Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Инфляция силы: формула победы в современной войне

Версия для печати

Избранное в Рунете

Игорь Истомин

Инфляция силы: формула победы в современной войне


Истомин Игорь Александрович - аспирант Кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО (У) МИД России.


Инфляция силы: формула победы в современной войне

Книга С. Мёрдена представляет собой яркий пример англосаксонской школы научного исследования, с ее достоинствами и недостатками. В ней ставится практически значимый вопрос, формулируется концепция и строится модель, которая затем применяется к анализу исторического материала. Начинает автор с небесспорного тезиса об эволюции природы войны в начале XXI века…

Рецензия на книгу: Murden S.W. The Problem of Force: Grappling with the Global Battlefield, Boulder, London: Lynne Rienner Publishers, Inc., 2009. 234 p. Мёрден С.У. Проблема силы: борьба на глобальном поле боя. Боулдер, Лондон: Линн Реинер Паблишерс, Инк., 2009. 234 с.

Книга С. Мёрдена представляет собой яркий пример англосаксонской школы научного исследования. В ней ставится практически значимый вопрос, формулируется концепция и строится модель, которая затем применяется к анализу обширного исторического материала, что позволяет в заключение выйти на целый ряд практически значимых рекомендаций. В результате теоретизирование не носит сухой, абстрактный характер, а напрямую привязано к проблемам реальной жизни, с которыми сталкиваются в том числе и выпускники военно-морского колледжа Британии – основного места работы автора. Особенности школы непосредственным образом выражаются как в достоинствах, так и в недостатках работы. Исследовательская традиция подводит автора к построению комплексной прикладной модели, основанной на междисциплинарном синтезе, но в то же время не способствует понятийной и методологической строгости, провоцирует определенную эклектичность.

Автор начинает с небесспорного тезиса об эволюции природы войны в начале XXI века, подвергая сомнению утвердившееся в качестве аксиоматического утверждение К. Клаузевица о ее неизменности. Речь идет не столько о «революции в военном деле», под которой обычно подразумевается появление новых средств проведения операций. Меняется прежде всего само политическое пространство, определяющее специфику вооруженных конфликтов. Под влиянием ядерного фактора, глобализации и распространения либерально-демократических институтов и ценностей на смену межгосударственным конфликтам в качестве основной причины вооруженных столкновений приходит борьба государств иногда по отдельности, но чаще в составе коалиций против вооруженных экстремистских и террористических групп. Как следствие, трансформации подвергаются не только средства, которыми ведутся боевые действия, их стратегия и тактика, но и конечные цели ведения вооруженных действий: для террористических групп и сетей традиционные политические соображения не всегда остаются главными.

Подобная точка зрения высказывалась уже не раз. Книга С. Мёрдена идеологически отчасти возвращает нас к 1990-м годам, когда распад СССР породил на Западе эйфорию, рассуждения о «конце истории» и ослаблении конкуренции между ведущими державами [1], отголоски которых до сих пор слышны в коридорах американских и британских исследовательских структур. Между тем самому автору в заключении книги приходится признать ограниченность своего исходного тезиса: свидетельства мутации природы войны не являются очевидными. Российско-грузинский конфликт 2008 года – яркий, но не единственный тому пример. В мире сохраняется множество точек, где государства балансируют на грани войны друг с другом.

Утверждение о преобладании противостояния негосударственным структурам также не может считаться чем-то новым. Сам автор на протяжении всей книги неоднократно обращается к британскому опыту борьбы с вооруженным сопротивлением в Малайзии полвека назад. Но феномен партизанской войны значительно старше, с ней сталкивались и наполеоновские войска, и христианские крестоносцы, и даже римские легионы. Российский исследователь М.А. Хрусталев относит появление диверсионно-террористической войны, которая ближе всего соответствует представлению С. Мёрдена о современном типе войн, к началу XX века [2]. Таким образом, тезис автора о коренном изменении природы войны кажется по меньшей мере запоздалым и даже надуманным.

Вместе с тем нельзя не поддержать вывод исследователя о том, что современные армии, ориентированные на успех в межгосударственном конфликте, плохо приспособлены к противостоянию негосударственным сетевым объединениям. Последние войны в Афганистане и Ираке представляются удачными примерами. В обоих случаях в течение нескольких недель враг оказывался разбит, а тактическая победа достигнута. Но после непродолжительного времени враг возвращался в новой гораздо более опасной и неожиданной форме. Сетевая структура обеспечивает сохранение и воспроизводство сопротивления перед натиском даже высокотехнологичных профессиональных армий.

Опираясь на разработки в области социологии и менеджмента, С. Мёрден рассматривает Аль-Каиду и схожие объединения в качестве неиерархичных социальных систем, в которых формальный центр выполняет в большей степени символическую и идеологическую функцию, но перестает быть источником волевых импульсов. После 11 сентября 2001 г. у Аль-Каиды практически не осталось организационных и материальных ресурсов для адекватной поддержки всех тех многочисленных групп, которые ассоциируют себя с ней. Успех организации обусловлен ее ключевой ролью в консолидации трех кардинально различающихся ветвей исламизма: исламских глобалистов (озабоченных восстановлением халифата и распространением его власти на весь мир), исламских геополитиков (отстаивающих права мусульманских народов на отделение и образование собственной государственности, в немусульманских странах), и традиционалистов (нацеленных на повышение роли ислама в преимущественно мусульманских странах). У. бен Ладену удалось сформулировать идеологию одинаково приемлемую для всех трех направлений, придав устремлениям первых привязку к существующей действительности и оправдывая вооруженную борьбу остальных всемирно-исторической миссией. В то же время отдельные представители каждой из ветвей остаются полностью независимы в собственных решениях и действиях.

Ввиду особенностей организации, традиционные армии не способны нанести решающее поражение современному вооруженному сопротивлению, построенному по сетевому принципу. Возможности специальных служб также весьма ограничены. В свою очередь, и сети, оставаясь аморфными структурами, слишком слабы и дезорганизованы для военной победы над армиями США и их европейских помощников. В этих условиях ключевым полем противостояния становятся «умы и сердца» населения.

До последнего времени Соединенные Штаты были не слишком успешны в подобной борьбе, но 2000-х годах стали для них, британцев и других союзников хорошей школой. Ценой множества неудач (в первую очередь в Афганистане и Ираке) они накопили значительный опыт. Вероятно, со временем эффективность их действий вырастет. Не ставя под сомнение тезис американских коллег о том, что для обеспечения собственной безопасности страны Запада должны воевать за пределами традиционных зон ответственности, в своей книге С. Мёрден взялся обобщить полученный опыт в таких кампаниях. В отличие от множества исторических и публицистических работ, появившихся в последнее время, фактология войн 2000-х годов для него не представляет самостоятельной ценности. Она дает лишь сырье для дальнейшего анализа. Резюмируя провалы и достижения американских и британских войск в Афганистане и Ираке, он выделяет три ключевые задачи, стоящие перед силами коалиции: обеспечение безопасности, достижение национального примирения и вовлечение бывших участников сопротивления в политический процесс, создание стабильной политической власти.

Конфликты последнего десятилетия свидетельствуют, что наибольшие проблемы вызывает решение второй задачи. Она отнимает основную часть средств США и их союзников и играет ключевую роль в борьбе за «умы и сердца» местного населения. Более того, по мере восстановления и строительства новых объектов социальной инфраструктуры, дополнительно усложняется задача обеспечения безопасности. Силы коалиции оказываются вынуждены концентрироваться не только на уничтожении террористов, но и на защите создаваемых школ, больниц, трубопроводов и т.д.

Одной из ошибок, неоднократно совершаемых Соединенными Штатами, по мнению автора, является стремление поскорее передать власть национальным органам. В условиях, когда в стране не достигнуто подлинное примирение, определяющими особенностями этих органов становятся коррумпированность, доминирование племенной идентичности над гражданскими и общенациональными ценностями. Это не только усложняет реализацию проектов по реконструкции страны, но и подрывает авторитет власти и коалиционных войск, способствует пополнению рядов вооруженного сопротивления. Попытки перескочить через этап постконфликтного восстановления и примирения и сразу передать ответственность за управление в руки местных политиков ведет к закреплению политической дискриминации групп населения в многоэтнических обществах, что, безусловно, не может содействовать долгосрочной стабилизации страны.

Вот почему автор не склонен переоценивать успехи новой американской стратегии в Ираке, получившей название «Большой волны» [3]. Не отрицая ее достижений в деле снижения уровня насилия и подавления Аль-Каиды, он высказывает сомнения в долговечности этих успехов, учитывая постепенный уход американцев из страны. Автор напоминает, что сложившаяся политическая система дискриминирует суннитов, усиливает противоречия между различными шиитскими группами и способствует укреплению традиционных клановых структур, подрывая тем самым потенциальные основы иракской государственности. Изложенная С. Мёрденом критика американских попыток навязать демократические институты и ценности там, где для них нет соответствующих условий, справедлива. Кроме того, в современном мире длительное сохранение режима ручного управления оккупированными территориями из Вашингтона вряд ли может обеспечить поддержку как со стороны местного населения, так и со стороны международного сообщества.

Подводя итоги действиям США и их союзников в Ираке и Афганистане, автор предлагает целый ряд изменений на различных уровнях, которые должны повысить эффективность борьбы с неправительственными сетевыми структурами. Для успешного противостояния современным угрозам требуются принципиально другие, по сравнению с традиционными войнами, вооружения и тактика, нужны усилия не столько по физическому уничтожению участников сети, сколько по усилению разногласий и идеологических расхождений между ними. Наконец, необходима активная пропагандистская работа по продвижению мировоззрения, альтернативного исламизму.

Выводы исследователя вполне обоснованы. В то же время во многих случаях не покидает ощущение их вторичности. Рисуя комплексную картину нынешнего противостояния между США, их союзниками, с одной стороны, и исламистами – с другой, книга одновременно вносит в нее мало авторского видения. Все высказанные автором предложения в той или иной форме неоднократно появлялись в публикациях американских аналитических центров и выступлениях ведущих экспертов, хотя и не в такой подробной редакции, какую позволяет монографический характер работы. Тем не менее монография С. Мёрдена может быть рекомендована всем интересующимся актуальными тенденциями эволюции военно-политической ситуации в современном мире, так как в ней представлены основные подходы американской и британской аналитической мысли к проблеме, которая в ближайшие годы будет оставаться в числе наиболее значимых.

Примечания:

[1] Авторство метафоры «конец истории» принадлежит американскому политологу Ф. Фукуяме. который подразумевал под ней окончание идеологического противостояния в результате мировой победы либерализма (см. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек / Ф. Фукуяма - М.: АСТ: Ермак, 2005). Впоследствии она стала трактоваться расширительно и по сути легла в основу как либерального, так и неоконсервативного дискурсов. Эволюция западных (преимущественно американских) представлений о трансформации угроз с начала 1990-х гг. прослежена в ст.: Фененко А.В. Современные военно-политические концепции США // Международные процессы. 2009. №2.

[2] Хрусталев М.А. Диверсионно-террористическая война как военно-политический феномен // Международные процессы. 2003. №2.

[3] Стратегия, представленная президентом Дж. Бушем 10 января 2007 года, чаще всего ассоциируется с резким увеличением числа американских солдат в Ираке. В действительности «Большая волна» предполагала также существенное изменение характера деятельности американских войск на оперативном и тактическом уровне, а также сопровождалась началом переговоров со старейшинами иракских племён прежде воевавших против США.

«Международные процессы», том 8, №1 (22). Январь-апрель 2010.

Читайте также на нашем сайте:

«Инновационные вооруженные силы?» Сергей Казеннов, Владимир Кумачев

«Маскировка современных агрессоров. Методология классификации вооруженного противоборства в современном мире» Сергей Конопатов

«Глобализация: военный аспект» Круглый стол газеты «Красная звезда»

«Революция в военном деле и «армейские операции вне условий войны»: обоюдоострое оружие» Дэвид Бетц

«Пограничная безопасность: зарубежный опыт модели взаимоотношений сопредельных государств» Сергей Голунов

«Кампания США в Ираке: остались ли у Вашингтона шансы на успех?» Сергей Михайлов


Опубликовано на портале 14/05/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика