Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Отраслевая промышленная политика как мотор модернизации экономики

Версия для печати

Специально для портала «Перспективы»

Владимир Кондратьев

Отраслевая промышленная политика как мотор модернизации экономики


Кондратьев Владимир Борисович - руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор экономических наук.


Отраслевая промышленная политика как мотор модернизации экономики

Государственная политика оказывает мощное влияние на модернизацию всех отраслей экономики. Однако характер такого влияния в разных секторах хозяйства различен. Мировой опыт свидетельствует, что при выборе инструментов воздействия необходимо учитывать не только специфику отраслей, но и уровень их развития в данной стране.

Для эффективного анализа влияния государственного регулирования на модернизацию различных отраслей экономики целесообразно объединить их в три группы.

Первую группу составляют конкурентные отрасли, на которые в развитых экономиках приходится примерно 50–60% ВВП. В этой группе компании частного сектора производят товары и услуги, находясь, как правило, в конкурентной среде. Сюда относятся обрабатывающая промышленность (автомобилестроение, пищевая индустрия и др.), а также сфера услуг (например, розничная торговля, строительство, финансовый сектор). Роль государственного регулирования здесь заключается преимущественно в обеспечении прав собственности и четких правил выполнения государственных контрактов, выполнении юридических и финансовых требований корпоративной отчетности, внедрении конкурентного регулирования и антитрестовского законодательства. Кроме того, государство старается устранить недостатки функционирования рынка (например, информационную асимметрию), обеспечить безопасность товаров и услуг для потребителей, а также преследует некоторые другие стратегические цели социального характера (налоговое зонирование территории и др.) [1].

Ко второй группе относятся неконкурентные отрасли, составляющие примерно от 10 до 20% ВВП. Среди представляющих эти отрасли частных компаний не может быть создана эффективная конкурентная среда вследствие либо существования естественной монополии (энергетика, коммунальное хозяйство, телекоммуникации), либо эксклюзивного доступа к природным ресурсам (таким как нефть, уголь и др.). Здесь государство устанавливает особые правила конкуренции и стимулы для частного бизнеса или, как это имеет место во многих странах, условия для развития государственных компаний.

Наконец, третью группу составляют нерыночные отрасли, на которые приходится 25-35% ВВП. Они включают в себя как государственные услуги (например, оборона), так и здравоохранение и образование. Эти отрасли не могут обеспечить чисто рыночные транзакции вследствие длительного лага между предоставлением услуг и получением результата, а также по причине отсутствия достаточно эффективных и объективных способов измерения качества услуг. Здесь государство играет наиболее активную роль регулятора или непосредственного оператора. Существуют объективные трудности в оценке конкурентоспособности данных отраслей из-за отсутствия надежной связи между их развитием, производительностью и издержкам функционирования, а также надежной информации о характере продукта [2].

Отраслевой анализ свидетельствует, что не существует единого для всех секторов стандартного набора факторов экономического роста и что движущие силы развития в каждом секторе чаще всего различны.

При выявлении особенностей развития отдельных отраслей экономики важны прежде всего два момента: во-первых, степень «торгуемости» продукции отрасли и, следовательно, подверженности ее международной конкуренции, во-вторых – степень дифференциации или стандартизации продукции. Отрасли с существенной долей экспорта и импорта конкурируют с международными поставщиками, и эта конкуренция оказывает непосредственное воздействие на эффективность и занятость в отрасли. Напротив, сектора, ориентированные в основном на внутренний рынок (например, местные услуги и торговля) зависят от внутреннего спроса и национальной регулятивной среды.

Для стандартных рыночных товаров важнейшим конкурентным фактором выступают издержки. В отраслях, где существуют значительные различия в качестве, потребительских свойствах, дизайне и т.п., ключевыми являются не относящиеся к издержкам факторы, такие как инновации, экспертиза, бренды.

Государственная экономическая политика модернизации обязана принимать во внимание эти существенные различия. Скажем, меры, направленные на использование эффекта масштабов производства или сокращение транспортных издержек, могут иметь принципиальное значение для стандартных товарных групп, в то время как инновационная и образовательная политика имеет большее значение для отраслей со значительной степенью дифференциации товаров или услуг.

На этой основе можно выделить шесть широких отраслевых групп или сегментов, охватывающих сектора с близкими экономическими и конкурентными характеристиками (табл. 1).

Таблица 1. Отраслевые группы по степени дифференциации и торгуемости продукции [3]

Индекс дифференциации

Торгуемость продукции

Отраслевые группы

Низкий

Средний

Высокий

1-10%

10%-50%

50%-100%

Бизнес-услуги (исследования и разработки, компьютерные услуги, прочие)

+

+

Локальные услуги (оптовая и розничная торговля, операции с недвижимостью, финансы и страхование, почтовые и т.д.)

+

+

Инфраструктурные услуги (строительство, энергетика, транспорт, телекоммуникация, рекреация)

+

+

Ресурсоемкие отрасли (металлургия и металлообработка, деревообработка, сельское хозяйство)

+

+

Наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности (химия, фармацевтика, авиакосмическая, производство медицинского инструмента, радио- и телекоммуникационное оборудование)

+

+

Традиционные отрасли обрабатывающей промышленности (машиностроение, автомобильная промышленность)

+

+

Источник: OECD input-output tables; McKinsey Global Institute: EU KLEMS growth and productivity accounts.

Инфраструктурные услуги включают в себя такие отрасли, как энергетика, коммунальное хозяйство, железнодорожный транспорт, то есть имеющие крупные фиксированные издержки на строительство сетевого хозяйства. Это – отрасли с наименьшим индексом дифференциации продукции и наиболее низким показателем ее торгуемости. Из-за значительного эффекта экономии на масштабах производства нерегулируемые рынки здесь не обеспечивают эффективной конкуренции среди частных компаний. Для их эффективной деятельности необходимо установление правил конкуренции и обеспечение стимулов. Государственное регулирование способно изменять характер экономического поведения компаний. Классическим примером служат электроэнергетика и коммунальное хозяйство, где такое регулирование может стимулировать компании к увеличению объемов поставок энергии потребителям либо подталкивать потребителей к энергосбережению [4]. Аналогичная ситуация наблюдается и в телекоммуникациях, где регулирование бывает необходимо для поиска правильного баланса между снижением издержек у одного крупного оператора связи и стимулами для других, с целью предоставления новых доступных услуг потребителям. По некоторым оценкам, экономический эффект для потребителей от регулирования беспроводной связи в развивающихся странах в три раза превышает стоимость условно-чистой продукции отрасли [5].

Группа отраслей, предоставляющих локальные услуги местному бизнесу и домашним хозяйствам, включает в себя оптовую и розничную торговлю, финансы и страхование, операции с недвижимостью. Индекс дифференциации здесь несколько выше, чем у инфраструктурных отраслей, но торгуемость продукции остается низкой. Эта группа обеспечивает наибольшую занятость в странах со средним и высоким уровнем доходов на душу населения [6]. Она отличается высоким показателем оборота компаний, а экономический рост обеспечивается более производительными фирмами, вытесняющими менее производительные. Решающим фактором роста здесь является интенсивность конкуренции, в основе которой лежат инновации и лучшая производственная практика. Конкурентное давление и вызванное им повышения производительности обеспечивают потребителям услуг более привлекательные сервисные продукты и более низкие цены [7]. А это, в свою очередь, стимулирует спрос, создавая своеобразный замкнутый круг расширяющегося внутреннего спроса и отраслевого роста. Модернизационная роль государства здесь заключается в формировании эффективной политики конкуренции между частными компаниями.

Бизнес-услуги, к которым относятся компьютерные услуги, исследования и разработки, профессиональные услуги и др., являются самым быстрорастущим сектором глобальной экономики. Отрасли этой группы отличаются наибольшим уровнем дифференциации продукта. Они требуют государственного регулирования конкуренции с акцентом на обеспечении прав интеллектуальной собственности, особенно значимой для программирования и цифровых медиа-услуг. Поскольку развитие бизнес-услуг нуждается в квалифицированной рабочей силе, качество образования и финансирование научных исследований выступают важнейшими факторами конкурентоспособности этих отраслей. Поэтому модернизационная роль государства состоит не только в создании эффективной предпринимательской среды (как в случае локальных услуг), но и в формировании достаточных резервов квалифицированных кадров с помощью базового и университетского образования. Кроме того, государство поддерживает локальный исследовательский потенциал посредством оборонных заказов и контрактов на техническое консультирование, а также субсидирования исследований и разработок частного сектора.

Наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности (такие как фармацевтика, производство коммуникационного оборудования и медицинского инструмента) также быстро растут и обладают наивысшими показателями дифференциации и торгуемости продукции. Способность поставлять разнообразные продукты на быстро изменяющийся рынок – главное условие развития и модернизации этого сегмента хозяйства. Коммерческий успех таких отраслей непосредственно связан с наличием квалифицированной рабочей силы, способной непрерывно поставлять на рынок конкурентные продукты для нового поколения технологий.

Важным фактором развития здесь могут стать и низкие издержки, если компании осуществляют ценовую конкуренцию в нише более стандартных товаров. Во многих сегментах этого сектора важную роль играют продуктовые услуги. Они составляют 50% всех доходов корпораций IBM и HP, а также производителя лифтов Otis и подразделения по производству авиационных двигателей корпорации Rolls-Royce (это касается компьютерных услуг, ремонтных контрактов двигателей и лифтов) [8]. Интенсивная глобальная конкуренция способствует росту производительности и обеспечивает получение потребителем существенного инновационного эффекта в виде более низких цен.

Быстро изменяющийся характер отраслей этой группы затрудняет прямое государственное регулирование конкурентоспособности и стимулирования экономического роста [9]. Государство делает акцент на подготовке квалифицированной рабочей силы, создании условий для интенсивных исследований и разработок, поддержке НИОКР через университетские и другие исследовательские фонды, а также создает внутренний спрос на новые технологические решения. Большую озабоченность и опасения у многих западных экономистов вызывает то, что чрезмерная государственная поддержка может приводить к глобальному избытку мощностей в этих секторах и снижению доходов инвесторов, как это было в случае с полупроводниковой промышленностью.

Традиционные отрасли обрабатывающей промышленности (автомобильная, легкая, пищевая) конкурируют на глобальном рынке как по издержкам, так и по качеству и брендам. Конкурентоспособность этих отраслей зависит от многих факторов, для каждой их них своих. Так, роли технической экспертизы, логистики и трудовых издержек в автомобильной промышленности и производстве электронных компонентов будут разными. Традиционные отрасли часто рассматриваются в качестве важного источника рабочих мест и получения экспортных доходов. Поэтому государство активно стимулирует создание новых локальных производств и поддержку существующих.

Спектр мер поддержки и стимулирования достаточно широк и включает в себя защиту местного производства от глобальной конкуренции (обычно с помощью торговых барьеров или регулирования местного рынка), стимулы для экспорта (льготное финансирование локальных производителей или льготы иностранным инвесторам), финансовую поддержку нуждающихся отечественных компаний. В некоторых случаях, например в автомобильной промышленности, государственное регулирование не только влияет на международную торговлю и производственные модели бизнеса, но и способствует расширению мощностей глобального рынка, изменяя характер функционирования отрасли в целом.

Исследования показывают, что единых методов стимулирования модернизации и экономического роста в традиционных отраслях не существует. Для создания национальной обрабатывающей промышленности в различных регионах используется широкий набор инструментов. Успех в значительной степени зависит от соответствия поставленных целей имеющимся реальным возможностям страны и ее конкурентным преимуществам, а также от эффективности самой государственной политики модернизации.

Ресурсоемкие отрасли, такие как добыча нефти, газа, угля, металлургия или сельское хозяйство, являются активно торгуемыми секторами и требуют значительных первоначальных инвестиций. Основой конкурентоспособности здесь является уровень издержек [10]. Конкурентные по издержкам регионы обычно располагают значительными природными ресурсами, крупными масштабами производства и логистическими сетями, обеспечивающими доступ к важнейшим рынкам сбыта. Относительная значимость этих факторов различна в разных отраслях. Так, в добыче нефти и природного газа самое важное – доступность природных ресурсов. Для отраслей с большей добавленной стоимостью, таких как металлургия, важны также масштабы производства, уровень технологий и эффективность. Логистика выходит на первый план для экспортных отраслей этого сегмента.

Модернизационная роль государства в ресурсоемких отраслях обычно гораздо шире, чем просто создание эффективной рыночной среды. Во-первых, государство вынуждено учитывать, кто и на каких условиях имеет доступ к природным ресурсам, определяя отраслевые стимулы и масштабы мощностей для обеспечения экономического роста и эффективности [11]. Во-вторых, многие из этих отраслей проходят в своем развитии так называемый U-цикл, и государство корректирует процесс эволюции отраслевой структуры, которая вследствие значительных фиксированных издержек обычно медленнее адаптируется к новым условиям, чем другие отрасли. На ранних стадиях оно помогает созданию новых мощностей либо напрямую, через создание государственных компаний, либо обеспечивая торговую защиту отрасли, либо предоставляя льготное финансирование частным компаниям. На этапе зрелости этих отраслей государство переносит акцент на вопросы оптимизации размеров предприятий и их реструктуризации, не допуская избытка мощностей.

В зависимости от уровня экономического развития той или иной страны перечисленные группы отраслей играют разную роль в структуре экономики (табл. 2).

Таблица 2. Структура экономики некоторых стран по группам отраслей в 2005 г., %

Индия

Китай

Бразилия

Россия

Южная Корея

Чехия

Германия

Япония

США

Доход на душу населения, долл.

2158

4136

8209

11893

18753

20203

30160

30309

42643

Наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности

3

8

5

2

11

3

5

5

4

Традиционные отрасли обрабатывающей промышленности

4

16

13

6

12

15

14

11

6

Ресурсоемкие отрасли

32

31

24

30

16

17

10

10

10

Бизнес-услуги

5

7

8

6

6

9

13

9

15

Локальные услуги

43

28

35

40

44

39

48

54

57

Инфраструктурные услуги

13

10

15

15

11

16

10

11

8

Источник: Global Insight, Economist, McKinsey Global Institute

При стимулировании экономического роста и модернизации необходимо учитывать конкретную стадию экономического развития страны – от этого зависит вклад различных секторов хозяйства в совокупный валовой продукт. Например, механизмы экономического развития на индустриальной стадии отличаются от факторов роста зрелой рыночной экономики, когда важнейшее значение имеет конкурентоспособность сферы услуг.

Вклад той или иной отрасли в условно-чистую продукцию является важнейшей составной частью анализа современного экономического роста. Так, известно, что удельный вес сельского хозяйства в ВВП начинает падать еще на ранних стадиях индустриального развития. Затем, по мере приближения страны к среднему уровню доходов на душу населения, индустриальный сектор достигает своих максимальных значений в ВВП и постепенно начинает снижаться. Доля сферы услуг в ВВП постоянно растет во всех странах, однако с разной интенсивностью (табл. 3).

Таблица 3. Удельный вес важнейших секторов хозяйства в ВВП в странах с разным уровнем экономического развития, %

1970 г.

2000 г.

Страны с низким доходом на душу населения

Сельское хозяйство

42

25

Промышленность

22

32

Сфера услуг

36

43

Страны со средним доходом на душу населения

Сельское хозяйство

19

10

Промышленность

37

36

Сфера услуг

44

54

Страны с высоким доходом на душу населения

Сельское хозяйство

7

2

Промышленность

39

30

Сфера услуг

54

68

Источник: World Development Indicators, World Bank, McKinsey Global Institute

Таким образом, уровень экономического развития страны определяет значение того или иного сектора хозяйства в совокупном экономическом росте. В странах с высоким уровнем доходов на душу населения эффективность и конкурентоспособность дифференцированного промышленного сектора продолжает играть важную роль. Эксперты компании McKinsey утверждают, что нет ни одной развивающейся страны в мире, где бы быстрый экономический рост достигался без существенного вклада индустриального сектора [12]. Хотя у некоторых экономистов и наблюдается стремление найти такую модель для развивающихся экономик, которая позволила бы «перепрыгнуть» индустриальную стадию развития, на практике это не находит подтверждения [13].

Спектр возможных мер государственного воздействия на модернизацию отраслей чрезвычайно широк: от подхода типа «руки прочь», ограниченного только созданием необходимых рыночных институтов, до участия государства в качестве активного игрока на рынке. Все инструменты государственного регулирования, применяемого в разных отраслях экономики, можно сгруппировать в четыре категории по интенсивности воздействия:

1. Создание базовых условий и разработка приоритетов модернизации. Государство ограничивается регулированием рынка труда и капитала, а также общей предпринимательской среды, устанавливая широкие национальные приоритеты и вырабатывая «дорожные карты» модернизации.

2. Создание возможностей.Государство, не вмешиваясь в рыночные механизмы, поддерживает частный сектор, создавая материальную и институциональную инфраструктуру и обеспечивая его квалифицированной рабочей силой (через системы образования, переподготовки кадров и НИОКР);

3. Изменение «игрового поля». Государство создает национальным производителям благоприятные условия посредством торговых барьеров для глобальных конкурентов, поддержки локальных производств, стимулирования внутреннего спроса с помощью государственных закупок и регулирования;

4. Выполнение роли основного игрока. Государство создает собственные компании или финансирует существующий бизнес, обеспечивая его выживание и осуществляя реструктуризацию целых отраслей.

Выбор того или иного инструмента регулирования зависит от характера сектора или отрасли, где данное вмешательство может быть наиболее эффективным (табл. 4).

Таблица 4. Государственное регулирование процесса модернизации в различных секторах экономики

Создание базовых условий и выработка направлений

Создание возможностей

Изменение «игрового поля»

Выполнение роли основного игрока

Бизнес-услуги

++

++

-

-

Локальные услуги

++

-

-

-

Инфраструктурные услуги

++

-

-

++

Наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности

-

++

++

+

Традиционные отрасли обрабатывающей промышленности

+

++

++

+

Ресурсоемкие отрасли промышленности

+

++

++

+

Источник: McKinsey Global Institute/ Public Sector Office Competitiveness Project

В неторгуемых отраслях сферы услуг (прежде всего локальных услугах) принципиальное значение имеет создание государством общих условий для бизнеса и конкуренции. Анализ, проведенный компанией McKinsey, свидетельствует, что здесь использование косвенных инструментов государственного регулирования дает эффект примерно через два-три года [14]. В бизнес-услугах важное место занимает политика создания возможностей, а в инфраструктурных услугах государство часто выполняет и роль основного игрока.

Во всех секторах промышленности – наукоемких, традиционных и ресурсоемких – велико значение государственной политики создания возможностей и изменения «игрового поля», а создание общих условий и роль основного игрока здесь менее важны.

Инфраструктурные услуги: беспроводные телекоммуникации

Выработка эффективной регулятивной среды, которая максимизирует плотность проникновения телекоммуникационных услуг по наиболее низким ценам, требует хорошего понимания экономики отрасли. С одной стороны, акцент на достижение масштабов производства с помощью одного крупного оператора приводит к невозможности снижения монопольных цен для потребителя. С другой, чрезмерная конкуренция может вызвать фрагментацию рынка и повышение издержек. Последний случай иллюстрирует практика США. В этой стране аукционы на предоставление частот проводились, как правило, в рамках небольших территориальных образований, в результате чего возникло более 50 локальных операторов. Как оказалось впоследствии, после приобретения лицензии эти операторы получили слишком мало подписчиков, что привело к повышению издержек на одного пользователя по сравнению с Францией и Германией, где существуют, соответственно, три и четыре мобильных оператора [15].

Эффективность государственного регулирования этого сектора зависит и от уровня доходов населения страны. В развивающихся странах главной проблемой является доступность капитала для финансирования создания крупномасштабных инфраструктурных сетей. Чрезмерно фрагментированный рынок будет сдерживать развитие сектора вследствие невозможности многочисленных операторов связи получить достаточные объемы финансовых ресурсов для расширения своей деятельности. По мере роста доходов населения и более широкого проникновения беспроводной связи акцент в государственном регулировании сдвигается в сторону стимулирования конкуренции.

Аналогичные подходы осуществляются и в других инфраструктурных отраслях. Например, в электроэнергетике государственное регулирование традиционно сосредоточено на стимулировании коммунальных предприятий с целью предоставления потребителям максимальных объемов энергии. В последнее время усилия направлены также на более эффективное использование электроэнергии потребителями. Например, в США в штате Калифорния душевое потребление электроэнергии уже более 30 лет держится на постоянном уровне, в то время на остальной территории страны оно выросло за тот же период на 50%. Стабильность в энергопотреблении была достигнута благодаря введению жестких стандартов для осветительных приборов и домашнего электрооборудования [16].

Локальные услуги: розничная торговля

Значительные различия между странами в развитии розничной торговли можно объяснить именно особенностями государственного регулирования. В США, например, сочетание гибкого регулирования рынка труда, минимальной заработной платы и интенсивной конкуренции обеспечило высокий уровень производительности и занятости в этом секторе. Оптовая и розничная торговля вместе дали более половины прироста совокупной производительности в экономике США в 1990-е годы. Особенно эффективной была государственная поддержка крупных форм торговли типа супермаркетов и мегамаркетов. Однако многие страны стараются защитить малоформатные магазины, устанавливая барьеры на пути иностранных инвестиций, проводя особое зонирование территории и даже ограничивая размеры торговых центров. Так, в Японии законы ограничивают число супермаркетов и оказывают поддержку небольшим магазинам розничной торговли, в результате чего в стране насчитывается огромное число семейных магазинов, а уровень производительности труда в отрасли сравнительно низок [17]. Во Франции введение ограничений на размеры торговых центров также препятствовало росту производительности [18].

Напротив, политика поощрения новых игроков на розничном рынке приводит к росту производительности. Так, в Швеции либерализация времени работы торговых предприятий и ослабление зонирования территории привели к усилению конкуренции, а производительность труда в отрасли с 1995 г. увеличивалась на 4,6% в год, что на два процентных пункта превышало темпы роста ВВП страны [19].

В Мексике открытие рынка торговли пищевыми продуктами для иностранных инвесторов привело к росту конкуренции и снижению цен. В 1992 г. 92% всех занятых в этом секторе работало в традиционных магазинах мелких форматов, где уровень производительности труда был в три раза ниже по сравнению с крупными супермаркетами. Wal-Mart, поглотивший в середине 1990-х годов мексиканскую Cifra, принес с собой американскую операционную практику, включая организацию поставок через крупные центры дистрибуции. Это заставило поставщиков активно бороться за контракты на региональном и национальном уровнях и повышать эффективность своей деятельности. Крупные мексиканские ритейлеры Femsa и Grupo Modelo были вынуждены инвестировать существенные капиталы в развитие больших торговых предприятий. В результате только за пять лет (1995–2000 гг.) число таких предприятий выросло в стране с 1 тыс. до 6 тыс., а рост цен на продовольственные товары оказался значительно ниже общего индекса цен [20].

ИТ и компьютерные услуги

Наукоемкие бизнес-услуги, такие как коммуникационные и компьютерные, также требуют разнообразного государственного вмешательства. В Индии, например, отсутствие необходимой инфраструктуры долго сдерживало развитие сектора информационных технологий [21]. В Китае широкое распространение компьютерного пиратства выступало главным барьером на пути развития собственных программных продуктов. В этой связи китайское правительство инициировало использование легального программного обеспечения в государственных учреждениях, а также потребовало от производителей и импортеров компьютеров предварительно наполнять их легальными продуктами. Чехия в результате принятия антипиратского законодательства, а также информационной компании о рисках использования пиратских программ среди малого и среднего бизнеса снизила использование нелегального программного обеспечения вдвое – ниже уровня, существующего во Франции [22].

Кроме того, государство играет важную роль в подготовке квалифицированной рабочей силы. Ирландия, Израиль и Индия – страны с исключительно высокими темпами роста экспорта компьютерных услуг – накопили при содействии государства такую массу квалифицированных инженеров, что выдерживают конкуренцию на глобальном рынке благодаря относительно низким издержкам [23]. США, Швеция и Южная Корея активно финансировали исследования в области программного обеспечения с помощью государственных инновационных фондов и исследовательских грантов.

Поскольку важнейшим фактором роста в ИТ-услугах является внутренний спрос, его – по крайней мере, на начальных стадиях развития отрасли – формируют посредством государственных закупок. Так, в США и Израиле главным источником развития услуг программирования являлись государственные расходы на оборону. В Норвегии и Сингапуре стимулом служили прямые заказы государственных ведомств на создание электронного правительства. Бразилия использовала локальных провайдеров в поставках программных продуктов для местной системы голосования. В Китае федеральные и местные органы власти стимулировали национальных производителей программного обеспечения, используя их продукты в отечественной электронной промышленности (табл. 5).

Таблица 5. Источники спроса на программные продукты и услуги

Источники спроса

Страны

Банки

Китай, Бразилия

Государственные закупки

Сингапур, Норвегия

Оборонные расходы

Израиль, США

Национальная электронная промышленность

Южная Корея, Китай

Телекоммуникационный сектор

Финляндия, Бразилия

Источник: A. Arora and A. Gambardella, The globalization of the software industry: Perspectives and opportunities for developed and developing countries // NBER working paper 10538, May 2004.

В Ирландии доходы от программных услуг в 1995–2008 гг. возросли с 1 млрд до 3,8 млрд долл. Государство не только стимулировало сотрудничество между промышленным и исследовательским секторами, но и много вкладывало в систему образования и подготовки кадров. Совокупные расходы страны на НИОКР увеличились за 2000–2007 гг. более чем в два раза.

Наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности

Инструменты государственного регулирования наукоемких отраслей включают в себя создание благоприятной предпринимательской среды путем финансирования образовательных программ и НИОКР, изменение «игрового поля» с помощью государственных контрактов и инвестиционных льгот, в некоторых случаях – прямое финансирование отечественных компаний.

Характерным примером служит полупроводниковая промышленность. Государственная поддержка играла главную роль в формировании и развитии всех известных полупроводниковых кластеров.

В США на этапе возникновения этой отрасли важнейшим фактором ее роста были государственные заказы для оборонной и авиакосмической промышленности. Компания Fairchild Semiconductor, предшественница корпорации Intel, получала 80% своих доходов в 1950-е годы от государственных контрактов [24].

В Японии правительство объявило полупроводниковую промышленность стратегической отраслью и начало ее поддерживать с 1960-х годов, стимулируя отечественные поставки для японских электронных компаний, инвестируя значительные средства в крупные проекты НИОКР и предоставляя финансирование по льготной ставке кредита местным компаниям. К 1980-м годам отрасль стала второй по значимости после автомобильной промышленности в структуре экономики страны [25].

В последующие два десятилетия аналогичным путем пошли Южная Корея и Тайвань. В обеих странах конкурентоспособные местные компании формировались при непосредственной долговременной государственной поддержке в виде льготного финансирования. Южная Корея начала с менее трудоемких сборочных операций, постепенно осваивая новые технологии (в трудоемком сегменте по производству чипов существовала интенсивная международная конкуренция). Таким образом возникла глобальная корпорация Samsung, успешно конкурирующая с американскими Intel и Texas Instruments.

Тайваньская Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) – одна из ведущих и наиболее прибыльных корпораций в отрасли, занимающая пятое место в мире по объемам продаж вслед за Intel, Samsung, Texas Instruments и Toshiba. Компания была основана в 1987 г. на основе технологий, полученных от государственного тайваньского исследовательского института Industrial Research Institute (ITRI). Главным инвестором корпорации TSMC выступило государство в лице Тайваньского фонда развития. К нему присоединился ряд частных инвесторов, среди которых следует отметить корпорацию Philips. В 1994 г. TSMC стала публичной компанией, а в 2008 г. Philips продала свои акции этой компании на открытом рынке.

Основой успеха компании стало сборочное (так называемое литейное) производство чипов, разработанных другими компаниями. Такая модель спровоцировала волну инноваций в глобальной полупроводниковой промышленности, снизила барьеры для входа на рынок новых фирм, у которых отпала необходимость строить капиталоемкие фабрики. Интегрированные компании (IDM) [26] также получили возможность экономии на инвестициях в новые технологии и активы, полагаясь на «литейщиков» в производстве конечной продукции. TSMC совместно с другой крупной тайваньской компанией, United Microelectronics Corporation (UMC), стали центром первого в Азии полупроводникового кластера Hsinchu Science Park.

В настоящее время стоимость создания полупроводниковой фабрики составляет более 3 млрд долл., и новые компании, как правило, нуждаются в значительных государственных субсидиях (табл. 6).

Таблица 6. Затраты на создание полупроводников кластеров в разных странах

Страна

Год создания

Объем затрат, млрд долл.

США

1975

36

Япония

1980

54

Тайвань

1990

43

Южная Корея

1990

26

Сингапур

1995

16

Германия

1996

7

Китай

1998

17

Малайзия

2002

3

Источник: SEMI World Fab Watch; McKinsey Global Institute.

Таким образом, опыт разных стран свидетельствует, что крупные государственные субсидии способствовали созданию производственных мощностей в полупроводниковой промышленности, стимулированию интенсивной конкуренции в отрасли, ускорению инноваций и снижению потребительских цен.

Традиционная обрабатывающая промышленность: автомобилестроение

Отрасли обрабатывающей промышленности наиболее часто становятся объектами государственной политики модернизации.

Существенного успеха в автомобилестроении достигали, как правило, страны с относительно крупным внутренним рынком. Организация собственного производства осуществлялась разными путями: или допуском транснациональных автомобильных корпораций к образованию локальных мощностей (Мексика, Бразилия, Китай, Южная Африка), или созданием национальных компаний и защитой их от международной конкуренции с помощью торговых барьеров и запретов на прямые иностранные инвестиции (Индия, Малайзия, Южная Корея).

Кроме защитных мер, государство часто прибегает к стимулированию экспорта, формируя государственные автомобильные компании. В Южной Корее, Словакии и Марокко государство разрабатывало стратегию роста, направленную на создание экспортных автомобильных кластеров. Обменные валютные курсы также часто служили фактором развития экспортно ориентированной автомобильной промышленности, прежде всего в странах с высоким и средним уровнем экономического развития. Особые режимы обменных курсов влияли на уровень издержек и во многом определяли принятие решений о размещении производственных мощностей.

Стратегия развития автомобильной промышленности в Малайзии и Китае предусматривала конкуренцию государственных компаний с частными корпорациями, при этом государственные компании вырастали до внушительных размеров. В некоторых развитых странах использовались более целенаправленные методы защиты национальных производителей – например, тарифные барьеры для сегмента легких грузовиков в США в 1990-е годы или «деньги за хлам» в Германии, США и ряде других стран на волне последнего финансово-экономического кризиса.

Ресурсоемкие отрасли промышленности: металлургия

Металлургия является капиталоемкой отраслью, в которой роль государства, вследствие постоянных издержек, весьма значительна. На ранних стадиях экономического развития спрос на сталь определяется в большой мере расширением инфраструктуры, коммерческого и жилищного строительства. Государство при этом часто рассматривает металлургию в качестве стратегической отрасли и активно участвует в ее становлении. Обычно речь идет об инвестировании в государственные металлургические компании для создания производственных мощностей, предоставлении кредитов и займов, земельных участков, налоговых освобождениях и переподготовке рабочей силы (такие инструменты широко использовались в Европе, Южной Корее, Бразилии, Индии, Турции и многих других странах). Некоторые страны использовали торговые барьеры для защиты своих производителей (Южная Корея, Индия, Турция) или поощряли олигополию в отрасли (наиболее известный пример такой политики – Южная Корея).

Особенно быстро развивалась в последние годы металлургическая промышленность Китая. В настоящее время эта страна потребляет 40% мирового выпуска стали. Стремительное развитие крупных производств, широкое использование новых материалов и строительных технологий в сочетании с низкими трудовыми издержками позволили уменьшить затраты на строительство новых мощностей на 40% по сравнению с уровнем таковых в западных странах. Правительство Китая активно участвует в процессе реструктуризации отрасли. Оно стимулирует закрытие устаревших заводов и недавно ввело запрет на строительство новых мощностей, чтобы избежать перепроизводства.

Государство поощряет развитие более высоких переделов. Для этого применяются жесткие критерии государственного одобрения новых проектов и инструменты торговой политики. Например, в Китае были введены налоговые скидки на экспорт продуктов с высокой добавленной стоимостью, с одновременным введением повышенных налоговых ставок на экспорт металлургической продукции низших переделов.

Для того чтобы китайским промышленным предприятиям поставлялся металл по низким ценам, правительство стремится снизить материальные издержки металлургов (поощряя зарубежные инвестиции китайских государственных компаний в приобретение месторождений природных ресурсов), а также энергетические и логистические, которые в совокупности составляют две трети всех издержек отрасли.

По мере становления и развития отрасли государственная политика сдвигается в сторону поощрения конкуренции. Так, Польша, Чехия, Турция и Бразилия приватизировали многие из своих металлургических предприятий и снизили торговые барьеры, одновременно стимулируя рост производительности путем консолидации отрасли и повышения технологической эффективности [27].

Южная Корея в 1968–1973 гг., в период становления и развития отрасли, также старалась обеспечить локальным производителям низкие издержки производства, субсидируя поставки энергии и железнодорожные перевозки, а также ограничивая импорт зарубежной стали в страну. В этот период была основана компания Pohang Iron and Steel Company (POSCO) как государственная монополия, получившая финансовую поддержку и защиту от иностранной конкуренции. Одновременно компании была предоставлена высокая степень самостоятельности в поиске сырья, капиталов и технологий за рубежом. В результате POSCO стала третьей по величине металлургической компанией мира. В конце 1990-х годов компания была приватизирована, а иностранные инвесторы получили более 50% ее акций. Тем не менее и сегодня государство продолжает поддерживать металлургический сектор, осуществляя долгосрочное финансирование НИОКР отрасли для развития отечественных технологий.

* * *

Опыт разных стран свидетельствует, что успешное осуществление политики модернизации, экономического роста и повышения конкурентоспособности требует учета специфики функционирования отдельных секторов хозяйства. Кроме того, залогом успеха является также высокая степень взаимодействия государства и частного сектора в этом процессе. Примером эффективности такого взаимодействия может служить финский сектор мобильной связи. В 1980–1990-е годы городок Улу на севере Финляндии с населением 200 тыс. чел. превратился в высококонкурентный кластер беспроводной связи благодаря тесному сотрудничеству местных органов власти, университета и частного бизнеса.

Используя в качестве первоначального толчка к развитию оборонные заказы на военные радиопередатчики, компания Nokia и университет Улу совместно разработали систему беспроводной связи для малозаселенных территорий. Этот проект не только приблизил академические исследования к бизнесу, но и изменил характер образовательного процесса, сориентировав его на подготовку инженеров связи. Муниципалитет города инициировал создание большого количества малых компаний в кластере, что обеспечило необходимую массу высококвалифицированных кадров.

Государство участвовало в этом как непосредственно, так и косвенно, играя ключевую роль. Помимо поддержки университетского образования и военных контрактов, национальное правительство направляло финансовые потоки НИОКР на поддержку исследований и разработок компании Nokia и других фирм через Национальное агентство технологий (TEKES), что позволило финским компаниям продолжить исследования в 1990-х годах, несмотря на наступившую рецессию.

Сегодня, по мере выхода из глубочайшего экономического кризиса, власть и бизнес в разных странах озабочены одной и той же задачей – повысить конкурентоспособность производства и темпы экономического роста. Многие представители бизнеса выступают за более активную роль государства в этом процессе. Так, бывший руководитель корпорации Intel Крэг Баррет призвал правительства проводить политику «развития энергичных людей и энергичных идей» [28]. Глава Rolls-Royce Джон Роуз заявил, что финансовый кризис заставил государство сделать усиленный акцент на конкурентоспособности промышленности [29].

Как следствие, многие страны стали осуществлять стимулирование экономического роста и конкурентоспособности. В этих условиях повышается ответственность за принятие правильных решений, способных обеспечить основательный долгосрочный экономический рост. Проведенный анализ показывает, что разные отрасли экономики требуют разных подходов и инструментов. Только четкое понимание отраслевых факторов роста и конкурентоспособности и выработка на этой основе соответствующих методов государственного воздействия в сотрудничестве с частным сектором позволяют государству проводить эффективную промышленную политику модернизации.

Примечания:

[1] Scott C., Beardsley and Diana Farrell. Regulation that is good for competition // McKinsey Quarterly, 2005, No 2.

[2] Tony Danker et al. How can the American government meet its productivity challenge? // McKinsey and Company, July 2006; T. Dohrmann and L. Mendonca. Boosting government productivity // McKinsey Quarterly, November 2004.

[3] Торгуемость продукции определяется здесь как сумма экспорта и импорта отрасли, отнесенная к отраслевому валовому продукту.

[4] Curbing global energy demand growth: The energy productivity opportunity // McKinsey Global Institute, May 2007.

[5] Bahl, Kushe, et al. Wireless unbound: The surprise economic value and untapped potential of the mobile phone // McKinsey & Company, December 2006.

[6] Согласно определению Мирового банка, к странам со средним уровнем доходов на душу населения относятся такие, где доход в расчете на одного жителя составляет от 766 до 9385 долл. (на 2003 г.)

[7] How IT enables productivity growth // McKinsey Global Institute, October 2002.

[8] How to compete and grow: A sector guide to policy // McKinsey Global Institute, March 2010.

[9] E. Luzio and S. Greenstein. Measuring the performance of a protected infant industry: the case of Brazilian microcomputers // Review of Economics and Statistics, No 77, 1995.

[10] Carter F. Bales. The microeconomics of industry supply // McKinsey Quarterly, June 2000.

[11] Productivity-led growth for Korea: Steel sector // McKinsey Global Institute, March 1998; Unlocking economic growth in Russia: Oil sector // McKinsey Global Institute, October 1999.

[12] How to compete and grow: A sector guide to policy // McKinsey Global Institute, March 2010.

[13] Industrial Development for the 21th Century: Sustainable Development Perspectives // Department of Economic and Social Affairs, United Nations, 2007; John Weiss. Export Growth and Industrial Policy: Lessons from the East Asian Miracle Experience // ADB Institute Discussion Paper No 26, February 2005.

[14] How to compete and grow: A sector guide to policy. McKinsey Global Institute, March 2010

[15] Thomas Kneip, Eric Labaye, and Juergen Schrader. Telecom: Advantage France, Germany // McKinsey Quarterly, February 2003.

[16] Curbing global energy demand growth: The energy productivity opportunity // McKinsey Global Institute, May 2007.

[17] Why the Japanese economy is not growing: Micro barriers to productivity growth // McKinsey Global Institute, July 2000.

[18] Reaching higher productivity growth in France and Germany // McKinsey Global Institute, October 2002.

[19] Sweden’s economic performance: Recent development, current priorities // McKinsey Global Institute, May 2006.

[20] New horizons: Multinational company investment in developing economies // McKinsey Global Institute, October 2003.

[21] Ibid.

[22] BSA and IDC Annual global Software Piracy Studies, 2007.

[23] A. Arora and A. Gambardella. The globalization of the software industry: Perspectives and opportunities for developed and developing countries // NBER working paper 10538, May 2004; The emerging global labor market // McKinsey Global Institute, April 2007.

[24] Daniel Holbrook. Government support of the semiconductor industry: Diverse approaches and information flows // Business and Economic History, V. 24, No 2, Winter 1995.

[25] Katsuro Sakoh. Japanese economic success: Industrial Policy or free market? // Cato Journal, V. 4, No 2, Fall 1984; Douglas A. Irwin. Trade politics and semi-conductor industry. Center for the Economy and the State, University of Chicago, working paper 92, January 1994.

[26] Интегрированные проектные и промышленные компании (IDM) занимаются проектированием и производством своих собственных полупроводниковых продуктов.

[27] Чехия и Польша осуществили эти мероприятия в качестве условия вхождения в ЕС.

[28] Davos: Craig Barrett on the post-crisis world, January 29, 2009 http://blogs.intel.com/csr/2009/01/

[29] “Made in Britain”, World in 2009 edition, Economist, November 19, 2008.

Читайте также на нашем портале:

«Сектор информационных технологий правит миром» Владимир Кондратьев

«Глобальная фармацевтическая промышленность» Владимир Кондратьев

«Компании и инновации: локальный взгляд на глобальные изменения» Владимир Кондратьев

«Мировая химическая промышленность» Владимир Кондратьев

«Глобальная металлургия: тенденции и перспективы развития» Владимир Кондратьев

«Нефть и газ: благо или проклятие?» Владимир Кондратьев

«Агробизнес в современном мире: 20 лет грабежа» Пьер Аллард

«Сфера услуг в постиндустриальной экономике» Владимир Кондратьев

«Инфраструктура как фактор экономического роста» Владимир Кондратьев

«Промышленная политика: выращивание «национальных чемпионов»» Владимир Кондратьев

«Государство и корпорации в стратегии глобальной конкурентоспособности» Владимир Кондратьев

«Автомобильная промышленность: перспективы развития после кризиса » Владимир Кондратьев

«Перспективы развития основных секторов мирового хозяйства после кризиса» Владимир Кондратьев

«Тенденции и риски развития мировой энергетики» Татьяна Митрова


Опубликовано на портале 27/01/2012



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика