Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Честь превыше прибыли. Российская деловая культура

Версия для печати

Избранное в Рунете

Александр Иванов

Честь превыше прибыли. Российская деловая культура


Иванов Александр Сергеевич - кандидат экономических наук, ученый секретарь Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института.


Честь превыше прибыли. Российская деловая культура

Этика бизнеса в России складывалась под воздействием противоречивых факторов. «Мелкость и безнравственность средств для получения барышей», по оценке историка С.М. Соловьева, была характерна для людей в годы общественных катаклизмов. Вместе с тем в периоды социально-политической устойчивости деловая культура в стране достигала высокого уровня, о чем свидетельствует целая плеяда выдающихся тружеников-предпринимателей, развивших базовые отрасли народного хозяйства страны на рубеже XIX – XX вв.

Уговор дороже денег
На заре образования Московского государства, в период междоусобиц и настороженности, эпизодические, случайные торговые сделки не могли быть устойчивым мерилом деловой культуры. Давние сведения о манерах россиян разноречивы. Побывавший в Москве в начале XVI века посол императора Максимилиана I Сигизмунд Герберштейн, в частности, писал: «Народ в Московии, как говорят, гораздо хитрее и лукавее всех прочих и в особенности вероломен при исполнении обязательств». Это высказывание перекочевало затем в отчеты некоторых других заморских посланцев. Однако совсем иное мнение о жителях Московии выражает несколько лет спустя итальянец Альберт Кампенезе: «Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением, а о клятвопреступлении и богохульстве и вовсе не слышно».
Этика бизнеса в России складывалась под воздействием как природных, так и историко-политических и социальных факторов, что обусловливало ее изменчивость и разноликость. Суровые природные условия побуждали «наваливаться всем миром» в процессах производства и обмена, использовать коллективные формы трудовой деятельности - крестьянскую общину в сельском хозяйстве и артель в ремесленном производстве.
Традиционно слой собственников на Руси был весьма узок. Основная масса населения была отделена от частной собственности, инструментом защиты которой является право. Отсюда - массовый правовой нигилизм (и правовое невежество) у российских граждан, отношение к праву, как к помехе, которую не плохо бы устранить (по пословице: «Закон - что дышло, куда повернешь, туда и вышло»).
Разнообразие культурных и религиозных обычаев и хозяйственных укладов на Руси определяли многовариантность типов деловых людей. Среди них выделяется новгородский тип (XIV-XVI веков), который складывался под влиянием западноевропейских традиций и, в частности, Ганзейского союза. Личность предприимчивого и удачливого торговца и мореплавателя передается в образе былинного Садко.
В Северно-Восточной Руси и особенно на Юге формирование делового человека проходило под воздействием государственной власти, то есть по разрешению князя. Вместе с тем под влиянием Золотой Орды и купцов Востока в торговых обычаях русских людей и способах ведения дел все больше проявлялся оттенок восточной цивилизации. Типичной для Руси формой организации торговли становятся большие гостиные дворы по типу восточных караван-сараев, где соседствуют и рынок, и жилье. Было воспринято и характерное для ислама негативное отношение к ростовщичеству и богатству вообще. Если на Западе богатство считалось результатом деятельности человека, его деловитости, энергии и трудолюбия, создавалось трудом поколений и передавалось по наследству, то в России разбогатевший человек чаще всего считался в народе нечестным, нажившимся за счет других людей («От трудов праведных не наживешь палат каменных»).
Российская история характерна авторитарностью режимов, подавлением свободы личности, инициативы, самостоятельности решений и действий. Это порождало у подданных пассивность и внутреннее сопротивление власти. К тому же, как и на Востоке, образование богатства зависело от расположения правителя или властей, определявших льготы, привилегии, прямые поступления. В связи с этим в народе понималось, что блага, как в сказке, могут появляться по «щучьему велению», в обиход входили «обломовщина», упование на авось. Все это пагубно влияло на облик предпринимательской среды, побуждало к нечестным приемам, обману, мздоимству.
Показателен в этом смысле Указ Екатерины I от 1726 года, фактически узаконивавший сложившуюся систему взяток как единственную форму оплаты труда чиновников только что созданных Петром I коллегий (прообразов будущих министерств). Указ предписывал выдавать жалование только президентам коллегий, «а приказным людям не давать, а довольствоваться им от дел по-прежнему обыкновению с челобитчиков, кто что даст по своей воле, понеже и наперед сего им жалования не бывало, а пропитание и без жалования имели...»
Ретроспективный взгляд на исторический путь становления деловой культуры показывает, что в годы серьезных общественных катаклизмов и разгула несправедливости происходило резкое ослабление действия этических норм. О такой «провальной» ситуации в начале XVII века, в частности, упоминает в 1909 году русский историк С.Князьков: «Разгром смутного времени, тяжелые жертвы людьми и деньгами во время войны с Польшей, которыя несли московские люди, насилия и поборы своих воевод, сильных людей, отсутствие скорого и праваго суда, полное бездорожье, развитие разбойничества по дорогам, общее невежество, «от которого, - говорит С.М.Соловьев, - происходила мелкость взглядов, мелкость и безнравственность средств для получения барышей», все это имело своим следствием то, что русские торговые люди были бедны, не предприимчивы... К тому же еще при тогдашней системе финансового хозяйства частному человеку не очень и удобно было развивать свои промыслы... сейчас же лишний сбор возьмут...»
Вместе с тем в периоды социально-политической устойчивости и сложившейся структуры общества деловая культура в стране развивалась позитивно.
Существенное влияние на культуру предпринимательства в России оказала Русская Православная церковь, которая, в частности, стремилась привить такие ценности, как соблюдение десяти заповедей. Происшедшие в XVI веке церковный раскол и отделение старообрядчества разделили и предпринимателей на прогосударственных, ищущих покровительства властей, и самостоятельных. Гонения на веру заставляли людей сплачиваться. Замкнутость хозяйственных отношений в старообрядческих общинах побуждала к развитию в них доверия, уважения к данному слову, взаимной выручки и поддержки. Можно сказать, что старообрядческая среда вырастила русский капитализм, который дал целую плеяду выдающихся тружеников-предпринимателей, развивших базовые отрасли народного хозяйства страны: Прохоровы, Морозовы, Рябушинские, Третьяковы (текстильная промышленность), Бахрушины (кожевенное производство), Кокоревы (добыча соли), Абрикосовы (кондитерские изделия), Боткины (сахарное производство и чаеторговля), Губонин, Мамонтов (строительство железных дорог) и многие другие. Их деловая этика выражалась лейтмотивом «Биржевых ведомостей» - газеты начала XX века: «Прибыль - превыше всего, но честь превыше прибыли». В ходу была и крылатая фраза П.М.Третьякова: «Мое слово тверже документа».
 
Возлюби ближнего
В конце XIX века, оттеснив невежество «замоскворецких купцов», к командным высотам в российской промышленности и торговле пришло третье поколение первоначальных накопителей капитала - европейски образованные, профессионально грамотные деловые люди. Вырисовывались контуры зрелого и социально ответственного класса. Это были подвижники, воплотившие в себе славные этические традиции российского предпринимательства - благотворительность и меценатство, которые материализовывались во многих общественных учреждениях еще со времен Екатерины Великой. Помимо естественного стремления укрепить свою репутацию, заслужить уважение и признательность современников и увековечить свое имя, они были движимы изначальными христианскими заповедями о любви и помощи ближнему, а также осознанием потребностей рачительного хозяйствования. Они стремились проявлять себя в таких благородных и престижных сферах деятельности, как социальная защита, духовное и интеллектуальное развитие, оборона Отечества. Известный критик и публицист В.В.Стасов подметил, что «российские купцы, невзирая на богатство, вовсе не охочи до прожигания жизни», а одержимы заботой об общественном благе и пользе народной.
По своему размаху и социальной значимости благотворительная и меценатская деятельность российских предпринимателей явила собой уникальное явление в мировой практике. О русской щедрости на добрые дела Ф.И.Шаляпин заметил в свое время: «Объездив почти весь мир, побывав в домах богатейших европейцев и американцев, должен сказать, что такого размаха нигде не видел».
В 1910 году в Российской империи насчитывалось 6278 благотворительных заведений, которые на 75 процентов содержались за счет частных пожертвований, только в Москве в начале века существовало 628 «богоугодных заведений» - больниц, школ, богаделен и т.п. Национальным достоянием являются и в наши дни собранные российскими меценатами сокровища Третьяковской галереи, Морозовское и Щукинские собрания западноевропейской живописи, целое столетие служат народу Бахрушинский театральный музей, Московский художественный театр, большое число Морозовских лечебных учреждений, Солдатенковская (Боткинская) больница, Алексеевская глазная больница, Родильный дом Абрикосовой, Шелапутинские лечебные и учебные заведения, Вишняковский институт (ныне Российская экономическая академия имени Г.В.Плеханова) и сотни других общественных учреждений. Многие фабриканты и банкиры постоянно участвовали в попечительстве таких учреждений.
Одной из устойчивых традиций русского предпринимательства была также активная патриотическая поддержка государства в периоды войн. Еще в петровские времена Иван Посошков в своем труде «О скудостве и богатстве» писал: «Купечество и воинству товарищ, воинство воюет, а купечество помогает и всякие потребности им уготовляет». Известно, что в 1812 году было собрано 1718 тысяч рублей купеческих пожертвований - по тем временам огромные деньги. То же происходило и в Первую мировую войну. В частности, владелец рудников в Сибири, а также меднопрокатного, кабельного и электролампового заводов К.С.Алексеев (Станиславский) не только организовал в стране собственное производство вольфрамовой нити для ламп, чтобы обойтись без шведского импорта, но и наладил выпуск полевого телефонного провода, поставив за свой счет русской армии 10 тысяч верст саперного провода и 3 тысячи верст минного кабеля. В конце Первой мировой войны сумма пожертвований отдельных торгово-промышленных династий достигала, в частности: Бахрушиных - 3,4 миллиона рублей, Третьяковых - 3,1 миллиона рублей, К.Т.Солдатенкова - 2 миллиона рублей. Все свое состояние завещали иркутские золотопромышленники Иван Логинович и Александра Ксенофонтовна Медведниковы на строительство в Москве 5-й Градской больницы и гимназии в Староконюшенном переулке (школы, которую полвека назад окончил автор настоящей статьи, застав еще преподавателей, начавших служить в ней при жизни Чехова).
И все же предпринимательский слой в начале века был неоднороден. Деловая культура России представляла собой сложное переплетение новых образцов делового поведения и старых стереотипов, обусловленных не только особенностями становления и развития великорусской нации, религии, но и влиянием государства на деловую жизнь. К тому же новые формы деловых отношений сковывались устарелыми приемами ведения дела еще во многих предприятиях. Ощущалась потребность в самоорганизации предпринимателей, что стало реализовываться через создание ассоциаций, союзов и клубов деловых людей, в частности, с целью наведения порядка в своей среде.
Делались шаги и по неформальной регламентации деловых отношений. Среди них - принятие в 1912 году российским деловым сообществом «Семи принципов ведения дел в России», которые можно считать отправной точкой формирования современного этического кодекса российской деловой культуры. Эти семь принципов следующие:
·          уважай власть;
·          будь честен и правдив;
·          уважай право частной собственности;
·          люби и уважай человека;
·          будь верен своему слову;
·          живи по средствам;
·          будь целеустремлен.
 
Первая мировая война, октябрьский переворот и гражданская война прервали поступательное развитие России, привели к разрухе и ломке общества..
Была проведена экспроприация собственности, разгромлен класс предпринимателей, введена командно-бюрократическая система хозяйствования. Вместе с тем в советский период произошла существенная деформация ряда нравственных категорий и норм морали. Осуществлялись массовые беззакония в отношении личности, ее интересы были почти полностью подчинены интересам тогдашнего общества. Однако в период Великой Отечественной войны в народе произошел огромный патриотический подъем, высшим проявлением которого явилось массовое самопожертвование. Достаточно сказать, что около 200 человек повторили подвиг Александра Матросова, закрывшего своим телом вражескую амбразуру.
Что касается деловой этики, то в условиях государственной монополии на внешнюю торговлю чиновники, выполнявшие деловые операции, проявляли должный профессионализм и прилагали все силы, чтобы избежать неудач. Государство же всегда гарантировало выполнение взятых обязательств, и деловая репутация Советского Союза и его внешнеторговых организаций была безупречной. Таким образом, можно заключить, что черты предприимчивости и ответственности в отношениях с внешним деловым миром были в те годы в целом сохранены.
 
Досадно мне, коль слово «честь» забыто
Миллионы граждан нашей страны разных национальностей в Великой Отечественной войне самоотверженно отстаивали суверенитет единого многонационального Отечества. И все же насущными для страны были вопросы расширения свободы личности, придания экономике большей гибкости, производству - отзывчивости на спрос.
Провозглашенный с перестройкой приоритет прав личности был реализован, однако, с перекосом в другую крайность: интересы общества, государства почти полностью игнорировались. На первый план в жизни, в политике и в бизнесе были выдвинуты откровенно индивидуалистические этические установки. Гипертрофированный личный интерес захлестнул и подавил многие структурные, правовые и моральные институты и принципы, неотъемлемые для современного цивилизованного общества. Беда в том, что попрание общественных, государственных интересов повлекло серию шагов, каждый из которых был из числа наихудших для страны решений.
Благие намерения о введении рынка были искажены поспешными, непродуманными и неумелыми действиями политиков-популистов. Итоги приватизации для большинства россиян оказались удручающими. Масса тружеников оказалась не в состоянии в короткий срок оформить свое участие в собственности предприятий, хотя бы из-за узости каналов нотариальной службы (в то время нотариальное обеспечение на душу населения в Москве было в 80 раз ниже, чем в Вашингтоне). Основная масса граждан со своими трудовыми накоплениями и ваучерами была брошена в лапы мошенников и проходимцев типа МММ, которым было дозволено безнаказанно грабить народ в капканах финансовых пирамид под флагом инвестиционных фондов. Ведь на фоне ревизии нравственных ориентиров были отменены или перестали действовать многие правовые нормы, включая бесспорные; при этом не были включены новые правовые регуляторы, соответствующие требованиям сегодняшнего дня.
Ситуация была осложнена «войной законов» федерального центра с бывшими союзными республиками. Через опущенную планку правового регулирования, сквозь дырявое сито юридических статей к выставленным благам устремились ловкие дельцы, пираты шального обогащения. Это было стартовое предпринимательство авантюрно-спекулятивного типа, основанное на многообразных формах присвоения государственных средств и сбережений граждан. В дальнейшем в деловой оборот включился трудовой слой предпринимателей, в основном в малом и среднем бизнесе. Однако хаотические условия перехода к рынку являются источником и этической путаницы. И по сию пору сохраняются возможности перевода за рубеж крупных сумм присвоенных денег, а свобода доступа к приобретению оружия привела к обострению криминальной обстановки в стране.
Государство, отринув от себя собственность, некоторые универсальные монопольные права, допустив недобор налогов и утечку ресурсов, само оказалось не в состоянии выполнять свои обязательства по инфраструктурным функциям, по выплате заработных плат и реализации внешних обязательств. Это вызвало цепную реакцию неплатежей во многих сферах хозяйства. В результате многообразного (хотя порой и вынужденного) пренебрежения основными нравственными принципами в поле общественных (в том числе деловых) отношений существенно снизилась планка правового регулирования и произошла эрозия основных этических норм, обнажив обширную зону, лишенную каких-либо регуляторов, куда устремился «дикий капитализм» и криминал, устанавливая там «законы джунглей».
К сожалению, многие люди, находящиеся у власти, усугубляют пренебрежение моральными требованиями порядочности и справедливости. Вызывающе выглядит самоназначение государственными чиновниками и избранниками себе высоких окладов и пенсий, тогда как заслуженные ветераны-труженики прошлых поколений (созидатели экономического потенциала страны) получают жалкие пособия наравне с тунеядцами. Недобрую службу финансовой репутации страны оказали и авторы пресловутых ГКО. Результаты российского дефолта ощутили на себе хозяйственные лидеры западного мира. Многим из них становится очевидным - спасать ситуацию нужно совместными усилиями.
Невольно вспоминаются слова В.Высоцкого: «Досадно мне, коль слово «честь» забыто и коль в чести наветы за глаза». Восстановить честь еще не поздно, тем более что есть на что опереться в прошлом и на кого - в настоящем. Нужно развивать здоровые силы российского бизнеса.
 
 


Опубликовано на портале 23/05/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика