиной). Сколько Европа шла к своему евро…Таким образом, у американцев есть запас времени. За эти годы они проведут свою инфляционную операцию, и все будут вынуждены ее проглотить. Кредиторы США потеряют около триллиона. Государство РФ - около 90 миллиардов за счет «усыхания» золотовалютных резервов».
Представляется, что наиболее корректную алармистскую позицию презентовал М.Хазин: «Сможем ли мы сформировать свою собственную, рублевую валютную зону? Если современное экономическое руководство России останется, то шансов на это нет – достаточно процитировать нынешнего министра финансов, который уже который раз объясняет, что даже рублевую нефтяную биржу создать в ближайшее время невозможно. Что уж говорить о целой зоне! А раз так, то возникает вопрос, в какую зону мы войдем, кто будет руководить нашей экономикой? Вопрос достаточно неприятный и опыт американского либерального руководства отечественной экономкой показал, что эффект от него оказался крайне негативным. Но наука гласит, что альтернативы, скорее всего, не будет. Либо мы разработаем собственную экономическую политику, без оглядки на разных (и, прямо скажем, спорных) иностранных «гуру», либо волна экономического кризиса неминуемо вовлечет нас под каких-то реальных игроков». Хазин категоричен: «Если же зоны рубля не будет, Россию ждет катастрофа: западная часть страны отойдет к европейской валютной зоне, южная — к мусульманской, восточная — к китайской».
Можно предположить, что ноналармисты отбросят пессимистические прогнозы о будущем России. Но лучше готовиться к худшему, чем ждать неизбежного с обреченностью жертвенных баранов.
 


Опубликовано на портале 07/10/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика