Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Гроза на Дальнем Востоке

Версия для печати

Избранное в Рунете

Ярослав Бутаков

Гроза на Дальнем Востоке


Бутаков Ярослав Александрович - кандидат исторических наук.


Гроза на Дальнем Востоке

К 65-летию окончания Второй мировой войны Фонд исторической перспективы презентовал новую книгу «Партитура Второй мировой. Гроза на Востоке» – сборник научных статей и документов по войне в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Материалы этой публикации представляют собой аргументированный ответ сторонникам ревизии итогов Второй мировой войны, оценок роли СССР в войне, как и постоянно возникающих территориальных претензий к России со стороны Японии. Помимо российских историков в книгу вошли работы учёных из США, Китая, Японии.



Рецензия на книгу: Партитура Второй мировой. Гроза на Востоке / Авт.-сост. А.А.Кошкин. — М.: Вече, 2010. — 464 с.: ил. — (Актуальная история).


К 65-летию окончания Второй мировой войны Фонд исторической перспективы презентовал книгу «Партитура Второй мировой. Гроза на Востоке». Это сборник научных статей, написанных авторами из разных стран, и документов по Второй мировой войне в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Книга вышла в серии «Актуальная история» издательства «Вече». Вопросы, освещаемые в ней, действительно актуальны, полностью оправдывая определении истории как политики, обращённой в прошлое.

В условиях усиливающихся попыток ревизии итогов Второй мировой войны, постоянно возникающих территориальных претензиях к России со стороны Японии, в книге представлена попытка дать объективную картину событий. Как пишет в предисловии к книге президент Фонда исторической перспективы д. и. н., профессор Н. А. Нарочницкая, «составители сборника... исходили из задачи противостоять тем зарубежным пропагандистам, которые задались целью «переписать» историю войны, «опровергнуть» доказательства и выводы Нюрнбергского процесса и Токийского трибунала, обелить виновников войны, исказить цели и намерения правительства стран антигитлеровской коалиции, в частности Советского Союза» (с. 5).

Достоинством книги является участие в ней исследователей, представляющих широкий спектр национальных точек зрения на события Второй мировой войны в АТР. Помимо наших историков, это учёные из США, Китая, Японии. С их позицией особенно любопытно ознакомиться нашему читателю.

Так, профессор Канзасского университета (США) Марк Парилло отмечает огромную стратегическую роль Советского Союза в войне на Дальнем Востоке ещё до вступления СССР в войну в августе 1945 г.: «В течение всего периода Второй мировой войны там [на границе с СССР] находилось не менее двух третей дивизий императорской японской армии, расквартированной в Китае и Маньчжурии... В императорской японской армии не имели иллюзий относительно своей способности тягаться со сталинскими наземными силами» (с. 189-190).

Особенно ценно признание американским историком решающего вклада, который Советский Союз внёс в ускорение капитуляции Японии: «Даже после двойного потрясения – ядерным разрушением и вступлением Советского Союза в первую неделю августа 1945 г. – возникло серьёзное сопротивление [среди японских военных] призыву о сдаче, включая и попытку в последнюю минуту не допустить объявления императором о капитуляции... Существовала возможность, что японская армия в Азии с укоренившимися традициями определения собственной внешней политики могла пренебречь заявлением Токио о капитуляции и продолжать сражаться. Вступление Советского Союза в войну, тем не менее, предотвратило эту возможность... Разгром значительных японских сил на материке позволил не ожидать наращивания американских и, возможно, британских сил в Китае на фоне усталости от войны среди населения западных демократий» (с. 192).

Профессор университета Сэйкэй (Япония) Томита Такэси обращает внимание на тот факт, что президент США Трумэн отдал приказ об атомной бомбардировке японских городов 25 июля, то есть ещё до опубликования Потсдамской декларации союзников с требованием капитуляции Японии, и что целью бомбардировки было принудить Японию капитулировать до того, как в войну вступит СССР (с. 259). Пытается автор решить и вопрос, «что явилось решающей причиной согласия Японии с условиями Потсдамской декларации: атомная бомбардировка или вступление в войну Советского Союза?» (с. 261). Японский исследователь приводит два основных мнения, существующих на этот счёт в японской историографии. Каждое из них базируется на высказываниях определённой группы японских деятелей того времени. Некоторые, среди них сам император, ещё 7 августа высказались за капитуляцию. Однако приводимые историком факты позволяют судить, что этого ещё было недостаточно, чтобы сломить сопротивление группировки в японских правящих верхах, стоявшей за продолжение войны.

Решающим фактором стало объявление войны Японии Советским Союзом и возникшая перспектива занятия части Японии советскими войсками. «Как сторонники заключения мира – Коноэ, Кидо и др., так и сторонники решающего сражения за метрополию во главе с Аннами исходили из того, что вступление во войну СССР не только не позволит добиться «сохранения государственного строя», но будет чревато «коммунистической революцией». Поэтому было решено способствовать окончанию войны до того, как советские войска предпримут оккупацию... «необходимо положить конец войне, пока мы имеем дело с американцами»» (с. 262).

Другой японский исследователь – Кимура Хидэсукэ, почётный профессор университета Иокогамы – отмечает: «К странам, понесшим наибольшие потери и внесшим наибольший вклад в победу союзных войск над фашизмом, следует отнести в первую очередь Советский Союз и Китай. СССР потерял убитыми 27 миллионов, а Китай – 10 миллионов человек. Именно эти две страны определили характер мировой войны» (с. 306). Отмечает этот историк и эгоистическую политику западных держав, направленную исключительно на преследование собственных интересов, а не на достижение скорейшей победы над Германией, а также называет исходной точкой будущей холодной войны «утаивание от Советского Союза сведений о разработке атомной бомбы» (с. 320-321).

Хидэсукэ обращает внимание на такой аспект окончания Второй мировой войны, как усиление борьбы колониальных держав против национально-освободительных движений в странах Азии. Дискриминация стран «третьего мира», сильнее всего пострадавших от японского милитаризма, выразилась, в частности, в том, что «в работе, проходившего в условиях власти в Японии верховного главнокомандующего союзнических войск, Токийского трибунала... из 11 обвинителей было лишь три представителя азиатски стран» (с. 322).

В совместно написанной статье китайские исследователи д. и. н. Луань Цзинхэ и д. и. н. Сюй Чжиминь обращают внимание на роль сопротивления Китая в общем ходе мировой борьбы с фашизмом и жертвы, понесённые Китаем в войне с японскими захватчиками. «Япония завязла в затянувшейся войне с Китаем, не смогла реализовать свой план дальнейшего продвижения на север, к границам СССР, или захвата богатых стратегическими ресурсами английских, американских, голландских колоний в Юго-Восточной Азии... Китай в войне с Японией сдерживал более 60% сухопутных войск противника и большую часть военно-морских и военно-воздушных сил Японии... В ходе войны погибли более 35 млн. человек. Прямой экономический ущерб от войны для экономики Китая составил более 100 млрд. долларов, а косвенный экономический ущерб достиг 500 млрд. Можно сказать, что Война Сопротивления Японии не только прервала процесс модернизации Китая, она повлекла за собой разрушительные последствия для экономики и окружающей среды, что привело к замедлению нормального развития всего китайского общества» (с. 153-154).

В обзоре современной монгольской историографии (с. 158-177), сделанном д. и. н. В. В. Грайворонским, обращено внимание на такие её тенденции последних лет, как отождествление политики Японии и СССР в отношении Монголии как политики одинаково «захватнической», недовольство тем, что СССР после войны не присоединил к Монголии т. н. Внутреннюю Монголию, оставив её в составе Китая. Этим ревизионистским подходам противостоит объективная точка зрения ряда монгольских историков на СССР как на защитника суверенитета Монголии от японских захватчиков в 1936-1945 гг.

Вопросы актуальной политики, связанные с территориальными претензиями Японии и попытками пересмотреть итоги Второй мировой войны, анализируются в статье к. и. н. В. Н. Павлятенко. В статье подчёркивается, что «разрешение территориальной проблемы на условиях Японии представляет собой многоплановую угрозу интересам и безопасности России» (с. 354).

Аналогичные тем, что выдвигаются на Южные Курилы, Япония выдвигает притязания также и в отношении ряда островов, принадлежащих Южной Корее. Имеются у Японии споры и с Китаем по вопросу некоторых участков материкового шельфа. Все эти проблемы увязываются в один конфликтный узел. «Современные попытки японской стороны выстроить её всеобъемлющие отношения с региональными странами, прежде всего с Россией, по формуле «ни победителей, ни побеждённых» представляют собой не только попытки территориального передела в регионе, но и далеко идущую цель – пересмотреть итоги войны на Тихом океане, итоги Второй мировой войны, историю международных отношений на Дальнем Востоке в целом... Интенсивность и напористость таких попыток, предпринимаемых вне зависимости от смены правящих партий в Японии, заставляют Россию и Республику Корея прежде всего предпринимать адекватные меры по обеспечению собственных интересов и безопасности перед лицом японских территориальных претензий...

Поскольку одним из приоритетов стран АТР на современном этапе является создание системы всеобъемлющей безопасности, то подобные действия японской стороны уже в близкой перспективе могут стать предметом озабоченности всех потенциальных участников этой системы», – указывает автор (с. 365).

Международно-правовая история русско-японской границы подробно изложена в статье проф. Н. А. Нарочницкой. Основные выводы: Япония полностью отказалась от прав на Курильские острова по Сан-Францискскому договору 1951 г.; никакого «возвращения» островов быть не может, так как современная Япония ими не владела; после безоговорочной капитуляции 1945 г. Япония утратила правопреемство по отношению к прежней Японии; Декларация советского правительства 1956 г. говорила о передаче островов Хабомаи и Шикотан как акте доброй воли в обмен на некоторые действия японской стороны (отказ от заключения Японией военного союза с США); эта декларация утратила силу ещё в 1960 г. в связи с подписанием Японией военного соглашения с США; мирный договор с Японией России не очень-то и нужен. Автор обращает внимание на такой несомненный факт: «Расширение японской территории в случае гипотетической передачи островов увеличит и территорию, на которой не преминут появиться войска третьей стороны – Соединённых Штатов» (с. 391).

В целом книга служит аргументированным и жёстким ответом всем сторонникам ревизии оценок роли СССР во Второй мировой войне в АТР и, в частности, отдельным российским «знатокам проблемы», относящимся к Южным Курилам, как известный литературный и киногерой относился к «Кемской волости».

«Борьба мировых центров», 14.09.2010


Читайте также на нашем сайте:

«Русские Курилы и японские аппетиты» Аджар Куртов


Опубликовано на портале 17/09/2010



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика