Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Советско-германский Договор о ненападении 1939 г. в контексте политики и военной стратегии противостоящих сторон во Второй мировой войне

Версия для печати

Избранное в Рунете

Леннор Ольштынский

Советско-германский Договор о ненападении 1939 г. в контексте политики и военной стратегии противостоящих сторон во Второй мировой войне


Ольштынский Леннор Иванович - доктор исторических наук, профессор.


Советско-германский Договор о ненападении 1939 г. в контексте политики и военной стратегии противостоящих сторон во Второй мировой войне

В настоящее время мы являемся свидетелями нового витка "холодной войны" против советского прошлого, в котором Победа составляет национальную гордость и определяет положение России как правопреемницы СССР в мировом сообществе. Цель нынешней атаки на историю Второй мировой войны - возложить ответственность за войну на СССР, уравнять фашизм с коммунизмом и пересмотреть итоги Второй мировой войны. Одним их примеров примитивной фальсификации истории является часто повторяемый тезис о том, что "Договор о ненападении Германии и СССР 1939 г." вызвал развязывание Второй мировой войны. При этом стратегические планы сторон, которые раскрывают подлинные замыслы политики, полностью игнорируются.

В связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне вновь развернулась компания «холодной войны» против советского прошлого, в котором Победа составляет национальную гордость и определяет положение России как правопреемницы СССР в мировом сообществе. Цель нынешней атаки на историю Второй мировой войны - возложить ответственность за войну на СССР, уравнять фашизм с коммунизмом и пересмотреть итоги Второй мировой войны.

Примером примитивной фальсификации истории является часто повторяемый тезис о том, что «Договор о ненападении Германии и СССР 1939 г.» вызвал развязывание Второй мировой войны 1 сентября 1939 г.: «сговор Гитлера и Сталина развязал Вторую мировую войну». Подписание договора вырывается из общей цепи событий, причинно-следственных связей и смешиваются разномасштабные и разноплановые события. При этом полностью игнорируются стратегические планы сторон, которые раскрывают подлинные замыслы политики.

Рассмотрим влияние Договора на действительный ход событий Второй мировой войны в целом. Война, как известно, - это продолжение политики насильственными средствами (формула Клаузевица). Мировая война - столкновение военных коалиций с участием мировых держав в различных регионах мира. В ХХ в. были две мировые войны.

Вторая мировая война отличается от Первой тем, что она разразилась не одновременным вступлением в войну главных участников коалиций, а последовательным вовлечением их в военное столкновение агрессивными странами фашистского блока. Мир втягивался, «вползал» в мировую войну, при этом блок фашистских государств сформировался значительно раньше противостоящей коалиции и вел борьбу за мировое господство соединенными усилиями против разобщенных противников.

Это понимание содержания и хода Второй мировой войны четко выразил такой специалист, как Франклин Делано Рузвельт, обращаясь по радио к американскому народу 9 декабря 1941 г. Он перечислил все агрессивные акции стран «Оси» с 1931 г. до нападения Японии на США в 1941 г., заявив: «Все это звенья одной цепи. Теперь мы тоже участвуем в этой войне». (Рузвельт Ф.Д. Беседы у камина. М., 2003. Сс. 244-245). Такое представление о Второй мировой войне соответствует строгим научным понятиям, и Рузвельта нельзя упрекнуть в военной безграмотности.

Следует обратить внимание, что он не упоминает об объявлении войны Германии Англией и Францией 3 сентября 1939 г. и не говорит о ведении ими войны с ней до 9 апреля 1940 г., указав лишь, что «Германия без предупреждения напала на Францию в 1940 г». Это правильно, так как война Англией и Францией была объявлена формально, но не велась. По существу, это был вооруженный нейтралитет по взаимной договоренности и молчаливому соглашению. Рузвельт это хорошо знал, миссия Уолесса в феврале-марте 1940 г. должна была это соглашение завершить, но стороны не договорились. Документы об этих переговорах до сих пор закрыты.

Таким образом, Договор о ненападении Германии и СССР в контексте всего хода Второй мировой войны не мог являться и не являлся ее причиной. Эти события разномасштабные и не совместимые. Давно уже историки ставят вопрос о неправомерности определения начала Второй мировой войны датой 1 сентября 1939 г.

Теперь рассмотрим Договор в контексте германо-польской войны, начавшейся 1 сентября 1939 г. Был ли этот Договор причиной нападения или условием нападения Германии на Польшу? Каковы были причины и обстоятельства подписания Договора, его цели и последствия? Для этого необходимо проследить развитие международной обстановки до подписания Договора и проанализировать стратегические планы сторон.

Рузвельт раскрыл главную пружину развертывания Второй мировой войны - развитие агрессии стран фашистского блока, но не указал причин, почему им удалось последовательно наращивать свои завоевания и мощь. Напомню бесспорные и главные факты.

После прихода Гитлера к власти и начала агрессивного курса Германии Советский Союз и Франция создали систему коллективной безопасности в Европе - в 1935 г. заключаются договоры о взаимопомощи между СССР, Францией и Чехословакией. Советский Союз оказывал помощь жертвам фашистской агрессии - Китаю и Испании, Запад же проводил политику «умиротворения агрессоров».

В 1937 г. министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс в беседе с Гитлером отметил роль Германии как «бастиона от большевизма» и сообщил, что Англия может предоставить Германии свободу рук в Центральной и Восточной Европе в отношении Австрии, Чехословакии и Данцига, если она будет «уважать целостность Британской империи». Затем последовал захват Германией Австрии в 1938 г, а в сентябре «чехословацкий кризис». Мюнхенский сговор расчленил Чехословакию, при этом Польша и Венгрия присоединились к разделу, а Англия и Франция заключают с Германией декларации о ненападении. Советский Союз оказался в международной изоляции под угрозой агрессии стран Антикоминтерновского пакта с запада и востока. На Западе не скрывали радости по поводу удавшейся канализации агрессии на Восток.

Таким образом, западные державы - Англия, Франция, а за ними стояли и США, несут историческую ответственность за то, что фашизм смог проводить агрессию, укрепиться и развернуть масштабную войну за мировое господство. Кстати, это признал потом и Рузвельт. Именно поэтому Запад навязал миру дату начала Второй мировой войны 1 сентября 1939 г., хотя объявили они войну в защиту Польши 3 сентября. Китайские историки логично считают началом Второй мировой войны 1931 г., в который они потеряли 30 млн. человек.

Но вскоре после Мюнхенского соглашения события пошли по другому направлению. Уже в начале 1939 г. Гитлер решился на войну с Западом. Это решение - следствие Мюнхена. Фашистский блок, видя неготовность западных держав к военному столкновению, приступает ранней весной к расширению агрессии в Европе и Азии. Германия, захватив всю Чехословакию и Клайпеду, выдвигает претензии к Польше, а главное - требует возврата колоний, отнятых Версальским миром. Так, вслед за чехословацким, разразился «польский кризис». Таковы причинно-следственные связи германо-польской войны.

Рассмотрим основные политические линии участвующих сторон с анализом их военно-стратегического планирования.

I линия - ведущая. Гитлеру нужна война и полный разгром Польши. Победа должна создать условия для дальнейшей схватки с Западом, укрепить его диктатуру внутри страны. 1 апреля утверждался план «Вайс» со сроком нападения на Польшу до 1 сентября 1939 г. План составлен и срок установлен задолго до подписания договора с СССР. В отношении Советского Союза в плане указывается, что «Польша не обратится за помощью к Советам, так как это вызовет ее большевизацию».

Через 10 дней, 11 апреля, утверждается директива о единой подготовке вооруженных сил к войне 1939-1940 гг., в которой предусматривается перерастание германо-польской войны в европейскую против Франции и Англии. Таким образом сказки о том, что «коварный Сталин» направил Германию против Запада не имеют никаких оснований, как и то, что он «искусно перепасовал агрессию на Запад». Вместе с этим принимаются меры, чтобы не допустить союза СССР с англо-французским блоком, чтобы избежать войны на два фронта. Для этого ведутся переговоры с англо-французами, создавая иллюзии возможного соглашения, а также с Советским Союзом, предлагая выгодные условия нормализации отношений.

II линия - Англия и Франция. Поняв угрозу своим интересам и безопасности, они спешно 22 марта создают военный союз и приступают к стратегическому планированию будущей войны, объявляют гарантии ряду государств Европы, оставляя, однако, без гарантий Прибалтику. 19 мая к военным соглашениям присоединяется Польша.

Анализ англо-французского плана войны, составленного весной 1939 г., «Общая стратегическая политика ведения войны», мало освещенного в исторической литературе, показывает, что союзники планировали длительную войну против фашистского блока на всех театрах с расширением состава участвующих государств, а в Европе предусматривалась многолетняя оборона до того времени, когда Германия будет истощена и не сможет оказать сопротивления наступлению союзных сил. Польша заранее обречена быть жертвой и будет восстановлена лишь после общей победы. Советский Союз не рассматривался как военный союзник. Но чтобы не допустить сближения СССР с Германией, с ним проводятся переговоры. Эти переговоры использовать для давления на Гитлера, чтобы склонить его к уступкам.

Готовился новый Мюнхен за счет Польши, а, возможно, и Прибалтики. (Документы этого периода тоже пока закрыты).

Вывод: Обе стороны не предусматривали участия СССР в войне и Договор от 23 августа не влиял на соотношение сил и военное планирование. Считать, что он послужил причиной для нападения Германии на Польшу, нет оснований. Единственным условием, способным остановить выполнение гитлеровского плана, было создание военного союза Англии и Франции с СССР, что резко меняло соотношение сил и условия ведения войны Германией. Но это не предусматривалось англо-французским руководством, которое стремилось к соглашению с Гитлером, а не с Советским Союзом.

III линия - Польша и Румыния. Руководство обеих стран идет в фарватере англо-французской коалиции, но не исключает возможности прямо договориться с Гитлером и поэтому выступают против союза с СССР.

IV линия - Советский Союз. Советское руководство видит угрозу со стороны Германии и Японии и стремление Запада столкнуть их с СССР. Для предотвращения разрастания фашистской агрессии оно предпринимает меры к созданию англо-франко-советского военного союза (прообраз антигитлеровской коалиции) с реальными военными обязательствами. Советская дипломатия добивается этого в ходе переговоров с англо-французами, но не исключает возможности переговоров с Германией о ненападении в случае уклонения союзников от военных обязательств.

Летом 1939 г. все четыре линии сошлись в ходе переговоров в Москве с англо-французской делегацией. Срок нападения на Польшу приближался. Англо-французская делегация от военного соглашения уклонялась, а военные представители не имели полномочий их подписывать. Польша отказалась пропустить советские войска на свою территорию для отражения германской агрессии и готовилась к переговорам с Германией. Сталин был информирован о целях переговоров англо-французских политиков и дате возможного нападения на Польшу. Письмо Гитлера Сталину ставило почти ультимативный срок подписания договора в ходе поездки Риббентропа в Москву, не позже 23 августа. Исчерпав все возможности заключить военный союз с англо-французами, советское руководство идет на подписание Договора о ненападении. Таковы обстоятельства и причины подписания этого Договора.

Анализ исторической ситуации августа 1939 г. с учетом новых архивных источников, военных планов сторон и характера последующих действий приводит к следующим выводам.

1. Договор Германии и СССР о ненападении 23 августа 1939 г. лишь уравнял положение СССР по отношению к Германии с положением Англии и Франции, подписавших декларации и ненападении с ней в 1938 г.

2. Уклонение Англии и Франции от военных соглашений с СССР и отказ от сотрудничества Польши и Румынии сорвали возможность предотвратить нападение Германии на Польшу.

3. В период подписания Договора ни советское руководство, ни Гитлер не знали, а руководители Франции и Англии еще не решили что они объявят войну Германии из-за Польши. Поэтому нет никаких оснований утверждать, что СССР подтолкнул Германию на войну с Западом, тем более, что и после подписания Договора СССР предлагал вернуться к переговорам с западными державами.

4. Отказ СССР от подписания Договора осложнял международное положение и усиливал угрозу вовлечения в войну на два фронта при международной изоляции. Обвинения, что Сталин не предусмотрел возможное поражение англо-французского блока, не имеют оснований, так как англо-французская коалиция в 1939 г. имела решающее превосходство в силах.

5. Главный вывод - Договор о ненападении 1939 г. исторически оправдан. Он означал крах наиболее опасного для СССР варианта развития Второй мировой войны - канализации агрессии фашистского блока против СССР при его международной изоляции. Он обеспечил почти два года для укрепления обороноспособности и дал возможность существенно улучшить свои стратегические позиции на западе, внес противоречия в отношения Японии с Германией. Торговые соглашения также имели важное значение для развития оборонной промышленности. Но Договор нельзя считать дипломатической победой СССР. Советской дипломатии не удалось достичь главной цели внешней политики в этот период - создать англо-франко-советский военный союз. Договор стал дипломатическим зигзагом, выбором варианта из возможных более худших. Но и для гитлеровской Германии это был дипломатический зигзаг в отношениях с Японией, сказавшийся на дальнейшем ходе событий.

Каковы последствия Договора?

После его подписания в течение недели шли интенсивные переговоры Англии и Франции с Гитлером для разрешения кризиса. Польша готовила свои предложения. В беседе с английским послом в Берлине Гендерсоном шла речь и об объявлении Англией мнимой войны Германии при ее военном конфликте с Польшей для сохранения престижа. Но новый Мюнхен не устраивал, Гитлера и германо-польская война началась в установленный в апреле срок - 1 сентября. После начала германского вторжения в Польшу 3 дня Англия и Франция пытались еще договориться с Гитлером. За это время германские войска сломили сопротивление польской армии на границе и развернули наступление в глубь страны. Поляки не дождались помощи союзников и потерпели поражение. 17 сентября польское правительство покинуло страну, оставив народ на произвол судьбы. Германские войска двигались на восток. Советский Союз в этот день ввел свои войска в Западную Украину и Западную Белоруссию, по существу, преградив путь германской армии в эти районы.

Вопрос о секретных протоколах к Договору о ненападении стал козырной картой, использованной для разрушения СССР, и сейчас используемой фашиствующими русофобами в Прибалтике и Польше. Здесь следует отметить, что до сих пор не исключены сомнения о подлинности этих документов. Однако ясно, что договоренности были, есть к этому косвенные доказательства, их подтверждают и фактические события. Недавно опубликованы свидетельства переводчика на переговорах с Риббентропом. Он утверждает, что вопрос о границах зон интересов поставил Сталин, и Риббентроп согласовал его с Гитлером по телефону из кабинета Сталина.

Раздел зон интересов всегда был предметом соглашений великих держав и большей частью секретных. Сейчас США открыто объявляют почти весь мир зоной своих национальных интересов, и это мало возмущает наших оппонентов.

В чем смысл этих соглашений?

1. Сталин стремился ограничить продвижение Германии на восток в надвигающейся европейской войне и укрепить безопасность выдвижением границ на запад. В стратегическом отношении это обеспечило расширение операционной зоны для ведения обороны основных экономических центров страны. Все перечисленные районы могли стать плацдармами для нападения.

2. Разграничение зон интересов - это не присоединение территории. Это разные понятия и состояния. Вопрос о присоединении решался актами национальных правительств, но Германия не имела возможности воздействовать на эти решения, что принципиально важно. Договор о ненападении и протоколы к нему юридически не имеют отношения к решениям правительств республик о присоединении к Советскому Союзу. Это политическая натяжка, принятая для разрушения СССР сепаратистскими антисоветскими силами в 1989 г., и сейчас используется для русофобских акций. К сожалению, у наших политиков не находится достойного ответа по этому вопросу для фашиствующих прибалтов.

Выступление Леннора Ольштынского по докладу Исаева

Л. Ольштынский: Я хотел бы добавить, что помимо документа «Соображения о стратегическом развертывании», как план войны, общий план войны, на основе этого документа, который утвержден был на Политбюро, был разработан Генеральным штабом «План обороны государственной границы 1941г.». Это основной план военных действий. Уже на основании этого плана в округах были разработаны свои планы. И их планы обороны госграницы пришли в Генеральный штаб только в мае. В соответствии с планом обороны госграницы, а это более подробный, оперативный план, предусматривалось, что вклинившиеся - обращаю ваше внимание - вклинившиеся соединения противника в нашу оборону должны быть ослаблены первым оперативным эшелоном армии прикрытия. А затем по ним должны были быть нанесены контрудары вторым эшелоном армий прикрытия. И только после того, как это будет выполнено, подошедшими стратегическими резервами переносятся боевые действия на территорию противника. То есть замысел ответного удара имел конкретную оперативную разработку. Вот это очень важно. У меня в книге эти вопросы схематично даны, естественно, потому что у меня вся Вторая мировая война. В работе профессора академии Генерального штаба Анфилова, называется «Великий подвиг», потом на этой же кафедре была разработана и книга «Начальный период войны». Она тоже вышла. Вот там более-менее подробно эти планы рассмотрены. Мне кажется, в них более обоснованно представлена идея ответного удара. Это неопровержимое доказательство, опираясь на эти документы, что готовился ответный удар, а не нападение.

Исаев: Дело в том, что планы прикрытия присутствовали не только у СССР, они присутствовали и у Германии. Суть плана прикрытия - обеспечение развертывания войск для первой операции. Соответственно, эти планы прикрытия могли действовать даже в условиях, когда никто к нам не вторгается. Планы прикрытия предусматривали ведение обороны в разреженных построениях, которая не могла быть успешной в случае сколь-нибудь сильного удара. Поэтому 22 июня эти планы прикрытия, несмотря на ввод их в действие не могли сыграть сколь-нибудь существенной роли. И планы прикрытия как таковые разрабатывались гораздо раньше мая 41-го года. До этого они интегрально включались в оперативный план. Например, записка Пуркаева интегрально включает в себя план прикрытия для Украинского военного округа. А следующий раздел, пункт римское I - это план прикрытия, пункт римское II - это первая операция.

Л. Ольштынский: Сам план «Обороны государственной границы 1941г.», разработанный Генеральным штабом, вам удалось увидеть? План прикрытия округа - это другой вопрос.

Исаев: Задание округам на разработку плана прикрытия - да.

Л. Ольштынский : А сам план?

Исаев: Нет

Реплика: План не опубликован еще, да?

Л. Ольштынский : Да, он полностью ещё не опубликован.

Ответы Леннора Ольштынского на вопросы по докладу.

А. Исаев, историк любитель: Мне кажется, что планы Гитлера могли быть запущены в дело лишь после того, как договор с СССР состоялся. Планы могли остаться на бумаге. Этот момент в докладе по-моему упущен.

Л. Ольштынский : В этих планах - первое, что я подчеркнул - не принималось в расчет участие Советского Союза. Ни той, ни другой стороной. Таким образом, соотношение сил на принятие решения уже заранее было определено. И второе. Что планом срок был установлен, и соответственно от этого срока войска развертывались. И этот факт показывает, что ничто не могло остановить Гитлера, даже если бы и не был подписан договор. Войска 20 августа начали развертываться. И это уже факт начала войны. Поэтому будет пакт, не будет, будет договор, не будет договора - для Гитлера это роли в его планах не играло. Но вот союз СССР, Англии и Франции, вот он мог остановить. То есть главным условием было, в конце концов, не сам договор о ненападении, а срыв англо-франко-советского договора. Это было единственное военно-политическое условие дальнейшего развития событий. Вот здесь главный фактор с точки зрения и военной, и военной политики. Надо сказать, что вся политика Гитлера, вся его метода была крайне авантюристична. Его бы не остановило, даже если бы не подписали. Но для Советского Союза это было бы резкое ухудшение международной обстановки.

А. Кошкин: Одним из аргументов в пользу подписания пакта о ненападении гитлеровской Германии у нас долгое время использовался - и до сих пор, это, в общем-то, справедливо - что Сталин стремился во что бы то ни стало избежать опасности войны на два фронта. Об этом мы еще будем говорить. А существовала ли опасность в 39-м году начала войны с гитлеровской Германией после захвата Польши? Вот этот вопрос, мне кажется, до сих пор у нас четкости такой нет. Вот планы все Вайс, все это мы знаем. То, что опасность существовала в перспективе войны с Германией, никто с этим спорить не будет. А вот именно в данный момент? Было ли у немцев хотя бы гипотетическое планирование на всякий случай, в зависимости от того, как пойдет дело в Польше, в умах, начать войну уже тогда? Или нет?

Л. Ольштынский : Согласно всех тех планов, которые существуют, в тот момент Гитлер не собирался нападать на Советский Союз. Но, что важно. В случае отказа от подписания договора вполне могло быть соглашение, и стоял уже, кстати, самолет для Геринга, для полета в Англию, соглашение англо-французов вместе с Гитлером о дальнейшей подготовке агрессии против СССР. И одновременно оккупация Прибалтики. Вот это вполне была реальная картина. Польша захватывается, и тут же Гитлер идет на Прибалтику. А дальше идет договоренность. Пусть будет не этот год, пусть будет следующий год. Но соотношение сил и международная обстановка возможного будущего конфликта резко ухудшалась. Кстати говоря, Сталин-то не знал планов Гитлера. Кто мог предполагать, что он остановится? А угроза такая была. Так что здесь неопределенность ситуации сказалась и в этом плане тоже. Таково мое мнение по этому вопросу.

А. Кошкин: Кроме того мы в это время вели войну с Японией.

Филиппов: Уважаемый Леннор Иванович! Нельзя ли расширить вашу реплику о работе комиссии Съезда народных депутатов по изучению вопроса о советско-германском договоре о ненападении, и, особенно, о постановлении Второго съезда, принятом по докладу товарища Яковлева. Вы сказали фразу, что было влияние антисоветской истерии. Если можно, более развернуто дать оценку этому документу.

Л. Ольштынский: Подробно анализировать деятельность комиссии, по-моему, это еще дело будущего. Пока что к анализу работы этой комиссии серьезно ещё никто не приступал. Есть сомнение в том, что секретные протоколы в том виде, в котором они представлены, являются подлинным документом. Сомнения эти есть. Их надо как-то снимать. Но о том, что это сыграло роль в кампании по отделению Прибалтики от Советского Союза - это абсолютно без сомнения. Это мы с вами были свидетелями. И все, что творилось в то время на сессиях Верховного Совета СССР, выступления Ландсбергиса и так далее, они до сих пор еще у меня в памяти эмоционально. Так что, истерия была? Была! Это мы знаем. То, что договор был использован для этого, тоже знаем. Но насколько достоверно все это дело, это надо еще посмотреть. Я считаю, что само постановление Верховного Совета по оценке этого договора, связывая его с включением прибалтийских республик в Советский Союз - оно неправомерно. Потому что речь шла в приложениях о разграничении зон интересов. А уж присоединиться этим странам или не присоединиться, это были акты государственные. Я беседовал со многими ветеранами, которые были в это время в Прибалтике. Они говорят, что, военные, действительно, не вмешивались в эти события. А обстановка была такая, что советские войска встречали с цветами. Даже есть документы посольств западных держав в Прибалтике о том. Была поддержка полная трудовых слоев, классовая борьба там уже развернулась довольно остро. Хотя сейчас считают, что ее, вроде, не бывает, а она была, и была очень острая. И угроза захвата фашистской Германией Прибалтики способствовала тому, что образованные Верховные Советы выступили с просьбой о включении их в Советский Союз. То есть это была реакция трудовых слоев населения Прибалтики в порядке защиты от угрозы фашистского нашествия. Потому что Польша была перед глазами.

«Кремль.ORG», 03.10.05


Опубликовано на портале 07/09/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика