Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Фарид Закария. «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами» (Москва, научно-издательский центр «Ладомир», 2004)

Версия для печати

Избранное в Рунете

Александр Терентьев

Фарид Закария. «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами» (Москва, научно-издательский центр «Ладомир», 2004)


Книгу американского политолога Фарида Закарии «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами» можно было бы назвать настоящим панегириком классическому конституционному либерализму. В ней автор пытается развеять один из величайших мифов нашего времени — миф о тождестве свободы и демократии.

Книгу американского политолога Фарида Закарии «Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами» можно было бы назвать настоящим панегириком классическому конституционному либерализму. В ней автор пытается развеять один из величайших мифов нашего времени — миф о тождестве свободы и демократии. Закария — редактор журнала «Ньюсуик интернэшнл», в прошлом заместитель редактора «Форин афферс». Он американский интеллектуал-мусульманин индийского происхождения.
Для того чтобы заниматься современной международной политикой, пожалуй, лучшего сочетания не придумаешь. Стиль его книги, естественно, очень публицистический, и она скорее напоминает сборник статей, объединённых общей идеей, чем цельную монографию.
Основная мысль Ф. Закарии состоит в том, что на Западе люди делают всё меньше различий между такими понятиями, как демократия и либерализм, либерализм и свобода, свобода и справедливое политическое устройство. Закария отмечает, что демократия может быть и нелиберальной, что она нередко служит укреплению власти авторитарных правителей и вполне может препятствовать «прогрессу свободы». Ярким тому подтверждением является история большинства африканских стран, в которых демократические преобразования обернулись неэффективным управлением и привели к власти откровенно диктаторские режимы. Закария убеждён, что «демократия попросту нежизнеспособна в обстановке яростно отстаиваемых этнических предпочтений», то есть там, где большинство и меньшинство, по сути, известны заранее и не подвержены существенной динамике.
Как отмечал в одной из своих комических новелл Ивлин Во, самая прекрасная идея хороша «лишь до определённого предела». И идея демократии в данном случае не является исключением. Избыток демократии, по мнению Закарии, такая же, если не большая, угроза свободам, как её иллюзорность. «Результатом демократизации демократии в Соединённых Штатах, — утверждает автор, — стал серьёзный дисбаланс в американской политической системе: теперь в ней больше демократии, но меньше свободы». Действительно, этот процесс, который начался в 60-е годы прошлого века, привёл к безраздельному господству общественного мнения и различных групп интересов. Доведение демократической идеи до абсурда Закария демонстрирует на примере Калифорнии, где начиная с 1990-х годов многие важнейшие решения стали приниматься посредством референдумов, то есть методами прямой демократии, что привело к снижению эффективности демократической системы и даже её дискредитации. Другой характерный пример — это Конгресс, который вынужден принимать законы и поправки к ним в условиях жёсткого давления со стороны лоббистских группировок. Закария замечает: «Во времена, когда короли правили путём издания указов, политика не отличалась совершенством. Ситуация ничуть не лучше, когда тем же занимается народ».
Автор проводит различие между конституционным либерализмом, который предусматривает ограничение власти, и демократией, напротив подразумевающей её накопление и реализацию. Он отмечает, что многие либералы XVIII и XIX веков считали демократию силой, способной подорвать свободу. В своей книге Закария призывает к восстановлению и укреплению механизмов «делегированной демократии», наделяющей избранных народом политических деятелей определённым иммунитетом от капризов изменчивого общественного мнения и воздействия групп интересов. Идеальной формой организации общества и власти Закария называет республику, которая может создать «разумный баланс между эффективным управлением и демократическим контролем».
Достаточно любопытно, что в своих представлениях о различных типах политического устройства американский журналист практически полностью совпадает с Аристотелем. Он утверждает, что оптимальной формой политического устройства является полития (или, выражаясь более современным языком, республика) и что она естественным образом выросла из аристократической системы; демократия представляет собой не альтернативу республики, а лишь её дополнение; бесконечная «демократизация демократии» приводит к охлократии и в конечном итоге к тирании.
Чтобы избежать такого сценария в современных западных странах, Закария призывает задуматься о роли элит в политической жизни. Он убеждён, что противостоять охлократии может лишь та элита, «мудрость которой помогает наилучшим образом разглядеть интересы страны, а патриотизм и приверженность справедливости не приносятся в жертву временным или каким-либо частным соображениям». Когда-то Эдмунд Берк поучал своих избирателей: «Ваш представитель предаст ваши же интересы, а не послужит им, если пожертвует своим суждением ради вашей точки зрения». Пожалуй, эти слова наиболее точно характеризуют представления Закарии о роли элит в представительной демократии. Во многом его идеалом является англо-американская элита, которая вплоть до середины XX века обеспечивала высокую эффективность и устойчивость демократической системы Соединённых Штатов. Конечно, он не отрицает, что политикам той эпохи был свойственен «надменный патернализм, возникший из чувства культурного превосходства». Тем не менее автор убежден, что «они были носителями определённых идеалов — честной игры, порядочности, свободы и протестантского понимания своей миссии, — которые помогали устанавливать нормы для всего общества».
Однако нельзя не признать, что прежняя идея элитарности на данный момент воспринимается на Западе как анахронизм. Конечно, это не означает, что элиты более не существует. Просто, как пишет Закария, теперь «политику проводят теневые элиты». Как правило, они не осознают своего элитного статуса, а иногда и намеренно отрицают его. В большинстве своём это меритократия. По сравнению с прежней элитой нынешняя куда более динамична, но в то же время и неустойчива. По мнению Закарии, «она ни перед кем не несёт ответственности, не отзывчива на чужие нужды и часто вообще не озабочена общественными интересами». Представители современной западной элиты не тратят силы на то, чтобы убедить общество в своей правоте.
Им легче подладиться под настроения толпы. Однако, как утверждает Закария, незаметно для себя «они перенимают не только её способ мышления, но и меру её невежества».
С изменением роли элит меняется и природа политических партий. На смену старым партийным бонзам пришли профессиональные активисты, которые в отличие от своих предшественников не считаются с мнением рядовых членов партии. «Теперь, — пишет Закария, — партия не более чем инструмент для сбора средств в пользу телегеничного кандидата». «И это только начало, — предупреждает автор. — По мере того как политические партии будут деградировать дальше, богатство и известность станут привычными средствами для избрания на высшие посты».
Сравнивая англосаксонскую и континентально-европейскую систему, Закария приходит к выводу, что излишний этатизм последней обусловлен тем, что «никакой «кодекс чести» не может стать надёжной защитой от искушений демократии». Государству, по мнению автора, необходимы политические институты, независимые от капризов и сиюминутных настроений избирателя, такие как суд или центральный банк. Подобную же роль выполняют и некоторые наднациональные институты, например Европейская комиссия или ВТО.
Если на Западе либерализму угрожает избыток демократии, то в развивающихся странах, по мнению Закарии, опасность представляет её иллюзорный характер. В разных частях света режимы, избранные демократическим путём (причём многие из них переизбраны повторно или подтвердили свою легитимность в ходе общенародных референдумов), игнорируют конституционные ограничения своей власти и лишают граждан фундаментальных прав. Такие режимы, в которых перемешаны выборность и авторитаризм, Закария называет «нелиберальными демократиями». Они, как утверждает автор, «не отличаются политической или экономической эффективностью, так как правящие элиты складываются в них не по меритократическому принципу».
Основой «нелиберальной демократии» служит либо популизм, либо жёсткий контроль над политической жизнью.
Как то, так и другое оказывается возможным благодаря отсутствию обеспеченного и самостоятельного «среднего класса», что позволяет Закарии сделать вывод о том, что нелиберальная демократия, как правило, становится следствием преждевременной демократизации. Выбор, который, по мнению американского политолога, должны сделать для себя развивающиеся страны, — это выбор между нелиберальной демократией и либеральной автократией. Причём либеральная автократия оказывается, как ни странно, более эффективным путём становления либеральной демократии.
«На протяжении последних 50 лет, — отмечает Закария, — практически все «истории успеха» в развивающемся мире происходили при либеральных авторитарных режимах, будь то на Тайване, в Южной Корее, Сингапуре, Чили или даже в Китае».
Рассуждая о причинах становления нелиберальной демократии, Закария не пытается искать их в культуре того или иного народа («…культуры неоднородны, — пишет он, — каждый найдёт в них то, что ищет»), не ищет он объяснений и в авторитарных наклонностях отдельных правителей. Фундаментом нелиберальных демократий он считает структуру экономики соответствующих стран, как правило, основанную на сырьевом секторе. «Правительствам стран, располагающих изобильными ресурсами недр, — утверждает Закария, — богатство достается слишком легко; они распоряжаются им как бы по доверенности. Они жируют, получая доход от продажи минерального сырья или нефти; им не приходится решать куда более сложную задачу создания рамочного законодательства и институтов, способствующих процветанию нации». Лёгкие деньги, по мнению автора, подразумевают отсутствие стимула к экономической или политической модернизации. Они «избавляют государство от необходимости облагать своих граждан налогами и в обмен обеспечивать их чем-то в виде политической отчётности».
Закария называет страны, живущие на нефтяной игле, «государствами-паразитами». Конечно, в первую очередь, речь идёт о государствах Ближнего Востока. «Ещё в середине XX века, — отмечает автор, — Бейрут, Дамаск, Каир и Багдад были более развиты в культурном и коммерческом отношениях, отличались большей прогрессивностью, нежели большинство азиатских и африканских столиц». Однако режимы, которые казались тогда многообещающими, ныне предстают «поношенными клептократиями, крайне непопулярными и совершенно нелегитимными». Причём вероятной альтернативой существующим режимам на данный момент может стать не демократия по Джефферсону, а теократия в духе «Талибана». Терроризм, как считает Закария, не следует воспринимать как вызов исламского мира. Он убеждён, что лишь арабские страны Ближнего Востока несут ответственность за развязывание войны с Западом.
Автор отвергает тезис о том, что источником террора является нищета, заявляя, что в этом случае «Аль-Каида» пополняла бы свои ряды выходцами из Тропической Африки или Южной Азии, а не с Ближнего Востока.
Для того чтобы арабские страны встали на путь либерализации, Закария предлагает создать прецедент преуспевающего государства на Ближнем Востоке. В Восточной Азии экономический успех Японии подал убедительный пример, за которым следили и за которым последовали другие страны региона. Ближнему Востоку необходима хотя бы одна собственная история подобного успеха. Кандидатами на роль успешного государства Закария называет Египет, который, по его мнению, является интеллектуальным центром арабского мира, и, разумеется, Ирак. Закария критикует неоконсервативный проект демократизации Ирака, обвиняя администрацию Буша в идеологизации внешней политики.
Он настаивает на том, что выборы в стране должны проводиться уже после того, как начнут функционировать гражданские институты, суды, политические партии и экономика. А это означает, что американцы в Ираке надолго, и им следует привыкнуть к мысли, что «это государство превратилось в 51-й штат». «Ирак, — заявляет Закария, — вполне мог бы стать первой крупной арабской страной, объединяющей арабскую культуру с хозяйственным динамизмом, религиозной терпимостью, либеральной политикой и современным взглядом на мир».
Несложно догадаться, какова роль России в стройной схеме Фарида Закарии. Вполне естественно, что она оказывается среди нелиберальных демократий и «государств-паразитов». «Возможно, — пишет Закария, — здесь сформируется нечто подобное режимам, преобладавшим в Латинской Америке в 1960-1970-е годы: квазикапиталистическим и основанным на альянсе нескольких правящих элит. В Латинской Америке такого рода смычка сложилась между крупным бизнесом и военными; в России речь идёт об альянсе между олигархами и прежней коммунистической элитой».
Закария признаёт, что выстраивать режим нелиберальной демократии начал ещё Ельцин, который «содействовал ослаблению почти всех конкурирующих ему центров власти — судов, губернаторов, законодательных органов». Путин, по мнению автора, развил главное, что унаследовал от Ельцина, — институт суперпрезиденства. Закария не забывает и о реверансах, рассуждая об уникальном характере российской культуры и высоком уровне образования российских граждан. Более того, он даже готов согласиться с тем, что «Россия в значительной мере является частью западного мира». Однако, как бы там ни было, для Закарии она остаётся типичным примером нелиберальной демократии. «Нелиберальная демократия в России, — пишет он, — должна породить либерального автократа, а тот, возможно, когда-нибудь приведёт страну к подлинной либеральной демократии». Интересно, что в роли такого лидера он видит нынешнего президента. «Путин — хороший царь, — заявляет Закария. — Он хочет построить современную Россию.
Он верит, что России нужны порядок и эффективно функционирующее государство, чтобы либерализовать её экономику».
 


Опубликовано на портале 19/09/2008



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика