Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

Стратегия «двойной циркуляции» и ее влияние на российско-китайские отношения

Версия для печати

Избранное в Рунете

Юрий Кулинцев

Стратегия «двойной циркуляции» и ее влияние на российско-китайские отношения


Кулинцев Юрий Викторович – научный сотрудник Центра исследования проблем Северо-Восточной Азии и ШОС Института Дальнего Востока РАН.


Стратегия «двойной циркуляции» и ее влияние на российско-китайские отношения

С начала торговой войны между Китаем и США геополитическая ситуация в мире ухудшилась. Международная конъюнктура стала складываться по «агрессивному» сценарию в отношении экономического развития Китая, затруднив доступ китайских компаний в ключевые сектора экономик ряда стран. Амбиции КНР стать мировым лидером в передовых технологиях, а также стремление сделать собственную экономику более устойчивой к внешним воздействиям побудили китайское руководство скорректировать стратегию экономического развития. Стратегия «двойной циркуляции» подразумевает смещение основного драйвера устойчивого роста Китая с глобальной интеграции к большей опоре на внутренний рынок. России также необходим пересмотр действующей модели собственной экономики, без коррекции которой невозможно преодолеть технологическое отставание в развитии основных отраслей производства. Существующая структура товарооборота с Китаем ведет к превращению России в сырьевой придаток высокотехнологичной экономики КНР…

КНР в очередной раз предоставила международным экспертам новый аналитический повод, анонсировав свою стратегию «двойной циркуляции» и включив ее в план развития страны на период по 2025 г. Наряду с программой «Сделано в Китае 2025» и инициативой «Пояс и путь», стратегия «двойной циркуляции» сразу же стала объектом исследований политологов и экономистов по всему миру.

С начала «торговой войны» между КНР и США отношения Пекина с «коллективным Западом» и некоторыми развивающимися странами продолжали оставаться напряженными. За время пандемии международная геополитическая ситуация ухудшилась из-за внешнеполитических позиций, которые КНР и США заняли по отношению друг к другу. В результате международная конъюнктура стала складываться по «агрессивному» сценарию в отношении экономического развития Китая, затруднив доступ китайских компаний в ключевые сектора экономик ряда стран, опасающихся усиления международных позиций Пекина в политической и экономической сферах.

Заявленные амбиции Китая стать мировым лидером в передовых технологиях, а также его стремление сделать собственную экономику более устойчивой к внешним воздействиям стали основными факторами, которые побудили китайское руководство скорректировать стратегию экономического развития страны.

На официальном уровне новая модель развития получила название стратегии «двойной циркуляции». Она впервые была озвучена 14 мая 2020 г. в ходе заседания Политбюро ЦК КПК [Чжунгун...], на котором Си Цзиньпин заявил о «необходимости использовать преимущества огромного внутреннего рынка Китая и потенциала его внутреннего спроса для установления новых форматов развития – внутренней и международной двойной циркуляции, которые дополняли бы друг друга» (приводится по [Five Things...]). В переводе с бюрократического языка это означает, что новая модель экономического развития Китая будет фокусироваться на увеличении внутреннего потребления при одновременной ориентации на привлечение зарубежных инвестиций и стабилизацию международной торговли. В долгосрочной перспективе данная стратегия нацелена на устранение зависимости китайской экономики от зарубежных рынков и технологий.

С точки зрения построения теоретических моделей, интеллектуальным предшественником идеи «двойной циркуляции» является экономическая модель, применяемая со времен политики «реформ и открытости» Дэн Сяопина. Для описания данной модели в 1988 г. китайский исследователь Ван Цянь (Wang Jian) ввел в оборот термин «международная циркуляция», описав экспортно-ориентированную модель экономического роста, позволяющую Китаю использовать преимущества дешевой рабочей силы в глобальных производственных цепочках [Yu Yongding]. Вплоть до начала XXI в. данный подход был одним из приоритетных в деле планирования экономики Китая. Затем ситуация стала меняться. Глобальный финансово-экономический кризис 2008–2009 гг. показал уязвимость экспортно-ориентированных моделей развития, подтолкнув правительство Китая к мысли о необходимости ребалансировки применяемых методов экономического роста, в том числе и за счет повышения внутреннего спроса и потребления. Таким образом, были сформированы предпосылки для начала разработки новых моделей роста, одна из которых позднее получила название «внутренней циркуляции».

В средствах массовой информации стран Азии отмечается, что автором стратегии «двойной циркуляции» является вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ – главный экономический советник и один из ближайших доверенных лиц председателя КНР Си Цизньпина, который, кроме прочего, представляет Китай в торговых переговорах с США [What China's...]. Лю Хэ проявил себя как блестящий экономист, еще работая вместе с премьером Вэнь Цзябао над программой восстановления китайской экономики после мирового кризиса 2008 г.

К середине своего второго срока нахождения на посту главы государства Си Цзиньпин стал переориентировать развитие Китая с инвестиций в сухопутную и морскую зарубежную инфраструктуру на достижение внутренней технологической самодостаточности. Тем самым КНР демонстрировала способность использовать накопленные государственные и частные ресурсы для изменения ее позиций на глобальном уровне.

Стратегия «двойной циркуляции» предполагает, что в среднесрочной перспективе приоритет будет отдаваться «внутреннему контуру» над «внешним». Это означает, что Китай намерен в большей степени ориентироваться на внутреннее развитие и в первую очередь – на достижение большего уровня независимости в стратегических секторах экономики, что требует проведения крупных структурных реформ и инвестиций. Основными целями названной стратегии являются стимулирование покупательной активности китайского среднего класса и на государственном уровне – наращивание инновационных усилий для внедрения в жизнь новых технологических решений.

Содержание стратегии «двойной циркуляции» в официальных документах Китая пока не конкретизируется. Для определения плановых количественных показателей, заложенных в стратегию «двойной циркуляции», ученые вынуждены довольствоваться лишь косвенными отсылками к 14-му пятилетнему Плану экономического развития страны на 2021–2025 годы, принятому на прошедшей в марте 2021 г. сессии ВСНП [Чжунхуа...].

В новом 5-летнем Плане акцент сделан на изменение качества экономического развития, однако традиционная преемственность с предыдущим общим социально-политическим и экономическим вектором развития КНР в Плане сохранена. Наиболее значительные отличия нового Плана обусловлены изменившейся международной конъюнктурой и той новой ролью, которую Китай видит для себя в меняющемся мире. Анализ материалов указанной сессии ВСНП позволяет вычленить ряд конкретных показателей, на достижение которых в ближайшие пять лет будет ориентироваться Китай при реализации стратегии «двойной циркуляции».

Во-первых, правительство КНР постарается снизить вероятность возникновения условий для образования «пузырей» в экономике, в связи с чем в плане впервые не были указаны ежегодные целевые показатели по росту экономики. Нестабильная геополитическая и экономическая ситуация в мире, которая усугубляется сохранением сложной эпидемиологической обстановки, не позволяют осуществлять долгосрочное планирование количественных показателей. Кроме того, отсутствие конкретных количественных целей по росту ВВП предоставляет региональным властям определенную свободу маневра, повышая их экономическую эффективность. Это также позволяет нейтрализовать опасную тенденцию прошлых лет, когда в Пекин передавались искусственно завышенные отчетные данные, либо росла задолженность местных правительств по реализации инфраструктурных проектов – не всегда рентабельных или социально обоснованных. Это создавало угрозу невозврата инвестиций и затрудняло обслуживание выделенных заемных средств, но позволяло достичь плановых показателей ВВП.

Второй приоритет, ориентированный на развитие «внутренней циркуляции», подразумевает реальное улучшение уровня жизни населения, а именно – установление 65-процентного целевого показателя для доли граждан Китая, которые будут проживать в городах. Согласно плану новой «пятилетки», к 2025 г. доля городского населения КНР по сравнению с 2019 г., когда этот показатель равнялся 60 %, должна увеличиться на 5 % – до 50 млн человек. Реализация данного приоритета повлечет за собой кумулятивный эффект, поскольку местным городским властям будет необходимо расширять городскую инфраструктуру, реструктуризировать городские социальные службы, создавать дополнительные рабочие места. Особое внимание в данном контексте центральное правительство КНР уделяет поддержанию социальной стабильности. По расчетам китайских чиновников, утвержденным в Плане пятилетки, показатель безработицы по стране в период с 2021 по 2025 гг. не должен быть выше 5,5 %, что считается достижимым, если в стране будет создано 11 млн новых рабочих мест [Что означает...].

Третий ориентир стратегии «двойной циркуляции» касается поддержания экономической стабильности и недопущения внутренних финансовых кризисов. Принятые в «пандемийном» 2020 г. стимулирующие меры (увеличение дефицита бюджета до 3,6 % ВВП, выпуск специальных казначейских обязательств и облигаций местных правительств, смягчение налоговых обязательств) показали свою эффективность, но они будут лишь частично сохранены до 2025 г. Их отмена будет происходить постепенно, чтобы поддерживать необходимый уровень занятости населения, стабильность в финансовом секторе и в международной торговле, а также обеспечивать продовольственную и энергетическую безопасность, не допуская разрыва приоритетных цепочек производства и поставок продукции китайской промышленности.

При этом лидер Китая Си Цзиньпин в ноябре 2020 г. заявил о планах увеличения ВВП страны в два раза к 2035 г. Это означает, что в ближайшие полтора десятилетия Китай должен демонстрировать среднегодовой прирост ВВП около 4,7 % [Мануков]. Важным посылом для производителей является то, что этот рост будет обеспечиваться не за счет наращивания госдолга КНР, а за счет «внутренней циркуляции» – развития внутреннего потребления, внутреннего рынка Китая. Именно поэтому правительство КНР пристально следит за объемом внутреннего долга страны, не позволяя ему превышать ВВП более чем в 2,5–2,7 раза.

Новая модель экономического развития Китая выглядит последовательным и выверенным решением политического руководства, которое было принято в период экономической нестабильности в мире. Стратегия «двойной циркуляции» позволяет повысить способность китайской экономики к восстановлению в условиях глобальной экономической волатильности и наблюдаемого отказа от глобализации со стороны стран Запада.

Одной из ключевых характеристик стратегии «двойной циркуляции», позволяющей снизить уязвимость китайской экономики от внешних факторов, является учет как сильных, так и слабых сторон китайской экономики. Акцент на преимуществах и консолидация усилий на устранение недостатков позволяют повысить экономическую устойчивость Китая. Расширение внутреннего спроса, стимулирование китайских производителей на его удовлетворение, совершенствование ассортимента продукции, ориентированной в большей степени на внутренний рынок, чем на внешний, – все эти меры в совокупности позволяют снизить зависимость Китая от внешних факторов в ключевых сферах экономики, включая энергетический, технологический и продовольственный сектор.

В период общественных дискуссий китайские политические аналитики рассматривали различные концепции новой экономической модели развития. Отдельные эксперты выступали за фокус в ее реализации на «международной циркуляции» в качестве основного пути реформирования китайской экономики, в то время как другие отстаивали позицию, что в долгосрочной перспективе в интересах Китая будет частичный выход из отдельных секторов глобальной экономики при одновременном их развитии внутри страны. В итоге был одобрен комбинированный подход, принципы реализации которого предложил один из ведущих советников китайского правительства по вопросам экономики и финансов – бывший советник главы Народного банка Китая (ЦБ КНР) профессор Юй Юндин [Юй Юндин]. По его мнению, Китаю необходимо сместить прежний фокус с экономики услуг на большее вовлечение в высокотехнологичное производство и создание цепочек с высокой добавленной стоимостью на внутреннем рынке. Это означает значительно больший акцент на промышленной политике, включая реализацию программы «Сделано в Китае 2025». В предыдущие годы правительство Китая уделяло большое внимание развитию экспорта, поскольку считалось, что такая модель экономики является наиболее эффективной. В складывающихся новых условиях необходимо задействовать больше внутренних ресурсов для продвижения модели импортозамещения, отражением которой является стратегия «двойной циркуляции».

Западные аналитики отмечают, что если данная стратегия Китая будет успешно воплощена в жизнь, то она окажет значительное влияние на мировую экономику. Несмотря на заявления китайских политических лидеров и экспертов о том, что стратегия «двойной циркуляции» не означает кардинального разворота от глобальной экономической интеграции или отказа от ориентации на спрос на внешних рынках, в странах Запада опасаются, что даже незначительное смещение фокуса Китая с экспортноориентированной модели экономического развития может фундаментальным образов изменить мировую торговлю и инвестиционные потоки [Blanchette, Polk].

Не менее важные геополитические последствия для глобальной экономики могут повлечь и заявленные в рамках стратегии «двойной циркуляции» приоритеты Китая. Концентрация на высокотехнологичном производстве, а не на секторе услуг и потребления означает, что Китай будет бороться за будущие технологии и за лидирующие места в мировом рейтинге распределения доходов. В случае осуществления Пекином задуманных планов Китай составит серьезную конкурентную угрозу странам с развитой экономикой. За счет масштаба производства КНР может начать поглощать будущие новые сегменты мирового рынка, как он это уже сделал в сегменте производства солнечных батарей. На данный момент в Китае базируются восемь из десяти ведущих мировых поставщиков солнечной энергии, а три крупнейших китайских ветроэнергетических компании в совокупности располагают самой большой долей ветроэнергетического рынка в мире [Международные тенденции...].

Применительно к российско-китайскому сотрудничеству внесенные Пекином корректировки в модель экономического развития в обязательном порядке должны учитываться российским руководством при выработке стратегии взаимодействия с ведущим азиатским партнером.

Если рассматривать политическую сферу сотрудничества, то здесь нет оснований ожидать каких-то значительных изменений в краткосрочной и среднесрочной перспективах. Москва и Пекин полностью удовлетворены состоянием дел в двусторонних отношениях и в реализации сотрудничества в многосторонних форматах. Главы МИД двух стран подтвердили готовность продлить срок действия базового Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве 2001 г. Министр иностранных дел Китая Ван И на первой «постпандемийной» очной встрече с российским коллегой С. Лавровым в китайском Гуйлинь (март 2021 г.) отметил, что «За последние двадцать лет Договор заложил прочную правовую основу для здорового, устойчивого развития российско-китайских отношений и способствовал их модернизации» (приводится по [Забродина]).

Совместная работа правительств двух стран по преодолению последствий пандемии COVID-19 была высоко оценена политическими лидерами России и Китая. Это стало подтверждением того, что оба государства смогли успешно пройти кризисный период, показав высокий уровень взаимного доверия. Это в свою очередь подтверждает искренность намерений Москвы и Пекина развивать долгосрочное и взаимовыгодное сотрудничество.

В нынешних реалиях международных отношений перед лицом коллективного Запада Россия и Китай выступают со схожих позиций, отстаивают главенствующую роль ООН в международных делах, призывают не допускать переписывания истории в угоду пришедшим к власти новым политическим силам.

Конфронтация со странами Запада, которая подталкивает Москву и Пекин к взаимному сближению, отражается на реализации экономических интересов России. В условиях жесткой санкционной риторики со стороны западного мира Москва вынуждена искать пути диверсификация экспорта энергоресурсов, которые продолжают оставаться основой российской экономики. Пекин для Москвы превращается из геополитического партнера в ключевого торгово-экономического контрагента с высокой долей экспорта в Россию машин и оборудования. В структуре российского импорта в 2020 г. основная доля китайских поставок пришлась на машины, оборудование и транспортные средства, которые заняли 59 % от всего объема закупок России у Китая. Еще 11 % пришлось на текстиль и обувь, а 10,7 % – на продукцию химической промышленности. В российском товарообороте в 2020 г. Китай сохранил первое место, увеличив свою долю до 18 %. В 2019 г. доля Китая во внешнеторговом обороте России составляла 16,6 %, хотя в досанкционный период, например, в 2010–2013 гг. доля Китая в российской внешней торговле не превышала 11 % [Торговля между...].

Россия же во внешнеторговом обороте Китая не входит в десятку основных экономических партнеров. По итогам 2019 г. Россия с долей 2,6 % занимает лишь 11 место во внешнеторговом обороте КНР. При этом доминирующую часть российского экспорта составляют энергоресурсы, древесина и продукция с низкой добавленной стоимостью [Аналитическая справка...].

В экономическом плане Россия уже сейчас нуждается в Китае гораздо больше, чем Китай в России. Сохранение асимметрии экономического потенциала в долгосрочной перспективе может привести к значительным негативным последствиями для Москвы в двусторонних отношениях с Пекином. Без корректировки действующей экономической модели Россия не сможет преодолеть технологическое отставание в развитии основных отраслей производства. Существующая структура товарооборота с Китаем ведет к превращению России в сырьевой придаток высокотехнологичной экономики КНР.

Представляется не только целесообразным, но и необходимым, чтобы Москва более активно включалась в борьбу за сферы влияния в новом формирующемся миропорядке. Это возможно достичь за счет разработки и внедрения новых подходов, включая реорганизацию действующей модели и структуры экономики России наподобие того, как это делает Пекин.

Усилия Китая по реализации стратегии «двойной циркуляции» следует рассматривать в контексте его более масштабных планов по снижению торгово-экономической и технологической зависимости КНР от стран Запада и мировых производственных цепочек. Выдвижение указанной модели развития означает, что политическое руководство Китая уже не сомневается в отказе США как идти на уступки, так и добровольно сдать лидирующие позиции в мире. Стратегия «двойной циркуляции» является своевременной реакцией Пекина на изменившуюся мировую ситуацию и подтверждением его выбора проактивной позиции, которая позволяет упреждать развитие событий на международной арене и задавать вектор будущих глобальных геополитических изменений.

 

Литература

Аналитическая справка и статистические данные по внешней торговле России и Китая в 2019 г. URL: russchinatrade.ru/assets/files/ru-ru-cn-coop/%D0%A2%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D...% D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%9A%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9%202019.pdf (дата обращения: 20.05.2021).

Забродина Е. Россия и Китай продлили Договор о добрососедстве и дружбе на пять лет. 23.03.2021. URL: rg.ru/2021/03/23/rossiia-i-kitaj-prodlili-dogo vor-o-dobrososedstve-i-druzhbe-na-piat-let.html (дата обращения: 20.05.2021).

Мануков С. Экономика Китая к 2035 г. удвоится, а к 2030 г. обойдет американскую. 01.03.2021. URL: expert.ru/2021/03/1/kitay/ (дата обращения: 20.05.2021).

Международные тенденции в области возобновляемых источников энергии. 2018. URL: 2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/ru/Documents/energy-resources/Russian/global-renewabl... (дата обращения: 20.05.2021).

Торговля между Россией и Китаем в 2020 г. 13.02.2021. URL: russian-trade.com/reports-and-reviews/2021-02/torgovlya-mezhdu-rossiey-i-kitaem-v-2020-g/ (дата обращения: 20.05.2021).

Что означает новый пятилетний план для Китая? 13.03.2021. URL: ria.ru/20210313/kitay-1601078363.html (дата обращения: 20.05.2021).

Чжунгун чжунян чжэнчжицзюй чану вэйюаньхуэй чжаокайхуэйи чжунгун чжунян цзуншуцзи си цзинь пин чжучи хуэйи : [Заседание постоянного комитета Политбюро ЦК КПК под председательством Генерального секретаря КПК Си Цзиньпина]. 15.05.2020. URL: cpc.people.com.cn/n1/2020/0515/c64094-3170 9627.html?mc_cid=28966ada58&mc_eid=902fe70bde (дата обращения: 20.05.2021). (На кит. яз.).

Чжунхуа жэньминь гунхэго гоминь цзинцзи хэ шэхуй фачжань ди шисы гэ унянь гуйхуа хэ 2035 нянь юаньцзин мубяо ганяо : [14-й пятилетний план экономического и социального развития КНР и основные цели на перспективу до 2035 года]. 13.03.2021. URL: gov.cn/xinwen/2021-03/13/content_5592681.htm (дата обращения: 20.05.2021). (На кит. яз.).

Юй Юндин. Цзэньян шисянь цун «гоцзи да сюньхуань» дао «шуан сюньхуань» дэ чжуаньбянь? : [Как осуществить переход от «международной циркуляции» к «двойной циркуляции»?].18.08.2020. URL: finance.sina.com.cn/zl/china/2020-08-18/zl-iivhvpwy1713127.shtml (дата обращения: 20.05.2021). (На кит. яз.)

Blanchette J., Polk A. Dual Circulation and China's New Hedged Integration Strategy. 24.08.2020. URL: csis.org/analysis/dual-circulation-and-chinas-new-hedged-integration-strategy (accessed: 20.05.2021).

Five Things to Know About 'Dual Circulation'. 05.09.2020. URL: caixinglobal.com/2020-09-05/five-things-to-know-about-dual-circulation-101601615.html (accessed: 20.05.2021).

What China's 'dual circulation' strategy means for the world. 03.11.2020. URL: japantimes.co.jp/opinion/2020/11/03/commentary/world-commentary/china-dual-circulation-s... (accessed: 20.05.2021).

Yu Yongding. Decoding 'dual circulation' strategy. 12.10.2020. URL: chinadaily.com.cn/a/202010/12/WS5f839118a31024ad0ba7df1e.html (accessed: 20.05.2021).

 

Источник: Кулинцев Ю.В. Стратегия «двойной циркуляции» и ее влияние на российско-китайские отношения // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. М. 2021. Вып. 26. С. 242-255.

Читайте также на нашем портале:

«Концепция «Индо-Тихоокеанского региона» как попытка переформирования региона»

«Русско-китайские договоры: вехи и зигзаги истории. Часть I.» Юрий Тавровский

«Русско-китайские договоры: вехи и зигзаги истории. Часть II.» Юрий Тавровский

«Ключевые разломы в системе международных отношений» Петр Яковлев

«Присвоит ли Запад подъем Китая? Полемические заметки о месте Запада и Востока в мировом развитии » Максим Потапов, Александр Салицкий, Нелли Семенова, Чжао Синь, Алексей Шахматов

«Азия как новый центр экономической силы» Владимир Кондратьев


Опубликовано на портале 22/05/2022



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика