Главная Карта портала Поиск Наши авторы Новости Центра Журнал Обратная связь

История пантюркизма и его современные сторонники. Часть 2. Новый этап пантюркистских надежд

Версия для печати

Виктор Надеин-Раевский

История пантюркизма и его современные сторонники. Часть 2. Новый этап пантюркистских надежд


Надеин-Раевский Виктор Анатольевич – директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона им. В.Б. Арцруни, старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, кандидат философских наук.


История пантюркизма и его современные сторонники. Часть 2. Новый этап пантюркистских надежд

Пантюркистская идея живет в умах как в самой Турции, так и в иных частях тюркоязычного мира. Она воскресает в периоды, когда Россия оказывается в тяжелом положении и центробежные тенденции начинают расшатывать ее основы. Так было в начале ХХ в., во время Второй мировой войны, в 1990-х годах. Распад СССР вызвал взлет надежд на создание «Великого Турана» и оформление нового «тюркского проекта» под эгидой Анкары. Турция направила немалые усилия на создание под своим руководством Объединения тюркоязычных государств и регионов России. В развитии недавних событий в Казахстане также просматриваются интересы нескольких иностранных разведок и ситуативного «друга» России – Турецкой Республики. Старые пантечения получают современное продолжение в международно-политическом пространстве Евразии.

Пантюркистская идея живет в умах как в самой Турции, так и среди некоторых представителей тюркского мира. Она воскресает в периоды, когда Россия оказывается в тяжелом положении и центробежные тенденции начинают расшатывать ее основы. Так было в начале ХХ в., когда практически на всех тюрко-мусульманских окраинах империи появились многочисленные сторонники пантюркистской идеи, активно приступившие к ее реализации в условиях революции и гражданской войны в России. Так случилось и во время Второй мировой войны, когда показалось, что СССР – «колос на глиняных ногах», по убеждению лидеров нацистской Германии, – вот-вот рухнет. Воспрянули духом сторонники пантюркизма – эмигранты из царской России в республиканской Турции, а германские нацисты приступили к активному использованию «тюркского фактора», создав и «Туркестанский комитет», и «туркестанский легион», и т.д. и т.п. [Кондакчян]

В начале 1990-х, после распада СССР, на политической карте мира появились новые независимые тюркоязычные государства: Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Туркмения и Узбекистан. Сообщения о распаде СССР в декабре 1991 г. в Турции были встречены небывалым всенародным ликованием, а тогдашний президент Турецкой Республики Тургут Озал торжественно заявил, что наступает «столетие турок». Практически всеобщим стало и убеждение, что наступает время создания «Великого Турана». Немало энтузиастов реализации этой идеи нашлось и в большинстве новых независимых государств, а попытки хоть как-то отрезвить ее сторонников [Надеин-Раевский, Сковорода, c. 40] воспринимались крайне негативно. Хотя у автора данной статьи абсурдность этой идеи сомнений не вызывала.

На наш взгляд, пантюркистская идея не соответствовала самому кемалистскому принципу национализма. Последний, по Ататюрку, «дистанцировался от расового национализма и пантюркизма, и понимался как идеология политической нации в границах Турецкой Республики (а не тюркской этнической нации, как это было особенно у пантюркистов)» [Шесть принципов кемализма].

Отметим и другое: потеряв «старшего брата» в лице СССР, многие в тюрко-мусульманских республиках надеялись обрести нового «старшего брата», от которого ожидали масштабной помощи. Перед Турцией открылись широкие возможности для развития собственной экспансии как в торгово-экономических отношениях с новыми независимыми государствами, так и в реализации «национального идеала». Однако, несмотря на возможность расширения связей не только в сфере межгосударственных отношений, но и в области прямых контактов между гражданами, ориентация Турции на эти государства не достигала таких масштабов, каких можно было ожидать. В первую очередь активно развивалось экономическое сотрудничество между Турцией и Россией – в силу более широкого российского рынка. Это сотрудничество (как по линии государственной, так и частного бизнеса, за счет огромного количества «челноков», включившихся в торговлю двух стран) привело к росту турецкой экономики и укреплению позиций Турции в качестве крупнейшего «центра силы» на Ближнем и Среднем Востоке.

Внешнеполитическая ситуация в регионе в значительной мере способствовала утверждению Турции в данном статусе. После поражения и оккупации Ирака в результате операции «Буря в пустыне» именно Турция стала крупнейшей региональной военной величиной. На севере после распада СССР исчезла угроза, беспокоившая турок многие годы.

Тем временем на Западе после дезинтеграции СССР начался поиск силы, способной заполнить образовавшийся в регионе вакуум. США и их союзники всерьез опасались усиления позиций Ирана в мусульманских регионах бывшего СССР. Со времен падения шахского режима Вашингтон весьма беспокоила проблема «иранского фундаментализма» и, в частности, возможность экспорта иранской «Исламской революции». Чтобы предотвратить гипотетическую вероятность такого развития событий, Соединенные Штаты выдвинули новую идею – «турецкого щита» против «исламского фундаментализма» Ирана. По мнению американских аналитиков, успехи, которых добилась Турция на пути реформ с использованием западного опыта в области управления, банковской деятельности, рыночного регулирования, и, конечно, утверждения светского пути развития делали эту страну вполне пригодной для этой роли.

Светские настроения в тюрко-мусульманских республиках, по мнению американских экспертов, должны были стать серьезным стимулом к одобрению турецкой модели для развития новых независимых государств с преобладанием тюрко-мусульманского населения. Тогдашний президент Турецкой Республики Т. Озал воспринял идею с энтузиазмом и, определяя задачи своей страны в тюрко-мусульманских республиках, заявил: «Главные надежды среднеазиатских государств бывшего СССР связаны с возможностью последовать примеру Турции в том, что касается государственного устройства. Естественно, турецкая модель не может быть использована всеми государствами. Необходимо будет привнести в нее ряд изменений... Однако мы можем оказать помощь и в налаживании системы государственного управления по турецкому образцу» [1].

 

Организационное оформление «тюркского проекта»

Конкретные шаги в создании объединения тюркоязычных (или, в турецкой терминологии, «турецких» [2]) государств Турция сделала уже в 1992 г. 30-31 октября 1992 г. в Анкаре состоялась встреча глав шести тюркоязычных государств бывшего СССР (Азербайджана, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Туркмении) и Турции, приуроченная к 69-й годовщине провозглашения Турецкой Республики.

Участники встречи договорились о дальнейших регулярных встречах на высшем уровне и подписали Анкарскую декларацию, в которой было заявлено о желании «действовать совместно в международных организациях», сохранять культурное наследие своих стран и развивать экономические связи [3]. Так началось развитие многообещающего «турецкого проекта».

Отметим, что реализацию западной идеи турецкого щита против исламского фундаментализма Ирана планировалось поддержать и крупными финансовыми средствами, что должно было подвести фундамент под весь проект и усилить авторитет Турции в тюрко-мусульманских государствах постсоветского пространства. Впрочем, на Западе пришли к пониманию, что такие финансовые дотации невозможно контролировать и потому лучше самим спонсировать соответствующую деятельность. К тому же для реализации столь масштабного проекта у Турции было явно недостаточно собственных средств.

Впрочем, постепенно пантюркистская эйфория начала спадать, и прежде всего в самой Турции. Неоправданные ожидания со стороны турок сыграли в этом свою роль. Турция в течение многих десятилетий жила мифологизированными представлениями о «миллионах турок, угнетаемых» царизмом, а потом и большевиками. Когда турецкие пропагандисты писали о «внешних турках», то прежде всего речь шла об общем языке, общей религии, общих корнях и т. д. Многие десятилетия у любого турка со школьной скамьи формировались представления о едином «тюркском мире». Притом что несколько прежних попыток объединить огромное «тюркское пространство» в единое целое под эгидой Турции (эта идея оставалась доминантой мышления не только в умах простых турок, но и в интеллектуальной элите турецкого общества) не увенчались успехом.

В новых независимых тюрко-мусульманских государствах реальная ситуация также была далека от турецкого «национального идеала». Так, на поверку мифом оказались представления о едином турецком (тюркском) языке. Столетиями тюркские языки развивались в разных условиях, разной общественно-политической и культурной среде, что привело к значительным отличиям как в фонетике, так и в лексике.

Представления о том, что «все турки – мусульмане», также оказались несостоятельными. Исповедовали ислам далеко не все тюркоязычные народы. Так, чуваши и гагаузы были православными, тувинцы – ламаистами и т.д. Даже азербайджанцы – наиболее близкая национальная общность, по представлениям турок, – были мусульманами-шиитами, к которым в самой Турции относятся как к «презренным шиитам». Еще более серьезными оказались культурные различия между турками и тюркскими народами постсоветского пространства. У тюркоязычных народов в составе Российской империи появились и развивались собственные национальные культуры. Еще большее развитие эти процессы получили в составе СССР, со значительной государственной помощью и под влиянием русской культуры. Соответственно, отказаться от собственных национальных культур тюркоязычные народы были явно не готовы. Не менее значимо и другое: окрепшая национальная элита новых независимых государств, пришедшая к власти, была не готова не только полностью передать эту власть новому «старшему брату», но даже и поделиться ею.

Поэтому как в 1990-е годы (наиболее благоприятные для развития «турецкого проекта»), так и в наступившем XXI в. турки не смогли реализовать «национальный идеал» – создание «Великого Турана».

Ситуация с реализацией «тюркского проекта» начала меняться в Турции с приходом к власти Партии справедливости и развития (ПСР) в 2002 г. ПСР позиционировала Турцию как «мост между Востоком и Западом», выступала за вступление Турции в Европейский союз и, в то же время, в рамках объявленной политики «ноль проблем с соседями» начала устанавливать связи с соседними государствами (Сирией, Ираком и Ираном). Тогда еще премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявлял, что цель его дипломатических усилий заключается в том, чтобы Анкара стала игроком, а не «объектом» в региональных делах. «Плохо, что мы не задавали вопрос, почему мы на долгие годы повернулись спиной к своим соседям» [Ankara defends…], – заявлял турецкий премьер.

Турция активизировала усилия по организации и проведению общетюркских мероприятий. В сентябре 2006 г., после многолетнего перерыва, в Анталье состоялся десятый съезд тюркоязычных государств и народов под председательством координатора форума – государственного министра Турции Бешира Алатая и под патронажем премьер-министра страны Эрдогана. Кроме представителей постсоветских республик и других тюркоязычных народов мира, в работе съезда приняли участие делегаты ряда регионов Российской Федерации: Чеченской Республики, Татарстана, Башкирии, Республики Саха-Якутия, Республики Алтай.

Открывая съезд, Р.Т. Эрдоган предложил создать Содружество тюркоязычных государств, которое, по его словам, «подготовит условия для их экономической интеграции и позволит им выступать на международной арене с единой позиции». «Тюркский мир должен играть весомую роль в международной политике, – продолжал Эрдоган. – Этого требует географическое и историческое наследие наших стран» [4]. Таким образом, Турция не просто реанимировала «тюркский проект», но и утверждала свою ведущую роль в его реализации.

Еще одной немаловажной инициативой Турции стало создание Ассамблеи тюркских народов (АТН), которая позже была переименована во Всемирную ассамблею тюркских народов (ВАТН). Она объединила общественные организации тюркоязычных регионов, включая и действующие на постсоветском пространстве. Интересно, что эта организация поддержала требование ногайского движения «Бирлик» о создании «Ногайской республики» [5]. Нелишне отметить, что ногайцы ни в одном регионе своего проживания не составляют даже относительного большинства населения. В дополнение к уже созданным структурам 3 октября 2009 г. на десятом, Нахичеванском, саммите тюркских государств была учреждена еще одна международная организация – Совет сотрудничества тюркоязычных государств. Участниками этого нового объединения стали Азербайджан, Казахстан, Киргизия и Турция.

21 октября 2011 г. в г. Алматы состоялся первый саммит Совета под председательством президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Назарбаев призвал Узбекистан и Туркмению присоединиться к процессу становления и работе новой организации. Кроме того, президент Казахстана стал инициатором создания Тюркской Парламентской Ассамблеи, Совета старейшин, Тюркской Академии (занимается изучением общих исторических корней тюркской культуры).

 

«Туркизация» «тюркоязычного пространства»

Насколько успешны усилия Турции в реализации «национального идеала» и создании контролируемого и управляемого Анкарой «тюркского мира»? Отметим, что турецкая экспансия на постсоветском пространстве проходила как по государственной линии, так и с помощью мобилизации широких кругов волонтеров из общественно-политических и религиозных организаций страны.

В продвижении пантюркистского проекта основным деятелем многие годы был Фетхуллах Гюлен (в настоящее время – злейший враг Эрдогана). Сам проповедник не скрывал своей роли в реализации «политики мягкой силы» Турции. В 2005 г. корреспондент газеты «Mиллиет» Meхмет Гюндем сделал ему во время интервью своеобразный упрек: «Начиная с конца 80-х годов вы призывали к мобилизации в Среднюю Азию… Тысячи людей поехали туда, открыли школы, основали свои фирмы. Из школ начали выходить выпускники. А вы туда так и не ездили». На это Гюлен отвечал пространно и подробно: «Хотя это и противоречит моей логике, но из-за моей чувственности для меня было очень важно видеть, что Аллах благосклонен к стараниям наших товарищей, разделять с ними эту радость, потому что Азия с самого детства присутствовала в моих молитвах. Для меня очень важно обняться с нашими родичами, единоверцами, которые живут там. Это для меня было бы как праздник… Пришел день, и я призвал с кафедры мечети бизнесменов, торговцев, промышленников, всех товарищей направиться туда. У меня была мысль на месте разделить радость с товарищами, которые сочли этот призыв разумным» [Гюлен]. С этим призывом Фетхуллах Гюлен обратился к своим сторонникам в начале 1992 г.

Если в СССР создание иностранных лицеев и университетов не допускалось, то в новых независимых государствах расширение «образовательной империи» Гюлена стало возможным. При этом экспансия частной, казалось бы, структуры поддерживалась турецким государством. Сторонники Гюлена, захваченные идеей просвещения, приняли активное участие в проекте, и тысячи добровольцев поехали работать в образовательных структурах Гюлена и его Движения в тюркоязычные регионы постсоветского пространства. Сам Гюлен так описывает свое восприятие начавшегося процесса: «Однако как человек я захотел собственными глазами увидеть тех, кто зачастую, не получая зарплаты, довольствуясь одной стипендией, занимается воспитательной деятельностью, когда надо, принимает участие в ремонте школьного здания как простой рабочий, когда надо, как дипломат встречается с государственными деятелями и лоббирует интересы Турции. Аллах по каким-то соображениям не позволил мне испытать это удовольствие» [Там же].

Турция разработала и государственные программы по экспансии в тюркоязычных регионах. В 1992 г. было создано Турецкое управление (Агентство) по сотрудничеству и развитию при аппарате премьер-министра Республики Турция (ТИКА), которое выделило 26 тысяч стипендий для обучения тюркоязычных студентов в турецких университетах. Кроме того, Министерство образования Турции, частные фонды и организации, компании и институты в тюркоязычных республиках развернули многочисленные программы в области образования. Уже к 2000 г. в Турции обучалось 18600 тюркоязычных [Kurtulus, p. 44] слушателей. К настоящему времени программы обучения практически полностью выполнены, но обучение тюркских студентов продолжается.

В дополнение к этим программам на межгосударственном уровне были открыты Киргизстано-Турецкий университет Манас, Международный Турецко-Казахский университет Ходжа Ахмет Йесеви. В Туркмении был открыт Международный Турецко-Тюркский государственный университет. В Институте бизнес-администрации в Баку еще в 1991 г. был открыт Фонд исследований Турецкого мира.

На территории Турции были также организованы курсы по подготовке и переподготовке чиновников из тюркоязычных республик. Эти программы организованы ТИКА, Министерством финансов и Министерством иностранных дел Турции совместно с международными организациями: ООН, ОБСЕ, ВОЗ, Немецким институтом технической помощи и др.

В реализации «тюркского проекта» постепенно особую роль стал играть Казахстан и лично президент Н. Назарбаев. Последний даже получил почетный титул «Великого Аксакала Тюркского Мира». Например, в рамках проекта была создана организация ТЮРКСОЙ (Международная организация тюркской культуры), генеральным директором которой с 2008 г. был этнический казах Дюсен Касеинов. Активно развивалось и сотрудничество стран-участниц на уровне совместных органов министерств и ведомств тюркоязычных государств, в том числе на уровне министерств обороны, внутренних дел и разведывательных органов.

Единственное, что вызвало возражения, – это предложение о создании общих вооруженных сил тюркских государств. Идею не поддержал Назарбаев, который старался совместить интеграционные проекты в рамках «тюркского единства» с реализацией более тесной интеграции в рамках ЕврАзЭС.

В постсоветских республиках по линии «Движения Хизмет» Фетхуллаха Гюлена были созданы десятки «турецких лицеев». 26 таких учебных заведений появилось в Казахстане, 26 – в Узбекистане, 26 в Азербайджане, 13 в Киргизии, более 20 в Туркменистане [Система образования в Туркменистане…]. Несколько турецких лицеев появилось и в России: Татарстане, Башкортостане, на Северном Кавказе и даже в Бурятии.

Впрочем, судьба этих учебных заведений оказалось недолгой. Первыми по решению суда были закрыты «турецкие лицеи» в России в 2006 г. – ввиду несоответствия программ обучения российским стандартам. Это несоответствие касалось гуманитарных дисциплин, в результате чего выпускники получали крайне ущербное образование в области истории и обществоведения. Эрдоган решительно протестовал, но после попытки переворота в самой Турции в 2016 г. потребовал закрыть все гюленовские лицеи по всему миру. В Узбекистане эти учебные заведения были закрыты еще в 2006 г. после теракта в Ташкенте, в организации которого узбекские правоохранители обвинили структуры Ф. Гюлена.

Однако к этому времени турецкая система обучения тюркоязычной молодежи сделала свое дело. Турция сумела не только укрепить свой имидж в тюркоязычных регионах, но и воспитать прослойку интеллектуальной элиты, получившей образование, отличающееся от того европейского варианта, который получали в Советском Союзе. Антирусская и антиевропейская элита из тысяч выпускников как лицеев, так и турецких университетов составила новую правящую верхушку, ориентированную на Турцию (и/или Запад) и не склонную к развитию и укреплению отношений с Россией.

 

Казахстан и пантюркистские интересы

Успех организаторов попытки переворота в Казахстане в январе 2022 г. создал бы для России не менее опасную ситуацию, чем дальнейшая работа западных спонсоров на Украине. Конечно, события в Казахстане имели свою внутреннюю специфику, и выступление протестующих против повышения цен на газ внешне выглядело как стихийный протест, но, как известно, к протестующим быстро присоединились и криминальные элементы, и исламисты, и националисты, причем весьма своеобразного толка. Это были сторонники пантюркизма – идеи создания «Великого Турана», империи тюркоязычных народов от Адриатики до Тихого океана.

Наиболее яркой фигурой этой части казахского общества является известный своими пантюркистскими взглядами ярый сторонник президента Турецкой Республики Р.Т. Эрдогана Арман Дикий (Арман Джумагельдиев). В происшедших событиях начала 2022 г. роль руководителя целой системы исламистских и пантюркистских ударных групп отводилась именно ему – вору в законе, фактическому руководителю боевого крыла Казахского Джамаата, входящему в ближайшее окружение известных руководителей криминальных структур Турции Седата Пекера, Лото Гули (он же Надир Салифов, вор в законе, азербайджанец) и Алаатдина Чакыджи. (Седат Пекер при этом известен скандальными заявлениями о причастности турецких политиков к связям с преступным миром и публикацией этих имен.)

Именно Арман Дикий занимался укомплектованием боевых групп исламистов «мамбетами» – выходцами из бедных казахских семей, которые и составляли «пехоту» казахских исламистов. Он руководил и организацией «языковых патрулей», следивших за использованием казахского языка в магазинах и публичных местах в предшествующие годы.

В регионах Казахстана действовали и другие националисты, например, Куат Ахметов. Вместе с соратниками он, например, заходил в магазины и проверял, переведены ли этикетки на казахский язык и понимают ли его сотрудники [Плотников].

Насколько серьезен интерес Турции к казахским пантюркистам из криминального мира? Известно о связи А. Чакыджи с турецкой разведкой MIT. Есть информация и о работе Дикого Армана на британские спецслужбы. Британская разведка взаимодействует с турецкой MIT на достаточно высоком уровне и в информационном, и в оперативном плане.

МИ-6 возглавляет Ричард Мур, являвшийся послом Великобритании в Турции и поддержавший Эрдогана в 2016 г. во время попытки переворота; он хорошо владеет турецким языком и имеет старые связи с турецким президентом. При этом британская разведка традиционно сосредоточена на сборе информации и оперативной работе против России в Средней Азии, где она имела агентурную сеть еще со времен поддержки басмаческого движения. Несмотря на то что Великобритания утратила свои колонии, и прежде всего Индию, интерес к этому региону у нее не пропал.

Прямые инвестиции британских компаний в Казахстан за первые три квартала 2021 г. составили 0,78 млрд. долл. (4,2% от общего объема прямых инвестиций). За 12 лет (2009 2020) в Великобританию было выведено 13,94 млрд долл. доходов от прямых инвестиций в казахскую экономику (для сравнения, в Россию из Казахстана – 8,77 млрд долл.), то есть доходность британских инвестиций в республике весьма высока. Немаловажно и то, что 70% всех инвестиционных доходов, выкачанных из Казахстана за этот период, пришлось на США, Нидерланды и Великобританию [Катасонов].

Однако не только это определяет несомненный интерес англичан к Казахстану. Исторически сложилось так, что через эту республику проходят линии электропередач из уральского региона в Сибирь [Молодюк] и транспортные магистрали в Китай (обеспечивающие примерно на 1000 км более короткий путь, чем в обход Казахстана). Роль играет и огромная протяженность границы России с Казахстаном – почти 7,6 тыс. км. Это самая длинная непрерывная граница в мире [6]. В настоящее время ее практически невозможно охранять, да и уточнение границы все еще продолжается. На Западе воспринимают эти сложности как возможность ослабления России при организации новой «анти-России» на южных рубежах, в «мягком подбрюшье» страны. Представляется, что в реализации идеи окружения России цепью недружественных государств, контролируемых Западом, Казахстану отводилась стратегически важная роль.

В этом контексте полезным являлось практически все, и не в последнюю очередь реализация пантюркистского проекта, который в Турции воспринимается как «национальный идеал». Отсюда – вполне логичное сотрудничество на уровне разведок Турции и Англии.

В истории с беспорядками в Казахстане, где после начала народных волнений против повышения цен на газ в дело вступили исламисты из Казахского Джамаата и пантюркисты – сторонники Эрдогана, а руководство ячейками террористов взял на себя Дикий Арман, важен вопрос о причастности турецких властей к этим событиям.

На наш взгляд, такое развитие событий было вполне ожидаемым. В Казахстане даже после провала переворота в Турции в 2016 г. прочные позиции сохранило «Движение Хизмет» Ф. Гюлена. Несмотря на требование Р. Эрдогана закрыть «турецкие лицеи», созданные «Движением Хизмет», казахские власти после долгого сопротивления переименовали их в «казахские лицеи» и не выдали турецким властям этнических турок – преподавателей лицеев, как сделала Туркмения. На своих постах оставались и выпускники этих лицеев, и получившие высшее образование в Турции казахские специалисты. Отметим, что после подавления попытки военного переворота в Турции в 2016 г. Дикий Арман активно поддержал Эрдогана и объявил Гюлена своим врагом. Вполне естественно подключение и его самого, и исламистов Казахского Джамаата к попытке свержения действующей казахстанской власти.

В одном из выступлений последних лет Дикий Арман сказал: «Дай Аллах здоровья и долгих лет жизни президенту Эрдогану, так как мы его знаем как нашего лидера, нашего раиса (с арабского «руководитель», «вождь». – В. Н.-Р.). Дай Аллах победу Азербайджану в Нагорном Карабахе, дай Аллах всем тюркам победу!» [Апхаидзе]

Организационная структура Казахского Джамаата, руководство террористическими действиями, последовавшими за масс

овыми выступлениями недовольных, показывают, что у части турецкого истеблишмента были вполне достаточные причины для вмешательства в эти народные протесты. Поэтому неудивительно, что после начала волнений в Казахстане Дикий Арман сразу выехал из Турции в Казахстан. Турция была явно настроена на то, чтобы направить события в этой ключевой центральноазиатской республике в выгодную для своей экспансии сторону. Впрочем, сам Дикий Арман был задержан в начале января 2022 г. правоохранителями Казахстана [7].

По мнению некоторых обозревателей, к попытке свержения власти в Казахстане был причастен и Киев. Так, консультант управления политического сотрудничества секретариата ОДКБ, профессор Игорь Панарин считает: «Перелом наступил, и в этом контексте можно уже рассмотреть ситуацию комплексно – [говоря] о попытке государственного переворота, который пыталась осуществить Великобритания… План “цветной революции” в Казахстане был разработан в Лондоне, а главной фигурой, с которой все обсуждалось, был Зеленский. Напомню, что в ходе его визита в Великобританию у него была личная встреча с директором британской разведки MI-6. Они говорили о Казахстане и разработке плана “цветной революции”. Для этого в Киеве были созданы две резидентуры британской разведки MI-6, выделены помещения, и они начали плановую работу по дестабилизации Казахстана около года назад» [Бунт в Казахстане…].

По словам российского политолога Игоря Панарина, оппозиционеры из Казахстана, которые проживали (и проживают) в Лондоне, в частности, Аблязов и другие, постепенно перебрались в Киев. «У этих оппозиционеров были свои люди и в правительстве (и вся эта ситуация с повышением стоимости газа, напомню, что главный акционер нефтегазового комплекса – британцы…), и в силовых структурах. Бездействие КНБ (Комитета национальной безопасности Республики Казахстан. – В.Н.-Р.) чрезвычайно любопытно. Напомню, что райотделы полиции отстреливались от нападавших, а здание КНБ в Алма-Ате перешло в их [оппозиционеров] руки без единого выстрела», – констатировал аналитик [Там же]. Собственно, именно это бездействие КНБ и побудило власти арестовать бывшего председателя КНБ Карима Масимова.

В свою очередь, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Виктор Водолацкий («Единая Россия») говорил о вине казахстанских органов правопорядка, которые, по его мнению, вошли в контакт с западными спецслужбами. Водолацкий считает, что в отдаленных уголках Казахстана агенты британской МИ-6 и АНБ США еще 10 – 15 лет назад начали создавать террористические ячейки. «Они поднимались в горы, где живут простые люди, и разворачивали свою сеть. Говорили на прекрасном казахском и показывали, как прекрасно на Западе и как плохо живется в России. Рассказывали детям и молодежи, что, мол, ваш путь только на Запад. Как только попался нужный момент, спящие ячейки сразу сформировали боевые отряды и совершили то, что мы видим» [Малышев], – утверждал Водолацкий. По словам Водолацкого, такая информация поступала в думский комитет СНГ от соотечественников, много лет проживающих в Казахстане, которые лично видели факты вербовки. А значит, об этих фактах не могли не знать и казахстанские спецслужбы, которые, видимо, вступили в сговор с западными разведками, полагает парламентарий. Поэтому самим российским спецслужбам необходимо активнее работать за рубежом, чтобы пресекать деятельность террористических ячеек в союзных странах. 

«Если бы не своевременный призыв о помощи к ОДКБ от президента Токаева, то мы могли бы уже буквально через несколько дней протеста увидеть совсем иной Казахстан. Радикальные исламисты заняли бы территорию республики. И повторился бы не украинский сценарий [2014 г.], а ливийский, гораздо более масштабный и кровавый», – предположил депутат [Там же]. 

Хотя подробности расследования деятельности бывшего главы КНБ Казахстана Карима Масимова не разглашаются, но уже обнаружились интересные детали. Еще в январе 2022 г. в гостевом доме, принадлежавшем Масимову, были изъяты 17,2 млн долл. наличными, а также многочисленные предметы роскоши – элитные часы, золотые слитки, антиквариат и многое другое. Фотографии этого имущества были опубликованы в прессе. Кроме того, началось расследование по факту получения К. Масимовым, на посту председателя КНБ, взятки в сумме 2 млн долл. от представителей иностранного государства (название государства не уточняется) по одному из закрытых контрактов [Стативкина].

Однако все эти подробности не касаются главного – обвинения в государственной измене, подготовке к насильственному захвату власти и превышении должностных полномочий. В чьих интересах действовал К. Масимов и насколько соответствуют истине обвинения его в связях с иностранными разведками – британской МИ-6, турецкой MIT, ЦРУ США, – возможно, выяснит следствие.

Круг контактов К. Масимова охватывал заокеанских партнеров. В 2015 г., согласно публикации в британской «Дейли мейл», Масимов вел переговоры с небезызвестной компанией «Бурисма» и встречался не только с Хантером Байденом, работавшим тогда в этой кампании, но и с тогдашним вице-президентом, а ныне президентом США Джо Байденом. Газета опубликовала фотографии всех троих во время переговоров, речь на которых шла об энергетическом проекте, связанном с Китаем [Boswell].

В казахстанской прессе неоднократно звучали обвинения К. Масимова в лоббировании некоторых финансовых групп и интересов КНР. Поводом для таких обвинений были громкие скандалы в связи с проектом выращивания Китаем на территории Казахстана сои и рапса, кредитованием правительственных проектов через китайский «Эксимбанк» [Что известно…]. Масимов действительно имеет богатый опыт сотрудничества с разными азиатскими странами, включая Китай.

С 1989 по 1991 г. он изучал в Институте культуры и языков в Пекине китайский язык, а в Уханьском университете – международное право [Там же]. В 1991 г. К. Масимов исполнял обязанности юрисконсульта торгового представительства СССР в Китае. С 1992 г. чиновник занимал должность заместителя директора фирмы «Казахпригранторг», в 1992 1993 гг. работал старшим экономистом при Министерстве внешних экономических связей и заместителем директора в компании «Казахинторг» в китайском городе Урумчи. В 1993 г. – стал директором по внешней экономической деятельности ТОО «Акцепт», которое занималось поставкой в Казахстан китайских товаров. В 1994 г. работал директором торгового дома Гонконга, который представлял казахские товары на азиатском рыке [Там же]. За Масимовым даже утвердилось прозвище «Китаец» [Иванов].

Однако по национальности он уйгур, так же как и его супруга. Сам же Масимов говорил, что у него в жилах – казахская кровь, так как в сегодняшнем Казахстане, с его крайне сильным бытовым национализмом, уйгурское происхождение для общенационального лидера проблематично. Одновременно уйгурский вопрос в Казахстане создает питательную среду, повышающую восприимчивость к идеологии пантюркизма. Как отмечает историк и политик А.Л. Кобринский, «уже сегодня на юге Казахстана идеи Турана пользуются серьезной поддержкой у населения. Ослабление Казахстана – это прямое усиление позиций пантюркизма… хаос в Казахстане объективно не просто выгоден, а нужен Турции. Сильный и стабильный Казахстан – серьезный камень на этом пути. Учитывая тесное сотрудничество Анкары и Лондона, картина приобретает законченный вид» [Цит. по: Нефедов]. 

При этом казахское руководство, на первый взгляд, проводило вполне лояльную политику по отношению к турецкому партнеру. Именно в Казахстане расположена Международная Тюркская академия, созданная по инициативе президента Нурсултана Назарбаева и поддержанная решением саммита тюркоязычных государств в Нахичевани в октябре 2009 г. [Байгарин] Свой вклад Казахстан вносит и в работу ТЮРКСОЙ – организации, которую долгие годы возглавлял этнический казах (в настоящее время во главе ее находится представитель Киргизии – министр культуры республики).

Почему же тогда потребовалось «переформатировать» власть в Казахстане? Представляется, что свою роль сыграла политика «многовекторности» президента Назарбаева и его преемника, и самостоятельность в подходе к проведению внешней политики. Назарбаев всегда говорил о политике стратегического партнерства с Россией. Выступал он и с не менее твердыми уверениями в партнерстве с Турцией, но Турция изначально преследовала цели собственного доминирования в тюркском мире. Излишняя самостоятельность партнеров всегда раздражала Турцию и ее лидеров. Это проявлялось и в деятельности организации ТЮРКСОЙ, которая устраивала то «год Киргизии», то «год Азербайджана» и так далее для остальных стран-членов – в порядке общей очереди. Равноправное отношение к культурам тюркских народов, отношение к ним как к самоценным вкладам в культуру человечества, отражавшие подход участников организации, турками не критиковались, но и не вызывали у них энтузиазма. Какие там культуры? Вот турецкая – это важно. Какие языки? В представлении турецких пантюркистов, это диалекты, а все языки мира произошли от турецкого…

Впрочем, раздражало и другое. На уровне силовых структур участников «Тюркского Союза» уже давно наладилось тесное сотрудничество, так же как и на уровне министерств и ведомств. В последние годы постоянно обсуждался вопрос создания «Армии Турана». Но Казахстан – член ОДКБ (как и Киргизия), и этот турецкий проект не получил поддержки Казахстана и лично Назарбаева. Наиболее тесных отношений Турция достигла только с Азербайджаном, после подписания Шушинской декларации между двумя странами [Кармазин]. Таким образом, для турецкого доминирования усиление лидеров других тюркских государств представляется не очень комфортным.

***

Когда президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев перед лицом серьезной опасности понял, что опереться на силовые структуры он не сможет, он обратился за помощью к ОДКБ – организации, реальным лидером которой является Россия, а формальным председателем в тот момент являлась Армения. Кстати, именно армянское председательство в ОДКБ вызвало особенное раздражение у поборников «тюркского мира» в социальных сетях. С заявлением о предстоящем развертывании сил ОДКБ выступил премьер-министр Армении, в чем известный турецкий эксперт Дженгиз Чандар усмотрел яркое свидетельство «деградации внешней политики Турции» [Нефедов] Не вызывает сомнений, что еще более бурной была реакция радикалов из Партии националистического движения Девлета Бахчели, презентовавшего Р. Эрдогану амбициозную «карту тюркского мира», включающую обширные регионы Китая, Ирана и России.

Таким образом, в развитии беспорядков в Казахстане переплелись интересы нескольких иностранных разведок и геополитические проекты ситуативного «друга» России – Турецкой Республики. Однако это не конец истории. Неизбежно встает вопрос, куда направят усилия заинтересованные субъекты в своей дальнейшей экспансии. Станет ли мишенью в следующий раз Киргизия или это будет новая попытка дестабилизации Казахстана – слишком важной страны как для России, так и для всего региона, чтобы не попытаться вновь взять ее под контроль?


Примечания

1. Цит. по: Надеин-Раевский В., Сковорода В. Бизнес без зеленого знамени // Интербизнес/Деловые люди. М. Апрель, 1992. № 4(22).

2. В турецком языке отсутствует термин «тюрки». Все народы, говорящие на тюркских языках, обозначаются термином «тюрк», т.е. «турок». Отсюда и названия народов – казахские, узбекские, татарские и др. «турки».

3. Коммерсантъ-daily. 03.11.1992.

4. Пантюркизм живет и побеждает // nomad.su. 19.09.2006. – URL:.№mad.su/?a=3-200609190106 (дата обращения: 03.06.2022).

5. Ногайцы проживают на территории Ставропольского края, Чеченской республики, Дагестана и на севере Крыма.

6. Россия имеет с Казахстаном самую протяженную границу и не только // zen.yandex.ru. Xander Analytics. 16.01.2021 г. – URL: zen.yandex.ru/media/xander_analytics/rossiia-imeet-s-kazahstanom-samuiu-protiajennuiu-granicu-i-ne-tolko-6001122ddc0ac42b28dd5b75 (дата обращения: 11.05.2022).

7. В Алматы задержан Арман Джумагельдиев // Tengrinews.kz. Новости Казахстана. 07.01.2022. –t.me/tengrinews/8713 (дата обращения: 02.04.2022).


Литература

Апхаидзе Ш. Криминальный Туран: миф или реальность? // News Front. 26.09.2021. – URL: news-front.info/2021/09/26/kriminalnyy-turan-mif-ili-realnost/?utm_source=yandex.ru&utm_medium=organic&utm_campaign=yandex.ru&utm_referrer=yandex.ru (дата обращения: 02.03.2022).

Байгарин М. Международной Тюркской академии – 10 лет // inform.kz. 25.05.2020. – URL: inform.kz/ru/mezhdunarodnoy-tyurkskoy-akademii-10-let_a3653623 (дата обращения: 11.05.2022).

Бунт в Казахстане. Роль британских спецслужб // Политнавигатор. 15.01.2022 г. – URL: cont.ws/@politnavigator/2182535 (дата обращения: 02.04.2022).

Гюлен Ф. «Зана и ее друзья должны принести извинения». Интервью Ф. Гюлена газете «Миллиет» // fgulen.com. 13.01.2005. – URL: fgulen.com/ru/press-room-ru/interview-ru/fethullah-gulen-interview-fethullah-gulen-newspaper-milliyet/zana-and-her-friends-must-apologize (дата обращения: 03.06.2022).

Иванов А. Уйгур по прозвищу «Китаец» может дать интереснейшие показания // zavtra.ru 09.01.2022. – URL: zavtra.ru/events/ujgur_po_prozvishu_kitaetc_mozhet_dat_interesnejshie_pokazaniya (дата обращения: 03.04.2022).

Кармазин И. Соседский союз: для чего Эрдоган приехал в отвоеванную часть Карабаха // Известия. 18.06.2021. – URL: iz.ru/1180148/igor-karmazin/sosedskii-soiuz-dlia-chego-erdogan-priekhal-v-otvoevannuiu-chast-karabakha (дата обращения: 07.04.2022).

Катасонов В. Иностранный капитал в Казахстане // Фонд стратегической культуры. 12.01.2022. – URL: fondsk.ru/news/2022/01/12/inostrannyj-kapital-v-kazahstane-55302.html (дата обращения: 20.02.2022).

Кондакчян Р.П. Внутренняя политика Турции в годы второй мировой войны. Ереван. 1978.

Малышев В. Куда тянутся нити заговора в Казахстане // Фонд стратегической культуры. 14.01.2022. – URL: fondsk.ru/news/2022/01/12/kuda-tanutsja-niti-zagovora-v-kazahstane-55307.html (дата обращения: 03.04.2022).

Молодюк К.В. Государство и рынок электроэнергии. – URL: itexts.net/avtor-konstantin-molodyuk/317719-gosudarstvo-i-rynok-elektroenergii-konstantin-molodyuk/read/page-2.html (дата обращения: 11.05.2022).

Надеин-Раевский В., Сковорода В. Бизнес без зеленого знамени // Интербизнес/Деловые люди. М. Апрель, 1992. № 4(22).

Нефедов Д. Турция и события в Казахстане: в поисках модели реагирования // Военно-политическая аналитика. 26.01.2022. – URL: vpoanalytics.com/2022/01/26/turtsiya-i-sobytiya-v-kazahstane-v-poiskah-modeli-reagirovaniya/ (дата обращения: 07.04.2022 г.)

Плотников Д. Поговорите тут. Языковые патрули, тюрьма и гонения: как в Казахстане притесняют русских? // lenta.ru. 20.08.2021. – URL: lenta.ru/articles/2021/08/20/kz_rus/?from=feed&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr (дата обращения: 20.02.2022)

Система образования в Туркменистане: интересные подробности // Central Asia Monitor. 11.08.2016. – URL: camonitor.kz/24828-sistema-obrazovaniya-v-turkmenistane-interesnye-podrobnosti.html (дата обращения: 25.05.2022 г.).

Стативкина А. Задержание экс-главы КНБ Масимова – новые подробности // zakon.kz. 10.03.2022. – URL: zakon.kz/6008933-zaderzhanie-eks-glavy-knb-masimova-novye-podrobnosti.html (дата обращения: 03.04.2022).

Что известно о бывшем главе спецслужбы Казахстана, которого обвиняют в госизмене? // kun.uz. 08.01.2022. – URL: kun.uz/ru/news/2022/01/08/chto-izvestno-o-byvshem-glave-spetsslujby-kazaxstana-kotorogo-obvinyayut-v-gosizmene (дата обращения: 03.04.2022).

Шесть принципов кемализма // Турецкий клуб МГИМО. – URL: mgimotc.ucoz.ru/stuff/politicheskaja_sistema_turcii/politicheskaja_sistema/shest_principov_kemalizma_ikh_osnovnoe_politicheskoe_i_socialnoe_soderzhanie/4-1-0-29 (дата обращения: 03.06.2022).

Ankara defends foreign policy // UPI. 08.01.2010. – URL: upi.com/Top_News/Special/2010/01/08/Ankara-defends-foreign-policy/UPI-22451262978653/ (date of access: 03.06.2022).

Boswell J. Exclusive: Hunter Biden tried to broker a $120million oil deal between Chinese energy firm now under US sanctions and former Kazakhstan prime minister who has been accused of treason in hopes of pocketing a fortune, laptop emails reveal // Daily Mail Online. 08.02.2022. – URL: dailymail.co.uk/news/article-10465061/Hunter-Biden-tried-broker-oil-deal-Chinese-firm-ex-Kazakh-prime-minister-emails-show.html (date of access: 03.04.2022).

Kurtulus B. Cooperation in the Fields of Education and Science Between Turkey and the Turkish Republics. // Eurasian Studies. Ankara. № 17. Spring – Summer 2000.


Читайте также на нашем портале:

«История пантюркизма и его современные сторонники. Часть 1. Пантюркизм: основные вехи истории» Виктор Надеин-Раевский

«Крымский аспект российско-турецких отношений: факторы «мягкой и жесткой силы»» Александр Ирхин, Наталья Демешко

«Стратегии национально-гражданской консолидации: опыт Турции» Ирина Кудряшова

«Радикальные исламисты Турции» Антон Разливаев

«Мусульманское образование в России: состояние, проблемы и перспективы на Северном Кавказе» Игорь Добаев


Опубликовано на портале 05/06/2022



Мнения авторов статей могут не совпадать с мнением редакции

[ Главная ] [ Карта портала ] [ Поиск ] [ Наши авторы ] [ Новости Центра ] [ Журнал ] [ Обратная связь ]
Все права защищены © "Перспективы", "Фонд исторической перспективы", авторы материалов, 2011, если не обозначено иное.
При частичной или полной перепечатке материалов ссылка на портал "Перспективы" обязательна.
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № №ФС77-61061 от 5 марта 2015 г.

Яндекс.Метрика