Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Восстановить историю в её подлинном измерении

Версия для печати

Перевод с французского специально для сайта «Перспективы»

Давид Дувет

Восстановить историю в её подлинном измерении


Дувет Давид (Douvette David) – французский историк.


Восстановить историю в её подлинном измерении

Процесс переписывания истории ХХ века, развернувшийся в условиях поражения коммунизма и ослабления России, продолжается и расширяется, охватывая все новые страницы минувшего столетия. Но речь вовсе не идет об углублении знания на основе открывающихся источников или панорамной ретроспективы. Происходит конструирование политизированных, часто откровенно далеких от реальности мифических стереотипов исторического сознания. Адресованное массовой аудитории, оно не нуждается в серьезных аргументах и легко совершается через телевидение, кино, популярную и учебную литературу. Однако подмена реального прошлого, похоже, все же начинает вызывать ответную волну протеста. Одно из свидетельств тому – полемическая, в чем-то по-своему спорная статья историка Давида Дувета о разных версиях политики режима Виши, отношения французского общества к Сопротивлению и преследованию евреев в годы нацистской оккупации Франции.

В последние несколько месяцев мы стали свидетелями попыток настойчивого пересмотра причин и хода Второй мировой войны, и в частности истории оккупации Франции и преследования французских евреев. Эта кампания не является делом так называемых «отрицателей» и «ревизионистов», которые раньше были единственными, кто ставил под сомнение представления об этом периоде. Нынешняя атака против истории развёрнута университетскими и другими исследователями, все чаще выступающими с комментариями и дающими научное одобрение фильмам и телепередачам, где не только вольно интерпретируется историческое прошлое, но и фактически оспаривается всё, что сами же историки установили прежде.
Крушение советского блока в 1980-е годы, доступность русских архивов, вполне обоснованное осуждение кровавой сталинской диктатуры и «монополия» некоторых исследователей – все это используется, чтобы во имя «исторической правды» защищать более чем дискуссионные, а порой и требующие осуждения оценки. На первом месте среди них – абсолютное уравнивание сталинских преступлений с нацистскими деяниями. Эти положения с лёгкостью распространяются в массовой аудитории, главным образом через кино и телевидение, и всё более открыто излагаются самими историками в ходе научных дискуссий.
 
Вольная интерпретация истории.
В кино, на радио и телевидении, а теперь и в Интернете постепенно переписывают историю оккупации, идеализируя поведение французов... Научные консультанты и авторы художественных произведений не стесняются «переодевать» историю. Придумываются несуществующие факты, герои и предатели… Типичный пример – новый взгляд на вермахт. Хотя международный Нюрнбергский трибунал осудил за военные преступления и преступления против человечества весь вермахт как таковой, его нам теперь преподносят в симпатичном виде – так, будто все военные были настроены антинацистски. А как же истребление евреев, проводившееся Einsatzgruppen и Einsatzkommando - соединениями, приданными армейским корпусам, единственной задачей которых было убийство евреев?
…Мало-помалу перетолкованию подвергается вся История. Сегодня в этом направлении сделаны новые шаги на уровне как науки, так и массового сознания. Вот лишь несколько недавних примеров. Критикуя содержание исторического сайта, который я редактирую, читатели упрекают меня в том, что я рисую ложный портрет Семёна Петлюры, убитого в Париже Самюэлем Шварцбардом, отомстившим Петлюре за истребление всех членов его семьи. Якобы Петлюра скорее хорошо относился к евреям и даже стремился их защитить. Но на процессе над Шварцбардом его адвокат Анри Торрес рассказал о бесчинствах и преступлениях против евреев, совершённых Семёном Петлюрой в украинских районах Польши. Этот судебный процесс привёл к учреждению Международной лиги борьбы с антисемитизмом и закончился оправданием Самюэля Шварцбарда.
…По поводу генерала Пилсудского мои оппоненты, признавая диктаторский характер его режима, упрекают меня в том, что я его квалифицирую как фашистский. Они думают, что его надо рассматривать как демократию, уважавшую свободы и яростно боровшуюся с коммунистами, желавшими завладеть Польшей. Но польским евреям, жившим при этом режиме, удалось засвидетельствовать гонения и притеснения, которым они подвергались.
Некоторое время назад я смотрел телепередачу канала «История», посвящённую гражданской войне в Испании. Историки и журналист утверждали в ней, что «эту историю сегодня стоило бы пересмотреть». По их словам, якобы она после войны была «конфискована» марксистской мыслью, коммунистическая интеллигенция насаждала своё видение в университетских кругах и среди творческой интеллигенции, в первую очередь преподавателей, в кругу которых ее влияние было особенно сильным. Присутствовавшие историки призывали к восстановлению исторической правды: Франко будто бы проводил кровавые репрессии лишь в ответ на ужасные преступления, ранее совершённые «красными», так что его больше не стоит рассматривать как путчиста и фашиста. Не был приглашен никакой другой историк, который бы напомнил факты и отметил явное несоответствие им таких взглядов… ни единым словом не была упомянута военная и финансовая поддержка франкистского восстания со стороны Гитлера и Муссолини.
Ещё один пример. В ходе публичной дискуссии один профессор истории поставил мне в вину то, что я «осмелился» подчеркнуть профашистский характер манифестаций таких правых организаций, как «Лиги», «Королевские молодчики» и правые ассоциации ветеранов, которые в феврале 1934 г. шли маршем на Национальное собрание, выкрикивая: «Долой республику!». Ссылаясь на новый школьный учебник, этот профессор утверждал, что марксисты преувеличивали опасность тех манифестаций, чтобы извлечь из этого политическую выгоду и обеспечить победу Народному фронту.
 
Франция болезненно воспринимает свою историю.
Книга Пакстона, появившаяся в 1976 г., впервые пролила свет на коллаборационистскую политику правительства Виши, и в частности его ответственность за преследование французских евреев. До Пакстона официально принятая версия, которую отстаивали Раймон Арон и Анри Амуру, заключалась в том, что Петен и правительство Виши играли роль своеобразного щита, защищавшего французов и ослаблявшего антиеврейскую политику оккупантов. Не случайно все президенты Пятой Республики – де Голль, Помпиду, Жискар и Миттеран - отказывались признать хоть какое-то участие Франции в преступлениях, совершённых в годы нацистской оккупации. Режим Виши представлялся эпифеноменом, о котором лучше было забыть.
Борьба за историческую и политическую правду, предпринятая Сержем Кларсфельдом и его ассоциацией «Дети депортированных французских евреев», позволила выявить конкретную ответственность правительства Виши за преследование и депортацию евреев. Огромная историческая работа, проделанная Сержем Кларсфельдом, и его битва за память не были напрасными – в июле 1995 г. президент Жак Ширак на памятной церемонии в Вэль д" Ив официально признал полную ответственность Франции в лице правительства Виши за преследования и депортацию евреев.
Историки проанализировали выполнение антисемитских законов и поведение французов после их появления. Они констатировали, что подавляющая часть населения была индифферентна, антисемитская политика правительства Виши вызвала возмущение лишь у меньшинства и еще меньшее число французов занималось спасением евреев.
Что касается закона от 22 июля 1941 г. о лишении евреев имущества, то состоявшийся в октябре 1990 г. в Сенате коллоквиум, подтвердил, что правительство Виши выполняло этот закон на практике и тем самым поставило французских евреев в еще более уязвимое положение, затруднило им бегство и обрекло их на последующие репрессии…
Декларация Жака Ширака пробила брешь в стене молчания и утаивания, выстроенной со времени Освобождения. Отмена шестидесятилетнего запрета на доступ к личным, некоторым государственным и экономическим архивам должна была бы позволить историкам глубоко изучить период нацистской оккупации... Но этого не произошло. Для некоторых доступ к этим фондам всё ещё крайне затруднен, а порой и невозможен. Возьмем историю с г-жой Лакруа-Ритц. Ей закрыли доступ к некоторым архивам после того, как она изобличила в экономическом коллаборационизме одно крупное химическое предприятие Франции, производившее отравляющее вещество «Циклон-Б». Лишь историки, пользующиеся доверием церкви, государственных учреждений или крупных предприятий, выполнявших в годы войны немецкие заказы, были допущены к части таких архивов. Заявления президента Ширака об обеспечении полной ясности, без всяких табу, в отношении периода оккупации так и остаются не выполненными. Наблюдается всё более очевидное нежелание разрешить новые расследования в отношении отдельных личностей, государственных структур и предприятий, сотрудничавших с нацистами. Например, было отказано в расследовании дела бывшего заместителя префекта департамента Луарэ, который подписал «пропуска на передачу» в руки СС нескольких тысяч детей, находившихся в лагере Бон-ля-Ролянд - дети были отправлены в Дранси, а на следующий день депортированы в Освенцим.
Складывается впечатление, что после декларации Жака Ширака все французские правительства стремятся перевернуть эту страницу истории и забыть её. И в этом с ними солидарна немалая часть университетских и других ученых. <…>
 
Французы и движение Сопротивления.
Уже в 1945 г. генерал де Голль заставил французов поверить в то, что все они были участниками Сопротивления. Он поспешил принять ряд законов, дающих право на амнистию тем, кто скомпрометировал себя. В итоге многие высокие должностные лица, руководители полиции и жандармерии, другие чиновники остались на своих местах, а некоторые даже получили повышение по службе <…> Более того, генерал де Голль, придерживаясь политики сближения с Германией, помиловал некоторых представителей гестапо и СС (например, Карла Оберга, Курта Личку и др.), совершивших во Франции преступления, за которые они были судимы и осуждены.
Сегодня официальные университетские историки, по примеру генерала де Голля, отворачиваются от правды, так как на самом деле только очень немногие французы действительно вступили в ряды Сопротивления сразу после 14 июня 1940 г. Идея - в том, чтобы рассматривать период оккупации не в качестве тёмной страницы истории, а как страницу славную, знаменательную достойным восхищения поведением всех французских людей. В официальной истории ответственность и вина режима Виши связываются лишь с горсткой имен: Петен, Лаваль, Буске, Папон, Тувье, а все остальные - многочисленные государственные служащие, полицейские, жандармы - оказываются как бы не причастными к событиям той поры.
 
Общественное мнение и поведение французов во время оккупации.
На эту тему проводились исследования в университетах Тулузы, Гренобля и Парижа. Особенно важное место занимает работа Пьера Лабори.
Достаточно заглянуть в прессу времён оккупации, чтобы увидеть, какой громадной поддержкой пользовался маршал Петен. Каждый раз, когда предоставлялась такая возможность, – например, в Париже в апреле 1944 г. и Лионе в мае 1944 г., – сотни тысяч французов демонстрировали свою неизменную верность маршалу…
Нелишне также ознакомиться с архивами Национальной полиции… Куда девать 5 млн доносов, написанных французами между июнем 1940 г. и августом 1944 г.? Кто были те полицейские, которые участвовали в облавах на евреев? …Кто были те жандармы-охранники в концентрационных лагерях, которые совместно с петеновской администрацией и местными властями создавали такие условия пребывания в них, что по меньшей мере две тысячи человек умерли в лагере Гур и ещё две тысячи – в лагере Дранси? ..Тот же вопрос относится и к жандармам, 31 июля 1942 г. в лагере Бон-ля-Роланд силой отнимавшим у матерей детей, чтобы затем депортировать их по отдельности, отправив детей в Освенцим... Встречайте казино супер слотс - это любимые слоты от Новоматика, Игросовта и других производителей игровых автоматов.
 
О Всеобщем союзе евреев Франции (ВСЕФ).
Как можно расценить поведение некоторых представителей еврейской элиты, которые среди прочих участвовали в работе концентрационного лагеря в Дранси? Там они пытались проявить себя достойными защитниками общественного порядка.
Что касается руководителей ВСЕФ, всегда остававшихся на свободе, то новые телефильмы впервые подняли тему их «законопослушного» поведения, не называя, впрочем, имен. … Коренные французские евреи считали себя принадлежащими к французской элите и полагали, что у них нет ничего общего с «паршивыми» евреями, приехавшими с Востока, считали, что те вредят имиджу французского иудаизма. Они даже «поняли» и «приняли» первые направленные против них акции правительства Виши. Например, движение евреев-ветеранов Первой мировой войны видело в маршале великого победителя битвы при Вердене, который намеревался теперь спасти Францию и её евреев.
Некоторые из них стали участвовать в деятельности ветеранских организаций, созданных Виши, так же как ранее некоторые были активистами организации «Огненные кресты» полковника Ла Рока. Эта элита приняла ту роль, которую ей уготовили, начиная с учёта еврейского населения, а затем проведения социальных мероприятий: создания диспансеров, столовых, детских лагерей отдыха, детских домов и приютов. Потом эти заведения использовали в качестве мышеловок, облегчавших облавы. Потребовалось немало времени, чтобы представители элиты поняли свою ответственность за развязывание репрессий против евреев, но было уже поздно. Зло было содеяно. Многие из этих людей и их семьи стали жертвами их собственной политической близорукости.
Почему тема ВСЕФ поныне остается абсолютным табу, и любые упоминания о ней вызывают гневную реакцию некоторых инстанций? …
 
Французская церковь и спасение евреев.
До сего дня церковь во Франции не соглашается полностью открыть свои архивы, относящиеся к периоду оккупации. Лишь редкие привилегированные исследователи смогли познакомиться с досье, содержание которых к тому же было, судя по всему, тщательно подготовлено.
Узнаем ли мы когда-нибудь, каким было поведение французской церкви по отношению к евреям во время оккупации? Чтобы очистить церковь от всех её «грехов», мы, на мой взгляд, слишком поспешно перевернули страницу, удовлетворившись знаменитым покаянием священников Франции, торжественно провозглашённым в сентябре 1997 г.
Церковь Франции всегда была глубоко антисемитской. В своё время она через газету «Круа» без колебаний выступила против капитана Дрейфуса. Долгое время она пестовала «Аксьон франсез», пока Ватикану не пришлось отлучить эту организацию. Она втайне приветствовала победу Муссолини в Италии, Салазара в Португалии и Франко в Испании. На выборах церковь поддерживала противников Национального фронта. Через католические организации она участвовала в кампании против еврея Леона Блюма. Приход Петена к власти, она, как и Шарль Моррас, считала божественным сюрпризом и решительно встала на сторону маршала. Монсеньер Герлье, духовный глава французской церкви, стал горячим сторонником маршала и публично выступил с одобрением ликвидации Третьей Республики и учреждения Французского государства. Когда принимались первые меры правительства Виши, направленные против евреев, он молчал. И представлять сегодня монсеньора Герлье в качестве участника Сопротивления –значит весьма своеобразно интерпретировать действительность.
Стоит напомнить, что только два священника из всего французского епископата, монсеньер Сальеж из Тулузы и монсеньер Теас из Монтобана, открыто с церковной кафедры выступили против антисемитских мер правительства Виши <…>
 
Французы и движение Сопротивления.
Как установлено исследователями, самое большее 2% взрослого населения участвовало в Сопротивлении во всех его формах. Причем среди этих людей было немало и тех, кто примкнул к движению в последний момент, когда дни нацистской оккупации были уже сочтены.
Национальное сопротивление нам преподносится в самых общих и туманных чертах. Неоправданным образом из него выделяются лишь некоторые структуры и организации, такие, например, как «Батальоны молодёжи»…, отряды Пьера Жоржа (будущий полковник Фабьен),… бойцы «Иммигрантской рабочей силы». Упоминаются расстрелянные в Шатобрийане, в частности Ги Моке …и другие жертвы нацистов. Однако в действительности в большинстве случаев это были группы Сопротивления, которыми руководили коммунисты, хотя об этом и не говорится…
Среди активных участников Сопротивления было и немало евреев, особенно иммигрантов. Многие из них входили в такие организации национального сопротивления, как «Либерасьон Сюд», «Либерасьон Норд», «Арме Секрет», действовали как партизаны.
Национальное сопротивление гитлеровской оккупации часто отождествляют с двумя-тремя известными персонажами, замалчивая значительную роль, которую играли другие люди…Создаётся впечатление, что политические движения, профсоюзы, христианские организации вроде бы и не участвовали в борьбе с нацистами. Генерала де Голля нам представляют как единственного руководителя движения внутреннего Сопротивления, признанного всеми. Действительность была иной. Достаточно сослаться на примеры расколов, подчас жестоких, которые приводили к противостоянию различных группировок, и отказ некоторых из них примкнуть к генералу де Голлю. Эти формирования долгое время сдерживали стремление Жана Мулена признать генерала де Голля единственным главой французского Сопротивления и тормозили создание Национального совета сопротивления.
 
Сопротивление и спасение евреев.
Если участники движения Сопротивления, подчинявшиеся различным руководителям, действительно участвовали в организации сетей по спасению взрослых и детей, то ни одна из организаций Сопротивления, включая и еврейские, не предприняла военных действий или актов саботажа на железной дороге, чтобы помешать доставке людей поездами в лагеря уничтожения. Вместе с тем немало сил было брошено на организацию нападений на военные немецкие поезда, наиболее известным примером чего стала задержка переброски элитной дивизии СС «Дас Рейх» с востока Франции на фронт в Нормандии.
Несколько растиражированных мифов позволили явно преувеличить участие французов в движении Сопротивления. Примером является фильм Рене Клемана «Рельсовая война», рассказывающий о действиях французских железнодорожников во время оккупации. После появления этого фильма многие уверовали в то, что все французские железнодорожники были тайными бойцами Сопротивления. Уместно напомнить, что известен лишь единственный случай, когда один машинист отказался вести поезд с депортируемыми евреями. За это он был отправлен в Бухенвальд, но смог выжить, а затем поведать свою историю общественности.
В истории французского Сопротивления известны случаи, когда вооружённые отряды осуществляли военные вылазки. Например, против укреплений Монлюк в Лионе. Были случаи, когда бойцы Сопротивления освобождали людей из лагерей для политзаключённых. Но неизвестно случаев освобождения из лагерей для интернированных евреев или интернатов ВСЕФ, где содержались дети перед отправкой в концентрационные лагеря. Это, несомненно, и позволило Алоису Брюнеру, командующему СС в лагере Дранси и ярому стороннику «финального решения еврейского вопроса», согнать в этот лагерь более 300 детей и затем депортировать их 31 июля 1944 г. – за три недели до освобождения Парижа…
Подытоживая, следует сказать, что нынешнее наступление на историческую правду некоторых историков и кинематографистов – создателей исторических художественных и телефильмов не может не беспокоить. Его нельзя представить иначе как масштабное переписывание современной истории. Что означает это наступление? Каковы его цели? Вряд ли упомянутые историки и кинематографисты руководствовались лишь конъюнктурными политическими интересами. Очень важно скорее восстановить историю в её истинном измерении – иначе, как заметил писатель Примо Леви, «всё может начаться снова».
 
Статья переведена с некоторыми сокращениями.
Оригинал: Douvette D. Retablir l’histoire dans sa veritable dimension // Nouvelles fondations. – 2008. - Avr. – N 9. – P. 181-188.
 
 
Перевод С.М.Федорова.


Читайте также на нашем сайте: 


Опубликовано на портале 14/11/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика