Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

«Мягкая сила» и внешнеполитический имидж Российской Федерации

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Александр Наумов

«Мягкая сила» и внешнеполитический имидж Российской Федерации


Наумов Александр Олегович ‒ кандидат исторических наук, доцент факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова.


«Мягкая сила» и внешнеполитический имидж Российской Федерации

Понятия «мягкая сила» и «внешнеполитический имидж» прочно вошли в российский политологический дискурс. В современном глобальном мире, который переживает сегодня эпоху перемен, государства стараются использовать все доступные средства для удержания и укрепления своих позиций. Россия пока еще сильно отстает от своих партнеров в этом вопросе. Какими же ресурсами реализации «мягкой силы» она располагает, как и за счет чего может совершенствовать свой внешнеполитический имидж?

Формирование позитивного имиджа России в мире в условиях международной турбулентности и трансформации глобального порядка – одна из ключевых внешнеполитических задач страны. На высшем уровне этот вопрос был поднят еще в июле 2012 г. на Совещании послов. В.В. Путин констатировал тогда: «образ России за рубежом формируется не нами, поэтому он часто искажен и не отражает ни реальную ситуацию в нашей стране, ни ее вклад в мировую цивилизацию, науку, культуру, да и позиция нашей страны в международных делах сейчас освещается как-то однобоко… А виноваты мы с вами в том, что мы плохо объясняем свою позицию» [1].

Действительно, российский имидж за рубежом нуждается в серьезной корректировке. В последнее десятилетие он страдал и от остаточных фобий времен «холодной войны» («агрессивное диктаторское государство, традиционно угрожающее соседям»), и от новых образов (страна в состоянии распада, деградации и нищеты, управляемая некомпетентными чиновниками, обуреваемая планами «возрождения империи»). Часть этих образов была почерпнута из российских СМИ и в какой-то мере отражала реальность. Вместе с тем в имидже России сохранился ряд стереотипов, поддерживаемых некоторыми представителями западной элиты, профессионально специализирующимися на враждебности к России.

Подобная политика стран Запада в отношении России имеет давнюю историю и восходит к концу XV – началу XVI в., когда только освободившееся от ордынской зависимости молодое российское государство отказалось интегрироваться в западно-католическую Европу на подчиненных условиях. Уже тогда один из уязвленных членов провальной дипломатической миссии Священной Римской империи германской нации к Василию III Сигизмунд Герберштейн написал пресловутые «Записки о Московии», ставшие бестселлером в Западной Европе того времени. В этой книге чистота нравов русских была объявлена дикостью, их набожность – ересью, а почитание власти – рабской психологией. Тогда же идеологи Польши, которая вела постоянные войны с укреплявшейся российской державой, сформировали мнение о России как о дикой и агрессивной стране. С той эпохи антироссийская парадигма стала частью ментальности западно-христианской цивилизации [2].

Конечно, Запад – это всего чуть более 30 государств из 193, входящих в ООН, и лишь одна седьмая часть населения Земли. Абсолютное большинство государств и народов не подвержено антироссийским фобиям. Тем не менее и за пределами Запада имидж России далек от идеального: чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на данные последних исследований в этой области. Так, согласно исследованию Pew Research Center, в прошлом году антироссийские настроения существенно усилились и были свойственны подавляющему большинству стран-участниц опроса: около 43% опрошенных граждан из 44 стран мира негативно отзывались о России, в то время как позитивные отзывы были получены от 34% респондентов. В том же 2014 г. году структурным подразделением Би-Би-Си – службой «GlobeScan» было проведено похожее исследование, в ходе которого Россия оказалась на 13-м месте из 17. Преимущественно негативные отзывы дали 45% респондентов, преимущественно позитивные – только 31%. По данным рейтинга «мягкой силы», разрабатываемого ведущим «мозговым центром» Великобритании – Институтом управления совместно с аналитическим журналом «Монокль», Россия в 2014 г. даже не вошла в число первых двадцати пяти стран. Индекс национальных брендов С. Анхольта в 2013 г. поставил Россию на 22-е место; Индекс страновых брендов FutureBrand в 2014 г. – на 16-е место; Индекс хороших стран (The Good Country Index) и вовсе отправил нашу страну в том же году на 95-ю позицию. Наконец, Глобальный индекс миролюбия 2014 (Global Peace Index 2014), рассчитанный для 162 стран мира, поместил Россию на 152-е место, таким образом она стала одной из 11 самых наиболее «опасных» государств [3].

Эти изыскания проведены в основном ориентированными на Запад структурами, и признать их полностью объективными в отношении России вряд ли возможно. Но есть факты, которые говорят сами за себя. Так, по данным международных исследований, оценивающих долю России и других стран в мировых расходах на науку и культуру, отечественные затраты в этой области пару лет назад составляли всего 1,5% от общемировых, в то время как у США – 34%, у стран ЕС – 23%, у Японии и Китая – по 12% [4]. Это лишь один пример, объясняющий не слишком привлекательный образ России.

В таких условиях создание положительного и об ъективного имиджа России остается крайне актуальной задачей. Позитивное восприятие страны в мире обеспечивает развитие экономической и социальной сферы, способствует эффективному разрешению противоречий с другими странами и иными субъектами международных отношений, наконец, усиливает позиции государства на мировой арене.

Механизмы формирования внешнеполитического имиджа раскрывает концепция «мягкой силы» американского политолога Дж. Ная-мл. [5] Сегодня «мягкая сила», т.е. возможность достигать целей на международной арене не путем принуждения, а с помощью убеждения и привлечения симпатий других акторов, – неизменный атрибут любой державы, претендующей на определенный статус в мировой или региональной политике. В ряду государств, обладающих на современном этапе значимой «мягкой силой», следует выделить в первую очередь США, страны ЕС и Китай. Но и другие страны пытаются включить «мягкую силу» в свои внешнеполитические стратегии и расширить ее влияние.

Россия, обладая значительными ресурсами реализации «мягкой силы» на международной арене, пока еще сильно отстает от своих партнеров. В настоящее время использование культурного потенциала страны в качестве инструментария имиджевой стратегии сведено к минимуму.

При этом нельзя сказать, что у нас нет положительного опыта. СССР, правопреемницей которого стала РФ, имел достаточно мощные и эффективные институты «мягкой силы» еще до появления в США данной концепции. В силу ряда факторов на протяжении двух десятилетий после распада Советского Союза этот опыт, однако, не был задействован. Только в 2012 г. термин «мягкая сила» вошел в политический лексикон первых лиц государства [6]. В Концепции внешней политики Российской Федерации понятие «мягкая сила» появилось в феврале 2013 г. и было определено как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности объединений граждан, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие методы и технологии, альтернативные классической дипломатии». «Мягкая сила» была признана «неотъемлемой составляющей современной международной политики» [7].

На сегодняшний день в России можно выделить несколько наиболее активно действующих институтов «мягкой силы» и публичной дипломатии (как основного инструмента наращивания «мягкой силы» государств в современном мире):

органы государственной власти, в первую очередь МИД и его структуры ‒ Департамент информации и печати и Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество);

неправительственные организации, институты гражданского общества, «фабрики мысли» (think tanks): фонд «Русский мир», фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, некоммерческое партнерство «Российский совет по международным делам» (НП РСМД), Общественная палата Российской Федерации и др.;

глобальные СМИ: телеканалы «RT», «Россия-РТР» и др., Международное информационное агентство «Россия сегодня», проект «Российская газета», Интернет-ресурсы МИД и других правительственных ведомств. Особенно следует выделить телеканал «RT», вещающий на английском, испанском и арабском языках и демонстрирующий на сегодняшний день очень серьезные достижения. В 2013 г. «RT» подтвердил статус крупнейшего поставщика новостного контента на международном видеохостинге, став первым в мире новостным телеканалом, который преодолел отметку в один миллиард просмотров на YouTube [8]. «RT» широко и оперативно представляет российскую точку зрения на основные мировые события, бросая тем самым серьезный вызов длящейся уже не одно десятилетие монополии англоязычных СМИ на подачу информации в глобальном масштабе. Это вызывает серьезную озабоченность и даже раздражение в западных странах, и не случайно в некоторых из них, например, в Великобритании, «RT» уже прямо обвиняют в создании угрозы национальной безопасности [9];

ведущие университеты страны (МГУ имени М.В. Ломоносова, РУДН и др.);

Русская Православная Церковь и другие религиозные институты, в первую очередь исламские.

Эти и другие институты «мягкой силы» России сегодня развиваются и способствуют формированию позитивного образа нашей страны на международной арене, ее геополитическому позиционированию, что особенно важно в условиях негативного информационного давления со стороны западных держав.

Реализации российской политики «мягкой силы» на современном этапе сталкивается и с рядом чисто внутренних проблем, которые стоит выделить отдельно.

1. Отсутствие комплексной стратегии «мягкой силы» и позиционирования России за рубежом. Бессистемный характер использования отдельных элементов «мягкой силы» по трем ключевым направлениям, о которых писал еще Дж. Най – культура, политические ценности, внешняя политика, – не позволяет добиваться желаемых результатов. На данный момент нет четко обозначенных целей, а инструменты воздействия не составляют единого целостного механизма. Отсутствуют координирующие органы, стабильное и объемное финансирование, грамотная информационная политика для последовательного улучшения международного имиджа страны, правдивого освещения внутри- и внешнеполитических успехов.

2. Дефицит ряда ключевых институтов и элементов «мягкой силы», которые бы усиливали привлекательность России на мировой арене. Многие эффективные институты, которые действовали в советское время, либо прекратили существование, либо утратили былое влияние, а новые, созданные в современной России, пока еще не достигли реальной конкурентоспособности в «борьбе за умы и сердца», не определились со стратегическим направлением своего развития.

3. Дефицит идей на пути преодоления сложившихся негативных стереотипов по отношению к России. Особенно остро эта проблема встала в 2014 г. в связи с известными событиями на Украине, после введения санкций и контрсанкций. Недостаточно внимания уделяется брендингу страны в целом и отдельных регионов в частности, борьбе с антироссийскими фобиями и стереотипами.

4. Отсутствие эффективного взаимодействия государства с неправительственными организациями, структурами гражданского общества и бизнеса, СМИ. На данный момент далеко не в полной мере работают механизмы государственно-частного партнерства, каналы НПО-дипломатии, направленные на популяризацию международного образа России. СМИ – один из эффективнейших инструментов формирования имиджевого поля – во многих случаях играют не позитивную, а скорее негативную роль, вольно или невольно способствуя формированию отрицательного отношения к России.

5. Низкая роль новой публичной дипломатии (публичной дипломатии Web 2.0) во внешней политике Российской Федерации. В стране, за редким исключением, отсутствуют специалисты по социальным медиа, регулярно поддерживающие контакты с целевыми зарубежными аудиториями в сети на их родном языке на наиболее популярных информационно-коммуникационных площадках.

Все указанные проблемы носят глобальный характер и связаны с совокупностью объективных и субъективных факторов: сравнительно недавним возобновлением работы инструментария «мягкой силы», ограниченностью его финансового обеспечения, неразвитостью институтов, недостаточным применением продвинутых современных технологий, наконец, сложной внешнеполитической обстановкой. Хотя ресурс российской «мягкой силы» весьма значителен, его полноценной реализации препятствуют стереотипы негативного восприятия России в мировом общественном сознании. Россия представляется как государство, действующее в первую очередь жесткими методами. Например, воссоединение Крыма с Россией весной 2014 г. многими странами, в первую очередь западными, трактуется как акция «жесткой силы», и это широко транслируется в глобальных СМИ.

Какими же ресурсами располагает Россия, как и за счет чего она может и должна совершенствовать свой внешнеполитический имидж? Выделим шесть основных, на наш взгляд, факторов.

1. Важнейшей составляющей «мягкой силы» России является ее культурно-историческое наследие. Помимо традиционных элементов культурного влияния (литература, театр, балет, живопись, кинематограф и т.д.) сюда необходимо включить и историю страны с ее великими победами (в том числе имеющими универсальное значение), и грандиозные прорывы в науке и технике, и уникальный сплав культур, и беспрецедентный опыт мирного взаимодействия различных этносов и народов, и многовековой межконфессиональный диалог, и огромные размеры территории с потрясающей по красоте природой. Нынешний образ России за рубежом не в полной мере отражает всю глубину и разнообразие этой палитры. Не все знают, какой гигантский вклад в мировую цивилизацию внесла наша страна, некоторые политики (особенно из стран Восточной Европы) и вовсе рисуют ее роль в мировой истории черными красками. Следует более действенно и последовательно популяризировать достижения страны, не скрывая одновременно ее недостатки и болевые точки.

2. Колоссальным ресурсом обладают сформировавшаяся в результате нескольких волн эмиграции многомиллионная русскоязычная диаспора за рубежом, а также сам русский язык, на котором в мире говорят (или по крайней мере понимают его) около 300 миллионов человек. Все это влиятельные факторы международных процессов, требующие комплексного государственного подхода. Необходимо развивать механизмы помощи нашим соотечественникам за рубежом, сделав упор на расширении культурных центров, финансовом обеспечении русских школ, кафедр русского языка и литературы в высших учебных заведениях, содействии русскоязычным СМИ. Нельзя забывать, что русский язык – это язык межнационального общения на пространстве всего бывшего СССР. Важно создавать и совершенствовать общее информационное пространство, используя русскоязычный Интернет и социальные сети с их растущими возможностями.

3. Огромный, практически неисчерпаемый ресурс по формированию и продвижению позитивного имиджа России за рубежом представляет собой высшее образование. Наша система образования – одно из реальных исторических достижений страны, которое традиционно вызывает чувство гордости. Со времен М.В. Ломоносова в России практиковался фундаментальный подход к образованию, и такая модель на протяжении более двух с половиной столетий считалась в Европе лучшей. В советское время высшее образование было важным элементом распространения отечественного культурного влияния в мире. И сегодня одним из основных приоритетов распространения «мягкой силы», прежде всего в республиках бывшего СССР, является развитие общего образовательного пространства. В странах СНГ образование на русском языке остается престижным, многие граждане постсоветских государств проходят обучение в российских вузах. Это дает России выход на целевую аудиторию и позволяет оказывать влияние на будущую политическую, экономическую, военную и интеллектуальную элиту других государств.

4. Еще один значительный ресурс – миграция. Необходимо помогать временно приезжающим в Россию трудовым мигрантам в овладении русским языком и изучении российской культуры, чтобы по возвращении на родину они распространяли соответствующие ценности. Несмотря на кризис, Россия остается привлекательной страной для трудовой миграции. Именно трудовые мигранты, как наиболее активная и мобильная часть общества, могут стать проводниками российского влияния в своих странах.

5. Существенную роль в реализации «мягкой силы» за рубежом играет религиозный потенциал России. Особенно это относится к Русской православной церкви и ее «церковной дипломатии». Сотрудничество РПЦ с поместными церквами в окормлении миллионов верующих людей за рубежом, контакты с иерархами других конфессий служат укреплению геополитических позиций России. Особое значение в этом плане имеют пасторские визиты патриарха, его проповедническая миссия по защите моральных ценностей. Нельзя забывать и о религиозной силе других традиционных для нашей страны конфессий: ислама, буддизма, иудаизма. Резкий переход атеистического государства в начале 1990-х годов к свободе вероисповедания сопровождался очевидным «реваншем Бога». И если Запад (за исключением США и некоторых католических стран Европы) движется в сторону все большего секуляризма, то Россия – к возрождению религиозных чувств, причем среди представителей всех деноминаций. Этот фактор также надо использовать при создании позитивного имиджа страны за рубежом.

6. Наконец, немаловажным ресурсом России является собственно геополитический вес страны в системе международных отношений, ее позиция по основным международным проблемам, статус глобальной ядерной, энергетической и космической державы, место постоянного члена Совета Безопасности ООН, активное участие в динамично развивающихся международных структурах, таких как Евразийский союз, ШОС и БРИКС. Стоит акцентировать внимание на выступлениях России за соблюдение международного права, разрешение конфликтных ситуаций мирными средствами, достижение справедливых условий для всех стран в мировой политике и экономике и т.д.

О проблемах, с которыми сталкивается российская «мягкая сила», уже говорилось. К ним можно добавить неспособность на равных конкурировать с другими мировыми центрами «мягкой силы», а сегодня ‒ еще и сложную международную обстановку и экономический кризис в стране.

Последние обстоятельства дают повод отечественным экспертам строить весьма пессимистические прогнозы относительно будущего внешнеполитического имиджа России. Так, А. Кортунов, генеральный директор одного из влиятельнейших российских центров публичной дипломатии – Российского совета по международным делам, пишет, что «кризис изменил отношения к России в большинстве стран мира в худшую сторону. Можно спорить, насколько обоснованы и насколько устойчивы нынешние антироссийские настроения и стереотипы, но трудно предположить, что они исчезнут сами по себе, без настойчивых усилий с нашей стороны. Между тем возможности для реализации масштабных и дорогостоящих PR-проектов типа сочинской Олимпиады сегодня отсутствуют и в ближайшие годы вряд ли появятся. Бюджетные вливания в органы пропаганды на зарубежную аудиторию пересыхают, бюджетные места для иностранных студентов и аспирантов в российских вузах, наверное, тоже попадут под секвестр. Едва ли увеличатся финансовые возможности Россотрудничества и подобных ему организаций» [10].

На наш взгляд, однако, даже в нынешней обстановке вполне возможно предпринять ряд практических шагов для оптимизации данного направления внешней политики Российской Федерации. При этом, как справедливо заметил тот же Кортунов, «потребуются новые, эффективные и малобюджетные механизмы использования российской «мягкой силы», которые работали бы в крайне неблагоприятной внешней среде» [11]. Остановимся на ряде моментов, которые могут стать действительно прорывными.

Во-первых, необходимо выработать собственный уникальный российский концепт «мягкой силы» и позиционирования страны за рубежом. Сегодня российским экспертным и аналитическим сообществом, а во многом и представителями государственной власти, понятие «мягкая сила» понимается и принимается в его западном варианте. Однако эта доктрина была разработана двадцать лет назад в совершенно иной политико-культурной среде и сама по себе является результатом международного влияния США – главного геополитического соперника России. Если российская внешняя политика претендует на участие в формировании международной повестки дня, такой архаизм сам по себе вряд ли продуктивен.

Очень важно популяризировать основные парадигмы российской цивилизации. Исторически обоснованные составляющие возможных привлекательных образов современной России – это духовность, добролюбие, патернализм, толерантность, сила духа (умение мобилизоваться в критические моменты истории и преодолевать любые трудности). На внешнеполитической арене необходимо четко позиционировать Российское государство как основу самостоятельной цивилизации, важную международную силу, источник многополярного мироустройства, как последовательного сторонника принципа равноправия всех государств, независимо от их размеров или совокупной мощи. Наша страна может продвигать идеи реального суверенитета, права наций и народов на самоопределение и выбор собственной модели политического развития; акцентировать внимание на приверженности верховенству международного права, решении международных споров мирными средствами, реформировании системы глобального управления мировой экономики, защите нравственных ценностей. Россия должна идти в авангарде стран, стремящихся к созданию равных условий доступа к источникам глобального роста и выступающих против абсурдной идеи «исключительности» одной-единственной страны на планете.

Во-вторых, стоит серьезно задуматься о создании специальной государственной структуры, которая бы занималась практической реализацией в каждодневном режиме всех направлений политики «мягкой силы» России и формированием объективного внешнеполитического имиджа. МИД России объективно эту задачу в полной мере реализовать не в состоянии ‒ в первую очередь потому, что многие вопросы лежат вне юрисдикции министерства. Как справедливо заметил исследователь вопроса И.В. Лябухов, «реальная имиджевая политика Российской Федерации на сегодняшний день – это в основном крупномасштабные разовые акции, позитивный эффект от которых не носит длительного характера, и разрозненная работа целого ряда отдельных акторов, которые, преследуя единую благую цель, действуют хаотично, что минимизирует положительный результат» [12].

Для реализации возможностей «мягкой силы» России нужна цельная государственная политика, которую бы координировал единый орган. Необходимо создать специальное подразделение либо внутри МИД (при освобождении этого подразделения от всех других функций), либо вне министерства. В последнем случае желательно, чтобы этот орган, подотчетный, например, президенту или правительству, взял на себя координацию деятельности всех уже упомянутых институтов «мягкой силы» России. На повестке дня стоит разработка специальной концепции, которая бы четко и ясно определяла основополагающие принципы создания позитивного имиджа российского государства за рубежом.

В-третьих, следует подумать о более равномерном распределении ресурсов «мягкой силы» России.

К сожалению, слом сложившихся негативных стереотипов, особенно ввиду украинских событий, потребует серьезных усилий, времени и затрат. Такая работа, разумеется, необходима, но она очень трудоемка. «Мягкая сила» Российской Федерации имеет свои естественные пределы, поэтому следует тщательно подумать над выбором целевой аудитории ее трансляции.

Рациональным представляется сконцентрировать основные усилия на тех странах, которые объективно заинтересованы в сотрудничестве с Россией и являются потенциальными или реальными стратегическими партнерами. Дополнительный акцент следует сделать, с одной стороны, на закреплении позиций российской «мягкой силы» в странах постсоветского пространства, а с другой – выходить на новые рубежи: в АТР (в широком понимании региона, включающего Восточную, Юго-Восточную и Южную Азию), исламский мир, Латинскую Америку, Африку. В государствах именно этих регионов – Китае, Индии, Бразилии, Турции, Египте, ЮАР и многих других – позиция России по основным международным проблемам пользуется возрастающей поддержкой, спектр сотрудничества с ними расширяется.

Представляется целесообразным выделение целевой аудитории и внутри населения определенной страны. Очевидно, что разными слоями общества имиджевое «сообщение» будет воспринято различным образом. Эффективным был бы выбор таких групп коммуникативного воздействия, которые способны в дальнейшем ретранслировать воспринятый имидж на более широкую аудиторию внутри своей страны (лидеры мнений, политическая и бизнес-элита, экспертное сообщество), а также молодежной аудитории. В этой работе очень важно задействовать механизмы новой публичной дипломатии, предполагающей обратную связь с респондентом.

Политика «мягкой силы» в начале XXI в. играет огромную роль. Умелое использование этого ресурса позволит России активизировать скрытые возможности, которые могут оказать серьезное влияние и на ее внутреннее развитие, и на место в системе международных отношений. Россия обладает рядом конкурентных преимуществ, включая как элементы историко-цивилизационного наследия, так и новые наработки (ярким примером которых является успешная деятельность канала «RT» и триумфальное проведение сочинской Олимпиады в 2014 г.).

Не вызывает сомнения, что сегодня внешнеполитический имидж России искусственно занижен. Для нейтрализации негативного восприятия РФ в мире требуется решить целый комплекс проблем. Необходимо увеличить долю присутствия российских средств массовой информации на международной арене, найти для них целевую аудиторию и адекватный контент, добиваться формирования благоприятного образа страны, в том числе через деятельность специально созданных для этих целей институтов. Нужно информировать население других стран о российской истории, развивать въездной туризм, сделать российское образование более привлекательным для иностранных студентов. Воздействовать необходимо за счет привлекательности культуры, ценностей, традиций, генерируемых идей и решений, а также моделей политического, социального и экономического развития.

В целом существует два пути продвижения внешнеполитического имиджа государства за рубежом: естественный и искусственный. В первом случае государство «автоматически» улучшает свой имидж на мировой арене благодаря успехам в экономике, развитию культуры, науки, легитимности политики, проводимой внутри страны и на мировой арене. Во втором случае предполагается проведение различных мер информационного, рекламного и пропагандистского характера, направленных на улучшение международного имиджа государства, т.е. продуманная и целенаправленная политика «мягкой силы».

В нынешних непростых геополитических условиях России необходимо максимально эффективно использовать оба пути, и для этого у нее есть все необходимые ресурсы.

Примечания:

[1] Совещание послов и постоянных представителей России // Президент России. Официальный сайт. http://www.kremlin.ru/news/15902.

[2] Никонов В. Россия: вызовы и возможности // Стратегия России. 2015. №1. С.26-27.

[3] См. напр.: Country Brand Index Report 2014-2015 // http://www.slideshare.net/massimoclementini/country-brand-index-2014-2015-report; Индекс национальных брендов Анхольта 2012-2013 // http://www.gfk.com/news-and-events/press-room/press-releases/pages/nation-brand-index-2013-latest-findings.aspx; Рейтинг стран по Индексу страновых брендов 2014/15 (FutureBrand) // http://www.futurebrand.com/cbi/2014/thankyou/3935/cbi2014-4654222230#download-form; Официальный сайт международного исследовательского проекта «Индекс хороших стран» (The Good Country Index). // http://www.goodcountry.org/overall.

[4] Рейтинг стран мира по уровню расходов на НИОКР // Центр гуманитарных технологий. http://gtmarket.ru/ratings/research-and-development-expenditure/info.

[5] Подр. см.: Nye J.S. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N.Y., 2004.

[6] Летом 2012 г., обозначая новые контуры внешней политики страны, президент В.В. Путин заявил: «Традиционные, привычные методы международной работы освоены нашей дипломатией достаточно хорошо, если не в совершенстве, но по части использования новых технологий, например, так называемой «мягкой силы», есть над чем подумать». Об этом же говорил и глава МИД С.В. Лавров. (Совещание послов и постоянных представителей России // Президент России. Официальный сайт. http://www.kremlin.ru/news/15902; Студнева Е. МИД и Общественная палата России обсудили ресурсы «мягкой силы». 13.12.2011. // Международная жизнь. http://interaffairs.ru/read.php?item=8129.)

[7] Концепция внешней политики Российской Федерации // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F.

[8] RT стал первым новостным каналом с миллиардом просмотров на YouTube // Lenta.ru. http://lenta.ru/news/2013/06/03/rtviews.

[9] Британский журналист: RT нужно вытолкнуть на задворки медийного пространства // RT на русском http://russian.rt.com/article/73091.

[10] Кортунов А. Семь шагов за горизонт кризиса // Российский совет по международным делам. Официальный сайт. http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5177&active_id_11=68#top.

[11] Там же.

[12] Лябухов И.В. Формирование позитивного имиджа Российской Федерации на международной арене: возможности и потенциал МИД России // Вестник Томского Государственного университета. 2012. №3 (19). С.18-19.

Список литературы:

1. Совещание послов и постоянных представителей России // Президент России: Официальный сайт. – URL: http://www.kremlin.ru/news/15902.

2. Никонов В. Россия: вызовы и возможности // Стратегия России. – 2015. – №1. –С.26-27.

3. Country Brand Index Report 2014-2015: сайт. – URL: http://www.slideshare.net/massimoclementini/country-brand-index-2014-2015-report

4. Индекс национальных брендов Анхольта 2012-2013: сайт. – URL: http://www.gfk.com/news-and-events/press-room/press-releases/pages/nation-brand-index-2013-latest-findings.aspx

5. Рейтинг стран по Индексу страновых брендов 2014/15 (FutureBrand). URL: http://www.futurebrand.com/cbi/2014/thankyou/3935/cbi2014-4654222230#download-form

6. Официальный сайт международного исследовательского проекта «Индекс хороших стран» (The Good Country Index): сайт. – URL: http://www.goodcountry.org/overall.

7. Рейтинг стран мира по уровню расходов на НИОКР // Центр гуманитарных технологий: сайт. – URL: http://gtmarket.ru/ratings/research-and-development-expenditure/info.

8. Nye J.S. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N.Y., 2004.

9. Совещание послов и постоянных представителей России // Президент России: Официальный сайт. – URL: http://www.kremlin.ru/news/15902

10. Студнева Е. МИД и Общественная палата России обсудили ресурсы «мягкой силы». 13.12.2011. // Международная жизнь: сайт. – URL: http://interaffairs.ru/read.php?item=8129.)

11. Концепция внешней политики Российской Федерации // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. – URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F.

12. RT стал первым новостным каналом с миллиардом просмотров на YouTube // Lenta.ru: сайт. – URL: http://lenta.ru/news/2013/06/03/rtviews.

13. Британский журналист: RT нужно вытолкнуть на задворки медийного пространства // RT на русском: сайт. – URL: http://russian.rt.com/article/73091.

14. Кортунов А. Семь шагов за горизонт кризиса // Российский совет по международным делам. Официальный сайт. – URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5177&active_id_11=68#top.

15. Лябухов И.В. Формирование позитивного имиджа Российской Федерации на международной арене: возможности и потенциал МИД России // Вестник Томского Государственного университета. – 2012. – №3 (19). – С.18-19.

Читайте также на нашем портале:

«Проблематика «мягкой силы» во внешней политике России» Павел Паршин

«Общность и различия в стратегиях России и США» Татьяна Шаклеина

«Дефицит «мягкой силы» в российской политике на постсоветском пространстве» Эдуард Соловьев

«Политическое самоутверждение России» Михаил Ильин

«Имиджевая стратегия современной России» Ирина Василенко

«Российская политическая культура и европейские политические ценности: актуальные интерпретации» Ирина Василенко


Опубликовано на портале 30/03/2015



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика