Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Феномен зимней войны

Версия для печати

Избранное в Рунете

Олег Ржешевский

Феномен зимней войны


Ржешевский Олег Александрович - заслуженный деятель науки РСФСР, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, президент Ассоциации историков Второй мировой войны Национального комитета российских историков.


Феномен зимней войны

Война 1939-1940 гг. между СССР и Финляндией продолжалась три с половиной месяца и закончилась подписанием мира на советских условиях. В памяти ее участников она осталась войной тяжелой, кровопролитной, многие события которой кажутся труднообъяснимыми, что вызвало не ослабевающий до сих пор интерес к ее обстоятельствам. Об этом свидетельствует и полемика, развернувшаяся к 70-летию начала зимней войны, различные версии ее истории.

Ранним утром 30 ноября 1939 года советско-финляндская граница взорвалась артиллерийской канонадой, под прикрытием которой части Красной Армии перешли границу и развернули наступление в глубь финской территории. Так началась зимняя война с Финляндией, которая продолжалась три с половиной месяца и закончилась подписанием 13 марта 1940 г. мира на советских условиях. В памяти ее участников она осталась войной тяжелой, кровопролитной, многие события которой были труднообъяснимы, что вызвало неослабевающий до сих пор интерес к ее истории. Об этом свидетельствует и полемика в средствах массовой информации к 70-летию начала зимней войны, различные версии ее истории.


Части Красной Армии переходят по мосту на территорию Финляндии, 1939 г.

Укажем в первую очередь на несостоятельность версии некоторых финских историков о советских планах оккупации Финляндии, ликвидации ее независимости и включении в состав СССР. Эта версия проявилась недавно и в российских публикациях. «Имеющиеся в распоряжении исследователей документы, – утверждает Л.П. Колодникова, – говорят, что советское руководство хотело (!) присоединить Финляндию в целом. В приказе уже с самого первого дня войны было четко сформулировано, когда взять Выборг, когда водрузить флаг над финским парламентом и когда выйти к шведской границе». Вслед за ней и также без указания источника другой отечественный историк констатирует, что «Советский Союз обеспечил себе свободу рук для захвата Финляндии».

На сегодня неизвестен ни один документ, который бы указывал на принятие подобного политического решения о целях войны с Финляндией. Официальные заявления правительства, записи встреч и бесед М. Литвинова, В. Молотова с послами Германии, США, другие документы опровергают эту версию. Как один из малоизвестных примеров можно привести ответ В. Молотова на вопрос посла США в Москве Л. Штейнгардта об угрозе независимости Финляндии. Он 1 февраля 1940 г. пояснил американскому послу, что не хочет представить дело так, будто советское руководство опасалось нападения самой Финляндии, но «при развертывании европейской войны враждебная к СССР Финляндия могла бы стать опасным очагом войны». Он подчеркнул, что «в отношении независимости Финляндии у СССР не было и нет никаких претензий». Это подтверждают исследования ведущих российских знатоков наших отношений с Финляндией (Н.И. и В.Н. Барышниковых, В.С. Веригина, Н.Г. Донгарова, В.П. Петрова). Их разделяет и ряд известных финских историков (О. Вехвилайнен, Х. Сеппаля). Сторонились упомянутой версии и авторы совместного труда историков России и Финляндии «Зимняя война 1939-1940. Политическая история», который неоднократно переиздавался.

Заостренное внимание к событиям зимней войны вызвано ее необычной предысторией, особенностями боевых действий и итогами. Феномен зимней войны заключается прежде всего в том, что обе стороны, каждая по-своему, стремились ее избежать.

* * *

В межвоенные годы отношения СССР и Финляндии не были однозначными. Противостояние сторон берет начало в Гражданской войне, которая охватила в 1918 году Финляндию после предоставления ей независимости правительством Советской России. Эта война, где были свои «белые» и свои «красные», закончилась в пользу «белых» в основном силами немецких войск, которые действовали на их стороне, что в последующем закрепило прогерманскую линию во внешней и военной политике Финляндии. Правительство в Хельсинки ориентировалось также на другие державы Запада и скандинавские страны.

Но были и обнадеживающие времена. В 1932 году стороны заключили договор о ненападении, который по советской инициативе вскоре был продлен до 1945 года. Период 1937-1938 гг. можно назвать поиском невоенного компромисса на правительственном уровне. Большое значение имели приезд в Москву в 1937 году министра иностранных дел Финляндии Р. Холсти и его переговоры с советским правительством.


Визит в Москву в феврале 1937 года министра иностранных дел Финляндии Р.Холсти (на снимке крайний справа)

Знакомство с документами того времени, и это важно для дальнейшего понимания событий, однозначно показывает, что СССР ставил своей целью достигнуть заключения между СССР и Финляндией пакта о взаимопомощи, укрепить на этой основе военную безопасность северо-западных границ и особенно Ленинграда, от которого до Финляндии было в то время 32 км. В Хельсинки политику СССР рассматривали преимущественно как враждебную с позиции угрозы «мировой революции» и в то же время велась пропаганда за «Великую Финляндию» с включением в нее советской Карелии. Часть финского истеблишмента склонялась к более сбалансированному курсу в политике по отношению к СССР.

Впервые заключение пакта о взаимопомощи как конкретной политической цели просматривается в документах, именуемых «Дело 7 апреля». Их суть сводится к следующему. В этот день у И.В. Сталина состоялась продолжительная беседа с «легальным» руководителем советской внешней разведки в Финляндии Б.А. Рыбкиным, который под фамилией Ярцева значился вторым секретарем посольства СССР в Хельсинки. Основой для обсуждения явилась весьма квалифицированная справка, подготовленная резидентурой, о расстановке сил в правительстве Финляндии и перспективах отношений с этой страной. Сталин к предложению заключить с Финляндией договор о взаимопомощи добавил (в качестве аргумента для будущих переговоров): «Гарантировать невмешательство во внутренние дела Финляндии». Такого рода предложения не были единственными. НКВД настаивал на жестких действиях, но этот вариант отклонил Наркоминдел (М.М. Литвинов), и он в то время не прошел. Б.А. Рыбкин (посол В.К. Деревянский был временно отозван из Хельсинки) выполнил задание правительства. Он дважды вел переговоры с финскими лидерами, включая премьер-министра А. Каяндера, но финская сторона отклонила советские предложения. Переговоры тем не менее продолжались. Менялись их участники, но компромисс отдалялся.

Летом 1939 года внимание советской стороны привлекла активизация германо-финских контактов по военной линии, особенно визит в июле начальника генерального штаба сухопутных войск генерала Ф. Гальдера. И хотя немецкие документы не указывают на достижение каких-то конкретных договоренностей, Гальдер в своем отчете сделал вывод, что финские военные являются «несомненно сторонниками Германии». Этот отчет, вероятно, не был известен в Москве, но факт демонстративного приема в Финляндии столь высокого немецкого военачальника, посещения им Карельского перешейка обострил и без того неспокойную обстановку в отношениях между двумя странами.

С началом Второй мировой войны СССР, защищая подходы к своим северо-западным границам, предпринял ряд чрезвычайных мер, ныне осуждаемых некоторыми «правоведами». Используя договоренности с Германией по Секретному протоколу к советско-германскому пакту о ненападении, СССР в конце сентября – начале октября заключил соглашения с Латвией, Литвой, Эстонией и на их основе разместил в этих странах свои войска, располагая согласно разделу «сфер влияния» с Германией ультимативными средствами давления и на Финляндию.


Финская делегация перед отъездом в Москву (Второй слева: глава делегации Ю.К.Паасикиви), октябрь 1939 г.

Последовал заключительный тур переговоров, которые с перерывом велись с 12 октября до 9 ноября. Советскую делегацию возглавлял И.В. Сталин, финскую – посол, будущий президент Финляндии Ю. Паасикиви. 14 октября после очередного отказа заключить договор, аналогичный тем, что были подписаны с прибалтийскими государствами, финской делегации была направлена Памятная записка. В ней фактически уже содержалось требование передать СССР ряд островов Финского залива, часть Карельского перешейка, полуострова Рыбачий и предоставить в аренду часть полуострова Ханко. В качестве компенсации Финляндии предлагалась вдвое большая территория в Восточной Карелии. «Поскольку Ленинград нельзя переместить, – говорил финской делегации Сталин, – мы просим, чтобы граница проходила на расстоянии 70 километров от Ленинграда... Мы просим 2700 кв. км и предлагаем взамен более 5500 кв. км».

В «последний час» советская сторона ограничила свои требования, но сторонники твердой линии (среди них новый министр иностранных дел Э. Эркко) и давление западных держав завели переговоры в тупик. Тем временем стороны наращивали военные силы в приграничной полосе. Возросла напряженность на самой границе. 26 ноября последовал «инцидент в Майниле» – обстрел, как сообщило московское радио, советского населенного пункта финской артиллерией. Кем и с чьей санкции совершен этот обстрел – сейчас сказать трудно, так как инцидент совместными усилиями не рассматривался.

30 ноября было опубликовано заявление Советского правительства, в котором говорилось, что принимаемые в отношении Финляндии вынужденные меры являются ответом на враждебную политику правительства этой страны и направлены на обеспечение безопасности Ленинграда. Неожиданностью было сообщение о создании «народного правительства» Финляндии во главе с видным деятелем финской компартии и Коминтерна О.В. Куусиненом. 1 декабря это правительство, местом пребывания которого стал финский пограничный поселок Терийоки, призвало финский народ приветствовать Красную Армию как свою освободительницу.

Днем позже советское правительство подписало с правительством Куусинена договор о дружбе и взаимопомощи. Согласно конфиденциальному протоколу к договору предусматривалась передача СССР в аренду п-ва Ханко и размещение там до 15 тыс. советских войск. Этот договор также означал, что советское правительство отказывалось от каких-либо контактов с законным правительством в Хельсинки. Забегая вперед, отметим, что акция с правительством Куусинена окончилась неудачей, оно не нашло поддержки у населения Финляндии. В качестве контрмеры в Хельсинки обсуждался вопрос о формировании «русского альтернативного правительства» во главе с А. Керенским или Л. Троцким, но решили не рисковать.

Красная Армия была не подготовлена к войне. Имея двойное преимущество в численности войск, она располагала еще большим превосходством в танках, артиллерии и авиации. Но действиям зимой в условиях болотно-лесной местности она не обучалась. Красноармейцы были плохо одеты и обуты. Катастрофически не хватало теплой одежды, особенно валенок. Снабжение армии продовольствием оставляло желать лучшего. Не было пищевых концентратов и даже сухарей для подразделений, которым предстояло действовать в отрыве от своей части.


Приготовление обеда в полевых условиях при температуре 40 градусов мороза, 1940 г.

В ближнем огневом бою финны, имевшие на вооружении автоматы «Суоми», получали преимущество. Равноценного оружия у Красной Армии тогда еще на фронте не было. Финская армия «стояла на лыжах». В Красной Армии приспособленные для действий в Финляндии лыжи вообще отсутствовали. Слабо работала войсковая разведка. Сведения о системе обороны противника и ее главного рубежа - «линии Маннергейма» (полоса мощных укреплений глубиной до 90 км) для войск оставались неизвестными.

Все это приходилось исправлять уже в ходе войны. Но еще более серьезным просчетом была недооценка противника. Многие военачальники уверяли, что для разгрома финской армии потребуется две-три недели. Был принят разработанный в Ленинградском военном округе «облегченный» план войны в основном силами округа («план Мерецкова»), названный так по имени командующего Ленинградским военным округом командарма 2-го ранга К.А. Мерецкова в противовес плану, разработанному под руководством начальника Генерального штаба командарма 1-го ранга Б.М. Шапошникова («план Шапошникова»), который требовал значительно больших усилий для достижения целей войны.

Действуя согласно «облегченному» плану, Красная Армия одновременно развернула наступление на всем 1.500-км фронте. Успешное ее продвижение в первые три дня вынудило финское правительство выйти с инициативой возвратиться за стол переговоров, но развития эта инициатива не получила.

Условно войну в Финляндии можно разделить на два периода: с 30 ноября 1939 года до 10 февраля 1940 года и с 11 февраля до 12 марта. Начиная с 4-5 декабря обстановка на отдельных участках фронта, особенно на Карельском перешейке, где развернулось главное сражение, стала изменяться не в пользу советских войск. Уже в приграничной полосе, до главных укреплений «линии Маннергейма», они встретили упорное сопротивление финской армии, которая действовала активно и умело, охватывая открытые фланги советских подразделений и частей. Уверенность в том, что победа будет достигнута «малой кровью, могучим ударом», обернулась на поле боя иным поворотом событий.

Одной из первых была разбита 139-я дивизия, действовавшая на северном побережье Ладожского озера. Части lV финского корпуса нанесли в ночь с 8 на 9 декабря удар по флангу дивизии, в результате которого она понесла большие потери. Сохранилось донесение особого отдела корпуса о положении дивизии в эти дни: «Тов. Жданову. Из Особого отдела 1-го стр. корпуса. 139-я дивизия в тяжелом положении. Фуража совершенно нет третьи сутки. Горючее не подвезено. Полки беспрерывно в бою 10 суток, истрепаны. Дивизия ведет бой за дер. Толваярви. С 7.Xll дважды отходили с занятых позиций. Потери 800-900 чел. У 609-го полка комсостав выведен на 80%. Бойцы разбегаются, настроение подавленное...»

На Карельском перешейке и на линии финской «талии» (наиболее узкого участка между границами СССР и Швеции) успеха достигнуть не удалось. Он обозначился только на крайнем севере, в районе Петсамо. Потерпели поражение 44-я, 168-я дивизии, другие части. Количество потерь убитыми, ранеными, пленными и обмороженными возрастало с каждым днем. Основная масса войск сражалась храбро и решительно, постигая науку войны своей кровью.

В Москве, хотя и с запозданием, разобрались в обстановке и приняли решение приостановить наступление, с тем чтобы возобновить его более масштабными силами.

7 января 1940 года для штурма «линии Маннергейма» был создан Северо-Западный фронт (командующий командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко). При обсуждении дальнейших действий во многом вернулись к «плану Шапошникова». Штурм «линии Маннергейма» было решено предпринять на выборгском направлении и не допускать спешки при его подготовке. За 20-25 дней Северо-Западный фронт был усилен 12 дивизиями, сформировано 40 батальонов и 200 отрядов лыжников. По своей численности финские войска уступали Красной Армии примерно в три раза, по артиллерии - в три раза, по танкам и авиации превосходство Красной Армии было абсолютным.

* * *

С началом советско-финской войны произошли серьезные изменения в международной обстановке. Во многих странах были развернуты кампании с осуждением Советского Союза в поддержку Финляндии. СССР исключили из Лиги наций, на чем она фактически закончила свое бесславное существование. США, Англия и Франция, некоторые другие страны предприняли ряд дискриминационных мер по отношению к СССР. Финляндии была организована финансовая, военная и в широких масштабах пропагандистская поддержка.

Однако это была лишь внешняя сторона общей картины. Поддержку Финляндии скрытно, ограниченная советско-германским договором, оказывала и Германия. Молниеносный разгром вермахтом Польши, которой западные союзники не оказали практической военной помощи, «странная война», а точнее, их бездействие на западном фронте создали, по мнению англо-французских стратегов, некую основу для их сближения с Германией на антисоветской основе.

Верховный военный совет союзников 19 декабря принял решение направить в Финляндию экспедиционный корпус. В штабах союзников разрабатывались планы ударов силами англо-французских войск с севера на Ленинград и с юга на Баку, с последующим развитием встречного наступления на Москву. Эскадрилья британских самолетов «Бленхейм» готовилась к бомбардировкам нефтепромыслов Кавказа. Баку рассчитывали разрушить за 15 дней, Грозный - за 12 и т.д.

«Проекты возможного мира распространялись за Ла-Маншем и германскими агентами, - писал французский дипломат Ж. Барду. - Мир был бы заключен за счет России, против которой сразу же после заключения перемирия выступил бы вермахт. Англия получила бы Туркестан. Границы Ирана и Турции оказались бы отодвинутыми до Каспийского моря. Италия имела бы долю участия в нефти, а Германия аннексировала бы Украину».

Создалась реальная угроза возникновения нового фронта Второй мировой войны с вовлечением в него великих держав и скандинавских стран, угрожающего Советскому Союзу. В Москве это понимали, как и то, что устранить эту угрозу может только завершение в короткие сроки войны с Финляндией.

* * *

11 февраля развернулось наступление советских войск с направлением главных ударов на Выборг (войска 7-й армии) и Кексгольм (войска 13-й армии). Наступление велось в исключительно трудных условиях. Мороз достигал 40–45 градусов. В мировой военной истории не было примера, когда предпринималось наступление против таких долговременных укреплений, как «линия Маннергейма». Осенью 1939 года французы не рискнули наступать против «линии Зигфрида», хотя основные силы германской армии были задействованы в Польше. Немцы восемь месяцев простояли у «линии Мажино» и затем, весной 1940 года, обошли ее через Бельгию. В ожесточенных боях с большими потерями «линия Маннергейма» к концу февраля была преодолена.

Этот успешный период войны особенно скудно освещается в литературе. Он отмечен массовым героизмом солдат и офицеров. Выделим действия 123-й стрелковой дивизии под командованием полковника Ф.Ф. Алабушева, которая первой преодолела главную полосу «линии Маннергейма». 70-я стрелковая дивизия комдива М.П. Кирпоноса (с января 1941 г. - командующий Киевским особым военным округом) по льду Выборгского залива обошла внезапно для противника Выборгский укрепрайон. Взятие Выборга, конечного рубежа советского наступления на этом направлении, потребовало еще нескольких дней ожесточенных боев, но остановить Красную Армию финны уже не могли. С. Тимошенко уверенно руководил действиями войск.


Общий вид разрушенной «Линии укреплений Маннергейма». Карельский перешеек, 1939 г.

Народ в СССР в своей основной массе поддерживал и приветствовал действия Красной Армии в защиту интересов страны. Участники боев в Испании, на реке Халхин-Гол, финской кампании пользовались уважением в обществе, а награжденные, к примеру медалью «За отвагу», становились едва ли не национальными героями.

Финская армия, несмотря на поставки западного вооружения и техники, исчерпывала свои силы. В то же время отправка экспедиционного корпуса союзников задерживалась. Швеция и Норвегия отказывались пропустить его через свою территорию. В этих условиях правительство Финляндии сочло целесообразным не обращаться к союзникам с официальным заявлением о военной помощи, которого они требовали.

4 марта главнокомандующий вооруженными силами Финляндии маршал К. Маннергейм высказал правительству мнение, что дальнейшее продолжение войны становится бессмысленным. Лондон и Париж подвергли финское правительство яростному давлению, с тем чтобы воспрепятствовать прекращению войны. В то же время, как указывают новейшие отечественные исследования (В.Н. Барышникова), в Хельсинки пришли к выводу, что обещанная высадка экспедиционного корпуса и другие заверения западных держав о реальном участии в войне на стороне Финляндии - это блеф. Подлинная их цель заключалась в том, чтобы втянуть в войну против СССР скандинавские страны, а самим остаться в стороне.

Переговоры при содействии правительства Швеции начались в Москве 7 марта. В состав делегации Финляндии входили премьер-министр Р. Рюти, министр Ю.К. Паасикиви, председатель парламентской комиссии по иностранным делам В. Войонмаа и генерал Р. Вальден, в состав делегации СССР - В.М. Молотов, А.А. Жданов и комбриг А.М. Василевский. 12 марта был подписан мирный договор. 13 марта прекратились военные действия, которые были ожесточенными до последнего часа. Условия мирного договора были продиктованы и ужесточены. Они существенно улучшали оборону Ленинграда, стратегическую обстановку в Балтийском море и на Севере в целом. Война показала необходимость принятия кардинальных мер для повышения боеспособности Красной Армии и привела к крупным переменам в военном строительстве, что способствовало укреплению обороны страны.


Митинг на фронте, посвящённый заключению советско-финляндского мирного договора. 1940 г.

Самыми тяжелыми последствиями войны были людские потери. Безвозвратные потери Красной Армии (убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести) составили около 127 тысяч человек, финской армии - 23 тысячи (по финским данным). Трагичной оказалась судьба военнопленных. Их было около 6 тысяч человек. Многие из них свидетельствовали о жестоком обращении финских охранников. 152 красноармейца были «распропагандированы» и завербовались в «Освободительную армию России». Финнов в советском плену находилось около 1.100 человек. Отношение к ним было довольно сносным. В Финляндию возвратились 847 человек, 20 человек остались в СССР.

Худшее ожидало советских военнопленных после их возвращения на Родину. 414 человек, обвиненных в «активной предательской работе в плену и завербованных финской разведкой для вражеской работы в СССР», были арестованы, 232 - приговорены к расстрелу.

Еще одним феноменом зимней войны явилось то, что обе противоборствующие стороны считали ее справедливой, а окончание достойным. Советский Союз укрепил свои северо-западные рубежи. Финляндия сохранила независимость. В Москве рассчитывали на установление взаимоприемлемых отношений с северным соседом. Но в 1941 году Финляндия нарушила мирный договор 1940 года и выступила против СССР в военном союзе с нацистской Германией.


Газета «Красная звезда», 11.12.2009


Читайте также на нашем сайте:

«Освещение истории советско-финляндской войны 1939—1940гг. в отечественной историографии» Юрий Никифоров, Руслан Субханкулов

«Людские потери СССР в Великой Отечественной войне» Леонид Рыбаковский

«Деонтологическая война с Россией» Александр Юсуповский

«Демографическое эхо» войны» Юрий Поляков, Валентина Жиромская, Наталья Араловец


Опубликовано на портале 19/12/2009



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика