Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Первая мировая война: уроки и современные параллели

Версия для печати

Анатолий Уткин

Первая мировая война: уроки и современные параллели


Уткин Анатолий Иванович - доктор исторических наук, профессор, директор Центра международных исследований Института США и Канады РАН (ИСКРАН).


Первая мировая война: уроки и современные параллели

Для российского историка Первая мировая война - самая интересная из войн, поскольку до нее Россия была одна, а после стала другой. Более того, воспоминание о ней оказалось для нас ещё актуальнее спустя десятилетия, когда ошибки и утраты тех лет получили новый отзвук. В целом Первая мировая война была испытанием России на зрелость. И Россия, к сожалению, этого испытания не выдержала, хотя продемонстрировала невероятное достоинство и героизм. Если история чему-то учит, то эта ее страница должна научить нас очень многому.

Доклад на научно-практической конференции «Война, смертельно опасная для России…», проведенной 27-28 октября 2008 года Фондом исторической перспективы совместно с Библиотекой-фондом «Русское зарубежье».
Первая мировая война и сегодня привлекает внимание историков. Выходят их монографии, хорошие исследовательские работы. Не все так безнадежно, и не совсем уж мы первооткрыватели в данном вопросе. Сошлюсь на учебник для общеобразовательных школ  «История России. 1900-1945 г.г.:11 класс, (авторы: А.И. Уткин, А.В. Филиппов, С.В. Алексеев, Д.М. Володихин, П.В. Данилин и др.). В этом учебнике, как мне кажется, совершенно изменена общая тенденция даже последних десятилетий, не говоря уже о трактовке Покровского. Эта действительно великая война получает новое освещение.
И все же проблем еще немало. Легче ли профессиональным историкам договориться, как здесь говорилось? Историкам труднее договориться. Те, кто занимается Первой мировой войной, хорошо знают: вскоре после того, как окончили стрелять пушки, после 11 ноября 1918 года, немецкие авторы во главе с Карлом Каутским выпустили сорокатомное издание документов, из которого следовало, что виновниками войны являются все, кто угодно, только не сами немцы. Французы немедленно издали свою серию книг, англичане - свою. То есть все страны, принимавшие участие в той великой мировой войне, кроме России, издали свои варианты ответов на главные вопросы: и на ход войны, и кто виновник … Все, кроме России.
В России такое отношение к этой теме сложилось, не по осознанному желанию упрятать историю подальше, а потому что для нас, конечно, не менее важной была Гражданская война и те пять миллионов, которые полегли тогда. Эти жертвы как бы заслонили великую Первую мировую войну.
Что касается историков, то их ненависть друг к другу, их несогласие с аргументами были просто феноменальными. Не нашлось среди них тех, кто сказали бы, что гуманность – выше нации, что истина над аргументами. Если сегодня молодой историк познакомится со всеми сборниками документов Первой мировой войны – немецкими (Die grosse Kabineten), английскими, французскими, - он запутается. Он не найдет истины, потому что талантливые историки со всех сторон  отстаивали правоту собственных стран, разбирая,  что важнее - начало войны или мобилизация, кто первым начал мобилизацию, а кто первым объявил войну, чей посол плакал и т.д....
Но вот в 1962 году никому неизвестный тогда немецкий историк Фриц Фишер опубликовал свою книгу  о Первой мировой войне «Военные цели европейских держав». Он пошел совсем по другому пути, чем историки ранее.  В оригинальном, немецком, издании это огромная книга, потому что там очень много сносок на документальные материалы. Английское издание значительно меньше по объему, так как в нем меньше ссылок: иначе пришлось бы перевести многие документы на английский язык, а это весьма сложно.
Проблему, кто виноват в Первой мировой войне, Фриц Фишер поставил несколько иначе. Он поставил ее следующим образом: давайте посмотрим на цели держав, вступивших в войну, и мы увидим, что у Франции, Сербии, России эти цели были оборонительными, а наступательными были только цели Германии. Конечно же, Фрица Фишера немедленно прокляли у него на родине, а его труд немедленно перевели на 27 языков, кроме, к сожалению, русского.
Здесь обозначилось новое видение Первой мировой войны. Мы, сидящие в этом зале, - жертвы Первой мировой войны, потому что до нее понятия «Эстония» или «Украина» как государство не существовали. Все это возникло в ходе войны, после 1915 года, с участием германского генштаба и германских специализированных команд из Копенгагена, из Бухареста, из Стокгольма, откуда происходило расчленение России, свершившееся в ходе подписания Брест-Литовского мира. Это горько звучит, но воспоминание о Первой мировой войне стало для нас ещё актуальнее спустя десятилетия, потому что её «германские» цели оказались выполненными. Но выполненными совсем в другое время и совсем другими людьми.
Напомню, что в 1903 году российский генеральный штаб принял решение: территория и границы Российской империи объявляются окончательными, пересмотру не подлежащими, Россия теряет смысл в обретении новых территорий, они России не нужны. Это было чрезвычайно мудрое решение. К сожалению, как многое в нашей стране, его мудрость и сила оказались девальвированы тем, что чиновники восприняли его по-своему и сочли необязательным к исполнению.
Уже в 1904 году Россия пытается захватить Корею, вернее, вначале - концессии, а потом уже и собственно корейское государство. В это же время начинается строительство КВЖД. Дальний и Порт-Артур рассматриваются как будущие порты великого Тихоокеанского флота России. Здравый смысл господствовал весьма недолго, и дело, конечно, пришло к Цусиме, Ляояну, Мукдену и всему тому, что произошло. Через 10 лет вновь воспарившие генералы заявили, что Россия приобрела опыт и теперь может сражаться.
Была ли готова Россия к Первой мировой войне, в какой мере она была готова? Не стану углубляться в эту обширную тему. Но посмотрим, кто пытался сдержать безрассудных русских экспансионистов между 1905 и 1914 годами.
Пытались лучшие из русских – те из них, кто мечтал о процветании Отечества, кто приложил к этому немалые усилия. Назову, прежде всего, две фамилии, хорошо известные всякому историку: Сергей Юльевич Витте и Петр Аркадьевич Столыпин. Два ведущих государственных деятеля России того периода были категорически против всякого намека на войну с любой из европейских держав, не говоря уже о Германии – лидере индустриального роста, стране, на которую приходилось около половины внешней торговли России. И знаменитая записка Дурново - это, конечно, документ трезвости и реализма.
Самое ужасное - то, что Россия вступила в Первую мировую войну, не имея никакой цели. Она вступила в эту войну, чтобы помочь союзнице Франции, это лишь потом, в марте 1915 года, договорились, что проливы якобы будут контролироваться Россией в случае победы…Зачем, почему Россия в 1914 году пошла на распятие, не имея никакой рациональной цели? И, конечно, рядовым Русской армии, половина которой не умела читать, трудно было понять… Большинство солдат думали, что аннексия и контрибуция это какие-то города.
Царь же и его окружение, как мне кажется,  не понимали того, например, что любое увеличение Польши означает необходимость её автономизации, а  увеличение Армении за счет Оттоманской империи означает создание государства Армения. Что всё это, в конечном счете, создает чрезвычайно опасную ситуацию для России, для её единства. В этом главный недостаток государственных деятелей той великой страны – Российской империи, вступившей в свой последний бой. Поднимая на высоту после десятилетий забвения память о наших героях, солдатах и генералах, мы должны также помнить о совершенных  невероятных глупостях.
Чего Россия добивалась в Европе? Наши министры иностранных дел А. Извольский (1906—1910) и С.Сазонов (1910-1916) не сомневались в необходимости поддерживать Францию и всех тех, кто выступит против Германии. Вот слова Сазонова: «Россия в случае победы Германии теряла прибалтийские приобретения Петра Великого, открывшие ему доступ с севера в западноевропейские страны и необходимые для защиты её столицы, а на юге лишалась своих черноморских владений до Крыма включительно, предназначенных для целей германской колонизации и оставалась, таким образом, после окончательного восстановления владычества Германии и Австро-Венгрии на Босфоре и на Балканах, отрезанная от моря в размерах Московского государства, каким оно было в XVII веке». Страх перед могуществом Германии - это, на мой взгляд, единственная логика, которую мы можем понять и разделить в какой-то мере. Но ведь мы знаем о множестве иных способов решить проблему. Мы знаем об отношениях между Германией и Россией в период Бисмарка, в первую половину ХIХ века. Помним, как мы вместе разбили Наполеона.
Для российского историка Первая мировая война – самая интересная из войн. Поскольку до этого Россия была одна, а после войны она стала другой.
Есть мемуары А. Керенского, А. Деникина и много других. Думаю, наступит время, когда и в России будут написаны и изданы фундаментальные книги о Первой мировой войне. Будет у нас, несомненно,  и многотомная история этой войны.
А на данный момент не потерял своей актуальности труд нашего ненавистника Уинстона Черчилля «Мировой кризис», который продолжают цитировать историки. В 1932 году  его (второе издание) перевели на русский язык. Да, у Черчилля были недостатки, но были и достоинства. Он ценил верность своему долгу русских генералов, офицеров и солдат, которые сражались и помогли Западу возобладать над Германией.
Объёмистые мемуары Черчилля написаны страстно, думаю, и  в дальнейшем книги о том времени не будут писаться иначе: погибли ведь миллионы людей. Найти смысл той жертвы – это, в конце концов, патриотическая задача историков России.
Позволю себе остановиться на результатах Первой мировой войны. Царь Николай II и его окружение совершили несколько громадных ошибок. Выделю главные.
Первое: правительство вооружило 18 миллионов крестьян, до того не имевших представления о современном оружии. Лишь это могло создать объективные условия для грабежей в 1917-м, для гибели в Первой мировой и Гражданской войнах миллионов лучших граждан нашей страны. Нужно ли это было? Необходимо ли было, одев столько крестьян в шинели,   милитаризировать, научить стрелять людей, не имевших никакого образования или окончивших два класса приходского училища?
Второе.  Уроком Первой мировой войны является страшный итог хвастливого противостояния всех политических сил сражающейся России своему правительству.
Мы, русские,  которые вообще-то прекрасны в своем патриотизме, которые и на чужбине помнят свой язык и родину, видели задачу в дискредитации нашего руководства, генералов, монарха, императрицы… , естественно, Распутина. От либералов до большевиков – все в Государственной Думе ненавидели двуглавую корону – символ нашего Отечества. Правительству не на кого было опереться. Да, были монархисты. Но не было ни одной по-настоящему правительственной партии. Не было консолидированного блока патриотов, который сумел бы организовать ресурсы гигантской страны и привести ее к победе. Страна не могла победить при таком раскладе сил.
Символом тех настроений может служить выступление в Думе Милюкова в ноябре 1916 года. Милюков – лидер, я бы сказал, самой оснащенной профессорскими изданиями партии кадетов, каждый абзац своей речи завершал словами: «Это что - глупость или предательство?». Он должен был понимать, что речь могла идти о глупости, об отсталости, только не о предательстве, но он придавал ошибкам и неудачам значение предательства. Этот мотив, маразм – он же отдает 1937 годом. Почему предательство? А вся IV Государственная Дума именно так и воспринимала события. Мне кажется, что профессор истории Милюков ни мог не знать об усилиях династии, о том, что делали земства, сколько было у Русской армии пушек в 1914 году и сколько их стало в 1916, что произошел феноменальный рост и Россия достаточно вооружила себя (хотя, конечно, многое приходилось ввозить из-за рубежа, начиная от японской винтовки и кончая пушками из Англии).
Ни в Палате общин в Англии, ни во французской Палате депутатов, ни в германском Рейхстаге – ни в одном парламенте ничего подобного не было. Что это, наша национальная черта, особенность русского духа? Думаю, что нет. Не хочу ни слова говорить о Сталине и его периоде, потому что это значит зажигать новый костер, но все же во Второй мировой войне, в Великой Отечественной войне этого отмежевания от своего правительства не было. И, наверное, поэтому мы и победили.
Но все-таки, почему же в нашей истории происходит такое?  Хотел бы привести на память цитату из мемуаров Витте: «Дело не в том, что убили великого князя, дело не в том, что сокрушили железнодорожное полотно и царю (я имею в виду Александра III – А.Уткин) пришлось держать на себе крышу вагона, пока семья не вышла, а дело в том, что Мария Ивановна к Марии Семеновне придет завтра и с восторгом будет рассказывать, как эти революционеры это сделали». Нечто подобное мы вновь пережили совсем недавно в годы первой и второй чеченской войн, когда журналисты «стреляли» в спины наших детей – молоденьких солдат.
Задача наших историков и политологов – показать и проанализировать эту страшную особенность, которая должна быть изжита. В день отречения Николая II ни один офицер не покончил с собой, а ведь каждый из них давал личную присягу верности. И священники молчали о низложении официального главы православной церкви. Когда генерал Алексеев запросил у командующих фронтами их мнение относительно пребывания на престоле Николая II, они выступили за отречение. Через год, когда белые станут сражаться против красных в братоубийственной войне - многие из тех, кто требовал отречения, будут отчаянно каяться. Но неужели никто из этих людей, окончивших академии, имевших прекрасное образование, не понимал, что он делает? Не понимал, что Россия нуждается в стержне?
Напомню, что первый декрет Великой французской революции гласил: Франция - едина и неделима. А второй декрет объявлял всякого, кто живет во Франции, гражданином. И вот это же необходимо было в нашей стране. В годы войны мы должны были быть прежде всего гражданами.
Третье. Первая мировая война, к сожалению, как и первая русская революция, вызвала и вывела на передний план национальный вопрос. И здесь все началось с погрома германского посольства на Исаковской площади. Немцев начали выселять за Урал. А ведь только немцы хотели спасти Николая II, только они оказались верными, а вовсе не латыши,  литовцы или эстонцы, которых царские чиновники так пестовали накануне Первой мировой войны.
И последнее - уже о Ленине в связи с итогами войны. Одна из самых больших ошибок Ленина заключалась в безусловной вере в солидарность германской социал-демократии. А та, придя с президентом Эбертом к власти, отклонила всякий союз с коммунистической Россией, предав Москву в Брест-Литовске. Из-за роковой ошибки России, которая пошла на Брест-Литовский мир, на Кавказе появились немцы, Прибалтика была разделена ими на отдельные государства и т.д. И всему этому имеется параллель в современной истории - в сознании М.С.Горбачева…
В целом Первая мировая война была испытанием России на зрелость. И Россия, увы, к сожалению, этого испытания не выдержала, хотя продемонстрировала невероятное достоинство и героизм. Если история чему-то учит, то эта ее страница должна научить нас очень многому. Первая мировая война – это суровый урок нашему Отечеству.


Читайте также на нашем сайте: 
 
 
 



Опубликовано на портале 20/02/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика