Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

От фальсификаций – к документам

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Роман Соколов

От фальсификаций – к документам


Соколов Роман Александрович – профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук.


От фальсификаций – к документам

В год столетнего юбилея революции в России в свет вышел документальный сборник, подготовленный Аналитическим центром инновационных проектов и технологий при участии Фонда исторической перспективы и Российского государственного архива социально-политической истории. На фоне незатихающей полемики вокруг Великой Русской революции как исторического события, это издание помогает уйти от вольного «додумывания» и прямых фальсификаций в трактовке политической драмы 1917 г. Книга проливает свет на ряд важнейших вопросов, которые нередко ускользают от внимания не только широкого круга читателей, но и специалистов-исследователей.

обложка про революцию.jpg

Рецензия на книгу: Феномен революции в России: истоки и уроки. Страницы документальной истории / Сост. А.В. Репников, Б.С. Котов, П.Ю. Савельев. М.: ИПК «Астрея-центр», 2017. 716 с.

Столетний юбилей революции 1917 г. послужил актуализации общественной дискуссии вокруг происходивших век назад драматических коллизий, оказавших самое серьезное воздействие на историю как нашей страны, так и всего мира. Этому, конечно, способствовало то, что споры вокруг Великой Русской революции (полагаю, что именно такая утверждающаяся в последнее время дефиниция наиболее верна), как исторического события, почти всегда отражают политическую позицию того или иного участника незатихающей полемики. В значительной степени этот фактор оказывает воздействие на трактовку 1917 г. в современных масс-медиа, а также в произведениях искусства и культуры, деятели которой вновь обратились к тематике, которую в советское время назвали бы историко-революционной. Другое дело, что в современных условиях отношение к этой тематике значительно, а иногда и радикально, изменилось.

Открывшиеся возможности свободного творчества безусловно пошли на пользу классическим художественным произведениям, которые современники в каждую эпоху как бы прочитывают заново. Одним из удачных примеров подобного «прочтения» стал поставленный в петербургском театре «Балтийский дом» спектакль-диспут «Как закалялась сталь» (режиссер А. Праудин) [См.: Шеромова].

Значительно хуже ‒ и эта тенденция уже стала традиционным явлением ‒ обстоит дело с попыткой воссоздания исторической канвы революционного движения 1917 г. на экране телевидения в уже привычном для зрителя сериальном формате. Главная беда в данном случае одна ‒ слишком уж вольное обращение с фактами. И эту ситуацию вряд ли могут переломить негативные рецензии высококлассных специалистов-историков, справедливо указывающих, что историческая достоверность, например, ленты «Демон революции», мягко говоря, оставляет желать лучшего [См.: Калашников]. Единственным средством может быть планомерная работа по историческому просвещению, которое должно подразумевать даже не столько представление различных точек зрения, сколько введение в оборот документальных источников. Разумеется, это не позволит достичь полного взаимопонимания у тех, кто спорит по поводу 1917 г. и последовавшей за ним гражданской войны. Важно другое: знакомство человека с материалом (а лучше ‒ его изучение!) поспособствует построению собственной документально аргументированной позиции, которая, возможно, станет отличаться от мнений других людей, но уж точно не будет содержать вольного «додумывания». Прямые фальсификации в таких условиях превратятся просто в маргинальное явление.

Одним из шагов, направленных на решение этой задачи, как раз и стало, на наш взгляд, издание в юбилейном году сборника документов «Феномен революции в России: истоки и уроки. Страницы документальной истории». Книга была подготовлена Аналитическим центром инновационных проектов и технологий при участии Фонда исторической перспективы, а также Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).

Следует отметить, что этот солидный том рассчитан на подготовленного читателя, осведомленного относительно идеологического брожения в Российской империи накануне Февраля и общего хода развивавшегося в 1917‒1918 гг. революционного процесса. Тем не менее книгу предваряет небольшое введение «От составителей», в котором обозначаются ключевые проблемы, обусловившие подборку материалов для публикации.

Собранные под обложкой тексты проливают свет на ряд важнейших вопросов, которые зачастую ускользают от внимания не только широкого круга читателей, но и специалистов-исследователей. Материалы разделены на два раздела: в первый вошли статьи политиков, публицистов и общественных деятелей 1914‒1918 гг., во второй ‒ документы из фондов РГАСПИ. Такое распределение полностью оправданно как с точки зрения археографии, так и чисто логически. При этом между обеими группами исторических источников, конечно, имеется непосредственная смысловая связь.

Обращает на себя внимание, что каждая статья первого раздела показывает какой-то новый аспект социальных установок, которые существовали или заявляли о своем праве на существование в те годы.

Так, И. А. Сикорский (первая статья раздела) старался в год начала Первой мировой войны обосновать, с одной стороны, различность геополитических целей России и Германии, равно как и методов достижения этих целей, а с другой ‒ схожесть того и другого в отношении нашей страны и ее союзников по Антанте, Великобритании и Франции. Политическая подоплека такого «разделения» очевидна. Целью было дополнительное интеллектуально-идеологическое обоснование политической позиции России. Справедливости ради надо заметить, что геополитические проблемы в те годы действительно серьезно волновали российских ученых. Примером может быть работа В. П. Семенова-Тян-Шанского, предложившего собственную концепцию исторического развития нашей страны, которая во многом актуальна и в наши дни [См.: Семенов-Тян-Шанский].

Дальнейшие публикации, вошедшие в книгу, показывают истоки ряда других тенденций, ставших характерными признаками русской революции. Это, в частности, позиция национальных окраин, среди которых в условиях войны особое место занимала Польша. Ее население вовсе не было, как принято считать, исключительно негативно настроено к России. Именно поэтому В.В. Шульгин указывал на двойственность настроений поляков и даже на «любовь» к русским, которая, впрочем, «не очень давнего происхождения». Объединение Польши было одной из целей России в Первой мировой войне [Подымов, с. 85]. Парадоксально, но эта задача с помощью русского оружия была решена, хотя сама Российская империя устоять не смогла, и польские исследователи, говоря об обретении независимости, теперь охотно вспоминают «чудо на Висле» [Подымов, с. 86].

Еще один идеологический вектор, обозначившийся даже раньше 1917 г.,  ‒ негативный взгляд на духовенство. Свидетельством того, что репрессии по отношению к последнему, развернувшиеся с особенной силой в постоктябрьский период, имели определенные предпосылки, служит приведенное в книге мнение консервативно и национально настроенного М.О. Меньшикова: «Никаких особенных заслуг у духовенства я не вижу…». К сожалению, в последующем такая тенденция возобладала, более того, была возведена советской властью в абсолют и привела к тому, что сохранившие верность своему долгу представители этой социальной группы должны были совершить мученический путь.

Февральская революция и крушение старого порядка означали полную переоценку существовавших ранее ценностей. Это немедленно и самым непосредственным образом сказалось на жизненном укладе многих тысяч и даже миллионов людей, многие из которых вовсе не были избалованы прежней властью. В книге представлены материалы, иллюстрирующие переменившееся в один момент положение тех, кто стоял на страже общественного порядка  ‒ жандармов. С горечью читаются строки очерка Н.Е. Каменского, в котором автор с юмором (!) описывает провод по городу арестованных полицейских, их шельмование и совершенную здесь же безнаказанно (ловить-то некому) кражу. Пока что это всего лишь воровство булки, но очень скоро в стране начнется настоящий разгул преступности. Этому вторят строки опубликованных в газете «Рабочий путь» покаянных писем одного из жандармов, а также человека, оказавшегося замешанным в сотрудничестве с полицией и принявшего из-за этого решение свести счеты с жизнью. Эти, в общем-то, бытовые моменты невольно заставляют задуматься о верности истины, согласно которой история повторяется: как не вспомнить в данном случае судьбы последних защитников законной украинской власти, свергнутой майданом 2014 г. Кстати, подобные параллели оказываются буквально прямыми, когда речь идет о принудительной украинизации образования. Строки, опубликованные в мае 1917 г. в газете «Киевлянин», можно практически не меняя помещать на газетные страницы и в наши дни: «Самый лояльный протест <…> против насильственной украинизации школы <…> вызывает вдруг бурное негодование: <…> предлагают уезжать в Россию и заводить там хоть турецкую школу». Комментарии, как говорится, излишни.

Книга показывает, как на историческую сцену выходили новые лица, предлагали новые лозунги. Из них все более актуальным становилось требование мира. С этим требованием выступали различные политические партии, не только одни большевики, оно же было близко и «солдатской массе», а потому с течением времени стремление «покончить с войной» лишь набирает силу.

Итогом развития революции стал октябрьский переворот. Кстати, именно так именовали события 25 октября те, кто считался рядовыми участниками штурма Зимнего. Свидетельством тому служат их стенографированные воспоминания, изложенные в 1927 г. на встрече со съемочной группой кинофильма «Октябрь» [ЦГА.., Л.1]. Вскоре после свержения Временного правительства новая, советская власть в целях самосохранения вынуждена была разогнать созванное незадолго до этого Учредительное собрание. Подборка материалов в сборнике достаточно хорошо освещает это важнейшее событие. Оно должно было произвести большое впечатление на современников, ведь именно созыв этого органа был подлинной мечтой нескольких поколений революционеров. Впрочем, люди, обладавшие способностью трезво оценивать ситуацию, сомневались в результативности собрания еще задолго до начала его первого (оказавшегося единственным) заседания. Не случайно И.А. Ильин еще накануне Октября писал: «Вера в работоспособность русского «революционного» Учредительного собрания <…> может жить только в совершенно наивной душе».

Развернувшиеся в ходе 1917 г. потрясения привели к заключению Брестского мира. Составители сборника представили материалы, которые показывают отношение к этому акту разных слоев общества. Разумеется, в первую очередь это было негодование по поводу действительно «похабного» мира, однако стремление окончить войну любой ценой становилось к тому моменту в значительной степени определяющим. Именно об этом свидетельствует один из приведенных документов ‒ «Информационная сводка о настроении рабочих на разных предприятиях Петрограда» (начало марта 1918 г.). Судя по его тексту, среди работников предприятий столицы единства по этому вопросу не было. Более того, не было четкой определенности, иногда при голосованиях по важнейшим резолюциям большая часть рабочих воздерживалась, что являлось весьма красноречивым показателем.

Однако все это было лишь началом подлинной трагедии, которая развернется в ходе братоубийственной войны последующих лет. Что же стало тому причиной? Думается, что в данном вопросе можно опереться на мнение, высказанное И.А. Ильиным: за все время коренных потрясений 1917 г. так и не удалось «выковать новую верховную власть, создать «правительство государственного самосохранения», правительство народной самостоятельности». Однако даже этот крупнейший мыслитель не мог в ту пору предвидеть, сколько испытаний суждено пройти стране до создания того «патриотического единовластия», о котором он грезил в ноябре 1917 г. Да и само это «единовластие» обходилось весьма дорогой ценой. Впрочем, это уже совсем другая история.

Подводя итог, остается еще раз подчеркнуть, что вышедшая из печати книга «Феномен революции в России: истоки и уроки» может стать неоценимым подспорьем для читателей, которые на основе документов захотят тщательнее разобраться в непростых и трагических хитросплетениях политической драмы 1917 г., главным героем которой стал российский народ.

Литература:

Шеромова А. Гость из будущего Павка Корчагин // Санкт-Петербургские ведомости. 2017. 15 ноября.

Калашников В. «Демон революции» – путь к народному единству? // Санкт-Петербургские ведомости. 2017. 24 ноября.

Семенов-Тян-Шанский В. П. О могущественном территориальном владении применительно к России. Очерк по политической географии. Пг. 1915.

Подымов А. В. Польский вопрос накануне и во время Первой мировой войны // Партитура Второй Отечественной. Великая война 1914‑1918 гг. М. 2015.

ЦГА ИПД СПб. Фонд 4000. Оп. 6. Д. 65.


Читайте также на нашем портале:

«Право на исторический выбор» Наталья Никитина

«Революционная терминология террора: Французская традиция и русские последователи» Давид Фельдман

«К столетию революции 1917. Сопротивление самодержавию: подъем оппозиционных настроений в деловых кругах (1906–1917)» Жак Сапир

« Русская революция как опытное опровержение социализма: версия Макса Вебера» Тимофей Дмитриев

«Россия накануне великой Революции 1917 г.: современные историографические тенденции» Юрий Петров

«1917 год: лица, личины и лики революции» Владимир Булдаков


Опубликовано на портале 17/01/2018



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика