Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Консолидация и модернизация России. Рецензия

Версия для печати

Избранное в Рунете

Вадим Розин

Консолидация и модернизация России. Рецензия


Розин Вадим Маркович – ведущий научный сотрудник Института философии РАН, доктор философских наук.


Консолидация и модернизация России. Рецензия

Во времена перестройки и последовавших за ней реформ интеллигенция и интеллектуалы оказались не готовы ни осознать суть происходящего, ни понять, что нужно делать и куда идти в социальном плане. Но российские философы и ученые должны иметь знания и концепции, которые можно было бы предложить обществу. Рассматриваемая здесь книга – один из шагов, направленных на получение и построение таких знаний и концепций.

Рец. на кн.: Консолидация и модернизация России / Под ред.: Гусейнов А.А, Смирнов А.В., Николаичев Б.О. – М.: Канон+; РООИ «Реабилитация». – 2014. – 384 с.

Эта книга очень актуальна для нашего времени. Ее авторы – известные российские философы, ученые с активной общественной позицией, пытаются разобраться в происходящем: почему пробуксовывают реформы и какие исторические и современные условия необходимы для их успешного проведения. Прежде всего, конечно, хочется понять, что сегодня понимают под реформами. Одна позиция здесь такая: реформы – это нормальный и спланированный процесс развития страны в условиях разных темпов и опережения в развитии других стран (см. с.142). Другая позиция, резко критикуемая В.Г. Федотовой, – понимание модернизации как «догоняющей» западные страны, отчасти и как «вестернизации». Крупнейшие исследователи модернизации, замечает В.Г. Федотова, «показали невозможность догоняющей модели развития в настоящее время, многообразие модернизаций, связанное с различиями в культурах, в задачах, стоящих перед модернизирующимися странами…Однако сервильная и корыстная часть российской элиты, никогда не занимавшаяся проблемами модернизации, не знающая ни истории, ни концепций модернизации, навязала власти проект догоняющей модернизации, с доминантной задачей экономического роста и технических преобразований с помощью Запада» (с. 245).

Третья позиция представляет констатацию того, во что в России вылилась модернизация, а именно в деградацию нашего хозяйства и полную зависимость от Запада. «“Политика реформ” 90-х годов обернулась деиндустриализацией всей страны, затронув все стороны и сферы общественного производства - промышленность, сельское хозяйство, образование и культуру<…> Россия за столь короткий срок оказалась в экономической, финансовой, продовольственной и всякой иной зависимости от стран Запада» (В.И. Тостых, с. 141, 146). И эту точку зрения, по сути, разделяют и остальные авторы книги.

Что же собой представляет модернизация в России? Довольно сложное явление, но если ограничиться главным, то это, с одной стороны, движение в сторону Запада, к сожалению, плохо продуманное и спланированное, с другой – прикрытие совсем других процессов, направленных на обогащение российских элит и удержание ими власти в стране. В этом плане российским элитам, да и многим другим россиянам (чиновникам, силовикам, тем, кто успешно распиливает государственный бюджет и пр.) настоящая модернизация совершенно не нужна. Реальная же модернизация, показывает В.Г. Федотова, прошла несколько этапов развития и концептуализируется в разных моделях, которые существенно зависят от уровня развития страны, ее элит, ряда социокультурных факторов (с.255–268).

Можно ли в таком случае прогнозировать, во что выльется российская модернизация? Вообще-то да, и А.В. Рубцов это делает. Если, пишет он, «нынешние тренды сохранятся, в этой “гражданской войне” за качество институциональной системы партия распределительной экономики будет регулярно побеждать до тех пор, пока экономика сырьевого вектора сама не начнет рушиться. На высшем уровне будут вырабатываться идеология и стратегия, которые на среднем и низовом уровнях будут вязнуть в саботаже, имитациях и вырождении правильных начинаний в собственную противоположность.

Страна попала в историческую ловушку. Все будет работать на инерцию, а когда ее подпитка начнет иссякать, менять что-либо будет уже поздно. Для выхода из этой ловушки необходимы сверхординарные интеллектуальные, политические и организационные усилия. При этом велик риск, что и эти усилия породят организационные формы, которые могут быть перехвачены институтами и группами, заинтересованными в инерционном развитии, и использованы в прямо противоположных целях. Более того, если не выстроить специальных мер защиты, именно это и произойдет… Сейчас главное, чтобы модернизационный план не сменился окончательно мегапроектом отбрасывания страны в реакцию и фундаментальную архаику»[1].

Второй вопрос, вытекающий из названия рассматриваемой нами книги, – вопрос о том, как ее авторы понимают консолидацию. Разночтения не очень велики: с одной стороны, консолидация – это необходимое условие модернизации (наряду с историческими, идеологическими, политическими условиями), с другой – по содержанию консолидация характеризуется «общностью убеждений и интересов», что является «источником силы и сопротивления, стремления к достижению цели» (с. 268), с третьей стороны, консолидация представляет собой сложный процесс преодоления разобщенности общества. Проблема состоит в том, пишет В.Г. Федотова, «что при рассуждении о солидарности забывают о наличии в обществе групп, имеющих разные ценности и разные интересы. Многие из них отвергают общее благо. И солидаризм здесь достигается с трудом, если забыть, что главная формула демократии – признание объективности интересов социальных групп, которые примиряются компромиссом – отказом от части своих интересов ради сохранения их базовой части» (с. 269).

Так вот: большинство авторов книги признают, что в современной России консолидация или требует колоссальных усилий или вообще невозможна[2], и дают убедительное объяснение этому печальному обстоятельству. Во-первых, историческое, связанное с тем, что российское общество чуть ли не с допетровских времен оказалось расколотым. В идеологическом, точнее концептуальном плане раскол вылился в непримиримое противостояние двух лагерей – славянофилов и западников. С.И. Бажов пишет, что «современное значение спора западников и славянофилов можно усмотреть в его роли введения в необходимую и продуктивную для современного российского общества дискуссию либерал-демократов и просвещенных консерваторов» (с. 59) и что российский традиционалисткий консерватизм в плане возможностей консолидации «ничуть не лучше одностороннего доктринерского российского либерализма или правых коммунистов» (с. 60). Приверженность к противостоянию в современной России подтверждает и В.Г. Федотова. «Приводимые социологами примеры возрастающего консенсуса, – пишет она, – не убеждают, во-первых, в связи с тем, что имеют в качестве предмета исследования преобладающую сферу партикулярного – отношения в семье, оценки собственного достатка, форм досуга. Разумеется, это важные проявления общественного сознания, но камуфлирующие отсутствие консенсуса по большинству вопросов – отношений к российскому капитализму, к социальному партнерству, к неравенству и справедливости, к нравственным ценностям, к коррупции. А во-вторых, политика раскола представляется наиболее адекватной многим социальным слоям и представителям политических элит. В этом одна из проблем нашей элиты, неадекватно воспринимающей задачи гражданского общества и демократии» (с. 247–248).

Нельзя сказать, что в истории России не было альтернативы расколу и противостоянию. А.А. Кара–Мурза в статье «Российское политическое сознание: перспективы формирования национального консенсуса» дает убедительную реконструкцию идей Ивана Тургенева, Георгия Федотова и Владимира Вейдле, как примеры диалогичности и «синтетического, условно говоря, либерально-консервативного дискурса и жизненного поведения, снимающего партийно-политические крайности» (с. 78).

Второе обстоятельство – характер и состояние наших элит и власти. Они эгоистичны, разобщены, непрофессиональны и одновременно привержены почти феодальным отношениям. «Действительно, – пишет С.Г.Ильинская, – для российского чиновничества характерно сохранение и воспроизводство кланово-корпоративных, патрон-клиентских отношений, в частности: произвольное назначение по принципу личной преданности, а не ради служения долгу, которое в итоге приводит к вырождению власти в привилегию, в апроприацию должности, когда обязанности чиновника выполняются лишь в расчете на вознаграждение. Личностный, а не формально-правовой характер взаимоотношений пронизывает всю систему, начиная от взаимоотношений между главой государства и высшими чиновниками и заканчивая любым министерством, агентством, ведомством» (с. 330).

Правда, В.Г. Федотова, анализируя нравственный смысл понятия «элита», старается показать, что последней должно быть присуще стремление к общественному благу, а посему элиту граждане хотят воспринимать как «лучшую часть общества». «В своем логическом и нравственном пределе, – пишет Федотова, – элиты, определяемые как влиятельные группы, и элиты как лучшая часть общества должны сойтись. Стремление к этому является стойкой чертой общественного мнения в России ее общественного сознания и самосознания…общество не оставляет ожидания увидеть в элите лучших людей» (с.244, 247). Конечно, если говорить о пределе в бесконечности, может быть, В.Г. Федотова и права, но реальность, к сожалению, другая: все большая часть россиян уже не верит, что российская элита состоит из лучших людей.

Здесь стоит обратить внимание на общее впечатление от размышлений авторов книги. Да, глубокий анализ, причем не только консолидации и модернизации в России, но и самих российских традиций и ситуации[3]. Тем не менее, рекомендации, которые дают авторы (если они решаются их предложить), именно в свете этого анализа выглядят как утопические или, если и реализуемые, то только в отдаленном будущем. Действительно, например, В.И. Толстых предлагает «преодолеть “вековечную” проблему российской расщепленности государства и общества», «преодолеть две тенденции, ставшие “лейтмотивными” в политике и активной деятельности “вертикали”: сырьевую направленность экономики и бессилие власти перед могуществом российской бюрократии, которое уже никто и ничто не скрывает» (с. 169). Или рекомендация В.Г. Федотовой: «Изменять политическую культуру, формируя в ней не раскол и крайности, а «срединные» решения, способствующие созданию согласованных элит путем процедурных изменений» (с. 254). Или не менее неисполнимое в наших условиях пожелание С.Г. Ильинской: «российскому гражданскому обществу надо не только посылать сигналы, направляя государство, имеющее слабое представление о реальном положении дел в обществе, но и поставить власть под контроль общества» (с. 334).

Ну, конечно, все это правильно, я полностью «за», но только каким образом выполнить все эти пожелания, имея в виду анализ, который предъявили авторы книги? С точки зрения этого убедительного анализа, кажется, что почти ничего нельзя сделать, чтобы кардинально изменить и улучшить российскую ситуацию. Впрочем, не только российскую.

Понимая эту ситуацию, С.И. Бажов предлагает не спешить, а просто работать на будущее: «Новейший этап модернизации России предполагает разработку и осуществление мер, обеспечивающих аналогичные многоэтапные метаморфозы во всех сферах жизни российского общества. И не декларации, не вера в чудо быстрого демократического преображения, не революция политических ожиданий, а реальное осуществление перемен в толще общественных отношений будет означать достижение новых рубежей на пути общественной модернизации России» (с. 71).

К этому можно добавить и такой аргумент. Интеллигенция и интеллектуалы (философы и ученые) времен перестройки и реформ оказались не готовы ни в плане понимания происходящего (например, осознания того, что страну, как бы сказал М. Хайдеггер, превращали в «постав» западного хозяйства), ни в плане того, что нужно делать и куда идти в социальном плане (наивно думали, что на Запад, представители которого радостно потирали руки в предвкушении новых дивидендов от российского сырья и рынков сбыта). Так вот, когда социальный маятник пойдет назад, российские философы и ученые должны иметь знания и концепции, которые можно было бы предложить обществу. Рассматриваемая здесь книга – один из первых шагов, направленных на получение и построение таких знаний и концепций.

Тем не менее, вопрос все же остается, а как жить и что делать сегодня помимо создания условий для будущего? И если консолидация и модернизация в России пробуксовывают, то нет ли других, более эффективных, стратегий социального действия?

Примечания:

[1] К сожалению, анализ современных тенденций развития России показывает, что этот прогноз уже начал сбываться. В интересной статье С.Г. Ильинской разбирается всего одна такая тенденция «отбрасывания» страны, а именно в области гуманитарного образования - это, «разрушение общественной морали», появление «резкой социальной дифференциации», «коммерциализация образования» и «реформа по западным образцам» (см. с. 335-339).

[2] Модернизация, утверждает Р.Г. Апресян, «не стала фокусом консолидации – не только общенародной или на уровне элит (что в политическом плане гораздо важнее), но даже на уровне верховных правителей». «Практически нет оснований и у надежды на то, что правящая элита консолидируется и сохранится в сцепке благодаря сжатой в кулак политической воле ключевых фигур государственного “олимпа”» (с. 122, 124).

[3] Помимо рассмотренных точек зрения, анализ российской ситуации, форм ее концептуализации и даже измерения даны в интересных статьях рецензируемой книги: М.М. Федотовой «Политическая консолидация российского общества на современном этапе», В.С. Малахова «Российская нация как концепт и реальность», Н.И. Лапина «Измерения стагнации и модернизации России и ее регионов» и А.В. Дмитриева «Деструкция взаимодействия работодателей и мигрантов: от диагностики к преодолению».

Вопросы философии. 2015. №1

Читайте также на нашем портале:

«Цивилизационное измерение модернизации: Россия в контексте мирового опыта» Ирина Кудряшова

«Социокультурная модернизация и конфликт идентичностей» Ирина Семененко

«Тропами модерна: социологические вариации на тему» Денис Подвойский

«Имиджевая стратегия современной России» Ирина Василенко

«От догоняющей модернизации к национальной: теоретический аспект» Валентина Федотова

«Нерешенные проблемы России» Валентина Федотова


Опубликовано на портале 23/04/2015



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика