Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Русская партия в России. Рецензия на книгу С.М.Саньковой «Русская партия в России: Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908-1917)».

Версия для печати

Специально для сайта «Перспективы»

Александр Репников

Русская партия в России. Рецензия на книгу С.М.Саньковой «Русская партия в России: Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908-1917)».


Репников Александр Витальевич - доктор исторических наук, ведущий специалист Российского государственного архива социально-политической истории.


Русская партия в России. Рецензия на книгу С.М.Саньковой «Русская партия в России: Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908-1917)».

Национальный вопрос, о неизбежном отмирании которого так долго и упорно писали сторонники глобализации, не только не уходит в прошлое, но, напротив, актуализируется. Появляются новые исследования, посвященные истории отечественных правых организаций, в программных установках которых немалое место занимало понятие «национального». Но лишь одна партия дореволюционной России - Всероссийский национальный союз (ВНС) - вынесла его в свое название, открыто заявив о себе как о партии русских националистов…

Санькова С.М. Русская партия в России: Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908-1917). - Орел: Издатель Светлана Зенина, 2006. - 370 с.
 
События последних лет в России и за ее пределами показывают, что национальный вопрос, о неизбежном отмирании которого так долго и упорно писали сторонники глобализации, не только не уходит в прошлое, но, напротив, актуализируется. Поиски причин этого явления заставляют обращаться к историческому опыту, в том числе российскому. Представляется поэтому не случайным появление в последние годы целого ряда исследований, посвященных истории отечественных правых организаций. Между тем, хотя национальный вопрос занимал в программных установках правых партий значительное место, лишь одна из них - Всероссийский национальный союз (ВНС) - вынесла его в свое название, открыто заявив о себе как о партии русских националистов.
Большинство современных историков, несмотря на отказ от идеологических установок советского времени, не находят существенных отличий ВНС от других правых партий. Появление рецензируемой монографии,посвященной памяти учителя автора - известного российского историка Евгения Иосифовича Чапкевича, заставляет по-иному взглянуть на данный вопрос.
В отличие от опубликованной ранее книги Д. А. Коцюбинского [1], в которой упор делался на идеологии ВНС, в работе Саньковой основное внимание уделено партийной деятельности Союза. В результате две эти книги дополняют одна другую, воссоздавая образ ВНС.
В монографии Саньковой проанализированы предпосылки и обстоятельства выделения из правого крыла Государственной Думы нового политического образования, структура и социальный состав партии, идеологические и тактические расхождения с ближайшими «соседями» как справа, так и слева. Автор убедительно доказывает ошибочность тезиса ряда историков об искусственном создании ВНС, якобы инспирированном П. А. Столыпиным. Особо интересен в этой связи сюжет о борьбе между Столыпиным и Витте за возможность использования нового политического образования в своих интересах. Исследовательница полагает, что тесное сотрудничество ВНС со Столыпиным было обусловлено совпадением их взглядов на пути дальнейшего развития России. Показательно, что националисты полностью разделяли девиз Столыпина «на легком тормозе вперед» и даже после гибели премьера называли себя «националистами-столыпинцами».
Большое внимание Санькова уделяет «звездному часу» ВНС в период деятельности III Думы, в которой он, наряду с октябристами, имел самую влиятельную фракцию. В книге показано, что именно поддержка националистами Столыпина во многом способствовала проведению его реформ. Освещая позицию фракции националистов по основным законодательным вопросам, автор, в частности, подробно останавливается на наиболее важном, с точки зрения националистов, законопроекте о выделении из состава Царства Польского восточных частей Люблинской и Седлецкой губерний и образовании из них особой Холмской губернии с присоединением ее к коренной России.
Убийство Столыпина и нежелание нового премьера В.Н. Коковцова опираться на какую-либо конкретную фракцию, по мнению автора, во многом стало причиной постепенного ухода партии националистов с политической сцены. Хотя на выборах в IV Думу они и опирались на поддержку правительства, желаемого числа думских мандатов им получить не удалось. Вследствие этого вся деятельность националистов в IV Думе прошла под знаком борьбы за создание прочного думского центра, обострившей внутрипартийные противоречия. В качестве индикатора размежевания националистов Санькова анализирует позицию лидеров партии по отношению к делу М. Бейлиса [2]. Вступление «умеренных националистов» в «прогрессивный блок», в создании которого они, наряду с кадетами, играли, по мнению автора, основную роль, окончательно раскололо фракцию и привело к политической деградации самой партии.
Среди исследователей дореволюционных правых партий нет единого мнения относительно политической классификации ВНС. Если И. В. Омельянчук относит их к консервативно-реформистскому крылу правых [3], то Санькова полагает, что они являлись консервативно-либеральной партией, примыкавшей не столько к черносотенцам, сколько к октябристам. Характерно однако, что, по словам одного из идеологов ВНС М.О. Меньшикова, «у октябристов, как и у их ближайших соседей слева, — буржуазный идеал, тогда как националисты с их правыми соседями имеют идеал героический». Объяснять различия между этими идеалами, добавлял Меньшиков, — излишне [4]. Впрочем, четко определить место ВНС в политическом спектре дореволюционной России не так просто. Один из деятелей Союза, А. И. Савенко, признавал, что партия русских националистов оказалась весьма разнородной и в ней «одновременно сидят самые чистокровные крайние правые и люди умеренных и даже либеральных воззрений» [5].
Как ни странно, но за исключением небольшой группы идеологов ВНС, мало кто из монархистов начала ХХ в. озаботился оформлением идеи русского национализма [6]. Идеологи ВНС при всей присущей им «консервативности взглядов» попытались отойти от правого догматизма и даже возмущались тем, что одни видят в национализме «несколько замаскированное черносотенство, другие, наоборот, заподозревают его в революционном направлении» [7]. Предложенная В. Строгановым платформа для объединения была новым шагом по сравнению с пропагандируемой черносотенцами опорой на традиционализм. «Громадное заблуждение, — писал он, — рассматривать национализм с точки зрения узкой партийной программы. Он значительно шире, всеобъемлющ. На его почве могут объединиться все существующие партии, исключая только анархистов…, и практика западноевропейских парламентов доказывает это с полной очевидностью» [8].
Иногда предложения националистов и вовсе не вписывались в традиционное консервативное мировоззрение. В своих дневниковых записях Меньшиков указывал, что еще при Александре II следовало бы «разделить Россию на самоуправляемые области по образцу С. Штатов… На месте царя я строго отделил бы царские обязанности от нецарских. Разделил бы Россию на сто автономных земель-штатов и возложил бы на них всю ответственность за их судьбу…» [9]. Строганов также советовал «расчленить территорию Империи на более мелкие административные единицы», предоставив местным органам большую инициативу [10]. Русский национализм, вышедший на политическую сцену в начале ХХ в., был новым явлением. Если для подавляющего числа правых «народность» стояла в знаменитой триаде на последнем месте, то ВНС переставил ее на первое. Поэтому националисты сочетали в своей программе «консервативные и умеренно-либеральные черты, охранительство и реформаторство», и эта «двойственность политической позиции определила и наличие внутри самой партии двух группировок: более консервативной и более либеральной», и в итоге привела «к окончательному расколу фракции и партии» (с. 300).
В целом же, с теоретической точки зрения, национальный вопрос оставался слабо разработанным в правом лагере даже идеологами ВНС. Л.А. Тихомиров, интересовавшийся идеями новой партии, жаловался, что «в нынешнем национализме чувствуется скорее “слово”, чем “понятие”…, хотя слово “национализм” раздается всюду, но что составляет содержание этого слова, к какому действию обязывает современного человека его “национализм”, - этого пока невозможно определить» [11]. Сам Тихомиров считал, что национализм означает «быть самими собой», то есть отказ от копирования «чужих» идей, государственных учреждений, элементов культуры и т. д.
Следует отметить, что, характеризуя национальную политику государства в период, предшествовавший возникновению ВНС, и подробно останавливаясь на еврейской, польской и украинской проблемах, Санькова, на мой взгляд, в недостаточной степени осветила «кавказский» и «финляндский» вопросы, несмотря на то, что в работе представлены сюжеты, связанные с отношением националистов к законопроектам, касающимся этих территорий. В повествование удачно вплетены яркие биографии ряда лидеров ВНС, однако вызывает сожаление то обстоятельство, что все они заканчиваются 1917 г., в то время как некоторые националисты играли значительную роль в Гражданской войне и в эмиграции. Это относится в первую очередь к В.В. Шульгину и к епископу Евлогию (последний не удостоился отдельной биографии даже в связи с Холмским вопросом, в рассмотрении которого он играл ведущую роль). Из поля зрения автора полностью выпала такая немаловажная часть политической идеологии партии, как внешняя политика. Между тем анализ внешнеполитической доктрины мог бы добавить немало дополнительных штрихов к политическому портрету ВНС.
Работа снабжена богатым справочным материалом, включающим программные документы, партийные и фракционные списки, составленные автором на основе архивных материалов, правительственных изданий и партийной печати. В целом, несмотря на отдельные недочеты и спорные моменты, исследование Саньковой, проведенное на основе широкого круга источников, включая впервые вводимые в научный оборот архивные документы и тщательно проштудированную провинциальную партийную печать, несомненно, вызовет немалый интерес у историков.
 
 
Примечания
 
[1] Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале ХХ столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001.
 
[2] См.: Репников А. В. Дело Бейлиса и его критики в «правом лагере» // Проблемы этнофобии в контексте исследования массового сознания. Всероссийская научная конференция: Сборник научных статей. М., 2004. С. 90–94; Санькова С. М. Как дело Бейлиса превратилось в дело Шульгина // Там же. С. 95–110
 
[3] Омельянчук И.В. Черносотенное движение в Российской империи (1901–1914). Киев, 2006.
 
[4] Меньшиков М.О. Письма к русской нации. М., 1999. С. 418.
 
[5] Цит по: Коцюбинский Д.А. Указ. соч. С. 69.
 
[6] См.: Репников А.В. Консервативные представления о переустройстве России (конец XIX – начало XX веков). М., 2006. С. 192-199.
 
[7] Строганов В. Русский национализм, его сущность, история и задачи. М., 1997. С. 23.
 
[8] Там же. С. 24.
 
[9] Российский Архив (История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX века). М.О. Меньшиков. Материалы к биографии. М., 1993. Вып. IV. С. 26, 157.
 
[10] Строганов В. Русский национализм, его сущность, история и задачи. С. 70-71.
 
[11] Тихомиров Л. А. Христианство и политика. М., 1999. С. 164.


Опубликовано на портале 15/08/2007



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика